Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Рудознатцы и строители

Народ-рудознатец - это имя завоевано тяжелым многовековым трудом русских первооткрывателей подземных богатств нашей страны. Тысячи простых русских людей издревле шли по нехоженым тропам, открывая сокровища, скрытые в подземных глубинах. Именно их труд-труд рудознатцев и горщиков, как именовали в старину первооткрывателей руд, самоцветов и иных ископаемых, - встречаем всякий раз у истока замечательных дел, связанных с разведкой недр нашей необъятной страны.

Сохранились также известия о приглашениях в прошлом в нашу страну некоторых зарубежных знатоков рудных дел. Однако изучение многих тысяч документов доказывает, что зарубежные рудознатцы всегда играли у нас лишь подсобную роль, шли по тропам, уже проложенным сынами русского народа. Известны многие приглашения зарубежных знатоков и неизвестен ни один случай открытия ими какого-либо важного месторождения, которое еще не знали бы русские рудознатцы. Иноземцы иногда серьезно помогали делу, уже начатому русскими, но сами никогда не были первооткрывателями. Особенно ярко проявилось это в деле розысков золота и серебра.

Еще Иван III в 1488 г., зная, что в нашей стране "руда золотая и серебряная есть", просил венгерского короля Матвея I Корвина прислать мастеров, знающих золотую и серебряную руды и умеющих их "разделить с землею". Таких же мастеров Иван III поручал пригласить своим послам, отправляя их через год к Фредерику II.

В 1491 г. на основании известий о серебряной руде на р, Цыльме в бассейне Печоры - известия об этом могли быть тогда только русского ироисхождения - послали целую партию "на Печеру... руды искати серебряные". Партию, в которой были иноземцы-рудознатцы Иван да Виктор, повели Андрей Петров и Василий Болтин. Ими проведены были большие работы, но золотопромышленность в России не возникла ни тогда, ни в дальнейшем на основе труда иноземных знатоков, которых неоднократно приглашали для этой же цели впоследствии. Так, в 1600 г. Роман Бекман для работы в нашей стране нанимал в Любеке "рудознатцев, которые знают находити руду золотую и серебряную". Не помог делу в дальнейшем Христиан Дробыш и многие другие иноземцы, вплоть до "лозоходца" Рылки, действовавшего на Урале в сороковых годах XVIII в. Русская золотопромышленность возникла на основе трудов Ерофея Маркова, Ермолая Рюмина, Игнатия Юдина на Урале и их русских товарищей на Алтае и в Сибири.

Документы XVII в. показывают, чаю именно русские рудознатцы создали ту основу, на которой оказалось возможным последующее развитие больших горнозаводских дел. Остановимся только на некоторых из многих их трудов.

В 1623 г. кузнец Федор Еремеев открыл железную руду близ Томска. В 1625 г. изготовили первую пушку из сибирского железа, добытого из атой руды. Вместе с Еремеевым тогда потрудились Пятунка Кызыл, Ивашко Баршен, Вихорко Иванов.

Вскоре произошло новое важное событие.

В 1628 г. Иван Шульгин открыл на р. Нице новое месторождение железных руд, для использования которых был создан русскими строителями первый завод на Урале - Ницынский, начавший действовать в 1631 г.

В 1633 г. русские деятели во главе со стольником Василием Ивановичем Стрешневым и Надеем Андреевичем Светешниковым открыли медные руды на Каме, где ими был создан первый наш медеплавильный завод - Пыскорский.

Вместе со Стрешневым и Светешниковым здесь трудились Челищев, Шишкин, Бахметьев, Рябинин, Иван Волков, Арсеньев, Григорий Волков, Иван Стрешнев.

Следуя по пути, проложенному строителями водяных мельниц и таких предприятий, как Лахомский металлургический завод XVI в., они создали Пыскорский завод как вододействующее предприятие. Прибывший на Каму в 1653 г. Ариот Петцольд увидел здесь уже построенный завод и только дал не весьма удачный совет о выборе нового места для этого завода.

Дело на Пыскоре, начатое в 1633-1634 гг. русскими руками, в дальнейшем продолжали: Богдан Тушян, Тимофей Лодыгин, Иван Онуфриев и другие русские деятели.

Подземные богатства нашей страны и в то время, и много ранее привлекали внимание иноземных предпринимателей. Еще в 1569 г. английская компания получила от Ивана Грозного разрешение плавить железо на Вычегде, но дело это так и не было осуществлено. Не увенчались практическим успехом и розыски руд Джоном Ватером в 1618-1622 гг., а также Фричем и Герольдом, искавшими в 1626 г. руды в верховьях р. Камы.

Рис. 2. Русские рудознатцы, 1491 год. - Лицевой летописный свод XVI века. Государственная Публичная библиотека. Ленинград. Под рисунком объясняющий его текст: 'O руде. Тоя ж осени октября в 20 день (1491 г.) приидоша на Москву Андреи Петров да Расилеи Иванов сын Болтина, что посылал князь великий с ними немец Ивана да Виктора на Печеру руды искати серебряные. И они нашли руду серебряную и медяную великого князя в вотчине на Цымле, не доходя Космы реки...'
Рис. 2. Русские рудознатцы, 1491 год. - Лицевой летописный свод XVI века. Государственная Публичная библиотека. Ленинград. Под рисунком объясняющий его текст: 'O руде. Тоя ж осени октября в 20 день (1491 г.) приидоша на Москву Андреи Петров да Расилеи Иванов сын Болтина, что посылал князь великий с ними немец Ивана да Виктора на Печеру руды искати серебряные. И они нашли руду серебряную и медяную великого князя в вотчине на Цымле, не доходя Космы реки...'

Впервые практических успехов иноземные предприниматели добились в 1632 г., получив царскую грамоту на устройство железоделательных заводов. Грамотой пожаловали: "...галанские земли гостя Ондрея Денисьева сына Виниюса да торговых людей Аврама Денисьева сына Виниюса, да Елисея Ульянова сына Вылкенса". Предприниматели получили монопольное право "... делать из железные руды меж Серпухова и Тулы на трех реках и впредь где они места приищут, которые к железному делу будут годны, всякое железо мельнишными заводами..."

Виниус и его компаньоны получили монопольное право на постройку "мельнишных", или вододействующих, заводов, как показывает текст жалованной грамоты: "...и в те десять лет, как они мельницы на реках наготовят и железо учнут плавить и ковать и всякое железное дело делать, и той железной руды иноземцам и русским людям нигде и никому на откуп и без откупа отдавать и мельниц ставить и всякого железного дела мельнишным заводам делать и за море возить никому не велели..."

На основании грамоты они построили группу заводов на речке Тулице, близ города Дедилова, для использования железных руд, давно известных русским. Виниус с компаньонами ввел новую западноевропейскую технику, создав крупные по тому времени доменные и передельные предприятия с последующей переработкой металла в изделия. Воздуходувные меха и станы приводились в действие водяными двигателями.

Однако, закрепив за собою монопольные права, тормозя работы других деятелей по созданию русской заводской металлургии, иноземные предприниматели, как считают современные исследователи, сыграли в известной мере отрицательную роль. Заводы Виниуса и его компаньонов нанесли тяжелый удар русской народной металлургии, не будучи сами в силах справиться с принятыми на себя монопольными правами ("Появление Виниуса принесло с собой иностранную технику и в то же время отняло полностью возможность ее распространения в крае и едва ли не во всей России ("иноземцам и русским людям нигде и никому"). Монополия на иностранную технику... затормозила ее развитие в России, законсервировала всю крестьянскую и посадскую железоделательную промышленность вне заводов Виниуса задержала ее в начальной стадии развития и не только до середины XVII в., потому что монополия Виниуса была затем продлена его преемнику Марселису". Материалы по истории крестьянской промышленности XVIII и первой половины XIX вв., т. I, M. - Д., 1935, стр. 285, 286). Постановка дела у Виниуса и его компаньонов была далеко не совершенной: заводы работали с перебоями, места для них были выбраны столь неудачно, чго заводы часто приходилось переносить. В конечном счете все эти заводы, созданные в XVII в., не пережили тот век.

Виниус, испытывая большие затруднения, одно время привлек к себе в компаньоны Морозова, самостоятельно занимавшегося в дальнейшем заводскими делами. С 1639 г. в компанию с Виниусом вошли Филимон Акема и Петр Марселис. Одним из строителей металлургических заводов нового типа был в те годы Илья Данилович Милославский, который завел Поротовский завод, доставшийся затем Марселису и Акеме.

Переписные книги 1647-1690 гг. показывают, что, помимо Тульских, или Городи щенских, заводов, в подмосковном районе были заведены в XVII в. следующие заводы: Поротовский, Угодский, Вепрейский и Каширские - Ведменский, Саломыковский, Чернцовский, Бакинский.

Все эти заводы построили на базе рудных месторождений, известных русским очень давно. Иностранцы еще в XVI в. знали, что русские разрабатывают эти месторождения, как показывают упоминавшиеся свидетельства Герберштейна и Барберини. Иноземные предприниматели, занявшиеся Тульскими и Каширскими заводами, использовали опыт русских рудознатцев, давно знавших и использовавших местные месторождения для мелких предприятий, а строительство новых заводов и их работа были делом рук русских людей.

Рис. 3. Металлургический завод на речке Белой. - Чертеж XVII века. Государственная Публичная библиотека, Ленинград. По правому берегу ниже плотины: мельница с водяным колесом и кузница. По левому берегу у плотины: амбар молотовый и амбар доменный с домной (водяные колеса даны в виде дуг и полукругов). В центре: 'сверлишной пушечной анбар' с приводом сверлильного стана от водяного колеса. Над пушечной еверлильней - угольный амбар, левее 'анбар, где фурмы делают', и 'кузнечный анбар'
Рис. 3. Металлургический завод на речке Белой. - Чертеж XVII века. Государственная Публичная библиотека, Ленинград. По правому берегу ниже плотины: мельница с водяным колесом и кузница. По левому берегу у плотины: амбар молотовый и амбар доменный с домной (водяные колеса даны в виде дуг и полукругов). В центре: 'сверлишной пушечной анбар' с приводом сверлильного стана от водяного колеса. Над пушечной еверлильней - угольный амбар, левее 'анбар, где фурмы делают', и 'кузнечный анбар'

В те годы, когда Виниус, Акема и Марселис пытались использовать плоды труда наших людей в центре страны, русские рудознатцы действовали на огромном пространстве от западных рубежей до тихоокеанских берегов.

Вслед за Ницынским и Пыскорским заводами на Урале, в районе Чердыни построили Красноборский железоделательный завод.

В 1640 г. письменный голова Яналей Бахтеяров вел розыск руд по реке Витиму в Сибири. В 1644 г. Иван Колесников "проведывал" серебряную руду на Байкале. В 1645 г. Григорий и Петр Стрешневы объявили невьянские и ирбитские медные руды, найденные "по сказкам", то есть по указаниям местных крестьян, в числе которых был верхотурец Малафейко Тимофеев, объявивший "рудные признаки, три камени". Испытание руд, объявленных Стрешневыми, производили Соликамские люди: плавильщик "Олександрик Иванов" и "Сенка колокольник". В сороковых годах XVII в. ярославский посадский Иван Третьяк искал селитру "на великой реке Лене", а известный землепроходец Василий Поярков разведывал за Байкалом серебряную и свинцовую руду "на Зие и Шилке реке".

Поярков разведал месторождения, на базе которых в следующем столетии создали Нерчинские заводы.

Розыски полезных ископаемых охватывали все более труднодоступные районы. Роман Неплюев искал серебряную руду на Новой Земле в 1652 г., Федор Пущин - в Сибири в 1659 г., Андрей Барнышлев нашел в 1660 г. слюду на р. Кие в Кузнецком Алатау.

Главным продолжал оставаться труд местных деятелей, на основании показаний которых часто отправляли целые партии из Москвы. Именно так отправили в 1661 г. дьяка Шпилькина для проверки известия о находке руд Алексеем Машуковым на Канином Носу и в районе Югорского Шара. Именно так в 1663 г. отправились в дальний путь стрельцы Ивашко Блинов, Ивашко Харитонов, Тренька Иванов, Микидонко Котов. Их послали проверить известие о серебряных рудах, отысканных местными рудознатцами "в Перми Великой в Чердыни, за горою прозвище Поманенною, меж Вагран-озером на болоте". Проводниками москвичей, прибывших для проверки известия, были местные жители: рудознатец Максим Семенов сын Токарев, серебреник Андрюшка Вятчанин. В 1666 г. для проверки известия об алебастровой горе на Северной Двине между Холмогорами и Архангельском ездил Коновалов вместе с Кампеном. В том же году князья Милорадовы и сотник Некрасов искали серебряную руду в Мезени и на Кеврели.

Новгородский торговый гость Семен Гаврилов вместе с иноземным плавильщиком Денисом Юрышем в том же году начал розыск медных руд в Олонецком уезде, где их месторождения уже хорошо знали местные жители. Гаврилов создал здесь вододействующий завод, но в дальнейшем в этом районе горнозаводское дело захватили иноземцы Петр Марселнс и Бутенант.

Известия об открытии подземных сокровищ непрерывно следовали со всех концов страны.

В 1668 г. в Восточной Сибири Ефим Козинский разведывал серебряную руду и самоцветы, Григорий Анкудинов нашел жемчуг на "Охте реке", Федор Яковлев собрал в районе Охогска жемчуга "два фунта без четверти", тунгус Кавлачко с реки Улы нашел "каменье не простое".

В том же 1668 г. сделал важное открытие "устюжанин Жданко сын Оглоблинских и Нерадовских он же". Он отыскал на Колыме "каменье хрусталь", а также "каменье лазуревое и красное".

Восточная Сибирь дала русскому народу свои первые самоцветы.

"Медной руды плавильщик" Дмитрий Тумашев сделал в те годы замечательные открытия на восточном склоне Урала. Он нашел пользующееся теперь мировой известностью Мурзинское месторождение самоцветов, или, как тогда говорили, "узорочных" камней.

Открытие Дмитрия Александровича Тумашева стало хорошо известным в Москве уже в 1669 г. Тумашев точно указал место находки. В "сказке", написанной 16 июля 1669 г., он говорил о своем открытии: "...обыскал в Тоболском уезде, повыше Мурзинской слободы, над Нейвою же рекою в горе два изумруды кэмени. да три камени с лаловыми искры, да три камени тунпасы".

21 декабря 1669 г. в одной из царских грамот писали об открытии Тумашева: "...обыскал цветное каменье, в горах хрустали белые, фатисы вишневые, и юги зеленые, и тунпасы желтые".

Изумруды, горный хрусталь, красные самоцветы с искрами драгоценной шпинели - лалы, топазы, фатчсы вишневые - гиацинты, юги зеленые - хризолиты, - все это открыл на Урале и дал стране простой русский человек, "медной руды плавильщик". Сотни иноземных рудознатцев и горщиков, работавших в стране на протяжении столегий, даже все вместе взятые, не сделали ничего, хотя бы отдаленно приближающегося к тому, что оказалось по плечу одному Дмитрию Тумашеву, сделавшему в том же 1669 г. еще одно важное открытие. Он первым нашел на Урале наждак: "...в Верхотурском уезде, выше Невьянского острогу, вверх по Невье реке".

Русский народ выдвинул не одного, а множество таких замечательных деятелей.

Стольники, думные дворяне, дьяки, подьячие, "салдацкого строю" офицеры, стрельцы, монахи, торговые гости, а больше всего простые русские люди - крестьяне, посадские, казаки и другие - упорно вели розыск соли, руд, самоцветов, слюды и иных подземных сокровищ на поморских землях, в горах Урала и Алтая, на берегах Телецкого озера и за Байкалом, на Каме, Шилке, вдоль по великим сибирским рекам, в речных обрывах, в логах, лощинах и ущельях, в тайге и в полярных холмах.

В 70-х годах XVII в. проявилось новое. Русские и иноземные предприниматели начали создавать товарищества для широкого розыска подземных богатств. В 1675 г. розыском золота и серебра на Урале занижались Яков Галкин, Семен Захаров, Андрей Виниус. В том же году в сентябре успенский поп Дементий Федоров создал в Москве компанию, в которую вошли Сергей Патрекеев, Василий Старцев, Василий Вальяшников. Тогда же возникла в Москве еще одна компания для розыска руд во главе с сытником Львом Нарыковым, в которую вошли его братья "Ларка да Стенка", Филипп Лукоянов, Никита Алмашин "с товарыщи". Князь Юрий Ромодановский выделил для розыска руд своих людей: Кондратия Мерку льева, Федора Куксина, Ивана Горшкова. В 1676 г. серебреник Ерофей Ножевников с товарищами получил право на розыск руд по Каме, Волге, Оке и в иных местах.

Возникновение компаний этих предпринимателей было вызвано политикой крупного государственного деятеля - Артамона Сергеевича Матвеева.

В 1684 г. произошло замечательное событие. Иркутский письменный голова Леонтий Кислянский открыл нефть в нашей стране.

Русские знали до этого нефть, привозившуюся преимущественно как лекарственное вещество из Ирана. Кислянский нашел нефть в Сибири в районе Иркутского острога. Он действовал, опираясь на свидетельства местных жителей, рассказавших ему, что "за острожною де Иркуцкою речкою из горы идет жар неведомо от чего, и на том де месте зимою снег не живет и летом трава не ростет".

Обследовав это место, Кислянский установил: "...из горы идет пара, а как руку приложить, и рука не терпит много времени, и издалека дух вони слышать от той пары нефтяной; а как к той паре и скважине припасть близко, и из той скважини пахнет дух прямо сущою нефтью".

Расчистив место выхода газов, он окончательно убедился в том, что им открыта здесь "сущая нефть".

Кислянский умело наладил розыски подземных богатств в районах, прилегающих к Байкалу. В 1684 г. много месторождений слюды нашли его посланцы: Григорий Кибирев, Василий Коротов, Павел Паннушко, Павел Никитин, Анисим Михалев, Семен Семенов, Михаила Епифанов. В том же году Павел Никитин и Еремей Елисеев объявили байкальскую губку, о которой Кислянский сказал: "ведал я такую губу в Москве в Оружейной Полате великих государей и в рядех ее продают".

В 1684 г. Анисим Михалев и Данило Уразов объявили селитру, найденную ими по pp. Китою, Куде и Белой на брошенных становищах. Нестерко Афанасьев, Никита Кирпишников, Прокопий Горбун, Стефан Никитин разведывали по р. Витиму минеральные краски и привезли "краски лазоревой пудов... с шесть". Василий Коротов искал краски также по р. Витиму. Иван Поршенников из района Селенгинска привез образцы черной и желтой красок. Кислянский установил в составе черной краски квасцы. О желтой краске сказал, что она "по признакам по-русски желть, а по-немецки аврипйгмент", то есть аурипигмент.

Партия во главе с Анисимом Михалевым сделала важное открытие на основании показаний верхоленского ясачного Абуна. "В вершине Бугулдеихи реки" в районе Байкала нашли какую-то "руду". Кислянский опробовал привезенные образцы и установил следующее: "...а из привозу Анисима Михалева в одном ящике руда, называют ее по-немецки оловко, а по-русски карандаш самой прямой, про то я сам ведаю подлинно, а привозят его из немец".

Так был открыт в районе Байкала первый сибирский графит.

Розыски руд и иных подземных сокровищ производились с учетом возможности использовать их. Именно так действовала партия Григория Лонщакова из Нерчинска, в составе которой находились Филипп Яковлев и Василий Милованов. Разведав серебряные руды, записали: "А от тех рудных мест леса черные, листвяк, бережник, верстах в десяти и меньше, и острог поставить, и заводы завести для плавки руд мочно, потому что место угожее и пашенных земель много, хотя на пять сот дворов, и от Китайского государства то место в далнем расстоянии, и ссоры быть не для чего".

Так накапливались знания и опыт в районе, где в следующем столетии выросли богатейшие Нерчинские сереброплавильные заводы.

Подготовка грядущих горнозаводских дел все время сочеталась с немалыми по тому времени опытами по заводскому использованию открытий. Помимо уже упомянутых Ницынского, Пыскорского, Тульских и Каширских, Красноборского и Олонецких заводов, можно назвать некоторые другие, построенные в XVII в.

21 июня 1669 г. Дмитрий Тумашев, первооткрыватель уральских самоцветов, сделал в районе реки Нейвы "железной руды опыт". Убедившись, что полученное железо "годитца во всякое дело", он построил железоделательный завод у истоков рек Нёйвы, Режа и Исети, между озерами Таватуй, Аятским и Исетским.

В 1682 г. Федор Рукин с людьми из Колчеданского острога разведывал железорудное месторождение в районе Исетской пустыни Долматовского монастыря. Труды Рукина и его спутников завершились последующей постройкой Железенского железоделательного завода.

В 1689 г. подьячий Калугин с товарищами основал на речке Сарале, в 8 км от Елабуги, Саралинский медеплавильный завод.

Все это были только первые опыты заводской переработки железных и медных руд. Эти заводы были сравнительно невелики и часто существовали недолго. С целью улучшения дела их зачастую переносили на новые места. Немногие из заводов XVII в. продержались до начала XVIII в. Тем не менее в XVII в. было сделано великое дело: положен почин в сооружении металлургических заводов в разных местах страны.

Первые ростки нового заводского дела в области производства металлов сочетались с выдающимися по тому времени успехами в добыче таких ископаемых, как слюда и особенно соль. В XVII в. солеварение, известное и ранее, особенно успешно развивалось во многих местах от Белого моря до Урала и бассейна Енисея. Пермская соль тогда стала известна всей стране.

Рис. 4. Молотовый 'анбар'. Тульские заводы. XVII век. - Реконструкция Н. Б. Бакланова
Рис. 4. Молотовый 'анбар'. Тульские заводы. XVII век. - Реконструкция Н. Б. Бакланова

Помимо названных, нами изучено еще много иных дел русских людей, занимавшихся розыском и использованием подземных богатств в XVII и предшествующих веках. Имен и дел так много, что простые перечни составили бы большую книгу. Ограничиваясь сказанным, сделаем лишь несколько замечаний о труде наших рудознатцев и строителей до конца XVII в.

Русский народ выполнил к исходу XVII в. огромное дело, произведя розыски полезных ископаемых на обширнейшей площади Европы и Азии. Русские рудознатцы сумели приступить к розыску полезных ископаемых даже в столь отдаленных местах, как Алтай, Восточная Сибирь, Арктика. Именно они открыли в центре страны и на далеких окраинах множество новых месторождений железных и медных руд, слюды, соли, минеральных красок. Замечательными достижениями XVII в. были открытия серебряных руд в Сибири, самоцветов на Урале и в Сибири, нефти и графита в Сибири.

Опыт русских рудознатцев и строителей послужил основой для больших дел в последующие века. В районе, где на основе открытий Шульгина и Тумашева действовали в XVII в. Ницынокий и Тумашевский заводы, в самом начале XVIII в. вырос петровский завод - Невьянскнй. Открытие Рукина и его товарищей, приведшее к созданию в XVII в. Железенского завода, послужило основанием для создания затем в этом же месте петровского завода - Каменского. Дела, совершенные русскими рудознатцами и строителями XVII в., также послужили основой для создания петровских Олонецких заводов. Также еще в XVII в. русские разведали рудные месторождения: тагильские, нерчинские и иные, - использованные для крупных дел в следующем столетии.

В этом труде принимали участие представители всех сословий, но основную тяжесть его подняли на своих плечах представители простого народа - первые открыватели богатств наших недр. Простые русские люди осуществляли строительство в условиях жестокой эксплоатации со стороны заводчиков. Именно об этом говорят волнения тульских крестьян, приписанных к заводам. Достаточно напомнить о восстании крестьян Соломен-ской волости в 1672 г., возглавленном Ларионом Осиповым, Василием Титовым и Иваном Михеевым. Также следует напомнить о том, как боролись против заводчиков-поработителей олонецкие крестьяне, вожаков которых приказали "бить кнутом на козле нещадно", то есть приговорили засечь насмерть. Остальных участников борьбы тогда приговорили: "...достальных крестьян бить вместо кнута батоги, сняв рубахи, нещадно и дать их на поруки с записью".

Русскому народу дорогой ценой давалось освоение подземных богатств и работа первых заводов страны.

И народ вынес все, - народ-труженик, народ-рудознатец, народ-строитель.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Калининград 24 авто калининграда.




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'