Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мощная индустрия

Сбор, обработка и распространение массовой информации является в современном мире развитой отраслью в сфере духовного производства. Причем для подавляющего большинства технически развитых стран характерен постоянный рост, так сказать, "производственных мощностей" газет, журналов, радио и телевидения. Растут и капиталовложения в сфере средств массового общения. Наибольшие темпы характерны для развития телевидения, прогрессирует ветеран информационной индустрии - газетное производство. Частые сообщения из-за рубежа о "смерти" газет порождают у широкой публики впечатление, что газеты и журналы вообще деградируют. Однако исчезновение многих газет и журналов - это результат совсем другого процесса - монополизации: там, где раньше были две-три газеты, "живет" только одна, но по тиражу она, как правило, превосходит прежние три, вместе взятые. Если же просмотреть тенденции газетного дела в целом, то рост производства печатной продукции несомненен. Возьмем, например, положение в США. Несмотря на то, что в период с 1952 по 1968 год количество ежедневных газет в этой стране сократилось почти на сорок, тираж их увеличился более чем на 13 миллионов (!) экземпляров*. Такая же картина наблюдается в других крупных капиталистических странах. Для краткости иллюстрируем это таблицей:

Таблица. Сокращение количества газет в странах
Таблица. Сокращение количества газет в странах

* (Данные (включая таблицу) даются по статистическому сборнику ЮНЕСКО за 1969 год.)

Продукция газетной индустрии растет благодаря увеличению численности рабочих и увеличению затрат на новое оборудование и различные технические новшества. Например, в американской газетной индустрии было занято в 1947 году около 248 тысяч человек, к 1970 году эта цифра увеличилась до 366 тысяч, то есть почти в полтора раза. Одновременно росли и расходы на оборудование и новые машины. Если в 1947 году они составляли в расчете на одного работающего 329 долларов, то в 1967 году достигли почти 800 долларов. Даже если учесть рост цен, прогресс в этой области весьма значителен. Норма прибыли средней американской газеты 14 процентов. Газетная индустрия - одна из самых процветающих в США. Все эти факты свидетельствуют, что в период обострившейся конкуренции (с появлением телевидения) средств массовой информации газеты успешно противостоят натиску голубого экрана. При этом они энергично опираются на достижения научно- технической революции (о чем более подробно мы поговорим в следующей главе). Зарубежные специалисты отмечают, что в сфере массового общения новая техника вводится прежде всего газетами. От газет не отстают и журналы. Они стали еще более красочными, к их оформлению привлекаются лучшие художники, для их печати используются последние новинки полиграфической техники. Заметим, что сейчас в США издается свыше 750 журналов - на 10 процентов больше, чем пять лет назад. Примечательно также и то, что они "уходят" из сферы массового общения и становятся специализированными изданиями по преимуществу. Сейчас в буржуазных странах выпускается великое множество журналов для любителей скачек, охоты и рыбной ловли, танцев, яхт, садоводства и прочее. Слой же журналов, предназначенных для самых широких слоев населения, становится все тоньше. Причины здесь экономического порядка. Средства массовой информации подключены к капиталистическому хозяйству посредством рекламы. Монополист, производящий определенную продукцию, рассматривает газеты, журналы, кино, радио и телевидение как средства, которые помогают реализации его продукции. Массовое общение используется для связи продавца и покупателя. Капиталист ищет такие каналы массовой информации, которые наиболее эффективно способствуют достижению определенной группы потенциальных покупателей. Американские специалисты заметили такой процесс. Если капиталисту нужна широкая по составу массовая аудитория для рекламы своей продукции, он предпочитает обращаться к услугам телевидения. Если его интересует какая-то определенная группа людей (например, фабриканта рыболовных принадлежностей - рыбаки), то он обращается к специализированным журналам. Популярные же журналы общего характера остаются вне рекламы и, следовательно, оказываются в менее выгодном экономическом положении. Ведь реклама - это солидный источник дохода подавляющего большинства буржуазных средств массовой информации.

Говоря о газетах, журналах, кино, радио и телевидении как индустрии, мы должны заметить, что капитализм придал ей свои специфические черты: массовая информация превращена в разновидность капиталистического товарного производства. Товаром стала площадь газетных колонок и журнальных столбцов, метры фильмов, минуты радио и телепередач. Этот товар пользуется на капиталистическом рынке большим спросом. Капиталист покупает его за большие деньги (минута эфирного времени стоит многие тысячи долларов), но это наиболее эффективный и дешевый способ обработки покупателей. Однажды какой-то дотошный западный эксперт подсчитал, что, если бы капиталисты рекламировали свои изделия, посылая личные письма тысячам и тысячам людей, это обошлось бы им гораздо дороже, чем покупка за громадные суммы места для рекламы в газете, на радио или телевидении.

Неизбежная при капитализме зависимость средств массовой информации от рекламы ведет к тому, что главным стимулом развития индустрии массового общения становится получение дохода от рекламодателей, которые преследуют свои узкокорыстные, частные интересы. Общественная природа средств массовой информации извращается в интересах господствующего класса. В последние годы все заметнее экономическая зависимость органов информации от рекламодателей. Доходы от рекламы на телевидении в США достигли огромной суммы в 3,4 миллиарда долларов в 1969 году. По данным английской "Файнэншнл таймс" доля рекламы в общих доходах прессы Великобритании колеблется от одной трети (для газет с массовым тиражом) до двух третей (для газет с более ограниченным тиражом). Есть все основания утверждать, что индустрия массовой информации в современном капиталистическом мире растет главным образом за счет средств, полученных от рекламы, и рост этот служит целям рекламы. Частный сектор рождает все новые и новые коммерческие радиостанции и телестудии, существование которых никак не связано с интересами всего общества, более того, противоречит им. Однако буржуазные теоретики пытаются затушевать процесс подчинения средств массовой информации меркантильным интересам монополистов. Они стремятся представить рекламодателей, пекущихся только о сбыте своих товаров, в качестве благодетелей, благодаря которым удовлетворяются важные нужды общества. В упоминавшейся нами американской хрестоматии по массовой коммуникации "Изображение, звук и общество" мы читаем: "Хотя императивы бизнеса в области кино и телевидения постоянно подвергаются едкой критике, мы должны признать, что без побудительного мотива прибыли не было бы прежде всего ни кинотеатров, ни телестудий. Именно коммерческий напор в американском вещании привел к тому, что сейчас более чем 54 миллиона американских семейств имеют, по крайней мере, один телевизор. Мы должны также признать, что та же самая экономическая инициатива обеспечила импульс для исследований и технических усовершенствований". Спору нет, частный капитал развивал и продолжает развивать средства массового общения. Капитал развивает средства массовой информации однобоко, преимущественно как механизм, стимулирующий потребление и отстаивающий корыстные интересы монополистов. Создавая у людей искусственные нужды в материальной и духовной сфере при помощи газет, кино, радио и телевидения, капитал неоправданно перенасыщает и саму сферу массового общения. Колоссальный объем информации в областях, не имеющих большого общественного значения, угнетает личность, задерживает духовное развитие людей. А это ведет к деградации всего общества. Частная собственность несовместима со средствами массовой информации, поскольку она не дает возможности развивать массовое общение в интересах всего общества. Законодательство буржуазных стран имеет, правда, ряд положений, которые провозглашают необходимость использования газет, кино, радио и телевидения в целях "общественного прогресса". Существуют даже специальные органы, которые должны контролировать частные средства массовой коммуникации. Но эффективность и законоположений и контрольных органов равна практически нулю. Ведь они направлены не против частной собственности в сфере массового общения, а для регулирования частнособственнической деятельности в данной сфере духовного производства. Возьмем для примера деятельность в области радиовещания американской Федеральной комиссии по коммуникации. Начиная с 1927 года гражданин США, обладающий соответствующим капиталом, мог обратиться в эту комиссию на право получения лицензии на открытие собственной радиостанции. Комиссия выдает такую лицензию, оставляя за собой право оценить работу новой радиостанции на основе ее "интереса, удобства или необходимости для публики". Это не мешает владельцам радиостанции (или телестудии - здесь порядок такой же) пускать в эфир такие программы, которые они считают необходимыми. И не случайно мы наблюдаем в США беспрецедентное даже для капиталистического мира засилье частного капитала в сфере массового общения. Здесь нет государственного радио или телевидения ("Голос Америки", принадлежащий правительству, предназначен исключительно для вещания за границу). Газеты и журналы также принадлежат частному капиталу (личному или ассоциированному).

Несколько другое положение в других развитых странах Запада. В сфере радио и телевидения здесь есть и государственная форма капиталистической собственности. Характерный пример: английская Би-Би-Си. В 1922 году группа английских дельцов основала частную радиовещательную фирму. В 1927 году она была преобразована в государственную организацию "Бритиш бродкастинг корпорейшн", под этим названием она существует и поныне. Хотя формально Би-Би-Си считается независимым институтом, в действительности она полностью как экономически, так и идеологически зависит от государства*. Правительство финансирует Би-Би-Си, давая ей 94 процента сбора обязательной абонентной платы. Идейно ею руководит "Административный совет", членов которого назначает королева по рекомендации правительства. Би-Би-Си - чисто идеологическое учреждение (коммерческую рекламу ей передавать запрещено), но это не мешает ей быть крупным государственно-монополистическим предприятием с доходом более 70 миллионов фунтов стерлингов в год. Би-Би-Си ведет национальные передачи по двум каналам телевидения, по четырем программам радио, располагает также радиостанциями, ведущими местные передачи, и, наконец, большой службой зарубежного радиовещания. На Би-Би-Си работает более 23 тысяч человек (под стать крупнейшим промышленным предприятиям Англии), из них более половины заняты на телевидении.

* (Этот факт всячески скрывается правящими кругами Англии, которые хотят поддержать иллюзию "надпартийности" Би-Би-Си. У. Черчилль говорил, например: "В Европе существует три нейтральных государства. Это Швеция, Швейцария и Би-Би-Си".)

Еще более специфичен статус телевидения и радио в ФРГ. Здесь, кроме двух правительственных радиостанций, ведущих пропаганду на зарубежные страны и на ГДР ("Дойче веле" и "Дойчляндфунк"), все радиоцентры и телестудии состоят на бюджете правительств отдельных земель (то есть местных властей). Контроль за их программами осуществляется довольно широким кругом лиц, в число которых, помимо представителей промышленно-финансовых кругов, входят также представители церкви, профсоюзов и ряда других организаций. Как верно замечает Ю. Я. Орлов: "С точки зрения отношений собственности, радио и телевидение Федеративной республики представляет характерный образчик государственно-монополистической организации современной капиталистической экономики, для которой характерна тенденция уже не только к замене индивидуальной формы капиталистической собственности групповой (пример - акционерные общества), но и к развитию "ассоциированного капитала" в государственную форму капиталистической собственности"*.

* (Ю. Я. Орлов, Печать ФРГ, Изд-во МГУ, стр. 47.)

Особенно сильны позиции государства в радиовещании и телевидении Франции. Французское радио и телевидение (ОРТФ) на основе декрета, принятого в 1959 году, превращено в "государственное учреждение индустриально-коммерческого характера, с автономным бюджетом". Сейчас ОРТФ представляет собой гигантский трест по сбору, обработке и распространению информации, в котором работают более 12 тысяч сотрудников. Во главе ОРТФ стоит административный совет, через который государство осуществляет оперативное руководство деятельностью этой организации (8 из 16 членов совета - делегаты правительства).

Государственное радио и телевидение неукоснительно выполняет волю "его величества" капитала и верноподданных слуг его - правящих партий. Еженедельник "Франс нувель" однажды привел очень красноречивые данные о соотношении количества выступлений представителей разных политических сил: с января 1958 по январь 1962 года генерал де Голль предстал перед своими соотечественниками 1506 раз, М. Дебре - 318 раз, Шабан-Дельмас - 123 раза, а Морис Торез лишь 3 раза. Эта дискриминационная политика не изменилась и в последующий период. "Правительство, - подчеркивал Генеральный секретарь ФКП Вальдек Роше, - превратило монополию распространения сообщений через эфир, которым пользуется ОРТФ, в монополию пропаганды, стоящей на службе правящей партии и ее союзников"*. Коммунисты Франции по-прежнему ведут упорную борьбу за демократические преобразования в управлении ОРТФ, за возможность использования радио и телевидения представителями широких масс трудящихся. Государственная форма капиталистической собственности особенно характерна для более "молодых" средств массовой информации - радио и телевидения, появившихся лишь в нашем веке. Это, видимо, связано с общим процессом развития государственно-монополистического капитализма. На этом этапе капиталистическому государству требовались определенные средства воздействия на общественное мнение всей страны, и оно стремилось сразу же поставить под свой контроль "новичков" - радио и телевидение**. Капиталистическое государство, вынужденное маскировать свой классовый характер, стремится показать, что при использовании средств массовой коммуникации оно не отражает чьих- либо корыстных интересов, а действует в интересах "всего общества". Именно этими соображениями можно объяснить тот факт, что государственное радио и телевидение или совсем не дает коммерческой рекламы (например, Би-Би-Си), или дает ее ограниченно (ОРТФ). Так, скажем, по решению правительства Канады не могут прерываться рекламными вставками десять видов передач (среди них выпуски новостей, передачи для детей, программы, посвященные общественным событиям и "представляющие национальный интерес", учебные и образовательные передачи и т. д.) национального канадского телевидения Си-Би-Эс ("Кэнэдиэн бродкастинг корпорейшн").

* ("L'Humanite", 18/VI 1968.)

** (Не являются исключением и США, где государство также находит способы осуществления контроля над радио- и телецентрами, которые принадлежат ассоциированному и индивидуальному капиталу.)

Такое ограничение вызывает ответную реакцию. Частный капитал стремится создать свою сферу радио и телевидения, чтобы получить прибыль, эксплуатируя средства массового общения преимущественно как канал рекламы. Капиталистическое государство не препятствует этому устремлению (частная инициатива и частная собственность - превыше всего). В результате ограничение рекламы превращается в фикцию. Характерен в этом отношении пример Англии. В 1954 году здесь было создано "Индепендент телевижн" - объединение пятнадцати независимых друг от друга в финансовом отношении телевизионных коммерческих станций. Хотя эти станции передают разнообразные программы (в том числе и политические новости, которые им поставляются централизованно специально агентством "Индепендент телевижн ньюс"), основная их цель - реклама. Они существуют только благодаря деньгам рекламодателей. А этот факт определяет, по существу, и всю их редакционную политику. Опыт работы коммерческого телевидения стимулировал активизацию частного капитала в сфере радио. В Белой книге от 29 марта 1971 года британское правительство консерваторов объявило о создании коммерческого радио. Министр почт и телекоммуникаций Кристофер Чатауэй* заявил, выступая в палате общин: "Намерение правительства заключается в том, что эти станции должны совмещать популярные программы с хорошим освещением местных новостей". Более реально оценила план правительства консерваторов английская газета "Гардиан", которая писала, что создание коммерческого радио представляет не что иное, как учреждение 60 поп-станций**. Действительно, неизвестно, чем, по существу, будет отличаться английское коммерческое радио от тех "пиратских" поп-радио-станций, которые несколько лет назад вещали со специально оборудованных кораблей, плававших около Англии и соседних с ней стран.

* (Это имя хорошо известно любителям спорта. Ведь К. Чатауэй был в свое время основным конкурентом Владимира Куца в штурме мировых рекордов на длинные дистанции. После завершения спортивной карьеры Чатауэй работал комментатором в коммерческом телевидении.)

**(Предполагается, что коммерческие радиостанции начнут вещание с начала 1973 года в диапазоне средних волн.)

Главная задача коммерческого радио - распродать вещательное время рекламодателям. Непосредственное руководство будет осуществляться специальным органом "Индепендент бродкастинг осорити". Условия доступа частных лиц и организаций к вещанию схожи с американскими нормами. С владельцем заключается контракт на три года, контроль осуществляется в конце года. А каков этот контроль с общественной точки зрения, хорошо известно из опыта США, где частное радио и телевидение беспрепятственно разжигает самые низменные инстинкты человека. И неслучайна тревога тех английских специалистов, которые считают, что Би-Би-Си в условиях конкуренции с коммерческим радио и телевидением "должна вульгаризировать свои программы".

Процесс возникновения и развития коммерческого радио и телевидения в Англии, Японии, Канаде и ряде других капиталистических стран показывает, что монополии стремятся к непосредственному контролю над всеми средствами массовой информации без исключения. С наибольшей ясностью вопиющее несоответствие между общественной природой средств массовой информации и частнособственническим их использованием проявляется в факте принадлежности этих средств отдельным монополистам или их группам.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'