Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск




ФБС фундаментный блок изготовление в компании "Брянский Бордюр".



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Василий Леонидович Омелянский (1867-1928)

Василий Леонидович Омелявский
Василий Леонидович Омелявский

Крупнейший русский микробиолог Василий Леонидович Омелянский родился в Полтаве 12 марта 1867 г. Отец его был учителем, а затем директором гимназии в Житомире, которую В. Л. Омелянский окончил в 1885 г. с серебряной медалью. В том же году он поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета. В университете Василий Леонидович больше всего увлекался химией, слушал лекции Д. И. Менделеева, а перейдя на старшие курсы, стал работать по органической химии у проф. Н. А. Меншуткина, под руководством которого и выполнил свой первый научный труд "К вопросу о влиянии разбавления на скорость химических реакций". Хотя Н. А. Меншуткин предлагал ему остаться при университете, чтобы подготовиться к профессорской деятельности, В. Л. Омелянский, не располагавший средствами, вынужден был устроиться на работу в качестве лаборанта-химика на металлургическом заводе вблизи Ростова-на-Дону. Может быть, и пришлось бы ему остаться заводским химиком, если бы не случай, изменивший всё направление его жизни и резко повлиявший на изменение характера его научной деятельности. В это время организовался Институт экспериментальной медицины, и на должность заведующего отделом общей микробиологии был приглашён молодой, но уже широко известный микробиолог С. Н. Виноградский. Последний обратился к проф. Н. А. Меншуткину, у которого и он в своё время учился, с просьбой рекомендовать ему в помощники молодого химика из его учеников.

"К своей рекомендации я отношусь очень серьёзно, - сказал Н. А. Меншуткин, - а потому позвольте подумать и выбрать". Через некоторое время С. Н. Виноградскому был рекомендован В. Л. Омелянский, который принял это предложение и охотно вернулся в Петербург, чтобы начать работу в новой для него области. В воспоминаниях С. Н. Виноградского очень ярко описана его первая встреча с В. Л. Омелянским и впечатление, которое он на него произвёл. "В 1893 г. в один зимний вечер, насколько помню, в первых числах ноября, я впервые увидел Василия Леонидовича, приехавшего с юга России и явившегося представиться мне в качестве моего будущего ассистента. Мало есть людей на свете, у которых вся внешность - выражение лица, речь, смех, манеры, движения - так верно выражают внутреннего человека, как это было у Василия Леонидовича. Мягкий по натуре, спокойный, уравновешенный, благожелательный, прекрасно воспитанный молодой человек, - представилось мне сразу, и я не только не ошибся, а скорее недооценил... С первого момента и до последнего, в течение почти 35 лет, отношения наши сохраняли неизменно безоблачный характер. Как было со мной, так было и с другими. И этот счастливый характер придавал его личности особенную прелесть. Он был живым примером, насколько характер красит человека, совершенно независимо от его славы и способности".

Таким же рисуется В. Л. Омелянский в воспоминаниях о нём и в более поздний период его жизни, когда он заменил С. Н. Виноградского в заведывании отделом: "Мягкий, приветливый, доступный человек, внимательно относящийся к вам, - пишет о нём О. М. Боголюбова, - не только по-товарищески, но даже дружески и уж отнюдь не как начальник. Ничего важного, олимпийского, так пугающего всегда новичка, мешающего одним спокойно найти себя, заставляющего других замкнуться в себе... Он ободрял, помогал и вёл неопытного заботливо и внимательно. Оттого никогда не было неловко сознаться ему в своём невежестве, оттого не страшно было бежать за малейшим объяснением к Василию Леонидовичу... Зависти, недоброжелательства не было у него ни в научных отношениях, ни в жизни. Наряду с этой простотой и доступностью Василий Леонидович был чужд и всякого тщеславия - не выпустить поскорее лишнюю работу из лаборатории, а глубоко проработать тот или иной научный вопрос - являлось его главной задачей. И это передавалось окружающим. Его любовное, вдумчивое отношение к науке заставляло и практикантов работать осторожно и тщательно, не делая из науки предмета спекуляции".

Естественно, что перед В. Л. Омелянским, когда он пришёл к С. Н. Виноградскому работать в новой для него области - в микробиологии, встал вопрос о том, сможет ли он освоить область знания, о которой у него были самые смутные представления. Высказанные им сомнения были встречены С. Н. Виноградским успокаивающим замечанием, что вся "микробиологическая мудрость" постигнется за работой сама собой и к её преодолению он подойдёт совершенно для себя незаметно. "Не знаю, - пишет С. Н. Виноградский, - заметил ли он, но сам-то я совершенно не заметил, как она к нему пришла". Позже, в беседе с автором этих строк он говорил, что вообще В. Л. Омелянский работал как-то незаметно, никого почти не беспокоил. Эта черта работать самому, без помощи лаборантов, препараторов и вообще обслуживающего персонала сохранилась у него, так же как и у его учителя С. Н. Виноградского, на всю жизнь, выгодно отличая их в этом отношении от тех начинающих молодых учёных, которые не мыслят научную работу без помощи технического персонала. "Когда Омелянский вошёл в жизнь и в курс работы лаборатории, - пишет С. Н. Виноградский, - пришла пора предложить ему самостоятельную работу, и выбор пал на разложение целлюлозы, вопрос трудный и тогда ещё совсем тёмный... Одновременно с самостоятельными исследованиями шло сотрудничество со мной по вопросам нитрификации, что втянуло его в дальнейшую их разработку. По вопросу об усвоении атмосферного азота он также перешёл от сотрудничества к обширным собственным исследованиям". Сотрудничество с С. Н. Виноградским ознакомило В. Л. Омелянского с методами исследования, блестяще разработанными его учителем, с научными положениями, творцом которых был С. Н. Виноградский, и положило начало мастерски разработанным впоследствии исследованиям.

Вопрос о разложении целлюлозы, за исследование которого принялся В. Л. Омелянский, имеет огромнейшее значение. Целлюлоза (клетчатка) является основной составной частью стенок растительных клеток, т. е. по существу основой всей массы растительного организма. Ежегодно на поверхности земного шара скопляются огромные количества растительных остатков - в почве, иле, навозе, в пищеварительных каналах травоядных животных и т. д. Выяснение биохимического механизма разложения этих остатков, состоящих из целлюлозы, не только раскрывает существо грандиозного круговорота углерода в природе, но имеет и большое практическое значение в агрономии, санитарии, в ряде отраслей промышленности - спиртовой, молочной, текстильной и т. п.

Для работы по разложению целлюлозы была взята неорганическая среда, единственным органическим соединением в которой была целлюлоза. Такой средой оказалась шведская фильтровальная бумага. Она была наиболее пригодна для той группы микроорганизмов, которые используют как источник энергии именно целлюлозу. Благодаря этому оказывается возможным химически учесть все продукты, образующиеся из разлагаемой микроорганизмами целлюлозы. В природных условиях разложение целлюлозы растений происходит обычно на дне водоёмов в условиях затруднённого притока воздуха, поэтому опыты в лаборатории были поставлены с соблюдением условия анаэробиоза в бродильных колбах.

Среда, наполнявшая колбы, заражалась небольшим количеством ила, в котором можно было предполагать распад целлюлозы. Таким образом, в лабораторных условиях внимание было направлено на то, чтобы соблюсти, по возможности, главнейшие стороны той обстановки, в которой распад происходит в природе. После нескольких переносов кусочков распавшейся бумаги из одной колбы в другую установилось хорошо идущее брожение и произошла почти полная очистка культур от организмов, развивающихся вместе с возбудителями брожения целлюлозы, но не принимавших участия в этом процессе. Оказалось, что распад целлюлозы может идти двумя путями в зависимости от развивающегося микроорганизма: с образованием метана, кроме углекислоты, или водорода с углекислотой. Таким образом, была объяснена причина появления в культуре то двух газов, то одного из них. Анализ образовавшихся при распаде целлюлозы (бумаги) жидких продуктов дал такую ясную картину хода процесса, что эти исследования по справедливости могут служить образцом классических исследований. Такими они остались и поныне. В учение о круговороте элементов исследование распада целлюлозы внесло представление о переходе углерода из одного твёрдого вещества в другие, газообразные. Оно выяснило судьбу растительных остатков, накапливающихся на поверхности земли в громадных количествах. Оно объяснило генезис газообразных продуктов, выходящих на земную поверхность, таких, как метан. Микроорганизмы, выделенные В. Л. Омелянским, должны были быть отнесены к специфическим микробам со свойством разлагать только целлюлозу.

Строгая специфичность, проявляемая микроорганизмами, явилась предметом дальнейших исследований В. Л. Омелянского, проведённых как самостоятельно, так и совместно с С. Н. Виноградским. Оказалось, что нитрофицирующие бактерии окисляют аммиак и дают в конечном результате селитру, но не могут окислять соединения, весьма близкие к аммиаку, - амиды, имиды, включающие ту же группу аммиака. Но несомненную специфичность микробов нельзя доводить до чрезмерного суживания этого понятия, говорил В. Л. Омелянский, так как известно, что микроб, истребив обычно предпочитаемое им соединение, начинает потреблять образованные им промежуточные продукты распада. Так, уксуснокислые бактерии, окислив спирт до уксусной кислоты, начинают из-за недостатка спирта сжигать уксусную кислоту до СО2. При спиртовом брожении дрожжи, потребив на образование спирта сахар, начинают разлагать глицерин, являющийся промежуточным продуктом брожения, и т. д. В статье "О применении бактериологического метода при химическом исследовании" В. Л. Омелянский подчёркивает наличие у микробов не только специфичности, но и чувствительности к среде. Он показал, что микробы в зависимости от состава среды выделяют тот или другой энзим, реагируя на неуловимо малые количества определённых веществ. В. Л. Омелянский показал, как, пользуясь этим, отличать друг от друга разные микробы, сходные между собой. Так, он обнаружил, что в мясной среде с фенолфталеином и муравьинокислым натрием кишечная палочка пышно развивается с брожением и красным окрашиванием среды, в то время как сходная с ней тифозная палочка не производит брожения и окрашивает среду в розовый цвет. Подобные различия между собою обнаруживают и другие микробы.

В работе "Гистологические и химические изменения стеблей льна при пектиновом и целлюлозном брожении" (1904) В. Л. Омелянский исследовал те изменения в стебле льна, которые происходят в нём при затянувшейся мочке, когда под влиянием пектинового брожения происходит только распад "средних пластинок" (т. е. пектиновых веществ), склеивающих лубочные пучки с окружающей тканью и отдельные волоконца между собой, не затрагивая при этом последних. Таким образом, было впервые показано, что пектиновое брожение вызывает не распад самого волокна, а только разложение его на отдельные элементарные волоконца, пригодные для обработки. При действии же целлюлозных бактерий происходит распад, т. е. разрушение самого волокна. Это исследование послужило основанием для технической операции, так называемой биологической котонизации, служащей для обработки лубяных волокон (лён, конопля, кендырь) расщеплением их на элементарные волоконца. Вслед за этим (1905) В. Л. Омелянский вернулся к вопросу, связанному с его работами над метановым распадом целлюлозы, и в исследовании "О выделении метана в природе при биологических процессах" приводит факты и наблюдения над выделением метана в природных условиях, подкрепляя выводы разнообразными опытами. Затем наступил период экспериментальной разработки вопроса о фиксации атмосферного азота бактериями (1911-1916). В нескольких статьях по этому вопросу он разрешает ряд сложных и запутанных вопросов по морфологии и биохимизму азотфиксирующих бактерий.

Результаты исследований, изложенные в отдельных статьях, В. Л. Омелянский опубликовал в монографии "Связывание атомосферного азота почвенными микробами", вышедшей в свет в 1923 г. В ней устанавливается факт внутренней связи между расходом органического вещества и величиной фиксированного азота, т. е. "между процессами ассимиляции и дезассимиляции, одновременно разыгрывающимися в клетке и приводящими к её гармоническому развитию". В специальной критической статье "Распространение функции связывания свободного азота в растительном царстве" он излагает мнение о широком распространении функции связывания азота у растительных организмов.

В период первой мировой войны и последующий период (1917-1921) В. Л. Омелянский заинтересовывается вопросами злободневного характера и пишет ряд научно-популярных статей: "Война и хлебный кризис", "Брожение теста и приготовление хлеба", "Хлеб, его приготовление и свойства" и принимает в то же время участие в работах опытной хлебопекарни Петрокоммуны, разрабатывая программу этой лаборатории. Он изучает роль микробов-газообразователей кислого теста, публикуя результаты исследования в статье "Самопроизвольное брожение теста". Химик по образованию, он интересуется отношением между химией и бактериологией и свои взгляды на этот вопрос излагает в статье "Микроорганизмы, как химические реактивы" (1924), представляющей собой расширенное изложение изданной в 1907 г. статьи "О применении бактериологического метода при химическом исследовании". В этой статье он подчёркивает значение микроорганизмов как тонких и разнообразных, хотя и более капризных реактивов. Чисто химическим путём можно получить те же продукты, что и бактериологическим, но большим трудом и в весьма неполной степени, тогда как при участии микробов это осуществляется легко. Достаточно в виде примера указать на разложение бактериями с образованием метана целого ряда веществ, принадлежащих к различным классам органических соединений: целлюлоза, яичный белок, столярный клей, шерсть, соли органических кислот и т. п., а между тем химическим путём редкие из этих реакций могли быть вызваны. "Поэтому, - говорит В. Л. Омелянский, - можно быть уверенным, что бактериальная химия разрастётся и со временем её также придётся выделить в самостоятельный отдел химии, как это сделано по отношению к химиям - физиологической, агрономической, технической и т. п. Обладая самостоятельной методикой, отличной от химической, она даже имеет на это больше прав, чем другие отделы химии".

Сказанным далеко не исчерпывается научная деятельность В. Л. Омелянского. В разные периоды своей жизни он пишет статьи "О получении лимонной кислоты из сахара", "Кефир", "Кумыс", опубликовывает "Бактериологическое исследование ила озёр Белое и Коломно", "К физиологии Photobacterim italicum" и другие. Научные статьи его печатаются в русских и иностранных журналах, в том числе в изданиях Парижской Академии наук. Последней его работой было исследование "Роль микробов в выветривании горных пород". Вопрос этот его живо интересовал; он подбирал материалы, ставил опыты и давал темы по этому вопросу своим сотрудникам. Отчасти это было вызвано его связью с Институтом сельскохозяйственной микробиологии. Все исследования В. Л. Омелянский производил на основе точного эксперимента, пользуясь простыми синтетическими средами, применяя химический анализ среды и учитывая все происходящие в ней под влиянием микроорганизмов изменения. Соблюдение этих условий придавало исследованиям В. Л. Омелянского исключительную точность, выводы его не встречали возражений и прочно вошли в науку.

Будучи превосходным стилистом и мастерски владея слогом, В. Л. Омелянский не любил, однако, выступать публично. Каждое такое выступление было для него мучительно. Когда оно бывало неизбежным, он старательно готовился, подбирал материал и составлял доклад, который и зачитывал. Материал, использованный в его лекциях, тщательно обработанный, вошёл в его лучший в мировой литературе учебник "Основы микробиологии", первое издание которого вышло в 1909 г. С тех пор оно выдержало уже 9 изданий и является сейчас образцом того, чем должен быть учебник. Им зачитывается всякий, кто желает ознакомиться с микробиологией. Учебник этот отличается краткостью и ясностью изложения. Он проникнут идеей о важнейшем значении микроорганизмов в круговороте веществ в природе и их специфичности. Работая с начала своей научной деятельности до её конца в Институте экспериментальной медицины, В. Л. Омелянский счёл необходимым в своём учебнике коснуться вопросов медицинской микробиологии и изложил их с присущим ему мастерством. Хотя он и уверял всюду, что он не педагог, но на самом деле в руководимой им лаборатории не прекращали работать практиканты, которые под его руководством специализировались в изучении микробиологии. "Практическое руководство по микробиологии" В. Л. Омелянского явилось первым на русском языке пособием по методике исследований в области общей микробиологии. Оно было посвящено молодым микробиологам.

В. Л. Омелянский с живейшим интересом следил за литературой и искусством, не пропускал, по возможности, концертов и выставок, часто его можно было застать за чтением то Гейне, которым он особенно увлекался, то стихов Блока. Зная множество стихотворений наизусть, он в разговоре или споре цитировал из них целые строфы. Во всём его облике и манерах проглядывал украинец; он любил юмор, безобидную остроту, сопровождаемые лукавой улыбкой. Любитель шахматной игры, он старался не пропускать публичных шахматных турниров.

В 1912 г. С. Н. Виноградский вышел из состава Института экспериментальной медицины и по его указанию заведующим отделом микробиологии был избран В. Л. Омелянский, до того, во время болезни С. Н. Виноградского, уже исполнявший с 1906 г. эти обязанности.

Научные заслуги В. Л. Омелянского были признаны Петербургским университетом, присудившим ему степень доктора ботаники без защиты диссертации (1917). Ещё раньше (1909) он был избран членом-корреспондентом Туринской медицинской академии. В 1916 г. он был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук, а в 1923 г.- её действительным членом. Кроме того, В. Л. Омелянский был избран членом-корреспондентом Ломбардской Академии наук, Американского общества бактериологов и почётным членом ряда научных обществ.

Значение его как научного деятеля не ограничивается только работами и статьями по микробиологии. Он писал по различным вопросам, интересовавшим в то время широкие круги. Так, в связи с поездкой И. И. Мечникова к Л. Н. Толстому, он пишет статью "Мечников и Толстой" - о свидании и беседах этих двух выдающихся людей; интересуясь развитием научной мысли, печатает "Творчество Пастера" и книжку "Луи Пастер"; публикует очерк, посвящённый жизнеописанию и работам Виноградского, - "С. Н. Виноградский в связи с его 70-летием"; интересуясь историей науки, он выпускает очерки: "Пути развития микробиологии в России", "Илья Ильич Мечников", "Развитие естествознания в России в последней четверти XIX века" с краткими характеристиками русских деятелей науки этого периода.

После ухода С. Н. Виноградского из Института экспериментальной медицины В. Л. Омелянский принимает на себя редактирование журнала Института "Архив биологических наук". Кроме того, он редактирует "Успехи биологической химии" и вместе с Д. К. Заболотным сборник "Чума на юго-востоке СССР".

Значение В. Л. Омелянского не только для нас, его соотечественников, но и в мировой науке велико и сохранится на долгие годы. Имя его тесно связано с развитием микробиологии и занимает почётное место в истории естествознания. С полным правом на заседании, посвящённом памяти этого выдающегося учёного, умершего 21 апреля 1928 г., советский биохимик проф. Салазкин мог сказать: "Вся научная жизнь Василия Леонидовича, да, пожалуй, вся его жизнь прошла в Институте экспериментальной медицины. Выдающиеся работы С. Н. Виноградского и В. Л. Омелянского много содействовали созданию мировой славы Института. Смерть лишила Институт не только выдающегося учёного, не только деятельного участника всей жизни Института, но и незаменимого, редкого по своим качествам, по своей душевной красоте человека..."

Главнейшие трубы В. Л. Омелянского: К вопросу о влиянии разбавления на скорость химических реакций, "Журнал Рус. физ.-хим. общ.", 1892, октябрь; О водородном брожении целлюлозы, "Архив биол. наук", 1899, т. VII, в. 5; О выделении метана в природе при биологических процессах, там же, 1905, т. XII, в. 2; Гистологические и химические изменения стеблей льна при пектиновом и целлюлозном брожении, "Centr. f. Bakt.", 1904, т. XII, 2; О применении бактериологического метода при химическом исследовании, "Журнал Рус. физ.-хим. общ.", 1907; О распространении функции связывания свободного азота в растительном царстве, "Микробиология", 1916, т. 3; Бактериологическое исследование ила озёр "Белое" и "Коломно" там же, 1918, т. 4, в. 3; Связывание атмосферного азота почвенными микробами (монография), Пг., 1923; Микроорганизмы, как химические реактивы, М., 1924; Практическое руководство по микробиологии, 1922; Основы микробиологии (9 изд.), Л., 1941; Краткий курс общей и почвенной микробиологии, М.-Л., 1929; И. И. Мечников, его жизнь и труды, 1917; Очерки по микробиологии, 1921; Луи Пастер, 1921; Хлеб, его приготовление и свойства (2 изд.), 1924; Мечников и Толстой, "Природа", 1926, № 7-8; Пути развития микробиологии в России, "Труды VIII съезда бактериологов", 1925; Развитие естествознания в России в последней четверти XIX в., "История России в XIX в.", 1910, т. 10.

О В. Л. Омелянском: "Успехи биологической химии", Л., 1928, в. 6 (статьи Н. Н. Иванова, В. В. Савича и перечень работ, опубликованных В. Л. Омелянским с 1892 по 1926); Исаченко Б. Л., Академик В. Л. Омелянский, "Природа", Л., 1928, № 9; "Архив биологических наук", Л., 1928, т. XXVIII, в. 3 (статьи и речи О. М. Богомоловой, С. Н. Виноградского, Д. К. Заболотного, И. А. Макринова, С. С. Салазкина); Материалы к истории Всесоюзного института экспериментальной медицины, т. I, 1890-1932, М, 1941.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'