Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

ОТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ДО ВОЗРОЖДЕНИЯ

В дальнейшем с развитием феодальных отношений религия и церковь стали служить интересам господствующих классов и всячески поддерживались государством. Сама церковь превратилась в крупнейшего феодала, владевшего огромными земельными угодьями. Школы и университеты существовали при монастырях и соборных капитулах, и обучение в них велось с религиозных позиций. Религиозные догмы, бдительно охраняемые церковью, превратились в основу всякого мышления. В этих условиях какая бы то ни было борьба с религией стала не только чрезвычайно трудным, но и опасным делом. Любое несогласие с основными ее положениями объявлялось ересью и сурово преследовалось.

В то же время развитие науки заставляло отцов церкви определить свое отношение к ней и задумываться над соотношением разума и веры. Наряду с ортодоксальной точки зрения, с предельной четкостью сформулированной уже знакомым нам Тертуллианом, утверждавшим, что после Христа не нужна никакая любознательность, а после Евангелия не нужно никакого исследования, уже в эпоху раннего христианства среди религиозных теоретиков наметился и более гибкий подход к науке. Суть этого подхода состояла в том, чтобы подчинить науку интересам религии, приспособить ее к теологии.

Наиболее отчетливо и систематически разработал подобную точку зрения один из крупнейших христианских теологов Фома Аквинский, живший в XIII веке. Суть ее состояла в том, что истины науки, которые постигаются разумом, и истины теологии, являющиеся результатом божественного откровения, не могут противоречить друг другу, поскольку источником как откровения, так и всякого знания является будто бы единый бог.

Таким путем Фома Аквинский стремился обезвредить науку и философию, подчинить их религии и церкви. Это учение, известное под названием томизма (по-латински Фома — Тhomas), постепенно завоевывало все большее признание в религиозных кругах, а в конце XIX века было объявлено официальной доктриной католической церкви.

Но еще за сто лет до Фомы Аквинского выдающийся арабский философ и врач Ибн Рушд развивал иную точку зрения на соотношение науки и религии, получившую наименование теории «двойственной истины». Согласно этой теории, истины науки могут не совпадать с истинами религии, они могут даже противоречить друг другу. То, что истинно с точки зрения науки, может быть ложно с точки зрения религии, и наоборот. Учение Ибн Рушда, ставившее своей целью сделать науку независимой от религии, оказало заметное влияние на все дальнейшее развитие свободомыслия в Европе.

Значительный вклад в развитие философии и атеизма в этот период внесли выдающиеся английские мыслители Роджер Бэкон (ок. 1214—1292 гг.) и Уильям Оккам (ок. 1285—1349 гг.).

Бэкон считал, что в принципе существуют три источника познания: авторитет, рассудок и опыт. Но ни свидетельства авторитетов, ни логические схоластические рассуждения, по его мнению, сами по себе недостаточны, если они не подтверждаются опытом. Таким образом, Бэкон решительно отвергал любые догмы, основанные на преклонении перед авторитетами или на схоластических умозаключениях. Опытная наука, утверждал он, является царицей всех наук. Именно она является основой знания. Кстати, именно Рождеру Бэкону принадлежит выражение, ставшее крылатым: «Знание — сила». Целью науки, полагал Бэкон, является увеличение власти человека над природой.

Что касается Оккама, то он был убежденным сторонником теории «двойственной истины» и, подобно Ибн Рушду, выступал за разделение сфер науки и теологии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Смотрите rem-27.ru ремонт квартир в железнодорожном.

Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'