Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ НООСФЕРЫ Л.Н.ВДОВИЧЕНКО

Прослеживая эволюцию человеческого общества, нельзя не отметить, что для каждой общественно-экономической формации характерны свои международные конфликты. Размышление над работами В.И. Вернадского и других авторов, развивающих идеи перехода биосферы в ноосферу, позволяет сформулировать ряд теоретических вопросов.

Устраняются ли международные конфликты из жизни человеческого общества в условиях становления ноосферы? В чем специфика современных международных конфликтов и их отличие от тех, которые были в те времена, когда деятельность человека не принимала глобальных масштабов? Как влияют современные международные конфликты на ноосферу? Как может сказаться ядерная война на становлении ноосферы? Каковы последствия современной гонки вооружений? Каковым мог бы быть механизм предотвращения или локализации и последующего урегулирования международных конфликтов в условиях перехода биосферы в ноосферу? Как связать идею ноосферы с проблемой предотвращения войн? Этот далеко не полный перечень вопросов показывает, как велики значимость и необходимость развития исследований в данном направлении.

Конечно, претендовать даже на обзор таких проблем в одной статье - задача немыслимая. Поэтому рассмотрим основной из указанных вопросов: приводит ли процесс становления ноосферы к устранению международных конфликтов?

Научная постановка проблемы требует выяснения ее сути, которую в данном случае нельзя понять без ответа на следующий вопрос: устраняются ли в этой ситуации международные конфликты или они продолжают существовать? Ведь известно, что причины могут носить необходимый (закономерный) и случайный характер.

Международный конфликт - процесс, в котором диалектически переплетаются, проявляясь в конкретных событиях, различного рода необходимости и случайности. Причем "одно и то же событие выступает как необходимое в одном отношении и как случайное в другом..." ((Руткевич М.Н. Диалектический материализм, М.: Мысль, 1973, с, 380)).

Диалектико-материалистическое понимание сущности войн -основа для анализа конкретного международного конфликта. Если суть любой войны в том, чтобы продолжить политику другими средствами, нежели при состоянии мира, то конкретные конфликты имеют различное политическое содержание. "С марксистской точки зрения, - отмечал В.И.Ленин, - необходимо в каждом отдельном случае, для каждой войны особо определить ее политическое содержание" ((Ленин В.И. Поли. собр. соч" т. 30, с, 262)). Именно политическое содержание конкретного международного конфликта (прежде всего интересы правящих кругов стран-участниц конфликта, выраженные в их стратегии) становится базисом его возникновения.

Это позволяет конкретную конфликтную ситуацию рассматривать как разнопорядковую, или разноуровневую. Взаимодействие уровней определяет характерную для данного случая панораму событий. Например, можно выделить три уровня проявления необходимости возникновения конкретного международного конфликта, каждая из которых играет свою специфическую роль. Первый уровень проявления необходимости наиболее общего порядка связан с законами общественного развития. Речь идет о необходимости, вытекающей из внутренней сущности антагонистического общества, когда война служит средством разрешения наиболее острых противоречий.

В нашу эпоху это находит свое претворение в непрекращающихся попытках империализма разрешить с позиции силы историческое противоборство между двумя противоположными социальными системами. В противовес этому социализм отстаивает решение исторического спора мирным путем, путем соревнования и примера. В условиях ядерного стратегического паритета такой путь является единственно возможным и приемлемым для человечества.

Нельзя при этом не учитывать и антогонизмы между государствами, принадлежащими к противоположным социальным системам, между империализмом и национально-освободительным движением, а также межимпериалистических.

"За последнее время утвердилось мнение - и для этого имелись весьма существенные основания, - что угроза большой войны связана прежде всего с противоборством государств, принадлежащих к противоположным общественным системам. В этом противоборстве - будь оно мирным или, вопреки четкой линии государств социалистического содружества на упрочение разрядки, связанным с конфронтационным противостоянием - отражается главное противоречие нашей эпохи - противоречие между капитализмом и социализмом. Однако жизнь подкидывала и продолжает подкидывать обстоятельства, в которых межимпериалистические противоречия, конфликты между капиталистическими государствами оказываются для их участников более острыми, нежели расхождения со странами социализма" ((Некрасов В. Что за война? - Коммунист, 1982, № 7, с. 127)). В условиях действия закона неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран международные конфликты играют роль своеобразного "инструмента" в борьбе империалистических государств за обеспечение более высокой нормы прибыли национального и транснационального капитала. С этой целью, собственно, осуществляется захват или хотя бы контроль территорий, где находятся основные источники сырья и рынки сбыта.

В названных факторах проявляется наиболее общая экономическая и политическая необходимость вступления в конфликт, присущая капиталистическим государствам, что создает постоянную возможность возникновения войн: "Война - не случайность, не "грех", как думают христианские попы ..., а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир" ((Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 41)).

Вместе с тем по мере создания и применения все более опасных видов оружия возрастает необходимость остановить "сползание" международных отношений к грани, за которой будет утрачена возможность контроля за развитием сложившейся ситуации. Понимание подобной необходимости объединяет мощные антивоенные движения народных масс, развертывающиеся в настоящее время в странах капитализма.

Вторым уровнем проявления необходимости в возникновении международных конфликтов выступает конкретная историческая обстановка, порождающая возможность военного разрешения противоречий. Эволюцию каждой исторической ситуации определяют закономерности менее общего характера, отражающие в большей степени особенности возникновения данного конфликта. Речь идет об обстановке в странах - потенциальных участниках возникающего конфликта, а также об обстановке в международной среде, так или иначе вовлеченной в него.

На втором уровне детерминации необходимость конфликтной ситуации выявляется, если рассматривать войну как определенное состояние общества, а не только как вооруженную борьбу двух и более государств. Еще М.В.Фрунзе отмечал: "Современные войны ведутся не только армией, а всей страной в целом" ((Фрунзе М.В. Избр. произведения. М.: Воениздат, 1957, т. 2, с. 344)). Указанная тенденция усилилась за последние полвека.

При вступлении страны в международный конфликт война часто становится состоянием всего общества. Она включает в себя не только действия вооруженных сил, но и экономическую, общеполитическую, идеологическую и дипломатическую борьбу. Характерный пример тому - англо-аргентинский вооруженный конфликт в начале восьмидесятых годов из-за Мальвинских (Фолклендских) островов. Ему предшествовало резкое повышение политической и дипломатической активности Англии и Аргентины, проявившееся на различных уровнях: в ООН и других международных организациях, в двусторонних отношениях между собой и с другими государствами. Политическая и дипломатическая активность сопровождалась усилением экономической борьбы между потенциальными участниками конфликта и их союзниками, что нашло отражение в конкретных санкциях Великобритании и членов ЕЭС против Аргентины. Одновременно с внешними действиями английское и аргентинское правительства предпринимали внутри своих стран меры мобилизационного плана, свидетельствующие о подготовке вооруженного конфликта.

По мере усложнения социально-экономической и политической структуры общества его перестройка на военный лад становится как более сложной, так и более заметной при анализе ситуации. Исследуя в целом общество в странах - потенциальных участниках конкретного международного конфликта, выявляя изменения, которые могут превратить данные государства из потенциальных в реальных участников конфликта, прослеживая закономерности этих изменений, можно заранее определить наиболее вероятное начало столкновения.

В XX в. крупным международным конфликтам еще в мирное время обычно предшествует внутренняя трансформация материальной и духовной жизни общества в странах - потенциальных участниках войны. Это подтверждают, например, исследования особенностей развития Германии накануне второй мировой войны, а также США перед войной в Корее. Как говорят специалисты, "обязательной предпосылкой для успешного ведения войны является мощная военная экономика. Война в наш век охватывает весь народ и всю экономику страны. Она стала тотальной <...>. Поэтому теперь военная экономика не может измеряться масштабами мирного времени. Она имеет свои собственные законы" ((Керль Г. Военная экономика и военная промышленность. - В кн.: Итоги второй мировой войны. М.: Изд-во иностр. лит., 1957, с. 356-357)).

Переориентация обществ на войну сопровождается общим перераспределением всех ресурсов (материальных, людских, информационных) преимущественно на военные цели. Так, в Германии с 1934 по 1939 гг. военные затраты в общих бюджетных расходах составили 59,1% ((Крозиг Л. Как финансировалась вторая мировая война. - В кн.: Итоги второй мировой войны, с. 422)).

Значит, накануне войны, как в стране - потенциальном участнике, так и за ее пределами, ведется военная, экономическая, политическая, дипломатическая и идеологическая подготовка. Степень в эскалации подготовки может служить показателем готовности государств вступить в международный конфликт. И хотя данный подход к определению периода возникновения международного конфликта основан на марксистско-ленинском понимании обусловленности состояний любого процесса и необходимости, сменяющих друг друга состояний (в данном случае состояний мира и войны), он отнюдь не исключает влияния случайностей на сам ход вооруженного столкновения.

Учета законов общественного развития и конкретной исторической обстановки недостаточно, ибо она по-разному отображается в сознании людей. Необходимо учитывать интересы и стратегии различных классов, партий, политических сил и личностей, влияющих на вступление страны в международный конфликт, т.е. ввести еще один уровень детерминации конфликта.

Это и есть третий уровень, выделяемый в международных конфликтах. Но чаще всего он приводится в качестве доказательства случайного, субъективного их характера в каждом конкретном случае. Причем часто ссылаются на личностные особенности государственных и общественных деятелей, влияющих на процесс принятия решения о вступлении в войну. Конечно, процесс осознания исторической обстановки в стране и за рубежом у разных социальных групп и личностей может приводить к различным, подчас противоположным выводам. Одни стороны рассматривают международный конфликт как единственное устраивающее их средство для реализации своих интересов, и тогда война представляется как неизбежность. В отличие от милитаристски настроенных кругов другие политические силы и личности в результате осознания исторической обстановки могут найти иные, невоенные средства разрешения противоречий или же, оценивая соотношение сил внутри страны и на мировой арене, прийти к выводу о неготовности страны к конфликту или о неприемлемых потерях для данного государства в случае участия в войне.

Если противоречия, которые могут послужить источником конкретного международного конфликта, созрели настолько, что их разрешение стало жизненной необходимостью, решение о вступлении в войну зависит от соотношения сил между политическими силами и от конкретного хода их борьбы.

На примере англо-аргентинского конфликта наглядно прослеживается взаимодействие трех указанных уровней детерминации войны: общих законов существования империализма, порождающего принципиальную возможность международных конфликтов; конкретной исторической обстановки в Великобритании, Аргентине и международной среде; деятельности политических сил и отдельных личностей в процессе принятия конкретных политических решений об участии в международном конфликте. По мнению ряда специалистов, англо-аргентинский конфликт, какие бы формы он ни принял в дальнейшем, наглядно подтверждает один из важных моментов в марксистско-ленинском понимании процесса международного развития: войны внутри мировой капиталистической системы - это реальная возможность, связанная с нарастанием неизбывных межимпериалистических противоречий. Этот конфликт показывает, что именно агрессивная внешняя политика империализма, олицетворяемая в наши дни деятельностью НАТО, выступает подлинной угрозой миру во всем мире. Ныне такая угроза, связанная с опасностью развязывания ядерной войны, которая причинила бы непоправимый ущерб общечеловеческой цивилизации, обрела весьма реальное содержание.

Таким образом, анализ причин современных международных конфликтов даже в первом приближении показывает, что они не устраняются из жизни человечества в период перехода биосферы в ноосферу. Этот переход сопровождается, к сожалению, не только огромными позитивными преобразованиями природы и общества, но и беспрецедентными по своим масштабам потерями в результате международных конфликтов и гонки вооружений. На новую, как теперь принято называть, глобальную роль войн в современном мире обратил внимание В.И.Вернадский. Когда он писал о второй мировой войне, то подчеркивал следующее: "В истории человечества и в биосфере вообще война такой мощности, длительности и силы - небывалое явление. К тому же ей предшествовала тесно с ней связанная причинно, но значительно менее мощная первая мировая война с 1914 по 1918 г." ((Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. - В кн.: Тр. биогеохимической лаборатории, М.: Наука, 1980, т. 16, с. 212)).

Причины конфликтов, сохраняются на всех трех выделенных уровнях детерминации. В этой связи перед человечеством стоят две задачи. Первая - задача-максимум - устранить причины, порождающие войны. Вторая - задача-минимум - снизить по возможности потери от международных конфликтов, которые становятся наиболее опасными в условиях возможности глобальной войны, которая отразится на биосфере как системе в целом, повлечет деструкцию экологической структуры, представляющей собой сложнейшее образование кибернетического типа. Эти задачи, естественно, логически вытекают из главных положений марксистской концепции войны и мира, которая постоянно развивается и совершенствуется с учетом новейших явлений в развитии военного искусства и военной техники ((См., например: Жилин П.А. О войне и военной истории. М.: Наука, 1984, с. 5-66; 534-542)).

Безусловно, думая о решении задачи-максимум, начинать надо с практических шагов в решении задачи-минимум. В проблеме смягчения - а в идеале устранения - международных конфликтов в условиях становления ноосферы необходим системный подход. Снижения потерь от международных конфликтов можно достичь различными средствами: принятием договорно-правовых обязательств государств не применять друг против друга ни ядерные, ни обычные вооружения; сокращением военных потенциалов в целом и ограничением роста наиболее опасных видов оружия; созданием надежных гарантий предотвращения случайного возникновения конфликта; укреплением доверия между государствами и народами в целом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'