Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Инстинкты превыше всего

Духовное общение предполагает обмен между людьми мыслями и чувствами. Рациональное и эмоциональное тесно взаимосвязано в процессе этого обмена. Ибо лишь мысль, заряженная силой эмоции, может наиболее ярко проявить свои потенциальные возможности. С другой стороны, только чувство, пронизанное идеей, способно наиболее глубоко и плодотворно отразиться на духовном развитии личности, на духовном здоровье человека. В обществе, которое дает простор для гармоничного развития творческих сил личности, обеспечивается тесная связь рационального и эмоционального в общении. Общество, изжившее себя исторически, вынуждено в целях самосохранения апеллировать к низменным инстинктам людей. Эта тенденция давно уже дает себя знать в буржуазных средствах массовой информации. Еще в 1927 году король "желтой" прессы Херст сочинил инструкции, где раскрывались "секреты" оболванивания толпы.

"Читатель, - поучал Херст, - интересуется прежде всего событиями, которые содержат элементы его собственной примитивной природы. Таковыми являются: 1) самосохранение, 2) любовь и размножение, 3) тщеславие. Материалы, содержащие один этот элемент, хороши. Если они содержат два этих элемента, то они лучше, но если они содержат все три элемента, то это первоклассный информационный материал.

Элемент самосохранения содержится во всех информациях об убийствах, самоубийствах, несчастных случаях, драках, а также в сообщениях о здравоохранении, о продуктах питания, об алкоголе.

К теме "любовь и размножение" следует отнести: описание свадеб, сексуальные скандалы, разводы, "любовь втроем", романтические истории... любви, драмы на почве ревности, короче говоря, все интересное в вопросах пола.

Тщеславие вызывается таинственным в любой этой истории. Таинственность побуждает к размышлению, как можно разрешить дело к общему благополучию...

Мы, - откровенно признает Херст в заключение, - отвергаем все сообщения, которые не содержат ни одного из трех названных элементов. Мы пренебрегаем всем или совершенно обходим молчанием все, что является только важным, но неинтересным"*.

*(См. Б. Спиру, Отравители. М., Издательство Института международных отношений, 1962, стр. 146.)

Лет тридцать назад подобные откровения коробили буржуазных теоретиков. Они полагали, что курс на "примитивную природу человека" держат не вообще все средства массовой информации капиталистического общества, а только часть ее, так называемая "желтая" пресса. Сейчас же очень хорошо видно, что абсолютно все, без какого-либо исключения, материалы буржуазных газет, журналов, кино, радио и телевидения "пожелтели". Нет ни одного органа массовой информации на Западе, начиная с "серьезных" - английской "Таймс", французской "Фигаро", немецкого "Шпигеля", американской "Нью-Йорк таймс", который бы в значительной мере не использовал "рецептов" Херста. Описания убийства и сонма других преступлений, изображения сцен сексуальных извращений, фильмы-ужасы и пр. стали неотъемлемой частью продукции капиталистических средств массовой информации. Их "пожелтение" вызвано неспособностью капитализма идейно увлечь широкие массы.

В борьбе за сохранение своего влияния буржуазия, которая не может никакими силами оправдать существование эксплуатации и социального неравенства, перешла на путь прямого вторжения в психику людей. В этом вторжении доминирующее положение занимали и занимают средства массовой информации. И совсем не случайно их материалы насаждают предрассудки, разжигают низменные побуждения. Политическая и идеологическая обработка людей в духе принципов и "образа жизни" буржуазии ведется с помощью спекуляций на психических слабостях человека.

Апелляция к "атавизмам" человеческого духа, к "глубинам человеческой психологии" находит у буржуазных теоретиков обоснование во фрейдизме, в психоанализе, который квалифицируется "как всесторонняя теория развития человеческой личности". Одним из центральных положений Фрейда является, как известно, неразрешимость конфликта между Сверх-Я (моральными запретами и нормами, внушенными с детства) и Оно (резервуаром иррациональных импульсов). Нарушение требований Сверх-Я вызывает у человека чувство вины. Опираясь на эти положения, один из основателей американской теории пропаганды, Г. Лассуэлл, приходит к заключению, что "психологическая функция как революционной, так и военной пропаганды заключается в контролировании агрессивности, виновности, слабости и любви". Отрывая человека от его социальной природы, признавая главным двигателем его поведения инстинкты, эмоции, Лассуэлл пришел к выводу о том, что содержание материалов средств массового общения состоит не из логических конструкций, выработанных обществом, а из неких символов, которые подразделяются на три группы. Это - "символы-требования" (символы предпочтения или желания, чтобы наступили определенные события), "символы идентификации" (имена людей или название групп), "символы факта" (термины, относящиеся ко всем другим внешним объектам). Символы могут иметь для индивида положительное и отрицательное значение. Если они описывают изменения, которые ухудшают позицию людей в отношении распределения ценностей данного общества, то вызывают состояние "депривации" ("лишения"). Если же, наоборот, символы улучшают такую позицию, то появляется эффект "удовлетворения". Какие же ценности имеют наибольшее значение в обществе? Ведь без их определения становится неясным, что вводит человека в состояние "лишения" или "удовлетворения". В своей книге "Политика: кто получает что, когда, каким образом" Лассуэлл в качестве основных ценностей выделяет уважение, доход и безопасность. Как выясняется далее, под "уважением" понимается такое чувство по отношению к человеку, которое вызывается занимаемым им местом в какой-либо иерархии. "Пирамида уважения", например, в лоне католической церкви иллюстрируется наличием в ней одного папы, 55 кардиналов и 1578 епископов. Исключительную ценность личной безопасности (и требование соответствующего внимания ей со стороны средств массовой информации - здесь теоретик Лассуэлл на 100 процентов смыкается с практиком Херстом) автор подкрепляет таким примером: 12,1 процента президентов США и Франции, а также 9 католических пап умерли насильственной смертью. Резкое различие в обладании материальными благами разными людьми заставило объявить универсальной ценностью и доход, которым владеет человек. Буржуазные пропагандисты теоретически обосновывают видение мира только сквозь призму этих ценностей, подчеркивая их значение для отдельного, изолированного индивида. Американская социология считает издавна, что для информации (пропаганды, рекламы) важно произвести определенное впечатление на человека, создать у него не реальный образ предмета, а отношение к этому предмету. Объективная социальная ценность какого-то явления, идеи полностью игнорируется, а на место рационального осмысления ставится обращение к фрейдовскому комплексу "агрессивности, виновности, слабости и любви".

Эти общие теоретические установки широко вводятся в практику средств массовой информации. Идет беззастенчивая стимуляция эмоций и инстинктов людей на всех уровнях психической жизни, включая и ту, на которую впервые обратил серьезное внимание 3. Фрейд, - сферу неосознанного. "Пионерами" проникновения в интимнейшие уголки человеческой психики (что во времена Фрейда разрешалось только врачам, к которым приводили психически больных людей) стали коммерческие средства массового общения, используемые для рекламы. Итальянская газета "Паэзе сера" следующим образом описывает эту технику непрошеного вторжения в чужие души, названную методом "сублимации": "Впервые о "сублимарном" кино заговорили в 1956 году. В американских журналах сообщалось об удачных экспериментах передачи изображения на экране при помощи "сублимарного" метода. Благодаря такому методу изображения воспринимались подсознательно.

В некоторых кинотеатрах во время демонстрации обычного фильма показывали специальные "сублимарные" кадры, рекламирующие определенные сорта мороженого. В результате продажа мороженого в кинозалах увеличилась вдвое. В одном нью-йоркском театре проделали такой опыт: в определенные дни "сублимарным" методом рекламировали газированную воду. Продажа воды в эти дни увеличилась на 85 процентов. В проведение подобных опытов включилось и американское телевидение. Достигнутые результаты оказались поразительными.

Как же передается "сублимарное" изображение? Известно, что человеческий глаз способен воспринимать двадцать четыре кинокадра в секунду. Если же в секунду пропускать двадцать семь, двадцать восемь или тридцать кадров, то глаз их не воспринимает как обычное изображение, но они вызывают какое-то подсознательное впечатление. Происходит это оттого, что человеческий глаз принимает изображение, попадающее в поле его зрения, а сознание регистрирует его. Глаз не воспринимает "сублимарного" изображения, но тем не менее оно проникает в сознание независимо от чувства человека и его желания.

В конце 1962 года Национальное бюро по изобретениям США выдало патент на использование этого изобретения (курсив мой. - В. К.) в коммерческих целях, а теперь "сублимарное" кино влияет на подсознание американцев.

...В 1915 году немецкий ученый Пэтцл впервые проделал опыт, используя "сублимарную" технику, еще очень примитивную. Его интересовали изменения мышления, осуществляемые при помощи этой техники. Опыты он проводил со своими пациентами, людьми с ненормальной психикой. Таким образом, спустя много лет техника, применяемая для лечения душевнобольных, принята на службу продавцами туалетного мыла". Вторжение в душу человека помимо его воли, контроль над чувствами, искусственное вызывание в нем каких-то определенных, заранее заданных желаний, действий - такова "голубая мечта" всех эксплуататоров, мечтающих о полном господстве над другими людьми. Сейчас благодаря таким средствам массовой информации, как кино и телевидение, эта мечта доведена до воплощения в практику. Хотя метод "сублимации" и действует пока для целей распространения товаров, он косвенным образом насаждает и определенную идеологию - идеологию потребительства. Кроме того, нет никакой гарантии, что буржуазные средства массового общения не будут использованы и для непосредственного вбивания определенных идей по "сублимарному" методу.

Для того чтобы теоретически обосновать крайнюю психологизацию общения, западные идеологи пользуются не только наследством Фрейда, но и разрабатывают иные подходы к объяснению якобы неизбежного в наше время психического давления на личность. В этом смысле особенно отличается канадец Маршалл Маклюэн. Один из его основных постулатов гласит, что психологическое манипулирование человеком в современном западном мире объясняется самой природой наиболее поздних средств массового общения - "электронных средств", то есть радио и главным образом телевидения. Если раньше, поясняет Маклюэн, технические средства служили как бы продолжением наших рук, ног и других органов тела, то электронные средства массового общения расширяют нашу нервную систему, расширяют "мир чувств". Чувства, которые мы используем в общении, оказывают решающую роль на наше сознание, на нашу социальную жизнь. А их использование навязывается нам развитием средств общения. Раньше, например, общение шло с помощью человеческого голоса и печатных материалов и ведущими чувствами были зрение и слух - "ухо и глаз". Теперь же, в век телевидения, на первый план, по мнению Маклюэна, выходит осязание. Он утверждает, что "мозаичная" форма телевизионного образа требует участия и вовлечения в глубину всего бытия, как это делает чувство осязания. Переход к общению с миром посредством нового чувства отразился прежде всего на молодом поколении, на "детях телевизионного века". У них возник конфликт с родителями, воспитанными в традициях старой "типографской культуры", с привычными формами осознания мира. Это произошло из-за "тотального вовлечения во всевключающую сиюминутность" молодежи через мозаичное телевизионное изображение. Такое "глубинное вовлечение", по Маклюэну, приводит к тому, что "Джон ни стал совсем другим". Он не может одолеть страницу из учебника истории, зато успешно справляется с математическим анализом. И причина этого в том, что "телевизионное поколение" не может якобы ставить перед собой отдаленных целей, для него не важен результат, а важно участие в процессе. "Осязайте сиюминутность - таково веление нашего телевизионного века, ищите не цели, а роли" - подобные призывы Маклюэна к молодежи можно расценить как попытку лишить молодое поколение стремлений к поискам идеалов и включить их (дать им роли) в капиталистическую систему, прикрываясь экраном телевизора. Требованиями телевидения объясняются, оказывается, и длинные волосы хиппи, твист и поп-музыка, наркотики, сексуальная свобода. "Обнаженность и бесстыдная сексуальность, - заявил канадский профессор в интервью журналу "Плейбой",- растут в электрический век потому, что телевидение татуирует свою информацию прямо на нашей коже, оно делает одежду устаревшей, делает ее барьером".

Нетрудно догадаться, что теоретические построения Маклюэна являются базисом, который обосновывает использование средств массовой информации в буржуазном обществе как метод производства галлюцинаций, интенсификации чувственности в ущерб нормальным эмоциям человека, не говоря уже о сознании. Что касается маклюэновского тезиса о необходимости включения человека в процесс бытия с помощью средств массового общения, то здесь нельзя не заметить его непосредственной связи с фрейдизмом. Одним из методов лечения психически больных людей в соответствии с принципами психоанализа является следование контурам процесса болезни, чтобы избежать продукта этого процесса, то есть невроза и психоза. Современные буржуазные теоретики массовой коммуникации хотят низвести мир до уровня огромного дома для сумасшедших, не допуская людей при помощи прессы, кино, радио и телевидения до кризисной ситуации, то есть в конечном счете революционного взрыва масс, который может смести всю "систему лечения" вместе с "докторами-манипуляторами".

Было бы упрощением думать, что эксплуатация эмоций и инстинктов человека осуществляется всегда в открытой и грубой форме. Совсем нет. Для достижения наибольшего эффекта при апелляции к чувствам практики буржуазных газет, радио, кино и телевидения часто пользуются рекомендациями социологов. А эти рекомендации в основном сводятся к тому, что чрезмерная интенсификация какого-нибудь чувства мешает восприятию информации и соответственно изменению поведения слушателя, читателя, зрителя. Американские социологи поставили, например, такой опыт. Трем группам студентов были предложены три разные версии информации о гигиене зубов. Каждая версия отличалась степенью нагнетания страха на аудиторию: первая описывала мучительные зубные боли, страдания при удалении зубов и т. д, вторая лишь упоминала эти моменты, третья давала еще меньшую порцию "страхов". Наиболее эффективной оказалась третья информация. 36 процентов студентов последовали ее рекомендациям. Вторая версия заставила изменить поведение (в сфере гигиены зубов) почти четверть аудитории. А информация, максимально апеллировавшая к страху, повлияла только на 8 процентов слушателей. Специалисты сделали отсюда вывод, что в пропагандистском отношении максимальное усиление эмоций не всегда дает ожидаемый результат.

Подобные исследования и использование их результатов в практике средств массовой информации еще раз свидетельствуют, что интенсивная искусная и часто скрытая психологическая обработка населения становится одной из самых характерных черт газет, кино, радио и телевидения в условиях капиталистического общества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'