Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Петровская основа

2 января 1703 г. вышел первый номер первой русской газеты "Ведомости", которая сообщала:

"Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти и медной руды, из той руды медь выплавили изрядну, отчего чают не малую быть прибыль Московскому государству".

В час рождения русской периодической печати так запечатлен, еще древними славянскими литерами, дух петровской политики в горнозаводском деле. Официальный орган Русского государства сразу показывал, что горнозаводские вопросы в Москве признаются "достойными знания и памяти".

Рис. 5. Петр I.- Мозаичный портрет работы М. В. Ломоносова
Рис. 5. Петр I.- Мозаичный портрет работы М. В. Ломоносова

В дальнейшем в "Ведомостях" публиковали известия о пушках и металле, привезенных в Москву с Урала, о находках медной руды в Файмогубской волости, Олонецкого уезда, о самородной меди из того же уезда, о сыске в Дудинской волости, Козельского уезда, "квасцовых, купоросных и серных руд", о том, что новые уральские заводы дают железо лучшее, чем шведское.

Внимание, уделенное горнозаводским делам первой русской газетой, - закономерное следствие политики великого Петра. Он отлично понял, что для того, чтобы победить Карла XII и прорубить окно в Европу, необходимо создать новое и большое по тому времени производство металла. Сознавая эту необходимость, Петр I, как и всегда, действовал решительно, круто и заложил ту основу, на которой выросла новая русская металлургия. Он вызвал к новой жизни Урал, ставший после его трудов основным горнозаводским районом страны.

26 июня 1696 г. верхотурскому воеводе Дмитрию Протасьеву послали из Москвы грамоту, предписывавшую: "...в Верхотурском уезде осмотреть, в которых местах камень-магнит". Немедленно начались розыски "лучшего камня-магнита и доброй железной руды". 23 января 1697 г. Протасьев сообщил о досмотре многих месторождений железной руды по рекам Тагилу и Нейве. Присланные с Урала образцы магнитного железняка (видимо, с горы Высокой), железных руд с Нейвы и уральское железо Петр I подверг международному испытанию.

Часть верхотурских "железных опытов" отдали для испытания московским бронникам. Шесть фунтов "камня-магних" отправили в Амстердам для передачи через бургомистра Витсена на опробование "опытному мастеру Андрею Ганлусгрилле". Образцы магнитного железняка отправили в Ригу для испытания "Еганом" Миллером. Образцы железных руд переслали из Сибирского приказа для испытаний "туленииу Никите Антифееву", известному впоследствии под фамилией Демидова.

Московские бронники сообщили, что "уральские железа... во всякие оружейные стволы и замки годятся".

Добрые вести пришли из Риги и Амстердама, а Демидов об уральском железе сказал, что оно "самое доброе, не плоше свицкого [шведского], а ко оружейному делу лучше свицкого".

15 июня 1697 г. петровская грамота, посланная верхотурскому воеводе, дала программу нового строительства.

В основу всего дела положили решение; "...построить и завесть большой железной завод". Четко определили задание для новых, крупных по тому времени, петровских заводов: "...на тех заводах лить пушки и гранаты и всякое ружье".

Ставя в первую очередь задачу снабжения армии, предусмотрели также производство для мирных нужд: "...на том бы заводе делать и лить железо связное, прутовое и дощатое и цренное [для солеварных чренов] и кровяное [кровельное] для продажи в разные городы и к Камским соляным промыслам".

15 октября 1701 г. вступил в строй петровский первенец на Урале - Каменский завод, давший до конца года 557 пудов чугуна. Через два месяца, 15 декабря 1701 г., начал выпуск чугуна Невьянский завод, в 1702 г. переданный из казны в руки Никиты Демидова, родоначальника знаменитой династии уральских заводчиков. В 1703-1704 гг. начали действовать Уктусский и Алапаевский заводы, а вслед затем и другие. За время жизни Петра I на Урале построили заводы, находившиеся в ведении казны и в частных руках: Каменский, Невьянский, Уктусскнй, Алапаевский, Мазуевский, Кунгурский, Шуралинский, Бынговский, Верхне-Тагильский, Нижне-Тагильский, Выйский, Екатеринбургский, Полевской, Ягошихинский, Пыскорский, Лялинский. Свыше двух десятков доменных печей стало действовать на Урале, ранее не знавшем производства чугуна. В строй здесь вступило также более 60 медеплавильных печей.

Только один Каменский завод с 1702 по 1709 г., то есть до Полтавской баталии, дал не менее 854 артиллерийских орудий общим весом более 38 тысяч пудов, а к ним свыше 27 тысяч пудов снарядов. Так подготавливал Петр I разгром Карла XII на берегах Ворсклы.

Создавая на Урале новый арсенал страны, Петр I не забывал и о других районах. Еще в связи с Азовскими походами он задал много дела рудознатцам и металлургам на юго-востоке европейской части страны, где возникли воронежские и липецкие заводы. В районе Тулы начали действовать новые металлургические заводы Никиты Демидова и Ивана Баташева. К северо-западу от Москвы начали работать заводы Максима Ситникова, Игнатия Уткина, Гайтанникова. Кроме того, известны доменные, молотовые и просто железоделательные заводы петровских времен: Василия Фролова в Вяземском уезде, Захария Зыбина в Лихвинском уезде ш многие другие, принадлежавшие П. Клюеву, С. Халтурину, А. Александрову, Шереметеву, К. Семенникову, Л. Логвинову, П. Черкасскому, Томилину, Рюминым, Борину, Аристову и иным владельцам.

В древнейшем центре русского железоделательного промысла - в Устюжне Железнопольской, где издревле действовали маленькие домницы. в 1703 г. задули две домны и лили ядра с тем, чтобы изготовить 120 тысяч штук к следующей весне. Вслед за Устюженским здесь вырос второй казенный завод - Тырпицкий. В 1703 г. началось строительство доменного и молотового завода на речке Лососинке у Онежского озера, названного Петровским. В том же году в этом районе построили Повенецкий доменный и молотовый завод, а в 1707 г. в этом же районе - Кончезерский. Немало выполнили и иных дел, вплоть до постройки специальных металлообрабатывающих заводов, в том числе Сестрорецкого оружейного, указ о постройке которого дан в 1721 г., а строительство окончено в 1724 г.

Петр I поставил перед страной грандиозные по тому времени задачи - развития металлургии и в тех условиях блестяще разрешил их.

Историческую заслугу Петра составляет то, что он сумел организовать заводское строительство тех дней, опираясь на отечественный и зарубежный опыт. Он сумел привлечь в страну таких знатоков, как голландец Вилим Геннин, который явился организатором крупных строительств в Карелии и на Урале. Он привлек такого деятельного и знающего помощника, как Иван Блюэр, а также многих других иноземных специалистов: Михаэлиса, Ивана Ланга, Христофора Левенфейта, Якова де Лина, Петра Дамеса, Вильгельма Штифта и других. Эти знатоки своего дела немало помогли, но не они сыграли решающую роль. Их было слишком мало для тех работ, которые велись во всех концах страны. Слишком недостаточно зная местные русские условия, они вынуждены были прежде всего опираться на труд русских специалистов.

Рис. 6. Оружейный двор в Тобольске. - По 'Чертежной книге Сибири' Семена Ремезова, 1701 год. Государственная Публичная библиотека. Ленинград
Рис. 6. Оружейный двор в Тобольске. - По 'Чертежной книге Сибири' Семена Ремезова, 1701 год. Государственная Публичная библиотека. Ленинград

Решающая роль в развитии отечественной металлургии принадлежала сынам русского народа, и они отлично эту роль выполняли.

Именно русские специалисты были непосредственными руководителями строительства подавляющего числа заводов, а весь труд по строительству, конечно, полностью лежал на русских плечах.

Именно они вынесли на себе всю тяжесть труда по открытию новых подземных богатств и по возведению своими руками сооружений для использования их.

Такому положению благоприятствовали петровские законы, разрабатывавшиеся с целью подъема русской металлургии и рассчитанные на выполнение этой задачи трудами прежде всего широких масс, как это, в частности, запечатлено в словах, обычных для грамот и указов тех дней, о необходимости участия в розысках и использовании руд "всяких чинов людей".

Документы, показывающие, что основные работы по созданию первенцев петровской черной металлургии выполнили русские люди, дополняются аналогичными показаниями документов, относящихся к первым петровским делам по розыску и использованию руд.

В 1697 г., одновременно с перепиской о заведении больших заводов черной металлургии, шла переписка, связанная с петровским почином в использовании медных руд. Казанский воевода Петр Львов получил приказание везде досматривать и сыскивать медные руды "и буде медная руда сыщется... заводить медные руды заводы и медь плавить против прежнего". Особо выделили при этом необходимость "с великим радением" вести розыск медных руд за Камой, то есть на Урале, продолжая тем самым почин Стрешнева, Светешникова и других русских деятелей, стоящих у колыбели первенца нашей заводской цветной металлургии.

Посланный в том же году из Москвы в Казань Лаврентий Нейдгарт смог опереться на труд кунгурского крестьянина Федора Мальцова и татарина Боляк Русаева, объявивших медные руды.

К 1697 г. относится известие о петровских розысках самоцветов. Оно также связано только с русскими именами. Приехавший с Урала "сибирянин, софейского дому боярской сын" Иван Салманов сообщил в Москве, что в 1695 и 1696 гг. ему пришлось бывать в Ростенской слободе Верхотурского уезда и видеть у ее жителей "камень подобен хрусталю".

3 мая 1697 г. верхотурский стрелец Борис Шлыков повез грамоту воеводе Дмитрию Протасьеву, получившему ее 30 июля. Воеводе предписали: послать из Верхотурья в Ростенскую слободу "кого пригоже и того хрустального камени в горах, где он есть, велели наломать куски болшие и чистые, и средние и малые". Камень-хрусталь приказали отправить с "человеком добрым" по зимнему пути в ящиках в Москву.

В 1699 г. в Москве стало известно: "...в Кунгурском де уезде, меж; Асинские слободы и Кунгура, по речке Бым, в вершине, в черном лесу, в горе... Федка Попков обыскал... вновь медные руды призначную землю". На место находки отправился "рудокопной мастер, подполковник: Лаврентей Нейтор" (Нейдгарт).

Сохранившиеся тексты петровских документов называют многие сотнш имен русских рудознатцев и немногие имена иноземцев, шедших обычно по путям, уже проложенным русскими. О таком положении говорят документы, написанные в те дни руками не только русских людей.

Рис 7. Каменский завод, сооруженный Петром I. По рисунку в голландской книге Витсена, 1705 год
Рис 7. Каменский завод, сооруженный Петром I. По рисунку в голландской книге Витсена, 1705 год

В 1702 г. знаменитое впоследствии Гумешевское медное месторождение открыли местные крестьяне Сергей Бабин и Кузьма Сулей. Для проверки открытия отправились Василий и Иван Томиловы. Они прислали образцы и чертежи в Тобольск Андрею Виниусу, приехавшему из Москвы для досмотра уральских горнозаводских дел.

Такие люди, как Сергей Бабин, тогда разыскивали руды из года в год и притом действовали иногда целыми семьями. Одновременно с Сергеем розыском руд занимались его братья: Родион, Федор и Степан Бабины. Они открыли медные руды на речке Решетке в 1702 г., на речке Полевой в 1710 г. и во многих других местах. Геннин сообщает нам, что такие заводы, как Сысертский, создавались на основе открытий и указаний Бабиных, обративших внимание Геннина на железные руды по реке Сысерти, давно известные арамильским крестьянам. И в других местах старинные металлургические народные промыслы служили основой для создания новых петровских заводов; так обстояло дело и о Каменским, и с Невьянским, и с некоторыми другими заводами.

В 1703 г. крестьянин Шилов открыл на восточном склоне Урала месторождение медных руд на месте, где затем возник Шиловский рудник. В том же году розысками медных руд на западном склоне Урала - в Кунгурском, Усольском и Вятском уездах - занимались Иван Патрушев, Данило Воронцов. В эти и последующие годы многие русские рудознатцы занимались розыском железных и медных руд, селитры, киновари.

Месторождения самородной серы и "вохры" открыл автор "Книги о скудости и богатстве" Иван Посошков, писавший в те годы: "И нефти сыскал я многое ж число...".

Известия об открытиях русских рудознатцев шли в Москву, а затем н в Петербург из разных концов страны.

В 1714 г. молотовый мастер Рябов открыл "марциальные воды", то есть минеральные лечебные воды в районе Петрозаводска, за что Петр I его наградил. В 1724 г. стало известно, что нерчинский житель Гурков открыл за Байкалом месторождение самоцветов на речке Адун-Чилоне.

Русские имена стоят у самого истока петровского строительства новых заводов. Труды Дмитрия Протасьева, занимавшегося в 1697 г. розыском магнитного железняка и "доброй железной руды", продолжил Кузьма Петрович Козлов, бывший верхотурским воеводой с 1698 по 1702 г. Он руководил постройкой петровских первенцев - Каменского и Невьянского заводов, он же занимался розыском серебряных и иных руд. Козлову помогали многие русские люди. Он получил указ, в котором значилось: "...велено на Верхотурских железных заводах для надзирания за мастеровыми людьми быть верхотурскому сыну боярскому Михаилу Бибикову и дан ему на Москве о управлении заводском наказ из Сибирского приказа за приписью дьяка Василья Атемирева".

Труды Козлова и Бибикова по постройке Каменского и Невьянского заводов сочетались с трудами Семена Викулина, о котором в 1701; г. в Тобольск прислали указ воеводам Михаилу Яковлевичу и Алексею Михайловичу Черкасским: "...велено для осмотру и указывания плотинного и доменного строения и молотовых быть на тех Верхотурских заводах москвитину садовнику (Это отнюдь не "царский садовник", как обычно полагают, считая, что Никулин занимался садами. Садовник, или "садчик", - основатель новых поселений, на которых он "садил" не деревья" а людей) Семену Викулину, для того что де он заводское дело управлять может и пред сего у таких дел бывал".

Документы называют в числе непосредственных руководителей строительства заводов таких людей, как строители Каменского завода тобольский сын боярский Иван Астраханиев и плотинный мастер Ермолай Неклюдов. Здесь же, в 1703 г., по р. Каменке выше завода, Иван Качалов построил запасную плотину с двумя молотовыми фабриками, кузницей и другими строениями при ней. В дальнейшем, в 1703-1705 гг., завод расширили под наблюдением Ивана Аршинского и Христофора Левенфейта.

В числе прочих показательны документальные свидетельства о строителях и владельцах Шувакишского железоделательного завода, история которого, начинающаяся в 1704 г., связана с такими именами, как уралец Ларион Игнатьев, арамильские крестьяне Чебыкин и Чусовитинов, москвич Степан Болотов, нижегородец Иван Масляница, туляне Мингалев и Ермилов.

Документы называют также организаторов и строителей других заводов. Вот некоторые из них: Уктусский - приказчик Иван Астраханцев; Алапаевский - верхотурский воевода Алексей Калетин; Кунгурские медеплавильные - Леонтий Шокуров, Окоемов; Лялинокий - верхотурский воевода Алексей Беклемишев и компанейщик Петр Худяков; Синячихинн ский - капитан Тобольского полка Иван Королевич. В эти же годы действовали в центре страны и на северо-западе такие строители заводов, как Яков Власов, Красильвиков, Вырубов и многие другие. После пожара, уничтожившего заводские строения у второй плотины Каменского завода, их восстановил в 1720-1721 гг. "камисар" Федор Фефилов.

Сохранилось также много иных имен. В 1701 г. для постановки оружейного дела прибыл на Каменский завод Никифор Пиленко с сорока русскими мастеровыми. В 1702 г. на этот же завод прибыл из Серпухова Яков Беляев для постановки производства уклада. На петровских заводах арсеналах действовали такие русские замечательные мастера, как литейщик Иван Федорович Маторин, получивший известность еще в 1694 г.

Рис. 8. Василий Никитич Татищев (1686-1750)
Рис. 8. Василий Никитич Татищев (1686-1750)

Сохранились имена таких деятелей, как подштурман Федор Казанцев, налаживавший в 1716 г. "доменное и пушечное литье" на Невьянском заводе. Он соорудил здесь "домну по английской пропорции" и "меха уставил и в ход пустил". В том же году в Невьянске работал Плечоз, прибывший "с Олонецких заводов на Урал "для научения дощатого дела тамошних мастеров". На русских заводах в эти годы происходило формирование таких известных в дальнейшем крупных горнозаводских деятелей, так Тимофей Бурцев, Никифор Клеопин и их товарищи. Именно в эти годы начал свой творческий путь наиболее выдающийся из русских горнозаводских деятелей первой половины XVIII в. Василий Никитич Татищев, один из самых замечательных представителей своей эпохи. В 1720 г. он получил предписание ехать на Урал: "...в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные разные места", - строить заводы и выплавлять металл.

На Урале Татищев совершил множество дел. Он создал единый административный центр, управлявший горнозаводскими делами на огромном пространстве от Приуралья до далеких просторов Сибири. Он удачно выбрал место для постройки города - горнозаводского центра для всей восточной части страны. В верховьях р. Исети он заложил город Екатерининск (переименованный Генниным в Екатеринбург), ныне Свердловск. Он же выполнил огромную работу по организации разведки руд и строительству новых заводов. Посланцы Татищева продвинули дело розыска руд далеко в Сибирь, вплогь до рудного Алтая. Татищеву принадлежит честь создания первых горнозаводских школ на Урале. Присланный на Урал после отозвания Татищева, Гениин смог опереться на таких отличных помощников, как Томилов и другие русские деятели.

Мудрая политика Петра I принесла к исходу правления великого преобразователя замечательные результаты Б горнозаводском деле. Во главе всего горнозаводского дела страны стояла Берг-Коллегия, в которой работали выдающиеся русские и иноземные организаторы. На петровской основе воспитывались новые деятели, занимавшиеся творческими делами в разнообразных горнозаводских областях. Новый облик приобрели старые районы, а на востоке возникла новая база по добыче и обработке металла - Урал. Именно здесь, на основе, заложенной Петром I, сформировались в дальнейшем такие горнозаводские новаторы, как Ползунов и Фролов, украсившие своими творческими подвигами историю XVIII в.

В петровские дни началась подготовка многих грядущих великих дел русской промышленности. История горнозаводских дел Алтая, Забайкалья, Донбасса и Кузбасса имеет у своего истока труд питомцев великого Петра.

Широко распространено мнение, что серебряные руды на северовосточном Алтае и за Байкалом открыты греком Александром Левандиани. Изучение документов показывает, что серебряные руды в обоих случаях были хорошо известны местным рудознатцам задолго до появление каких бы то ни было иноземцев.

Еще в 1696 г. стольник и томский воевода Василий Андреевич Ржевский занимался розыском серебряных руд, открытых на речке Каштаке" местными жителями. Для проверки известий об этих рудах он отправил, боярского сына Степана Тупальского, произведшего разведку по указаниям местных жителей: "...князец ...Мыша указал ему Степану на речке Коштаке место, где означилась серебряная руда".

Образцы руды, привезенной Тупальским в количестве двух пудов, Ржевский отправил в Сибирский приказ. Из Москвы руду послали для исследования в Ригу. Только после трудов Тупальского, Мыши, Ржевского и других местных деятелей на речку Каштак отправили из Москвы Левандиани с партией рудознатцев: "...гречанин Александр Левандиан" да товарыщи его Симеон Григорьев, Спиридон Манойлов, Андрей Николаев, Федор Манойлов с товарыщи, 10 человек посланы в Томской к вышеписанным местам".

Документы также опровергают мнение о том, что серебряные руды за Байкалом "открыл" Левандиани. Русские рудознатцы открыли здесь, и притом во многих местах, серебряные руды задолго до того, как родился Левандиани. Выше упоминалось, что серебряные руды за Байкалом разведывал Василий Поярков еще в сороковых годах XVII в. Затем серебряные руды здесь находили русские во многих местах, особенно в 70-80 гг. того же века. И в петровские дни, как показывают царские грамоты, посылавшиеся в 1696 г. нерчинскому воеводе Самуилу Николаеву, застрельщиками разведки забайкальских руд были русские. Левандиани смог идтш по проложенным тропам и опираться на современный и предшествующий ему русский труд.

В петровские дни русские рудознатцы выполнили немалый труд, подготавливая последующее развитие горнозаводских дел на рудном Алтае".

В 1717 г. томские крестьяне Степан Костылев и Федор Комар сообщили сибирскому губернатору Гагарину об открытии ими в "Томских урочищах" богатых медных и серебряных руд. Образцы руд поступили к В. Н. Татищеву. Блюер, опробовавший по его поручению руды,, установил в них отличное содержание меди - до тридцати процентов; и более.

Татищев придал этим открытиям большое значение. 21 мая 1721 г., он послал с Урала уктусского приказчика Никиту Петрова и рудознатца Ивана Привцына для обследования алтайских месторождений. В следующем году Петров и Привцын привезли образцы руд с верховьев рек Томи и Оби, но к этому времени деятельность Татищева на Урале прервалась. Из-за конфликтов с Демидовыми он оказался вынужденным уступить свое вместо Геннину, а в дальнейшем Акинфий Демидов использовал труды татищевских посланцев на Алтае, соорудив здесь после смерти Петра I первый завод.

Рис 9. 'Чертеж серебряного дела и руд'. Нерчинский сереброплавильный завод. - По 'Чертежной книге Сибири' Семена Ремезова, 1701 год. Государственная Публичная библиотека, Ленинград
Рис 9. 'Чертеж серебряного дела и руд'. Нерчинский сереброплавильный завод. - По 'Чертежной книге Сибири' Семена Ремезова, 1701 год. Государственная Публичная библиотека, Ленинград

В петровские дни совершено еще одно выдающееся дело на востоке. В 1722 г. Волков открыл "Горелую гору" - каменноугольное месторождение в районе Верхне-Томского острога. Это открытие должным образом использовали только люди Страны Советов, создав здесь мощную каменноугольную промышленность Кузбасса.

Подготовка новых промышленных дел на востоке сочеталась в петровские дни с важными начинаниями и открытиями в европейской части страны.

В 1715 г. Василий Лодыгин и гвардии капрал Воронцов донесли Петру I о своей попытке создать заводы в районе, где они нашли "между рек Дона и Хопра на речках Толычевой, Маинной и Шумянной рудные прииски".

В двадцатых годах XVIII в. по воле Петра I выполнялись значительные по тому времени работы по розыску каменного угля на юге страны. Подьячий Григорий Капустин нашел каменный уголь на Дону.

11 сентября 1723 г. Петр I принял решение послать партии разведчиков "на реку Днепр и речки, которые в тот Днепр пали, для осмотру " сыску каменного уголья". Приняли решение производить поиски также в бассейне Дона и с этой целью послать людей на "Осереду, где приискал подьячий Капустин уголь". В 1724 г. отправились на юг партии; Рандалера - на Днепр, а Капустина с Никсоном - на Дон. Они совершили интересные и важные открытия каменноугольных месторождений, время широкого использования которых пришло только почти через полтора столетия.

Рис. 10. Нижне-Тагильский завод в 1735 году - Свердловский областной государственный архив
Рис. 10. Нижне-Тагильский завод в 1735 году - Свердловский областной государственный архив

Хотя только немногое из того, к чему стремился Петр I, удалось ему осуществить, тем не менее русский народ выполнил в те дни огромный труд, сооружая новые заводы, вступавшие в строй в разных концах страны и создававшиеся в прямом смысле слова руками народа. Это отмечено в записях иноземных современников тех дней и дел; Геннин записал о непосредственных строителях Невьянского завода:

"Те заводы строены и по постройке в разные работы посыланы были крестьяне из слобод Тагильской, Невьянской, Ницынекой, Ирбитской, Арамашевекой, Белослуцкой, Аятской, Краснопольской, Чюсовской, Белоярской, Новопышминской, Камышловской, Пышминской, Красноярской. Тамакульской и верхотурекие ямские охотники не по ровному числу, но когда сколько понадобитца".

О строителях Каменского завода Геннин записал:

"Строен оной крестьянами Катайского да Колчеданского острогов, также Каменской, Камышевской и Багарядцкой слобод за снятые с них крестьян денежные и хлебные оброки по переписным книгам Ивана Качалова. У того строения был присланной из Тобольска сын боярский Иван Астраханцов да плотинной мастер Ермолай Неклюдов".

Следующий по времени петровский завод на Урале - Уктусский построен "Тобольского и Верхотурского уездов разных слобод крестьянами, а именно: Арамильской, Калиновской, Мурзинской, Беляковской, Буткинской, Куляровской, Юрмытской, Туринской и Благовещенской".

Об Алапаевском заводе сказано: "Строил те заводы стольник и верхо-турской воевода Алексей Калетнн Верхотурского ведомства, Невьянской, Арамашевской, Ирбицкой, Ницынекой, Камышловской, Красноярской" Пышминской и Белослюцкой слобод крестьянами".

Подобные материалы можно привести и о других заводах, строившихся те дни руками русских крестьян, работных людей, а иногда и солдат. Потом и кровью русского народа политы и плотины, и заводские сооружения того времени.

Огромный труд выполнял тогда народ во время работ и на крупных заводах, и на мелких распыленных железоделательных промыслах, продолжавших существовать и при Петре I, и в последующие годы. Только в одной Галицкой провинции к 1724 г. действовало свыше 600 крестьянских железоделательных горнов, немало их также находилось и в иных местах страны. Однако с петровских дней все они вместе взятые имели второстепенное значение. Основными поставщиками металла стали новые заводы.

К началу XVIII в. - до вступления в строй петровских металлургических первенцев, - по подсчетам С. Г. Струмилина, выплавка чугуна во всей России вряд ли превышала 150 тысяч пудов. В это время в такой стране, как Англия, получали ежегодно по крайней мере в пять раз больше. К исходу деятельности Петра соотношение изменилось. Русские доменные печи в 1720 г. выплавили 730 тысяч пудов чугуна, а в 1724 г. - 1.165 тысяч пудов. Петр I добился роста выплавки чугуна в России на 770%. Англия уже оказалась позади, а про такие страны, как Франция и Германия, тогда далеко отстававшие от Англии, и говорить не приходится.

В Англии за XVIII в. производство чугуна выросло только немногим более чем в девять раз. В России за XVIII в., на основе, заложенной великим Петром, выплавка чугуна выросла за одно столетие в шестьдесят шесть раз.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Смотрите информацию ремонт квартир в Королеве у нас на сайте.




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'