Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кому аплодировал зал

В чинном Тульском Доме офицеров собрались вполне штатские люди. На сцене - худощавый, порывистый человек, тоже в цивильном платье, по которому видно, что он уж никак не артист. Но слушают его так, словно он приезжая знаменитость. А между тем многие из сидящих хорошо знают выступающего Льва Дмитриевича Пономарева в лицо. И в зале идет отнюдь не концерт - здесь собрались на свой очередной пленум изобретатели и рационализаторы области.

- В Новомосковске, - говорит Пономарев, - сделано контрольно-обучающее устройство, оно успешно используется на уроках электроники. Внедренная в городе Ефремове установка для резки каучука сберегает десять тысяч рублей в год, а четырнадцать рационализаторских предложений, использованных на Тульском оружейном заводе, - почти вдвое больше...

Зал аплодирует докладчику с особенным удовольствием, не жалея ладоней.

Дело в том, что авторы всех этих новинок - дети, ученики 5-й новомосковской, средней ефремовской, 6-й тульской и других школ, объединенные в ЮИР - секцию юных изобретателей и рационализаторов. А сам Лев Дмитриевич - инженер, председатель этой секции, созданной на общественных началах при областном совете ВОИР - Всесоюзном обществе изобретателей и рационализаторов. Он и посоветовал нам заглянуть в 1-ю среднюю школу...

Небольшая кладовка за классной комнатой напоминает запасник музея. На стеллажах и прямо на полу теснятся экспонаты. Очень многие из них уже успели побывать на выставках, отмечены дипломами, медалями и грамотами. Однако предупреждение "Руками не трогать" здесь было бы неуместным. Николай Исаевич По-чукаев явно пристрастный экскурсовод. Оставляя без внимания что-то поблескивающее в стороне полированным оргстеклом и лаком, он бережно оглаживает ладонью не слишком казистое устройство и говорит:

- Это для сварки пластмасс. И для резки. И для окраски распылением тоже годится.

Пауза. Слушатели представляют, как вырывается из дула, оплавляя пластмассу, горячий воздух, а Почука-ев уже тронул рукоять соседнего станочка: тот лязгнул металлом о металл, начал вырубать заготовку из плоского листа. И снова лаконичный комментарий:

- Вибрация.

Следующий станочек - автомат. Лучше раз увидеть, чем сто - услышать. Почукаев проводит пальцем по стальной проволоке - гладкая. Сует ее в автомат и вынимает с другого конца готовую пилку для лобзика. Гости проверяют качество насечки сначала на собственном ногте, потом на деревянном брусочке. Николай Исаевич заметно оживляется и говорит, что пилок для ребят не напасешься, особенно много малыши с непривычки ломают. Вог и пришлось наладить свое производство. И канцелярские кнопки школа тоже уже давно не покупает. Зачем, когда есть вот это...

На столе появляется миниатюрный, очень знакомый на вид пресс. Эффект знакомства объясняется просто и удивительно: пресс сделан из старой... задвижки Лудло - устройства для перекрывания труб, столь же распространенного и необходимого в водопроводном деле, как пробки при электроосвещении. Сейчас задвижка на моих глазах искусно штампует кнопки. Почукаев не без удовольствия наблюдает, как один из участников беседы втыкает кнопку в дерево и выдергивает обратно, - нет, не ломается.

Настроение старого преподавателя легко понять. Сама по себе кнопка, конечно пустяковина, даже не копеечная. И в то же время она золотник, который мал, да дорог, потому что приятно после занятий мастерить модели. Но, пожалуй, не менее приятно, будучи мальчишкой, изготовить обыкновенную, но никак не хуже заводской кнопку, которая к тому же окажется нужна тебе и твоим приятелям на следующем уроке. Это уже нечто большее, чем техническая забава. И она прививает новый взгляд на вещи.

Над школой шефствует "Красный Октябрь". Быть может, и у вас дома врезан замок, сделанный на этом знаменитом Тульском заводе. Его продукция надежно запирает квартиры, украшает двери университета на Ленинских горах, Кремлевского Дворца съездов, Дворца культуры в Варшаве.

Словом, замков завод выпускает множество. Все они упаковываются в картонные коробки. Однажды коробок не хватило, и дирекция обратилась к школьникам за помощью. Раз ребята учатся орудовать кисточкой и клеем, почему бы им для практики не проклеить упаковку?

Мальчишки и девчонки клеили, соревнуясь в ловкости рук; выстраивали коробки горками и пирамидами - кто больше. Отмывая руки от клея, пошучивали насчет техники на грани фантастики. Незаметно сама собой возникла задача - сконструировать станок, который резал бы, насекал и изгибал картон для коробок.

И такой появился. Сначала в школе. Потом им заинтересовались заводские специалисты, попросили установить у себя - попробовать. А затем, взяв его идею за основу, принялись конструировать другой, подобный, но уже более подходящий для производственных условий.

Случай интересный и поучительный. Какие же из него выводы? Наверное, не стоит ворошить биографии знаменитостей и вспоминать, например, что вот замечательный русский электротехник Яблочков тоже, мол, смастерил в двенадцать лет землемерное устройство, которым пользовались окрестные крестьяне. Изобретать детям до шестнадцати лет никто не запрещает, а их способности к этому оспаривают лишь отчаянные скептики. Измерять же изобретение одной лишь суммой возможного экономического эффекта по меньшей мере опрометчиво. Одним из тех, кто особенно охотно трудился над машиной для коробок, был девятиклассник Слава Волков. Естественно было поинтересоваться, над чем же он работает сейчас. Когда же он рассказал, то тот, кто задал вопрос, не удержался от восклицания:

- Вы, наверно, очень любите варенье, Слава! Дело в том, что Слава самым беззаветным образом ломал голову над идеей автомата для очистки вишен от косточек.

Слава покраснел, но потом сообразил, что он уже взрослый, и стал рассудительно мотивировать свое увлечение тем, что варенье из вишен любят все, невзирая на возраст; применяемая же мамами и бабушками для извлечения косточек из ягод дамская шпилька отнюдь не самый совершенный инструмент. И вообще эта проблема пусть не самая главная, но очень трудная и важная для пищевой промышленности, потому что косточки ядовитые.

Все, что он сказал, правильно. Над усовершенствованием промышленной техники подготовки ягод и плодов к консервированию сейчас работают многие изобретатели. (Чтобы представить, насколько сложна эта проблема, достаточно упомянуть о таком изобретении: поляки предложили замораживать клубнику, а потом высверливать плодоножку. Только тогда можно быть уверенным, что не раздавишь нежные ягоды.) Но уж слишком неожиданно было встретить вьюжной тульской зимой юного энтузиаста, пытающегося решить эту заковыристую задачу.

Среди работ, в которых принимал участие Слава, уже есть прибор для механического рисования, станочек для резки пенопласта с помощью электричества; аппарат для контактной сварки, дома он мастерит приемники. После школы Слава думает пойти учиться в политехнический, только вот колеблется, чему отдать предпочтение - радиотехнике или металлообработке. А ведь это, пожалуй, хорошо, что колеблется, - он уже знаком и с тем и с другим, значит, выбор будет не заглазный, более верный. Белоручкой Слава ни в лаборатории, ни в цехе, ясное дело, не окажется. Выпадет ему стать исследователем, конструктором - будет дерзать, изобретать, потому что уже сейчас приучен к этому.

Юра Казначеев уже сменил школьную форму на модный костюм - ушел после восьмого класса на "Красный Октябрь" учеником токаря. Но, как выясняется, выбор свой он сделал еще раньше. В школе все знали - если нужно что выточить, Юра сделает с радостью. И задания ему Почукаев старался подбирать соответственные - где надо не только пораскинуть мозгами, но и основательно потрудиться у станка. А теперь Юра в ремонтно-механическом цехе. Что ни день - 10-15 разных работ: и скучать не приходится, и чему только не научишься.

- У нас токарю - раздолье! - говорит Юра.

Итак, детское изобретательство помогает юным техникам в выборе профессии, значит - и жизненного пути. А отсюда - не только экономическая выгода для государства, но и моральная, которую в рублях не счесть.

Прежде чем закончить рассказ о 1-й средней школе, стоит упомянуть, что мы познакомились с Юрой Казначеевым в ее же мастерских. На вопрос: почему он здесь оказался - Юра, сам себе удивляясь, развел руками и пояснил, что так, случайно заглянул, "на огонек потянуло".

Вспомнить об этом довелось уже на другой день. И вот при каких обстоятельствах.

Выдался свободный час. Ну как можно быть в Туле и не заглянуть в музей оружия! А уж здесь нельзя не познакомиться с работами одного из замечательных тульских мастеров, гравюры которого рассматривают под микроскопом. Представляете, он, например, изобразил Левшу, подковывающего блоху на площади размером со спичечный торец. Сотворил же это чудо... тоже Почукаев!

Потом директор областной СЮТ Николай Максимович Банников подтвердил нашу догадку: оба Почукаевых - братья. Оба - воспитатели. Гравер Почукаев работал мастером-инструктором в школе оружейного мастерства. Оба из тех тульских умельцев, про которых говаривали: "Как только родился, так сразу за молот ухватился". Николай Исаевич - мастер на все руки - особо славился на заводе как искусный токарь.

Так вот в кого Казначеев!

Нет, не зря почти двадцать лет назад Николай Исаевич пришел преподавать в школу, где из оборудования были одни-единственные тиски - он их принес из дома. И как знать, может, когда-нибудь, став асом своего дела, Юра тоже займется воспитанием новых правнуков Левши.

Кому аплодировал зал
Кому аплодировал зал

- Вполне вероятно, - подтверждает эти мысли вслух Банников, в прошлом комсомольский и осоавиахи-мовский работник, кадровый военный. - Бывшие воспитанники станции ведут у нас сейчас не один кружок.

Он стал перечислять, поочередно загибая пальцы, и наконец победно потряс в воздухе кулаком... Как здесь было не вспомнить о выступлении Пономарева, об аплодисментах в Доме офицеров, как не подумать: это очень хорошо, когда столько самых разных людей серьезно и доброжелательно, каждый в меру своих возможностей, стараются вырастить из ребят мастеров, конструкторов и ученых.

Главная причина создания секции ЮИР в рамках детского технического творчества - это, так сказать, давно назревшее юридическое признание правомочности юных изобретателей. Теперь областной совет ВОИР ревностно следит не только за успехами взрослых, но и юных Кулибиных, оказывает кружкам финансовую помощь, помогает доставать детали и оборудование, организует специальные лекции. В самих же кружках прежде всего меняется, если так можно выразиться, сам подход к современной технике. Раньше, к примеру, на экскурсиях ребята знакомились с рабочими профессиями, заводским оборудованием. Теперь, кроме этого, им стараются популярно рассказать не только о достоинствах, но и о недостатках механизмов, приглашают вместе подумать, как их исправить. В кружке закипает работа. На стеллажах рядом с моделями все чаще появляются действующие станочки, на столе у учителя - остроумные наглядные пособия, которые не выпускает промышленность.

Из зрителей, даже заинтересованных, ребята превращаются в соучастников труда своих старших сестер и братьев.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'