Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Цветы из Риги

Идею создания необычного университета подсказала сама жизнь. Она выдвинула проблемы, решить которые старыми, испробованными средствами не удавалось. В латвийском республиканском совете ВОИР помнят, например, как однажды на собрании изобретателей и рационализаторов завода "Автоэлектроприбор" выступавшие резко критиковали начальника бриза. Без огонька, без инициативы, без опыта товарищ - словом, не тот человек. А как найги "того"? Как в заводских коллективах отыскать работников, способных горячо и со знанием дела взяться за организацию технического творчества сотен людей? Ведь прикосновение к творчеству холодным сердцем и неумелой рукой недопустимо, гибельно. Раздавались голоса: "Нужно воспитать подходящие кадры". Правильно: воспитать. Но каким образом? Создать два-три случайных семинара?

Чем шире становилась деятельность общества, чем больше людей приобщалось к ней, тем отчетливее понимали в республиканском совете: организация технического творчества - это целая наука, не обросшая еще корешками книг и учебников, не преподносимая с вузовских кафедр, еще только отслаивающаяся в гуще жизни.

Что же должен знать и уметь бризовский работник, работник заводской организации ВОИР? Ему нужны и технические знания, и понимание организации производства и конкретной экономики, и умение выискивать ростки и резервы повышения производительности труда, и навыки с людьми. Этим "и", кажется, нет конца.

В республиканском совете заговорили о систематическом, продуманном обучении изобретателей.

Повседневная учеба нужна была и тем, кто своими руками создавал технические навыки. Но им-то как раз требовалась углубленная специализация - при расширении общего кругозора, при более глубоком проникновении в "тайны" собственной профессии.

Все эти соображения натолкнули на мысль создать двухгодичный университет. Они же продиктовали такую постановку дела, когда каждый слушатель получает то, ради чего он пришел, когда обучение конкретно и дифференцировано.

Создали два потока: в одном преподавание ведется на латышском языке, в другом - на русском. Оба потока разбили на две подгруппы: одна состоит из людей, имеющих за плечами среднее или высшее образование, другая - из остальных слушателей. В день начала занятий в общей аудитории собрались машиностроители, металлурги... Пришлось учесть и эту особенность: в расписании, кроме обязательных для всех дисциплин (скажем, "Основные пути технического прогресса" или "Организация рационализаторской работы на предприятии"), появились предметы факультативные, разноотраслевые - на выбор слушателей Утверждены были также три основных вида будущих дипломных работ: либо крупное рационализаторское предложение, экономящее не менее трех тысяч рублей, либо план дальнейшего технического прогресса предприятия, либо анализ рационализаторской работы.

...Среда (или понедельник - занятия проводятся дважды в неделю), шесть часов вечера. Присоединимся к слушателям. Но куда отправиться? Адрес университета слишком пространен: "улица Сарканармияс, дом 29/31; площадь 17 июня, дом 6; улица Крышьян-Барона, дом 14... Каждая свободная аудитория, которую удается получить в городе, используется для лекций, семинаров, консультаций. Вот и сегодня в зале республиканского Дома профсоюзов ответственный секретарь республиканского совета ВОИР рассказывает о советском изобретательском праве. А тем временем в Государственной библиотеке Латвийской ССР слушатели учатся пользоваться патентной литературой. Задание - отыскать нужный патентный класс. Электрики электролампового завода Александру Клаюмс и Эгон Иохансон, оживленно беседуя, перерисовывают в блокнот чертеж из брошюрки. Заданный "урок" выполнен, нужная литература отобрана. Но вот открытие: среди описаний изобретений встретилось устройство для обнаружения ко-роткозамкнутых витков в обмотках статоров. Клаюмс и Иохансон переглянулись, а что, если приспособить новинку у себя в цехе?

Урок технического черчения ведет старший конструктор Я. Клидзиньш. Это один из факультативных предметов, но посещают его немало людей. Они знают: черчение - язык техники.

- Видите ли, - говорит одна из слушательниц. - Я по образованию инженер. В вузе изучала начертательную геометрию, но навыков обыкновенного технического черчения не приобрела. А что без них - делать инженеру на заводе?

...Площадь 17 июня, дом 6. Республиканский Дом технической пропаганды. Здесь слушают лекцию старшего инженера Института машиноведения Академии наук Латвийской ССР В. Фастрицкого "Электрические средства автоматического контроля". Присутствуют главным образом машиностроители и приборостроители. Дописана на доске последняя формула - и лекция незаметно превращается в консультацию. К В. Фастрицкому подходит расточник завода "Автоэлектроприбор" Арнис Карклынь. Долгая беседа - ив тетради Карклыня появляется служебный телефон Фастрицкого. Новатору придется не раз еще обстоятельно посоветоваться со специалистом...

Производственное творчество слушателей и учебный план университета неразрывно связаны. Как-то вечерняя газета "Ригас Балсс" обратилась к руководителям предприятий с просьбой поделиться своими мыслями относительно тем дипломных работ слушателей. "Дипломные работы должны быть возможно более конкретными", - писала газета. Это же требуется и от курсовых работ. Монтажник завода "ВЭФ" Янис Озолиньш в качестве курсовой представил анализ отклоненных за месяц предложений И что ж? Тридцать четыре из семидесяти отвергнуты без каких-либо убедительных обоснований!..

В подвальном помещении Дома технической пропаганды расположены лаборатории. Инструктор демонстрирует на токарном станке скоростные методы резания и резцы из минералокерамики. В группе слушателей, с интересом столпившихся вокруг станка, - токарь завода "Компрессор" Альфред Клява. Имя его широко известно в республике. В механическом цехе завода над станком Клявы висит план его "личной семилетки". Новатор рассчитал, что сможет выполнить ее за четыре с половиной года. В том числе предусматривается внедрение не менее десяти рационализаторских предложений.

В университете у А. Клявы не только обязанности слушателя. Он член университетского совета - своеобразного коллективного штаба, в составе которого латвийские ученые, представители организации ВОИР, новаторы рижских предприятий.

Самые различные вопросы обсуждает штаб университета. Немало толков родили, например, проекты будущих свидетельств о прохождении курса. Какую присвоить слушателям квалификацию? Инженера, техника? Университет это сделать не вправе, да и программа общественного уебного заведения не совпадает с установленными для вузов и техникумов учебными планами. Решили подготовить три вида дипломов. Кто уже имеет высшее образование, получит документ общественного инженера по рационализации. Имеющий среднее образование или достаточный опыт работы станет общественным техником по рационализации, слушатели, защитившие дипломы по организационным темам, станут общественными инструкторами по рационализации.

Горячо обсуждаются в совете методические вопросы. Здесь всесторонне оцениваются сегодняшние недостатки в работе университета.

"Видите ли, - размышляют одни, - у нас еще слабая специализация обучения. Не всегда слушатель получает от университета помощь в его персональной творческой работе. Следует добиться более строгой специализации в преподавании".

"Согласны, - говорят другие. - Мы ведь подумываем даже о том, чтобы в будущем как-то заранее лимитировать количество слушателей, представляющих различные отрасли. Но вместе с тем повседневное общение людей, пришедших из разных областей промышленности, тоже очень ценно. Мы не перестаем думать, как бы усилить личные контакты машиностроителей и текстильщиков, деревообделочников и металлургов. Такие контакты весьма плодотворны".

В совете задумываются, как лучше наладить экспериментальную базу для слушателей, как создать постоянный преподавательский состав.

Аппетит приходит во время еды. Вслед за университетом технического творчества в Латвии создан Рижский общественный институт патентоведения.

...Май 1965 года. В Москву из столицы Латвии самолет доставил прекрасные цветы. Красные пионы, белые нарциссы, сирень. Они предназначались для выпускников Московского филиала Рижского общественного института патентоведения. Общественный руководитель института Гуннар Ротберт вместе с цветами вручил дипломы, сувениры и нагрудные значки с инициалами института - "РОИП". О выпуске писала "Вечерняя Москва".

Цветы из Риги
Цветы из Риги

Дипломными работами патентоведов, выпускников общественного института, всерьез заинтересовались в Комитете по делам изобретений и открытий. Оно и понятно: работы эти - зрелые, свежие по мысли, они теоретически глубоки и, что особенно ценно, содержат вполне конкретные и определенные практические рекомендации. Например, дипломник Б. Важнов взял на себя труд проанализировать, в каких случаях чаще всего отказывают заявителю в выдаче авторского свидетельства. Выводы оказались поучительными. А другой слушатель, Г. Веденев, предостерег от чрезмерного увлечения кибернетическим поиском нужного патента в океане патентной информации. Он подсчитал, что для такого поиска одному лишь Центральному научно-исследовательскому институту МПС СССР через 10-15 лет понадобится пять счетно-электронных машин "Урал-4". Роскошь, конечно, непозволительная. Какой выход? Уже сегодня выделить важнейшие тематические направления в великом патентном океане и для них обеспечить машинный поиск информации. А дипломник Галина Руденко заинтересовалась историей патентного дела и выяснила весьма любопытные подробности: оказывается, знаменитый германский канцлер Бисмарк 10 февраля 1868 года внес весьма радикальное предложение - отменить патенты на всей территории страны. Французский император Наполеон тоже не очень благоволил к изобретателям. Декретом от 7 мая 1810 года он обещал миллион франков тому, кто изобретет лучшую машину, ткущую лен. Ф. Жирар изобрел, но миллиона франков он так и не получил.

Впрочем, за минувшие пять лет идея общественного патентного обучения продвинулась еще дальше. На базе Московского филиала Рижского института недавно создан самостоятельный Московский общественный институт патентоведения (МОИП). Аналогичные институты действуют сегодня во многих городах нашей страны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'