Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Строительство броненосцев

Первый в России военный корабль с броневой защитой в носовой части был построен в 1861 г. в Петербурге на заводе Карра и Макферсона под руководством инженера-судостроителя X. В. Прохорова. Это была канонерская лодка "Опыт" водоизмещением 270 т с железным корпусом и стальным бруствером, прикрывавшим носовое орудие.

В том же году русское правительство заказало в Англии плавучую броненосную батарею "Первенец" водоизмещением около 3300 т с броневым поясом из стальных плит толщиной 112 мм, защищавшим корпус этого корабля по всему периметру на уровне ватерлинии.

В целях расширения производственной базы для постройки броненосцев была капитально реконструирована казенная верфь на Галерном острове в Петербурге, возведены специальный эллинг с крановым хозяйством и ряд заготовительных цехов и мастерских с соответствующим технологическим оборудованием. В этих работах принимало участие акционерное общество, директором которого был английский инженер Митчел. Ему же и была поручена организация строительства второй броненосной плавучей батареи - "Не тронь меня", однотипной с "Первенцем", но с более мощным артиллерийским вооружением [75, с. 960]. Третья плавучая батарея - "Кремль", также отечественной постройки, завершила серию кораблей этого типа. Длина их была 67- 69 м, ширина - 16 м и осадка - 4,5-4,9 м. Паросиловые установки мощностью 1500-1600 л. с. позволяли развивать скорость в пределах 8-9 узлов.

В конце 1862 г. развернулись работы по модернизации двух деревянных 58-пушечных фрегатов - "Севастополь" и "Петропавловск". Первый строился в Кронштадте на Морском заводе, второй - на верфь Новое адмиралтейство. Оба корабля были переделаны в винтовые и по бортам обшиты броней.

В докладе "О мерах по развитию броненосного судостроения в России" управляющий морским министерством вице-адмирал Н. К. Краббе писал: "Вследствие совершенной необходимости водворить в России выделку железных блиндажных плит, русские заводчики приглашены объявлением в газетах доставить в Петербург, в продолжение навигации текущего года, несколько плит их выделки для фрегата "Петропавловск". Заказ будет отдан тому из заводов, плиты которого на испытаниях окажутся лучшими. Этим же путем надеюсь получить броню и для прочих броненосных батарей и лодок, постройка которых теперь предпринимается. Но для фрегата "Севастополь" броню пришлось заказать за границей, несмотря на все мое нежелание обращаться в этом деле к иностранным заводчикам. Броня для этого фрегата потребуется еще в течение этого года, и русские заводы находятся в совершенной невозможности поставить ее к такому близкому сроку" [76].

В дальнейшем постройка "композитных" кораблей в России была полностью прекращена и развернулось строительство броненосцев по мониторной программе 1863 г. Было построено 11 канонерских лодок с артиллерией, расположенной в бронированных башнях; 10 из них были однобашенными и одна двухбашенная. Эти канонерские лодки водоизмещением 1400 - 1600 т представляли собой низкосидящие, безрангоутные, тихоходные (скорость 6,6-7 узлов) корабли, первоначально вооруженные одним 381-миллиметровым гладкоствольным орудием, защищенным броней толщиной 280 мм. К 1867 г. вместо этих пушек в каждой башне было установлено по два более совершенных нарезных заряжающихся с казенной части 229-миллиметровых орудия.

На постройку этих мониторов потребовалось менее двух лет, причем только три строились на казенных верфях. Заказы на остальные были размещены на заводах Карра и Макферсона, Семянникова и Полетики, а также на Гутуевской верфи в Петербурге. Руководство морского ведомства отмечало: "1863 год должен занять весьма почетное место в истории русского военного судостроения как по необыкновенной деятельности наших казенных и частных верфей, так и по созданию мощного тыла, выразившегося в переоборудовании и реорганизации адмиралтейства, возведении новых эллингов, мастерских, в создании новых металлургических и механических заводов, снабженных новыми машинами, механизмами и станками" [77, с. 13].

К 1870 г. русский броненосный флот на Балтийском море состоял уже из 23 кораблей общим водоизмещением свыше 60 тыс. т, артиллерийское вооружение которых составляло в сумме 162 тяжелых морских орудия. Однако в составе Балтийского флота были корабли, предназначенные лишь для обороны побережья.

После завершения программы создания флота береговой обороны на очередь встал вопрос о постройке мореходных броненосцев, способных вести боевые действия в отрыве от своих баз, в открытом море. Необходимость создания броненосного океанского флота диктовалась сложной политической обстановкой, возникшей в Европе в 70-х годах XIX в. Нельзя было снижать и темпы создания оборонительного флота, численность и боевая мощь которого еще не обеспечивали надежной защиты подступов к Петербургу. Требовались крупные финансовые средства, о чем морское министерство неоднократно докладывало правительству.

Положение усугублялось беззащитностью Черноморского театра и стратегической разобщенностью приморских районов России, не имевшей к тому же промежуточных морских баз. Это и послужило основанием к разработке соответствующих проектов мореходных броненосных кораблей с мощным артиллерийским вооружением.

По принятым крупными морскими державами принципам господство на море достигалось главными силами флота, состоявшими из мореходных броненосцев, способных наносить противнику артиллерийские удары. Полагая Англию вероятным противником, в руководящих кругах считали, что в случае военного столкновения важное значение будет иметь подрыв ее связей с колониальными владениями путем действий на океанских коммуникациях. Указанные соображения и легли в основу создания ряда кораблей океанского плавания.

Для разработки проектов этих кораблей была сформирована группа квалифицированных судостроителей во главе с вице-адмиралом А. А. Поповым, занимавшим тогда пост председателя морского технического комитета. В 1869 г. на Галерном острове приступили к постройке броненосца "Петр Великий", в известной мере определившем направление технического развития кораблей этого класса. Восемь лет потребовалось, чтобы завершить строительство броненосца, которым руководил опытный корабельный инженер М. М. Окунев.

Корпус броненосца "Петр Великий" был построен по бракетной системе с двойным днищем полностью из металла отечественного производства. Его броневой пояс и бруствер из броневых плит толщиной от 203 до 356 мм надежно защищали внутренние помещения корабля, прикрытые сверху броневой палубой из более тонкой, 76-миллиметровой брони. В двух башнях, защищенных броней толщиной - 305-356 мм, размещалось по два орудия 305-миллиметрового калибра. 15 пушек меньшего калибра были установлены на палубе за бруствером. Энергосиловая установка состояла из шести огнетрубных паровых котлов с угольным отоплением и двух вертикальных паровых машин двойного расширения общей мощностью 8258 л. с., приводивших в движение два гребных винта. При водоизмещении, равном 10 105 т, этот корабль мог развивать скорость до 14,3 узла, а полный запас топлива (1200 т) обеспечивал дальность плавания в 3600 миль.

Приведенные характеристики показывают, что броненосец "Петр Великий" для своего времени являлся весьма совершенным кораблём, Не случайно еще на стадии его постройки главный корабельный инженер британского адмиралтейства Э. Рид писал: "Русские уже успели превзойти нас, как в отношении боевой силы существующих судов своего флота, так и в отношении употребления новых способов постройки. Их "Петр Великий" совершенно свободно, может идти в; английские порты, так как представляет собою судно более сильное, чем всякое из наших собственных броненосцев" [78, с. 23].

После поражения Франции в войне с Пруссией в 1871 г. были сняты препятствия к возрождению русского Черноморского флота. Имея в виду ликвидацию этих ограничений, морское министерство еще раньше изучало возможности быстрого создания на Черноморском театре военно-морских сил. 19 ноября 1869 г. управляющий морским министерством Н. К. Краббе докладывал царю: "В отношении материала для постройки броненосных судов на юге России, едва ли может подлежать в настоящее время вопросу, что материалом этим должно быть железо... главный для того материал придется высылать из Петербурга, с находящихся близ него железных заводов, которые поставляли и поставляют железо для броненосных судов Балтийского флота, и частью с Камско-Воткинского завода. Условия эти могут, конечно, измениться, когда Луганскому заводу даны будут средства на водворение выделки большемерных листов железа, потребных для судостроения, или когда окончится железоделательный завод, устраиваемый г. Юзом в Бахмутском округе, но перемены этой в скором времени ожидать нельзя и для первых броненосцев железо должно быть выслано отсюда. Броня может быть изготовлена без затруднения на Адмиралтейских Ижорских заводах, а необходимые механизмы - там же или на частных механических заводах, которые уже изготовляли их для нашего флота" [79].

Что же касается места постройки броненосцев для Черноморского флота, то, по мнению Краббе, г. Николаев представлял "больше удобств к водворению там броненосного судостроения" [79]. Действительно, верфь Николаевского адмиралтейства, расположенная в 60 км от моря, в устье р. Ингул при впадении ее в Южный Буг, позволяла строить там крупные морские корабли. Защита этого района сравнительно легко могла быть обеспечена средствами береговой обороны.

Первыми броненосными кораблями, строившимися в Николаеве по проекту вице-адмирала А. А. Попова, были плавучие батареи оригинальной конструкции. Их корпуса в виде коротких цилиндров при сравнительно малой осадке позволяли разместить артиллерию крупного калибра. В 1873 г. был спущен на воду первый корабль "Новгород", скорее напоминавший плавучий форт. Детали его корпуса в основном заготовлялись на петербургских заводах и доставлялись на Николаевскую верфь по железной дороге. Вторая плавучая батарея - "Вице-адмирал Попов" - вступила в строй в 1875 г.

Паросиловые установки на "Новгороде" мощностью около 2 тыс. л. с. и на "Вице-адмирале Попове" - около 3 тыс. л. с. приводили в движение шесть параллельно расположенных гребных винтов. Однако расчеты автора проекта не оправдались: круглые плавучие батареи оказались маломореходными, неустойчиво держались на курсе, после выстрела вращались вокруг вертикальной оси. Они представляют интерес как попытка отойти от стандартных форм корабля, создать при относительно малом водоизмещении мощное вооружение и надежную броневую защиту. В качестве плавучих артиллерийских платформ они могли применяться для обороны рейдов и несения сторожевой службы вблизи берегов.

Развитие южной базы судостроения и металлургии шло медленно. К началу русско-турецкой войны Россия располагала на Черноморском театре лишь двумя "поповками", четырьмя винтовыми деревянными корветами, несколькими вооруженными торговыми пароходами, переданными в распоряжение морских властей Русским обществом пароходства и торговли (РОПИТ), и небольшим отрядом минных катеров, доставленных из Петербурга. Им противостоял турецкий флот, созданный с помощью Англии и Франции, в составе которого насчитывалось 15 броненосцев. Кроме того, на Дунае турки имели флотилию, располагавшую значительным количеством малотоннажных боевых кораблей и катеров.

Подавляющее превосходство турецкого флота на Черном море и речной флотилии на Дунае вызвало необходимость применения в широких масштабах минных заграждений. Наряду с пассивными минными заграждениями русские использовали в гирле Дуная катера, вооруженные шестовыми минами, которые укреплялись на конце длинного шеста, выдвигавшегося вперед с носовой части катера. При атаке катер с ходу ударял миной в борт неприятельского корабля. Два катера были вооружены только что принятыми на русский флот самоходными минами - торпедами. Они стали прообразом нового класса боевых кораблей - торпедных катеров.

Применение минного и торпедного оружия в русско-турецкой войне показало его боевые возможности и повлияло на дальнейшее развитие флотов, в частности на конструкцию корпуса броненосцев и их вооружение.

Немаловажное значение имели и определенные достижения в технике судостроения. Технический прогресс способствовал улучшению качества судостроительного металла и брони. Вместо малоуглеродистого железа появилась сталь, прокат которой позволил значительно повысить прочностные характеристики судового набора и обшивки. Для лучшей защиты корпуса корабля от воздействия минных и торпедных ударов были внесены некоторые изменения в конструкцию его подводной части. Так, на крейсере "Память Меркурия", построенном во Франции для Черноморского флота, пространство между внешней обшивкой и внутренней (междубортное пространство) было использовано для загрузки углем, служившим топливом для котельной установки. Вместе с тем такая конструкция усиливала противоминную и противоторпедную защиту корпуса корабля.

На верхней палубе броненосцев и крейсеров начали устанавливать малокалиберные скорострельные пушки противоминной защиты.

Характерной особенностью броненосцев французской постройки того времени было введение специальной дополнительной бортовой броневой переборки, предназначенной для ослабления влияния торпедного удара и повышения живучести корабля. Создание торпед повлияло также на конструкцию носовой части крупных боевых кораблей, особенностью которой было наличие выступа - тарана ниже ватерлинии. Таран появился в 60-х годах прошлого столетия и имел целью наносить тяжелые повреждения кораблям противника в ближнем бою. Развитие мощной крупнокалиберной морской артиллерии и минно-торпедного оружия привело к отказу от тарана. Вместе с тем необходимость защиты от артиллерийских снарядов, мин и торпед заставляла искать технические способы повышения живучести кораблей, этому служило усиление бронирования и повышение его прочности, внедрение внутренних водонепроницаемых переборок для разделения корабля на отдельные отсеки, применение двойной обшивки и специальных противоминных и противоторпедных наделок в нижней части корпуса.

В начале 80-х годов отечественная промышленность стала изготовлять двухслойную сталежелезную броню "компаунд", нижний слой которой был из мягкого малоуглеродистого железа, а верхний - из литой стали. По сопротивляемости при ударе снаряда броня "компаунд" была значительно, на 20-25%, прочнее железной. Позднее, когда появился специальный бронебойный снаряд с особопрочным стальным наконечником, предложенным С. О. Макаровым, появилась и броня из легированной никелем, термически обработанной стали. Развернулось соревнование между артиллерией и броней. Технический прогресс в области создания мощной, дальнобойной, крупнокалиберной морской артиллерии позволил вооружать броненосцы нарезными пушками, способными наносить тяжелые удары кораблям противника на дистанции до 7-8 миль.

Прогрессировала и энергетика. На смену жаротрубным судовым котлам сравнительно невысокой паропроизводительности пришли водотрубные, более совершенные котлы с высокими параметрами пара. Однако техническая сложность постройки водотрубных котлов, связанная с необходимостью применения в них тонких стальных водогрейных трубок и весьма прочных коллекторов, изготовление которых требовало высокого уровня развития котлостроительного производства, несколько задержала внедрение их на кораблях русского флота. Прогресс жаротрубных судовых котлов шел по линии увеличения поверхности нагрева в целях повышения паропроизводительности, что было связано с ростом мощности судовых паровых машин, необходимой для увеличения скорости кораблей. В этот период на них начали устанавливать вертикальные паровые машины двойного и тройного расширения, удельная мощность которых на единицу веса постепенно возрастала.

Технический прогресс вносил коррективы в развитие военного кораблестроения и в ряде случаев требовал пересмотра сложившихся представлений о роли того или иного класса кораблей. Это вызвало некоторые колебания в оценке роли броненосцев как главной морской силы, требовавшей непомерных материальных затрат.

В России эти колебания усугублялись относительной слабостью промышленной базы. По этой причине с 1870 г. и до середины 80-х годов строительство броненосцев несколько сократилось и морское ведомство выдало заказы на более легкие, мореходные, хорошо вооруженные броненосные крейсера, предназначенные для действий на дальних океанских коммуникациях.

Слабость Черноморского флота вызвала некоторое увеличение ассигнований на постройку для него крупных кораблей. На Севастопольском судостроительном заводе, основанном Русским обществом пароходства и торговли и с 1868 г. строившем торговые пароходы, в 1883 г. были заложены, а в 1886 г. спущены на воду два однотипных броненосца - "Чесма" (рис. 19) и "Синоп". Третий такой же корабль был построен в Николаеве. Эти броненосцы казематно-барбетного типа водоизмещением около 11 тыс. т в отличие от броненосцев, строившихся в предыдущие годы, располагали кроме артиллерийского и торпедным вооружением. Семь надводных торпедных аппаратов были установлены на палубе, в трех барбетных установках размещалось по два 305-миллиметровых орудия, семь пушек 152-миллиметрового калибра и восемь 47-миллиметрового размещалось в бронированных укрытиях по бортам и на носу. Барбеты прикрывала 305-миллиметровая броня, бортовой пояс в средней части достигал толщины 458 мм, а в оконечностях снижался до 254 мм. По верхнюю кромку поясной брони лежала броневая палуба толщиной 57 мм.

19. Броненосец 'Чесма'
19. Броненосец 'Чесма'

В 1892 г. со стапелей Севастопольского завода был спущен на воду четвертый броненосец для Черноморского флота "Георгий Победоносец", отличавшийся от своих предшественников системой бронирования корпуса. Поясная броня в оконечностях была на нем удалена, а носовая и кормовая части корпуса были прикрыты сверху карапасной палубой толщиной 65 мм на скосах.

Следует отметить, что в начале 90-х годов в известной мере стабилизировался взгляд на развитие броненосцев, и спущенный на воду в 1891 г. на верфи Галерного острова в Петербурге броненосец. "Наварин" (рис. 20) стал по своим тактико-техническим параметрам до некоторой степени прототипом для кораблей этого класса, строившихся в России вплоть до русско-японской войны.

20. Броненосец 'Наварин'
20. Броненосец 'Наварин'

Основные технические характеристики русских броненосцев были сравнительно близки между собой, но разнотипность и отсутствие унификации были весьма значительными. Это относилось и к другим классам кораблей, строившимся как на отечественных заводах, так и за рубежом. Это объясняется тем, что разработка проектов поручалась различным предприятиям и частным фирмам, котлы и механизмы изготовлялись разными заводами по своим чертежам и проектам. Сказывались и многократные изменения программы строительства флота, намеченной на последнее двадцатилетие XIX в. в связи с изменением политической обстановки в Европе и на Тихом океане.

С 1881 по 1894 г. в состав русских военно-морских сил вошли 17 броненосцев, 10 мореходных крейсеров, 14 канонерских лодок, 53 миноноски и более двух десятков военных вспомогательных судов. По тоннажу это составляло свыше 290 тыс. т, а суммарная мощность главных машин равнялась 360 тыс. л. с. [80, с. 260]. Большая часть кораблей была отечественной постройки.

Выдающийся кораблестроитель академик А. Н. Крылов, оценивая; этот период строительства русского флота, писал: "Было построена множество броненосцев и броненосных крейсеров, но это "множество" являлось только собранием отдельных судов, а не флотом" [81, с. 134]., Экономически более мощные государства Европы, располагая необходимой производственной базой, развивали свой броненосный флот и накапливали определенный опыт при переходе от серии к серии. Постепенно вырабатывался классический тип броненосца казематно-башенной конструкции с артиллерийским и торпедным вооружением. К началу 90-х годов в основном определились архитектурные особенности броненосцев. Русский броненосец "Наварин" был построен с учетом имеющегося отечественного и зарубежного опыта и для своего времени соответствовал уровню передовой военно-морской техники

Крылов Алексей Николаевич (1863-1945) Математик, механик и кораблестроитель, академик (1916). Герой Социалистического Труда (1943). Труды. Крылова по теории корабля доставили ему мировую известность. Ему принадлежат выдающиеся работы в области строительной механики корабля. Будучи в 1908-1910 гг. главным инспектором кораблестроения и председателем морского технического комитета, он принимал активное участие в проектировании и постройке первых русских линкоров типа 'Севастополь'. Ввел в конструкцию кораблей ряд новшеств, нашедших в дальнейшем применение в практике военного кораблестроения (обшивка, набор, килевая балка, использование на линкорах легких воаотруоных котлов, сталей повышенного сопротивления и др.)
Крылов Алексей Николаевич (1863-1945) Математик, механик и кораблестроитель, академик (1916). Герой Социалистического Труда (1943). Труды. Крылова по теории корабля доставили ему мировую известность. Ему принадлежат выдающиеся работы в области строительной механики корабля. Будучи в 1908-1910 гг. главным инспектором кораблестроения и председателем морского технического комитета, он принимал активное участие в проектировании и постройке первых русских линкоров типа 'Севастополь'. Ввел в конструкцию кораблей ряд новшеств, нашедших в дальнейшем применение в практике военного кораблестроения (обшивка, набор, килевая балка, использование на линкорах легких воаотруоных котлов, сталей повышенного сопротивления и др.)

Спустя два года Балтийский флот пополнился броненосцем "Сисой Великий", отличавшимся от своего предшественника некоторыми конструктивными изменениями в расположении бронирования и уменьшенным числом 152-миллиметровых орудий.

Следующая серия броненосцев, в которой головным шел "Ослябя" имела несколько большее водоизмещение и вместо сталежелезной - цементированную стальную бортовую и палубную броню. В отличие от кораблей прежней постройки броневая палуба была положена не горизонтально, а со скосами к бортам. Четыре орудия главного калибра были установлены в двух вращающихся башнях, расположенных в диаметральной плоскости корпуса. Одиннадцать 152-миллиметровых пушек и двадцать 75-миллиметровых значительно повышали мощность залпа. Паросиловая установка в 14,5 тыс. л. с. Позволяла развивать скорость до 18 узлов.

Последней серией броненосцев, построенных до начала русско-японской воины, были корабли типа "Бородино". Эти броненосцы водоизмещением около 13,5 тыс. т вследствие увеличенного запаса топлива имели дальность плавания до 8 тыс. миль. 305-миллиметровые орудия главного калибра были размещены по два в двух концевых башнях. Артиллерия среднего 152-миллиметрового калибра в количестве 12 орудий располагалась в шести бортовых башнях, а 20 пушек противоминного 74-миллиметрового калибра были установлены по бортам на палубе в бронированных укрытиях. Кроме артиллерии эти корабли, так же как их предшественники, были вооружены торпедными однотрубными аппаратами (2 подводных и 2 надводных).

На Черном море в этот же период строились по типу "Наварина" броненосцы "Три Святителя" и "Князь Потемкин Таврический". Не типовым был броненосец "Двенадцать Апостолов", отличавшийся меньшим водоизмещением и барбетно-башенным вооружением.

Всего с 1885 по 1904 г. в состав русского флота вступило 26 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, 1 броненосный фрегат (впоследствии крейсер 1-го ранга), 16 броненосных крейсеров 1-го ранга и 3 броненосных крейсера 2-го ранга. Из этих кораблей 40 были предназначены для Балтийского флота и 9 - для Черноморского [82-83].

Однако, как показал опыт русско-японской войны, общая техническая отсталость России, слабость промышленной базы и длительные колебания в выборе типов кораблей привели к тому, что Япония с помощью Англии и других европейских государств сумела к началу войны создать флот, боевое ядро которого превзошло по своим боевым возможностям русские морские силы. Русский флот оказался менее подготовленным к войне, большая часть броненосцев и других крупных кораблей по своим тактико-техническим характеристикам уступала японским. Скорострельность и дальнобойность 305-миллиметровых орудий, установленных на русских броненосцах, были меньше, чем у японских. Снаряды уступали японским по мощности ударной силы и бризантному воздействию. Эскадренная скорость кораблей русского флота оказалась ниже, чем у кораблей противника. Кроме того, на Дальнем Востоке не было должным образом оборудованных морских баз.

Опыт русско-японской войны потребовал создания качественно нового флота, располагающего мощными быстроходными хорошо вооруженными кораблями в составе боевого ядра и легкими силами, способными обеспечивать в полном объеме боевые действия на море с применением артиллерийского и минно-торпедного оружия.

После русско-японской войны к разработке вопросов дальнейшего развития русского флота были привлечены наиболее знающие и прогрессивные специалисты морского дела и высококвалифицированные корабельные инженеры во главе с А. Н. Крыловым и И. Г. Бубновым. В 1907 г. была утверждена первая часть послевоенной судостроительной программы, предусматривавшая постройку четырех броненосцев новейшего типа - родоначальников нового класса броненосцев - линейных кораблей, а также некоторого количества миноносцев и подводных лодок.

В составлении проектов линейных кораблей приняло участие по конкурсу, объявленному морским министерством, несколько десятков зарубежных фирм и отечественных организаций. В итоге на рассмотрение поступило 40 проектов, из них 8 от известных иностранных судостроительных заводов. Предпочтение было отдано проекту, представленному Балтийским заводом и разработанному под руководством И. Г. Бубнова. В рабочем проектировании принимал непосредственное участие А. Н. Крылов, назначенный тогда главным инспектором кораблестроения и возглавлявший кораблестроительный отдел морского технического комитета.

Разработка конструкции первых русских линейных кораблей велась тщательно, с учетом заграничного опыта. Они должны были иметь водоизмещение 23 тыс. т, мощность турбин, проект которых разрабатывался в Петербурге с участием английской фирмы Браун, 42 тыс. л. с., 12 орудий главного калибра, установленных в четырех трехорудийных башнях, 16 орудий среднего 120-миллиметрового калибра, 4 подводных торпедных аппарата и несколько 47-миллиметровых пушек. Расчеты прочности корпуса проводились под непосредственным наблюдением И. Г. Бубнова. По выражению академика А. Н. Крылова, пять солидных томов этих расчетов "являются истинным руководством по строительной механике корабля и проектированию судов" [81, с. 143].

По этому проекту были построены и в начале первой мировой войны вступили в состав флота четыре линейных корабля - "Севастополь" (рис. 21), "Петропавловск", "Полтава" и "Гангут". Они имели сплошное бронирование надводного борта, скорость хода до 28 узлов и казематы, защищавшие жизненно важные центры корабля. Живучесть и непотопляемость обеспечивалась продольной 25-миллиметровой броневой переборкой и разделением внутренних помещений на водонепроницаемые отсеки.

21. Линейный корабль 'Севастополь'
21. Линейный корабль 'Севастополь'

Эти корабли выдержали испытание временем и после Великой Октябрьской социалистической революции вступили в состав Военно-Морских Сил СССР.

В 1911 г. была заложена следующая серия линейных кораблей. Их скорость должна была достичь 21 узла при четырехвальной турбинной установке, работающей на четыре гребных винта, дальность плавания - до 8 тыс. миль. Был достроен только линкор "Императрица Мария", но этому кораблю не пришлось принять участие в военных действиях: в 1916 г. после прихода в Севастополь корабль взорвался и затонул.

Постройка линкоров типа "Севастополь" и типа "Императрица Мария" доказала зрелость русских кораблестроителей, их способность решать сложнейшие технические задачи, возникающие в процессе проектирования и постройки такого высокоорганизованного комплекса самых разнообразных элементов, каким является линейный корабль.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'