Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Большая семья прабабушки Кристоферы

Большая семья прабабушки Кристоферы
Большая семья прабабушки Кристоферы

К числу самых распространенных, самых традиционных кличек животных, бесспорно, следует отнести коровью кличку Буренка. Этимология этого слова очевидна: как еще, не мудрствуя, назвать бурую, красно-рыжую телку? Постепенно это слово потеряло изначальный смысл, и буренками стали звать на Руси коров любой масти.

Просматривая государственные племенные книги Латвийской ССР, ни одной Буренки мы не встретили. Имена зарегистрированных там коров звучали торжественно и официально: Белла ЛБ 46601, или Даугава ЛБ 36245, или Диана ЛБ 41492. Еще более звучными были клички быков: Тигрис-Улисс, Уллор-Рекс, Атом-Грестис.

Между тем если где коровы и заслуживают безоговорочно клички Буренка, так это в Латвии. Пересекая республику в поезде или автобусе, то и дело видишь за окном стада крепких упитанных коров. И все они как одна бурые. Эта порода, чистота которой - предмет особой заботы животноводов республики, так и называется: бурая латвийская, или Latvijas brûnâ.

Чтобы покончить с субъективными впечатлениями, следует упомянуть еще об удивительно вкусном и густом молоке, о пахнущей свежескошенной травой сметане, в которой стоит ложка, о неописуемом вкусе взбитых сливок, которые подают в кафе Риги, Елгавы, Сигулды, Вентспилса.

Теперь данные объективные. Бурая латвийская порода составляет 99,4% республиканского стада. Отличается она высокими удоями (в среднем на одну занесенную в племенные книги корову 3,5-4 тонны молока в год жирностью 4,1-4,3%), неприхотливостью, долголетием. За последние годы более 200 тысяч бурых коров и быков перевезены из Латвии в другие наши республики, а также в Болгарию, Румынию, Чехословакию.

Сколько коров можно увидеть одновременно? Сотню? Тысячу? Две тысячи? Наверное, в одном стаде больше просто не бывает.

Нам повезло. Мы увидели за один раз все республиканское стадо - полмиллиона голов (1986 г.). Это случилось близ Сигулды, на хуторе Калниабейтес, где размещается Аналитическая станция по племенной работе Латвийского научно-исследовательского института животноводства и ветеринарии.

Полумиллионное стадо было аккуратно уложено в стандартные библиографические ящики, которые занимали одну стенку небольшой комнаты. Сотрудники станции извлекали из ящиков "дело" нужной коровы (перфокарты, бумажные ленты с цифрами) и засыпали окружающих цифрами и фактами из ее жизни. Здесь были и вес, и рост, и удои за прошлый и позапрошлый годы, и состояние здоровья, и форма вымени, и жирность молока.

А живых коров на станции повидать не удалось. Не было здесь также никаких атрибутов практического животноводческого учреждения - кормов, электродоилок, бидонов с молоком. Зато была скромная, со вкусом подобранная конторская мебель, старинные фонари и подсвечники, чеканные барельефы и витражи с пастбищами и массивными головами быков.

Особого упоминания заслуживает одна деталь интерьера - большой многоцветный диск на стене, похожий на гигантский фотоэкспонометр. Старший зоотехник станции кандидат сельскохозяйственных наук Рудольф Александрович Фолкманис назвал кличку некой знаменитой коровы, выполнил с помощью диска ряд несложных манипуляций и стал быстро перечислять ее предков как по материнской, так и по отцовской линии. Через несколько минут сослуживцы перебили Рудольфа Александровича и, как потом объяснили, сделали это своевременно. Дело в том, что по упомянутому диску - своего рода генеалогической номограмме (она вывешена здесь специально для гостей), а еще точнее - по книгам, которые подготовили ученые Аналитической станции, можно проследить предков каждой латвийской коровы до 16-го, а то и до 22-го колена. А это ни много ни мало около 60 тысяч почивших и ныне здравствующих быков и коров. Но вот что интересно: любая ветвь генеалогического древа приводит к одной и той же легендарной корове Кристофере IV, жившей лет сто назад.

Когда мы убедились в этом, возник вполне естественный вопрос: кому нужна коровья генеалогия? И каково назначение картотеки?

По свидетельству историков, человек уже по меньшей мере 9 тысяч лет живет бок о бок с коровой. И все это время он сочетает, с одной стороны, потребительское, а с другой - трогательно-сентиментальное отношение к домашнему животному, к корове-кормилице: "Уж как я свою коровушку люблю..."

Похоже, время сантиментов безвозвратно прошло: в пору интенсивного животноводства - автоматического кормления, электрического доения и искусственного осеменения - у одной доярки столько буренушек, что многих из них она просто не знает "в лицо". Получение мяса и молока становится таким же индустриальным процессом, как получение яиц и курятины на птицефабриках. В этих условиях особое значение приобретает контроль за стадом и за каждой коровой, учет продуктивности, кормоотдачи. Снизился удой, упала жирность молока - как ни жалко корову, ее надо выбраковывать из стада, У производителя неважное потомство - его тоже нет смысла оставлять на племенной станции.

"Держать в хозяйстве животное, которое дает тысячу литров молока в год, непозволительная роскошь, - говорит директор станции доктор сельскохозяйственных наук Андрей Андреевич Цалитис. - Что это за священные коровы? Мы должны использовать все возможности животных, как на заводах используют возможности токарных станков, прокатных станов, мартенов. Поэтому мы просто обязаны знать технические возможности каждой коровы".

Надо сказать, что в Латвии и племенное дело, и учет производительности издавна поставлены хорошо. За многие десятилетия в республике сложился институт контроль-ассистентов - специально подготовленных

работников, которые на местах кропотливо и добросовестно собирают сведения о каждом шаге каждой коровы. Казалось бы, остается только эти сведения разумно использовать. Но это далеко не просто.

Во-первых, по традиции колхозное или совхозное стадо характеризуется огромным количеством показателей - их около 1500. Надо ли говорить, что рядовой зоотехник или ветеринар тонет в море цифр?

Во-вторых, добросовестно собранные сведения не всегда оказываются объективными. В зависимости от условий содержания хорошая корова может дать за год продукции и на 200, и на 2200 рублей. Нередко продуктивность, которую фиксируют контроль-ассистенты на местах, связана со случайными причинами, например с работой той или иной доярки, а не с генотипическими особенностями животных. Сколько было случаев, когда прекрасные элитные коровы попадали в плохие руки, резко снижали удои, и таких коров выбраковывали. В общем, подобный учет приносит порой больше вреда, чем пользы.

Начиная с 1965 г. Аналитическая племенная станция в Сигулде стала собирать составленные по специальной форме рапортички контроль-ассистентов со всей республики и обрабатывать эти отчеты сначала на счетно-аналитических, а потом и на электронно-вычислительных машинах. Машинный учет позволил сделать то, что было не под силу самым опытным селекционерам: на каждую корову, на каждый год ее жизни были заведены отдельные перфокарты, где указаны экстерьер животного, продуктивность, подробнейшая родословная, оценка вымени в баллах, легкость доения - тоже в баллах, перенесенные болезни, жирность молока и многое, многое другое. Так возникла картотека, о которой уже сказано.

Но это не все. Машины позволили выполнить самые разнообразные статистические анализы каждого стада, дать такие сведения о колхозных и совхозных коровах, о которых зоотехники на местах прежде не могли и мечтать.

Потомство одного производителя, или, как говорят селекционеры, дочери быка (дочерей при искусственном осеменении у одного быка может быть до 70 тысяч), рассеяны по разным стадам, фермам, колхозам и совхозам. Сопоставить продуктивность сестер обычными методами очень хлопотно. С помощью же ЭВМ ничего не стоит составить специальную ведомость на все потомство каждого быка. И сразу же становится ясно, где дочери дают больше молока, телят, меньше болеют, Деловом, где им живется лучше, где за ними хорошо и умело ухаживают. Или другая статистическая сводка, так называемый анализ по сверстницам - сравнение дочерей разных быков. Она позволяет сделать вывод о преимуществах и недостатках отцов-производителей.

"Мы в глаза не видим стада, - говорит А. А. Цалитис, - а знаем о каждой корове больше, чем доярки, зоотехники и ветврачи, которые с животными работают".

Нормальная корова должна впервые отелиться, когда ей исполнится 24-25 месяцев. Каждый потерянный месяц приносит ощутимый убыток - 10 рублей и 250 килограммов молока на одну корову. Это хорошо известно зоотехникам. И все же сроки не всегда выдерживаются, бывает, запаздывают с осеменением животных, бывает, осеменяют неудачно. Электронный контроль бесстрастно фиксирует промахи (в виде списков телок, которые перешагнули двухлетний возраст) и сообщает руководителям хозяйств, во сколько эти промахи обошлись. Многим колхозам и совхозам пришлось подтянуться. В среднем по республике возраст первотелок сократился на полтора месяца, что дало годовой экономический эффект 700 тысяч рублей и 15 тысяч тонн молока.

Другой пример. На сигулдской станции анализируют причины, по которым коровы выбраковываются из стада. Если это делается в основном из-за низкой продуктивности животных, значит, зоотехники и ветеринары сработают хорошо, своевременно выявляют нерентабельных в молочном хозяйстве коров. Если же главная причина отсева - травмы и болезни, значит, животноводы работают неважно, квалификация их невысока.

Электронные донесения не всегда приятны руководителям хозяйств. И все же уже несколько лет все хозяйства Латвии заключают с сигулдской станцией ежегодные договоры на анализ и статистическую обработку сведений из жизни коров. Платят они за это гроши - 10-16 копеек с коровьей головы, а получают большую прибыль. Зачем иначе тратить деньги, пусть и копейки?

Будем считать, что на вопрос: зачем нужно стадо в библиографических ящиках, мы ответили.

Остался открытым пока вопрос о родословных.

В начале 30-х годов один латышский крестьянин нанял грузовик, загнал в кузов свою Буренку и повез ее через всю Латвию на свидание с быком, о котором имелись самые лестные отзывы. Сохранилась фотография, зафиксировавшая старт этого необычного путешествия. Еще лет двадцать назад латвийские селекционеры использовали ее для пропаганды искусственного осеменения.

Сегодня, чтобы заполучить племенного производителя, не нужно выводить корову за ворота фермы. Семя лучших быков-красавцев класса элита-рекорд консервируется при температуре жидкого азота и в любой момент может быть использовано по назначению. В республике создан банк семени выдающихся производителей, в нем свыше миллиона доз.

Теперь понятно, почему так важно знать родословную каждого животного, которое оставлено на племя. Не зная происхождения быков и коров, можно по ошибке скрестить близких родственников, а инбридинг - тесное внутриродственное скрещивание ухудшает породу: появляется слабое, малопроизводительное потомство. Но этим не исчерпывается значение коровьей генеалогии.

"Судьба телок и бычков разная, - напоминает заведующий селекционной группой сигулдской станции кандидат биологических наук Зиедонис Альфредович Грислис. - Почти все телки, кроме зоотехнического брака, вливаются в молочное стадо, а представители сильного пола обречены уже при рождении. Оставляют лишь самых лучших бычков, потенциальных производителей. Но как их выбрать? По экстерьеру? Этот критерий ненадежен. Иной красавец дает худосочных дочерей, от которых хозяйствам один убыток. Нам приходится отбирать бычков для племенных станций, оглядываясь на их предков, особенно на матерей. Если у них были высокие удои, жирное молоко, скорее всего внучки тоже не подведут. А нередко есть смысл заглядывать в прошлое еще глубже. Мы же имеем возможность учесть всех предков. Для этого достаточно посмотреть на бирку, которая висит на ухе животного, и заглянуть в генеалогическую структуру".

В общем, латвийские селекционеры занимаются коровьей генеалогией вовсе не из суетного снобизма. Уверенная ориентация в сложных отношениях огромной семьи прабабушки Кристоферы позволяет им вески научную и селекционную работу на прочном фундаменте, получать больше мяса и молока.

Изучение генеалогии - далеко не пассивная работа. За последние годы в Латвии по старым документам тщательно проверили родословные тысяч производителей, чьи родовитость и плодовитость вызывали подозрения. В самых сомнительных случаях прибегали к анализу крови. У многих группы крови не совпали с группами крови предполагаемых предков и ныне здравствующих родственников (совпадение было бы надежным свидетельством родства), не соответствовали записям в племенных книгах и не свидетельствовали о древности рода.

Таких быков перестали использовать на станциях искусственного осеменения. Говорят, что это предупредило появление в стаде 250 тысяч дойных коров неизвестного происхождения.

Помните, мы говорили о 1500 параметрах, характеризующих молочное стадо и применяемых в животноводстве для учета и планирования? Сотрудники сигулдской станции в порядке эксперимента предложили выбрать из этих параметров 120 самых важных и всю дальнейшую работу вести, опираясь только на них. Эксперимент, поставленный в Огрском районе Латвии, стал первым этапом, первой очередью созданной в Латвии автоматизированной информационной системы "Селэкс" (селекционно-экономическая система). Впервые целая отрасль хозяйства республики, притом одна из важнейших, стала объектом самого современного способа управления. Заметим, что автоматическая система охватывает не просто несколько десятков хозяйств, а полмиллиона самостоятельных предприятий - именно так следует рассматривать каждую корову с ее ярко выраженной биологической и производственной индивидуальностью.

Ежемесячно ЭВМ обрабатывает донесения контроль-ассистентов Огрского района и выдает управляющие и информирующие сигналы: отчеты по району в Целом, по каждому хозяйству и стаду. Зоотехники получают списки, где указаны продуктивность коров, их распределение по классам и прогноз их удоев на ближайшее время. В других списках перечисляются животные, сбавившие удои. В соответствующих ведомостях поименно названы стельные коровы, осемененные коровы, которых нужно обследовать на стельность, неудачно осемененные коровы, которых нужно записать на прием к ветврачу. Есть отдельные списки дочерей каждого быка с записью удоев и жирности. Есть таблицы первотелок и перечни коров, заканчивающих свою жизнь в стаде. В специальных таблицах перечислены животные с затянувшимся сервис-периодом (время от отела до следующего осеменения) или сухостоем (период перед отелом, когда корова не дает молока). Словом, все, что должны знать животноводы о своих подопечных, разложено по полочкам - спискам, таблицам, колонкам.

Понятно, что сами по себе списки и таблицы не воздействуют на животноводческую технологию, электрические сигналы не бегут по проводам от ЭВМ к каждой корове. Но списки и таблицы служат для зоотехников сигналами, подробнейшей программой оптимальной деятельности на ближайший месяц.

В основе системы "Селэкс" - тщательно продуманный, точный, лаконичный документ. В АСУ он приобретает особую силу: предметом научного исследования становится и форма учетных бланков, и даже число копий. Во многих хозяйствах страны по сию пору факт рождения теленка фиксируется несколько раз: ветврачом, зоотехником, дояркой, бухгалтером, контроль-ассистентом. Все это нужно. Но оформление документов отнимает у животноводов половину рабочего времени.

Учет в системе "Селэкс" прост: каждое событие - осеменение, отел, выбраковка из стада - фиксируется один раз. И этот акт служит одновременно и для учета стада, и для ветеринарных целей, и для начисления зарплаты зоотехникам, дояркам, техникам-осеменителям. Сила современного, составленного по науке документа достаточно наглядна: почти на 20% сократился обслуживающий персонал на фермах и племенных станциях.

Но и этим не ограничивается значение системы. С помощью многочисленных статистических разрезов она позволяет выявить узкие места в животноводстве, вскрыть резервы. Автоматическая система ляжет в основу планов и прогнозов по производству мяса и молока, а значит, по загруженности мясных комбинатов и молокозаводов, а значит, и по обороту торговли. Наконец, она станет первым звеном единой всесоюзной автоматизированной системы информации о молочном животноводстве, в которой будут учтены все наши буренки независимо от их масти.

Как мы помним, опытная проверка "Селэкса" была начата в хозяйствах одного района Латвии - Огрского. В 1972 году систему внедрили в пяти районах республики и в подмосковном молочном комплексе "Щапово". В 1978 году ею были охвачены все 650 хозяйств республики с поголовьем 530 тысяч коров и нетелей. В том же году создатели "Селэкса" были удостоены премии Совета Министров СССР.

В 1979 году министр сельского хозяйства СССР и начальник ЦСУ СССР подписали совместный приказ о распространении системы, успешно прошедшей массовые производственные испытания, по всей стране. Сейчас "Сэлекс" внедряется в 9 республиках и 50 областях - от Молдавии до Амура, от Ладоги до Таджикистана.

Прямой экономический эффект от использования системы составляет 5 рублей на корову в год, с учетом же прироста животноводческой продукции (молока и мяса) - он втрое больше. По одному лишь латвийскому стаду годовой эффект достиг 6,3 миллиона рублей.

По оценке А. А. Цалитиса, система позволяет на 40-60% сократить трудозатраты по зоотехническому и племенному учету и более чем на 10% увеличить производство мяса и молока в любом колхозе и совхозе. Или, как минимум, навести в хозяйстве порядок и укрепить дисциплину. Следуя точным программам, которые "Селэкс" передает в животноводческие хозяйства, животноводы стали выполнять каждую технологическую операцию в оптимальные сроки, в оптимальных условиях. Здесь необходимо сделать важную оговорку.

Порою мы слишком вольно пользуемся словом "оптимально", иной раз даже подменяем им простые житейские "хорошо" и "вовремя"; уже говорят, например, о наиболее и наименее оптимальных сроках того или иного дела. Не бывает их, более или менее оптимальных, как не бывает (помните?) второй свежести. Ибо optimum - это экстремальная точка (точка!) на кривой выгодности, эффективности, пользы.

В животноводческих технологиях множество таких Точек. "Селэкс" в каждом случае выявляет свою и показывает ее животноводам. Если же они, животноводы, следуют рекомендациям системы, то, естественно, попадают в оптимальную точку - точку наивысшей эффективности, наибольшей пользы для дела. Отсюда и выигрыш.

Латвийские животноводы постоянно улучшают республиканское стадо, стремятся повысить продуктивность бурой латвийской породы. От их селекционной работы зависят успехи племенного дела и в других республиках: ежегодно из Латвии вывозят около 30 тысяч коров и быков, втрое больше, чем экспортируют традиционные поставщики племенного скота на мировой рынок - Швеция, Голландия и Дания, вместе взятые.

Примерно 95% современной селекционной работы - это накопление, хранение и переработка информации. И здесь без ЭВМ поиски оптимума - не что иное, как блуждание в потемках. Для улучшения породы можно на глазок выбирать хороших производителей, и при умении и старании это даст неплохие результаты, поскольку работа ведется "более или менее" оптимально. "Селэкс" же находит истинно оптимальные меры для улучшения стада. Именно машинный анализ и отбор производителей по продуктивности их многочисленного потомства и позволили накопить свыше миллиона замороженных в жидком азоте доз семени наилучших быков, дочери которых дают за лактацию на 150 килограммов молока больше, чем их сверстницы.

В определенный период, даже момент корову нужно как можно быстрее осеменить - это азбука зоотехнологии. Оптимальный срок - 12 часов. "Селэкс" снабжает хозяйства списками животных, подлежащих осеменению, дает точное расписание процедуры для каждой коровы. Если расписание выполнено, ферма оказывается на пике эффективности по этой технологии.

С точки зрения животноводства, коровья юность - истинный клубок противоречий. Мы уже говорили, что телке полагается впервые отелиться в возрасте 24-25 месяцев, иначе она слишком поздно включится в производство молока и даст его за свою жизнь меньше, чем могла бы. С другой стороны, молодые коровы не так продуктивны, как взрослые. За каким же показателем гнаться, какой показатель важнее - выход телят на сотню коров и ранние отелы или продуктивность в первую лактацию? "Селэкс" сообщает своим клиентам, сколько молока недополучает хозяйство из-за "почти" оптимальной, подобранной на глазок технологии, и указывает выгоднейшую точку на многомерной диаграмме факторов.

Примеры можно продолжить. Однако ограничимся тремя. И добавим, что в некоторых хозяйствах республики на фермах уже есть системы, на дисплеи которых "Селэкс" по запросу зоотехника в считанные секунды выводит все мыслимые сведения о любой корове. И специалист современного агропромышленного массового производства знает о каждой из своих сотен подопечных больше, чем знала прежде доярка о двух-трех своих буренках.

В повести Фазиля Искандера "Созвездие Козлотура" хитроватый председатель абхазского колхоза говорил: "Интересное начинание, но не для нашего климата". Таким образом он отмахивался от нелепой козлотуризации своего крепкого чаеводческого хозяйства. К сожалению, бывает так, что руководители колхозов и совхозов, прекрасно осведомленные о достоинствах "Селэкса" и выигрыше, который сулят современные методы управления животноводством, всеми правдами и неправдами пытаются уклониться от внедрения новинки у себя. На то есть две причины: одна из них веская, вторая - явно неуважительная.

Мы уже говорили, что одно из главных преимуществ "Селэкса" - предельная лаконичность отчетности: сейчас достаточно ввести в систему лишь 50 показателей, чтобы узнать о стаде все, что нужно для оптимальной работы. Однако в некоторых республиках и областях, внедряя прогрессивную информационную систему, не спешат ликвидировать прежнюю форму первичного зоотехнического учета с ее 1500 пунктами. Если она сохраняется, то кому будет охота взваливать на себя дополнительную обузу? Даже такие передовые хозяйства, как колхоз "Политотдел" в Узбекистане, ни минуты не сомневаясь, что "Селэкс" - дело хорошее и нужное, потихоньку сворачивают уже налаженные связи с вычислительными центрами. Интересное начинание, но не для нашего климата...

Вторая причина неуважительная. Проглотив всего 50 показателей, "Селэкс" снабжает хозяйство руководством к безошибочному действию, и точным прогнозом, сколько молока и мяса способно дать колхозное стадо, если правильно с ним работать. "Руководители колхозов и совхозов побаиваются показывать районному начальству свои возможности и скрытые резервы, - говорят сотрудники Аналитической станции на хуторе Калниабейтес. - Кому хочется оказаться голым в лучах такого мощного прожектора, как наша система?" По точным оценкам Латвийского НИИ животноводства и ветеринарии, в любом стаде в республике от каждой коровы можно надоить в среднем по 4 тысячи килограммов молока. Пока же генетический потенциал животных используется только на 60%. Это известно, но надо иметь мужество, чтобы публично признать, сколько твое хозяйство недополучило и потому недодало стране молока и мяса.

Обе причины, безусловно, временные. Первую устранят государственные органы, ответственные за организацию и планирование животноводства, вторая отпадет сама собой: "Селэкс" хорош для любого климата.

Однако вернемся в вестибюль Аналитической станции по племенной работе, к многоцветным диаграммам с мигающими лампочками и стрелками. Одна из диаграмм повествует о дальнейших шагах системы.

Конечная задача животноводства - получить как можно больше молока и мяса высокого качества. Что нужно для ее решения? Конечно, прежде всего скот, стада. И еще корма в нужном количестве, нужного качества. И определенные условия эксплуатации: современная технология, современные сооружения и оборудование, хорошо подготовленные кадры. Таковы основные факторы, от которых зависит продуктивность животноводства. Кстати говоря, главный фактор - стадо также можно дифференцировать. Качество скота зависит от селекционно-генетической работы, условий воспроизводства (то есть от работы по искусственному осеменению), от использования достижений зоотехнологии и от здоровья животных.

Пока реализованы лишь две подсистемы - селекции и воспроизводства. Предстоит завязать в тугой узел электронного учета и обработки данных и остальные факторы, иначе на истинный оптимум животноводства, на пик эффективности не выйти.

Сейчас завершается подготовка к пуску подсистемы "Ветеринария". Разработан специальный листок ветеринара, который и будет вводиться в ЭВМ. В этом листке отражен каждый шаг ветеринара: чем он занимался в течение рабочего дня, сколько нанес визитов, сколько принял пациентов, какие диагнозы поставил, какие принял меры, какие использовал медикаменты (между прочим, сейчас в ходу около 7 тысяч ветеринарных препаратов), сколько животных исцелил и сколько потерпел профессиональных неудач. Машина проанализирует деятельность ветеринаров, обобщит ее и выдаст полные списки животных, которых надлежит вакцинировать или обследовать на мастит, у которых пора брать кровь на биохимический анализ и так далее. Заодно станет известно, сколько запасти медикаментов, какие методы лечения наиболее эффективны, как заболевания животных связаны с их содержанием и доением, как они влияют на продуктивность коров и сроки их жизни в стаде. Нетрудно заметить, что подсистема ветеринарии смыкается с селекционной и технологической подсистемами.

Так шаг за шагом машинным анализом будут охвачены все факторы, от которых зависит продуктивность крупного рогатого скота. Но почти во всех хозяйствах, помимо коров, есть еще свиньи, птица, лошади, овцы. Для конечного результата важно и то, сколько продукции дадут они. И вот в систему уже вводятся данные о свиньях. Подход тот же, что и к коровьему стаду: индивидуальный контроль за племенным использованием каждой дородной свиноматки, могучих хряков 'и юных поросят - ремонтного молодняка. Пройдет время, и вся эта информация вольется в единую животноводческую систему, создание которой началось с построения генеалогического древа, восходящего к легендарной прабабушке Кристофере.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'