Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Власть монополий

Крупнейшим магнатом в области производства и распространения массовой информации является в настоящее время канадский мультимиллионер Рой Томсон. Контролируемая им гигантская международная корпорация "Томсон организейшн" владеет газетами и издательствами во многих странах мира. Ежегодно Томсон расширяет свою "империю", скупая все новые и новые органы печати. Характерным в этом отношении был, например, 1967 год. Именно тогда он купил у лордов

Асторов лондонскую газету "Таймс", приобрел за 72 миллиона долларов 12 ежедневных газет, издаваемых в различных штатах США. Сейчас монополист Томсон распространяет свою власть на 169 газет, 15 радиостанций и 16 телецентров в Канаде, Англии, США, Пакистане, Либерии, Нигерии и других странах. Международные монополии, подобно "Томсон организейшн", дополняются национальными монополиями в сфере средств массовой информации. Среди владельцев последних, пожалуй, наиболее одиозной фигурой является западногерманский король прессы Аксель Шпрингер. Ни в одной капиталистической стране нет издателя, который бы держал под своим контролем такой же процент национальных органов печати, как Шпрингер. Ведь он контролирует 90 процентов тиража надрегиональных (то есть распространяемых не в отдельных провинциях, а по всей территории ФРГ) и четыре пятых тиража воскресных газет, а также 70 процентов ежедневного тиража газет Западного Берлина. Газеты и журналы концерна выходят разовым тиражом 20 миллионов экземпляров. Махровый реакционер Шпрингер использует принадлежащие ему средства массовой информации для проведения антидемократической политики. Засилье Шпрингера встречает отпор прогрессивных немецких кругов, особенно представителей молодого поколения. Протест молодежи против "шпрингеровщины" повлиял и на старшее поколение. Вопрос об экспроприации средств массовой информации у этого монополиста все чаще ставится в общественно-политических кругах ФРГ. Это сам по себе знаменательный факт. Сегодня уже многие понимают, что концентрация власти над органами прессы у одного человека (или группы лиц) ставит под угрозу демократизацию общественной жизни даже в рамках буржуазного строя.

Профессор Мичиганского университета У. Фаунс в своей книге "Проблемы индустриального общества" так описывает ситуацию в области массового общения в США: "Контроль над информационной индустрией, которая играет решающую роль в формировании общественного мнения и вкусов широких слоев населения в массовом обществе, концентрируется у небольшого числа фирм. Лишь немногие из городов имеют больше чем одну газету, и большинство газет входят в цепи, охватывающие всю страну. В телевидении господствуют три, в радио - четыре, кинопромышленности - пять главных компаний". Действительно, в США примерно 150-цепным монополиям (так называются монополии, которые владеют средствами информации в разных городах страны) принадлежит более половины всех ежедневных газет"*. В 1968 году три крупнейшие американские телевизионные корпорации - "Коламбиа брод-кастинг систем", "Нэшнл бродкастинг компани", "Америкен бродкастинг компани" и пятнадцать принадлежащих им станций получили более половины доходов всей телевизионной индустрии. "Киты" информационной индустрии, в свою очередь, являются лишь частями более мощных монополий. Например, "Нэшнл бродка-стинг компани", которая располагает радио- и телевизионными станциями практически во всех крупных американских городах, является собственностью гиганта электронной промышленности "Радиокорпорация Америки", капитал которой превышает два миллиарда долларов.

* (Среди них самыми крупными являются концерны Херста и Ньюхауза, синдикаты "Скриппс-Говард", "Копли пресс", "Ганнет ньюспейперс", "Риддер пабликейшнс", "Ли ньюспей-перс".)

По свидетельству официальной брошюры "Британская пресса", выпущенной в 1971 году, сейчас в Англии ведущие позиции в газетной индустрии занимают шесть концернов и два "чисто" газетных треста. Среди них концерн "Ассошиэйтед пресс" (контролируется лордом, Ротемиром, наследником английских магнатов Харм- сворсов) дает примерно 16 процентов всего тиража ежедневных газет Англии, "Бивербрук ньюспейперс" лорда Бивербрука - 15 процентов, "Интернэшнл паблишинг корпорейшн" - 25 процентов (на долю последнего приходится еще около половины тиража воскресных газет и почти весь выпуск массовых иллюстрированных журналов). Оценив мощь и влияние этих концернов, авторы изданной лейбористами брошюры "Кому принадлежит печать" резонно заметили: "Свобода печати все более превращается в свободу горстки мощных монополистов решать, что английская общественность должна читать, и не публиковать информацию, которую, по их мнению, она не должна читать".

Во Франции после освобождения страны от немецких оккупантов, когда в 1944 году были запрещены газеты, выходившие легально в годы оккупации (сотрудничавшие с фашистами или поддерживавшие профашистское правительство Виши), был заметен рост числа газет, отражавших взгляды самых различных групп населения. В этот период особенно ощущалась необходимость защитить новую рождающуюся прессу от использования ее в интересах наживы. "Печать не является орудием коммерческого дохода", - записала в "Проекте декларации о правах и задачах свободной печати" в начале 1944 года молодая Федерация французской печати. Увы, эти слова остались лишь благим пожеланием. Вскоре после окончания войны во Франции обнаружились присущие всем капиталистическим странам тенденции к концентрации и монополизации в области прессы. Более четверти всех французских газет (а их число превышает 110) контролируется сейчас трестом "Ашетт". Акционерный капитал центральной газетной компании треста "Либрери Ашетт" вырос с 11,25 миллиона новых франков в 1954 году до 58,55 миллиона в 1963 году. На сегодняшний день трест "Ашетт" является самым крупным издательским объединением в Европе с оборотом в 2 миллиарда 300 миллионов франков. Он оставил далеко позади себя "империю желтой прессы" Акселля Шпрингера с ее ежегодным миллиардным оборотом*. Кроме треста "Ашетт", на газетном рынке Франции господствуют группы Ж. Пруво, Э. Амори, Ф. Бегена, М. Дассо, М. Буссака, Д. Филиппачи.

* (Г. Н. Вачнадзе, Печать пятой республики, стр. 33 - 34.)

Процесс монополизации охватил не только развитые капиталистические страны Европы и Америки, но и Азии, Австралии. В современной Японии распространение печатной информации сконцентрировано в руках трех крупнейших издательских монополий - "Асахи", "Майнити" и "Иомиури". В руках этой тройки более половины всего тиража японских газет. Каждый из этих трех концернов издает по две ежедневные газеты - одну на японском и другую на английском языках, выпускает также журналы и книги.

В Австралии практически все средства массовой информации находятся под контролем четырех объединений: "Геральд энд уикли таймс лимитед", "Джон Пэйр-пэкс ассошиэйтед-ньюспейперз лимитед", "Миррор ньюспейперз-ньюс лимитед" и "Острэлиен консолидейтед пресс". Если примерно пятьдесят лет назад двадцатью шестью центральными изданиями ведали более двадцати издателей, то в настоящее время названная выше четверка держит под контролем все 16 главных газет страны, подавляющее большинство телевизионных и радиостанций. Да, ведущие газетно-издательские концерны капиталистических стран не довольствуются господствующим положением только в сфере печатной информации. Они захватывают также радио- и телестанции. Очень убедительно нарисовал картину "взаимомонополизации" американский сенатор Филипп Харт: "Крупные издатели журналов владеют средствами радио- и телевещания, и наоборот; они агрессивно проникают в сферу газет. Другие газетные корпорации вторгаются в область книгопечатания. Ряд компаний электронной промышленности, захватившие прочные позиции в вещательном бизнесе, приобретают также книжные издательства. Крупнейшие информационные агентства контролируются владельцами "цепей" или попросту принадлежат им. Тенденция совершенно ясна. Мы приближаемся - и притом довольно быстро - к такому времени, когда все средства массовой коммуникации будут сконцентрированы в руках относительно небольшого числа корпораций". Сенатор абсолютно прав. В США многие владельцы газет являются одновременно совладельцами телевизионных компаний и радиостанций (из тысячи крупнейших американских радиостанций более одной трети принадлежит газетным боссам). Английские компании, ведущие программы коммерческого телевидения, также широко субсидируются газетными владельцами. Короче говоря, монополизация в области какого-нибудь одного средства массовой информации вызывает цепную реакцию, которая имеет своей целью установление абсолютной монополии в обработке общественного мнения всеми существующими средствами массовой коммуникации. Характерно, что претендовать на получение такой монополии могут не просто собственники, а очень крупные собственники. В США для того, чтобы начать издание сравнительно небольшой газеты, нужно иметь 5 - 10 миллионов долларов, в ФРГ - 2 миллиона западногерманских марок, во Франции - от 20 до 30 миллионов новых франков. Свобода печати в мире капитала представляет свободу миллионерам навязывать свои взгляды. К каким последствиям это ведет, правдиво написал в своей книге "Остановите печать" американец Джордж Марион. Владельцы органов информации, отмечает он, "это бизнесмены, установившие монопольный контроль над механизмом печати. Управляя печатью как бизнесом, они превратили ее в монополию, в газетную монополию, внешне не отличавшуюся от стальной или мыловаренной монополии. И все же каким-то образом проявляется разница: на какой-то ступени процесса происходит неуловимое и невидимое химическое превращение. Как владельцы, издатели призвали на помощь принцип "свободного предпринимательства" с целью предотвратить всякое ограничение своего господства в газетной промышленности. Как издатели, эти же владельцы провозглашают тот же самый принцип под псевдонимом "свободы печати" с целью добиться совершенно противоположного права - права решать, что должны читать и, следовательно, думать десятки миллионов невладельцев. Их материальная монополия, - заключает Дж. Марион, - превратилась в психологическую монополию: их право на неограниченный контроль над своей собственностью превратилось в право на неограниченный, нерегулируемый и произвольный контроль над вашим и моим мышлением".

Жизнь убеждает, что в условиях капитализма никакое демократическое переустройство общества невозможно без ограничения монополий всякого рода, но особенно монополий в области средств информации, средств, которые формируют духовный мир подавляющего большинства членов общества. Эти средства должны быть поставлены под контроль самого общества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'