Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

«дынное дело»

С конца лета на наших среднеазиатских базарах безраздельно господствует дынный дух. Идеально круглые, продолговатые или овальные, всевозможных оттенков желтого, зеленого, оранжевого, белого, ко­ричневого цвета, они встречаются на каждом шагу, нередко образуя на земле целые пирамиды. А уж о дынном аромате и говорить нечего - он не дает по­коя еще издалека.

Нет нужды распространяться о вкусе дыни: ее нежная, ароматная, сладостно тающая во рту мякоть больше чем на 13 процентов состоит из сахара, а так­же из многочисленных витаминов и других биологиче­ски активных веществ.

Вряд ли кто откажет себе в удовольствии всласть поесть «душистой, сочной благодати» в свежем ви­де, хотя многие отдают должное и искусно пригото­вленным из дыни цукатам, варенью и, конечно же, древнему среднеазиатскому лакомству - сушеной дыне.

В долгий сезон мусульманского поста дыня слу­жила основной едой для миллионов верующих и ста­ла, так сказать, неотъемлемым атрибутом магометан­ского культа. Растение окружалось всяческой заботой и вниманием. Многовековым любовным трудом тысяч людей, подогреваемых и религиозными чувствами, были созданы великолепные сорта дынь, среди которых одно из первых мест принадлежит несравненной чарджуйской дыне, пользующейся и до сих пор сла­вой «первой в мире». Темно-зеленые, овально вытяну­тые ее плоды, с трудом отрывающиеся от растения, сначала не производят большого впечатления. После созревания их мякоть еще остается очень плотной, малосочной и недостаточно сладкой. Только полежав несколько суток, чарджуйская дыня набирает пол­ную силу. Правда, ее хранение лишь условно может быть названо лежкой, так как обычно дыни этого сор­та выдерживаются в подвешенном состоянии, висеть же они способны всю долгую зиму, из-за чего их и зовут «зимовками». Каждый, кто попробует аро­матную мякоть повисевших зимовок, обязательно ска­жет: «Необычайно вкусно!»

Среднеазиатская волшебница покоряет не только людей, а и целые... страны. Завоевав Туркмению, Аф­ганистан, Иран, чарджуйская дыня распространилась и далеко за пределы своей родины.

Дыня
Дыня

В Армении издавна известна и почитаема близ­кая ее родственница дыня дутма. Кстати, из Древней Армении начали распространяться широко известные дыни канталупы: семена сначала доставили в Италию католические миссионеры, а затем их стали возделывать в папском имении Канталуппи, близ Ри­ма (отсюда и название).

Среди большого многообразия дынь встречаются и растения, вовсе не похожие на дыни: таковы, на­пример, красные или коричневые «яблочки» дудаим (2-5 сантиметров в диаметре). А ведь это самые настоящие дыни, ценные декоративностью душистых, но малосладких плодиков.

В Таджикистане можно встретить еще и удиви­тельную дыню тарра с плодом длиной около двух метров. Бороздчатая или морщинистая «чешуя» необычного плода придает ему сходство с фантастиче­ским пресмыкающимся, распластавшим свое белое гибкое тело среди изумрудных листьев. Зрелая мя­коть дыни-змеи рыхлая, водянистая, с неприятным привкусом. Зато молодые завязи ее плодов напоми­нают свежие огурчики.

В Аравии берет начало культура дыни «аджур», в свое время переселившейся в Египет. И теперь еще на любом египетском овощном базаре можно услы­шать выкрики торговцев: «Нежные, свежие, выросли в эту ночь!» Вкусная, приятно хрустящая и освежаю­щая мякоть завязей дыни аджур (величиной с крупный огурец) действительно всегда нежна и све­жа, но в рекламе о ее быстром росте допускается не­которая неточность... Только за 5-7 дней завязи ды­ни аджур достигают лучших вкусовых и товарных качеств. Зрелые же ее плоды, называемые арабами абд-эль-ани и напоминающие полицейскую дубинку, в пищу совсем не пригодны.

Специалисты утверждают, что в Россию дыни пришли двумя путями. Впервые они обосновались на наших землях одновременно с древнегреческими колонистами, заселившими побережье Черного моря, а в более позднее время были завезены уже из Сред­ней Азии.

Достоверно известно, что в начале XVI века цар­ские стрельцы, специально посланные в южные края для сбора семян редких растений, доставили в Моск­ву и семена дынь и мастеров «дынных дел». Одним из царских указов того времени было заведено и спе­циальное «дынное дело». Из-за слишком сурового для изнеженного южного растения московского климата выращивание дынь вскоре было ограничено парнико­вой, а затем «ранжерейной культурой».

Лишь в наше время советским селекционерам удалось вывести превосходные северные сорта дынь, с каждым годом все больше обживающиеся на колхозных полях. Особенно велика тут заслуга селекцио­неров Грибовской опытной станции овощеводства, создавших хорошие сорта как для Подмосковья, так и для более северных районов.

Не отстают от ученых и завзятые любители дын­ного промысла. Недавно, например, распространилась весть об одном из необычных энтузиастов села Ниж­няя Пеша Архангельской области. Она-то и собрала у скромного дома Аксакала Насреддинова чуть не все население тундры. Больше всего радости, конечно, выпало на долю виновника события. Довольный дыневод, сияя от счастья, торжественно раздавал по ломтику... пахучей янтарной дыни гуляби всем съехавшимся посмотреть это настоящее арктическое чудо.

Охотно делился мичуринец не только дыней, впер­вые выращенной за Полярным кругом, но и своими секретами. Несколько лет назад он переселился из солнечного Узбекистана на север, хорошо обжился в новом краю, но тосковал по привычной с детства ду­шистой, янтарной дыне. Можно было б отвести душу во время отпуска, съездив на родину, но настойчи­вый Насреддинов решил вырастить узбекскую дыню возле своего нового дома, прямо в неприветливой тундре. Задумано - сделано. Заказал узбекистанской родне семена, приглядел подходящий «огород», а остальное, по его словам, «дело лишь времени».

И вот предприимчивый любитель угощает всех тем самым сортом дыни, который в былые времена был доступен лишь именитой знати. Говорят, что бухар­ский эмир с гордостью посылал ее в дар лишь наиболее высоким и почитаемым властелинам-соседям. Ну, а тут полярная чудо-дыня наполняла сказоч­ным ароматом и двор садовода-труженика и почти все село. «Будут рядом с извечной клюквой зреть и душистые красавицы дыни», - говорит настойчивый садовод.

Уверены ученые-ботаники и в возможности выра­стить в нашей стране другую чудо-дыню... дынное дерево. Не подумайте, что для этого им нужно пере­делывать плетистые побеги наших дынь в стволы деревьев: дынное дерево уже давно создано природой, хотя от этого задача, стоящая перед ботаниками, ничуть не становится проще. Обычные дыни, или, точнее, их культурные виды и сорта в основном про­исходят из Передней и Средней Азии, хотя по пред­положению некоторых специалистов дикие предки дыни ведут свой род из тропических районов Африки и Азии. Наши душистые дыни и дынное дерево кли­матически весьма близки, но в остальном их может объединять разве что сходство внешнего вида и внут­реннего строения плода да еще общность... названия.

Ботаники, впрочем, не в восторге от давно вошед­шего в обиход названия: «дынное дерево». Во-первых, они считают его не настоящим деревом, а лишь дре­вовидным травянистым растением, по виду напоминающим дерево, во-вторых, они присвоили ему науч­ное название Карика папайя, чаще его называют просто папайя. К своеобразным «ненормальностям» папайи ботаники относят и присущую ей каулифло­рию, то есть способность образовывать плоды не на ветвях, а прямо на главном стволе растения.

Испанские завоеватели XVI века, впервые увидев в Панаме папайю, поразились видом почти десятиметровых растений-деревьев, голые стволы которых под небольшими, ажурными кронами-зонтиками из крупных пальчатых листьев были плотно увешаны желто-зелеными дынями. Еще большее удивление вызвали плоды, когда их попробовали. По вкусу они очень напоминали обычные дыни с грядок, хотя и несколько слаще. Но этим не ограничиваются ее до­стоинства.

Народная медицина использует дыню
Народная медицина использует дыню

Пожалуй, еще больше ценится она из-за содер­жащегося в плодах фермента папаина, своим дейст­вием напоминающего ферменты желудочного сока. Папаин улучшает пищеварение, успешно использует­ся при лечении язвы и других желудочных и кишеч­ных заболеваний. Свойствами, близкими к ферментам желудочного сока, объясняется способность папаина хорошо размягчать сырое мясо, расщеплять белки. Достаточно несколько капель сока папайи добавить в бульон, и самое жесткое мясо становится удиви­тельно мягким. Как лечебное средство она содейст­вует растворению отмерших клеток и способствует росту живых тканей.

Народная медицина отмечает, что плоды дынного дерева быстро восстанавливают силу истощенных болезнью или сильно переутомленных людей. Наконец, листья, кора, оболочка зеленого плода папайи, сердцевина ее стебля содержат много других полезных веществ. Не только в медицине, но и в технике, в промышленности, в быту известно около ста препа­ратов и полуфабрикатов, изготавливаемых из папайи. Однако главную ценность представляют, разумеется, сами плоды. Из них приготовляют приятные целебные напитки, бодрящие маринады, вкусные джемы. Из них же добывают и сок, который находит применение в производстве особых сортов мороже­ного, сиропов и многих других деликатесов. Неспро­ста жители многочисленных островов Океании, где культура папайи особенно распространилась, с ува­жением называют это дерево «Будь здоров».

В условиях тропиков больше всего хлопот вызы­вает сбор урожая папайи. Нелегко получать и один из ценнейших продуктов папайи: сок латекс, содер­жащий папаин. Добывают его из не вполне зрелых плодов путем своеобразной подсочки. Для этого на плодах делают от двух до четырех мелких круго­вых надрезов. Сок, вытекающий из образовавшихся ран, собирают в подвешиваемые к плодам стеклян­ные банки, так как с металлической посудой он активно взаимодействует.

Любопытно, что дынное дерево неизвестно в диком состоянии ни в Центральной Америке, где его впер­вые увидели европейцы, ни в других районах мира. Только в лесах Колумбии и Эквадора удалось обна­ружить его низкорослого дикого родича - папайю горную. Со времен открытия Колумбом Америки вла­дения ее значительно расширились. В настоящее вре­мя дынное дерево возделывают в Африке, Индии, на Цейлоне, на многочисленных островах Малайского архипелага и в Австралии. На этих землях оно нашло для себя не менее благоприятные условия, чем на своей старой родине.

Повсюду растет папайя быстро и, хотя достигает иногда высоты двух-трехэтажного дома, чаще всего не превышает 3-4 метров. Последнее обстоятельство не огорчает людей: с низкорослых деревьев удобнее собирать плоды. Иногда при возделывании дынных деревьев прибегают к садоводческим приемам, задерживающим их рост в высоту. Ствол дынного дерева не ветвится; толщина его нижней части достигает 30 сантиметров. Плодоносит же оно в течение десяти лет. Интересно, что плоды папайи сильно отличаются по вкусу не только у разных экземпляров, но и на одном и том же дереве. Размерами и формой они также значительно варьируют, но вес их обычно не превышает 2 килограммов.

Дынное дерево очень теплолюбиво и плохо пере­носит одно только приближение ртутного столбика к нулю. Можно поэтому себе представить, сколь сложная задача встала перед ботаниками Гагринского опорного пункта Главного ботанического сада Академии наук СССР, когда они решили освоить культуру папайи на Черноморском побережье Кав­каза.

У них, правда, был смелый и настойчивый пред­шественник. Еще до Великой Октябрьской социали­стической революции на Сухумской садовой и сельскохозяйственной опытной станции ботаник В. Маркевич предпринял первую попытку. Получив рассаду дынного дерева из Петербургского ботанического са­да, он успешно растил молодые деревца, хотя плодов получить ему так и не удалось.

Советские ботаники пошли намного дальше. В их оранжереях папайя исправно плодоносит. Только с одного деревца за год удается собрать урожай це­лебных дынь общим весом около 30 килограммов.

Но в последние годы ученые настойчиво осваи­вают и культуру дынного дерева в открытом грунте: в январе - феврале они высевают семена папайи в оранжерее, а с наступлением устойчивого тепла (май - июнь) приучают молодые растеньица к нашему курортному климату. Оказывается, он для дынного переселенца даже благотворней, чем атмосфера оран­жерей, и в черноморском крае деревца растут на открытом воздухе успешнее, чем под стеклом, дости­гая к осени полутораметровой высоты (рекордной для наших условий). Папайи у нас хорошо цветут, завязывают и наливают плоды, набирающие к осен­ним непогодам около 150 граммов веса. «Не хватает месяца-двух хорошей погоды», - говорят удрученно специалисты.

- А может быть, заставить папайю развиваться быстрее? - мечтают одни.

Другие советуют привезти из Южной Калифорнии семена наиболее холодостойкого вида. Его можно будет использовать и для гибридизации при создании более выносливых форм дынного дерева.

- Не беда, что плоды мелкие, - говорят бо­таники.

- Только бы рос, а плоды переделаем! - под­держивают их селекционеры.

Словом, берется на вооружение весь арсенал до­стижений советской и мировой ботанической науки, мудрой бербанковской и мичуринской практики.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'