Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Перебирая россыпи миров

Частица жила удивительно долго - целых семь секстиллионных долей секунды. И это было сенсацией.

Частица оказалась сверхтяжелой - в три раза тяжелее протона. И это было сенсацией вдвойне.

Во всех странах, где есть большие ускорители, отложили многие важнейшие эксперименты: там начали срочно монтировать установки, с помощью которых можно было бы объяснить природу загадочной частицы с не менее загадочным названием джи-пси.

И вот получен один из первых результатов. Председатель комиссии ЦК ВЛКСМ по премиям Ленинского комсомола в области науки и техники нобелевский лауреат, академик Николай Геннадьевич Басов скажет о новых лауреатах: Юрии Антипове, Алексее Лебедеве, Викторе Беззубове, Сергее Половникове, Владимире Селезневе и Александре Сытине:

- Они выполнили очень крупную работу. Я думаю, она войдет в фонд мировой науки. Результаты, полученные молодыми физиками, есть сегодня одно из самых крупных достижений в ядерной физике.

Так что же все-таки произошло в удивительном и странном мире - мире элементарных частиц?

Только что автобус миновал улицы старинного Серпухова, одного из тех городов, откуда пошла земля русская. Столетия отступают здесь не столь уж охотно. Слишком короткая остановка, и легкая грусть - не состоялось знакомство! Навсегда запомнится мимолетная встреча с городом, с его деревянными домами, старинными церквушками, остатками древних крепостных валов.

Нитка асфальта вьется дальше, изгибается вдоль соснового бора. Еще четверть часа - и меж деревьев то тут, то там проглядывают что ни на есть самые современные здания. В гармонии с древесными стволами как-то по-особому нарядно выглядят разукрашенные брандмауэры новых домов. Улицы-просеки и скверы-поляны пронизаны лесной тишиной. Счет новым городам, появившимся среди недавних таежных дебрей и степных просторов, идет на десятки, а то и сотни. И все же есть среди них особые. Еще в начале века Максим Горький Мечтал о городах науки, в которых люди будут «ковать й гранить весь опыт мира».

Сегодня есть у нас такие города. Подмосковная Дубна, Новосибирский академгородок... Один из них - Протвино.

Это своеобразный город. Он возник не рядом с заводом или рудником. История не успела создать в нем свои привычные слои - развитие ремесел, фабричное производство, сословный уклад, а вместе с ним и сословное деление улиц на лучшие и худшие. В Протеине есть все, без чего не может жить ни один современный город. Есть здесь система бытового обслуживания есть коммунальный транспорт, магазины, кафе, рестораны, аптеки. Есть школы и клубы. Но если вглядеться пристальней в деятельность всех этих многочисленных служб и организаций, можно увидеть: все они созданы, все они существуют, работают, беспокоятся только ради одного - чтобы ни о чем, кроме науки, не заботились главные жители этого города, ученые. Чтобы в Институте физики высоких энергий не замедлялись темпы исследований, чтобы его сотрудники одно за другим снимали покрывала с тайн природы. Потому что Протвино вырос среди подмосковного леса вместе с институтом и ради института.

Сколькими приборами располагала физическая лаборатория прошлого века? Смешной вопрос, не правда ли? В самой крохотной их наверняка насчитывались десятки или даже сотни. А вот в ИФВЭ физический прибор... всего-навсего один - ускоритель.

Конечно, это утверждение сильно утрировано. Оборудован институт отнюдь не бедно, по высшему классу. Как принято теперь говорить, на уровне мировых стандартов. Но факт остается фактом - все многообразие сложнейшей исследовательской техники в единстве своем является, по существу, одним физическим прибором.

Зато каким! Серпуховской ускоритель - один из самых крупных в мире - позволяет ставить фундаментальные эксперименты в области физики элементарных частиц.

Мощность прибора на языке физики исчисляется 70 ГэВ - 70 миллиардов электрон-вольт. Скорости частиц, мчащихся по его кольцу (длина которого, кстати, полтора километра), близки к световым. Вес магнитов исчисляется десятками тысяч тонн. Нам еще предстоит вернуться к ускорителю. А пока небольшое отступление.

...Разгневанные чайки кричали:

- Три кварка, три кварка, три кварка...

Мистеру Финигану, герою одного из романов американского писателя Джойса, привиделось это в кошмарном бреду. Ему так и не суждено было узнать, что такое кварки...

Отнюдь не ключевой эпизод далеко не самого попу-ярного романа... И, казалось бы, бог с ними - и с мистером Финиганом, и с чайками, и тем более с какими-то полумифическими кварками.

Ан нет! Читатели Джойса преспокойно забыли всю эту историю, а вот кварки запали в память, а потом постепенно перекочевали в человеческий лексикон. Им суждена была своя, самостоятельная жизнь. И, похоже, слово это уже становится таким же популярным, как электрон, протон, нейтрино.

Кварками - верхним, нижним и странным - ученые назвали три гипотетические частицы. Взаимодействуя друг с другом, они обеспечивают весь спектр состояний материи. Или, говоря проще, лежат в первооснове великого многообразия всего сущего. И не будем судить ученых, пустивших в обиход столь экстравагантное, на грани легкомыслия, название. Не забывайте, что физика элементарных частиц - мир необычный. Там есть частицы, которые существуют только тогда, когда они летят со скоростью света. Да и вообще скорости, близкие к световой, в этом мире явление заурядное, как, впрочем, и мгновенные превращения одних частиц в другие. И коль скоро человеческая фантазия оказывается бессильной - ей не из чего строить привычные аналогии, - то в лексику ученых проникают термины, как бы отражающие удивление физиков перед необычностью открывшихся им явлений.

Кварк придуман учеными. Но придуман настолько остроумно, что гипотетическое строение любой тяжелой частицы, по их предположению, состоит из комбинации трех кварков, заряженных положительно или отрицательно.

Кварковая модель стала превосходным средством Для наведения порядка в микромире и пользуется большим успехом. Модель давала вполне определенные предсказания о закономерностях, происходящих в физике элементарных частиц, и большинство таких предсказаний хорошо подтверждалось экспериментальными Данными. Но, несмотря на активные поиски, сами кварки так и не удалось обнаружить, хотя...

Хотя история их поисков заслуживает отдельного рассказа. Сказать, что их искали на земле, в небесах и на море, - значит ничего не сказать. Перетирал в порошок метеориты, надеялись, что кварк зазевался и его удастся ухватить в образцах грунта, доставленного с Луны.

Итак, физики не знают, что такое кварк, и все ж свободно оперируют в расчетах и теоретических построениях этим понятием. Почему?

Мир физики элементарных частиц ждет своего Мен. делеева. Частиц открыто более сотни. Но долгое время не было принципа их систематизации. Попросту говоря, что за чем и как поставить. А будь такой принцип тогда каждая из частиц, подобно химическим элементам периодической системы Менделеева, займет свою клетку в не существующей пока таблице.

Аналогия довольно приблизительная. И поэтому, не пытаясь больше отыскать никаких новых аналогий, отметим, что до недавнего времени большинство теоретиков считало, что весьма перспективными могут стать наметки, черновики, таблицы, в основе весьма хитроумных построений которых лежали три кварка.

Так было до ноября 1974 года. До тех пор, когда американские физики зафиксировали неизвестную доселе частицу, названную джи-пси. Ее строение оказалось настолько непривычным и настолько не укладывающимся в уже ставшие привычными понятия, что перед учеными встал вопрос: такая ли уж незыблемая эта гипотеза о трех кварках? А не проистекают ли странные свойства джи-пси из присутствия в природе не трех, а четырех, пяти и, может быть, еще большего числа кварков? Загадка требовала ответа. А получить его можно было только в том случае, если удастся досконально изучить повадки этой вновь открытой частицы. И в разных странах, на разных ускорителях множество светлых умов занялось знакомством с джи-пси. Появилась эта проблема и в планах научных исследований в институте под Серпуховом.

Американские ученые объявили о своем открытии в ноябре, и люди, причастные к разгадкам тайн первооснов материи, заговорили о революции в мире элементарных частиц. Среди участников этой революции шесть наших соотечественников - шесть лауреатов премий Ленинского комсомола. Награда, одна из самых почетных в стране, была присуждена «за цикл исследований по образованию джи-пси частиц протонами с импульсов 70 ГэВ и мюонных пар отрицательными частицами с импульсом 43 ГэВ».

Для того чтобы разобраться в этом весьма сложном ля непосвященных читателей названии, нам не миновать Серпуховского ускорителя.

Уже говорилось о том, что ускоритель - это единый физический прибор. В нем вращаются электрически заряженные частицы. Ускоритель, собственно говоря, нужен для того, чтобы разогнать эти частицы до огромных скоростей.

Принцип работы ускорителя, в сущности, прост. Но вспомним, что «в сущности» давно был ясен путь человека на Луну, не так уж сложно представить «в принципе» управляемую термоядерную реакцию.

Так и здесь. Частицы летят внутри кольцевой камеры, в которой множество мощнейших насосов создают глубокий вакуум: частицы летят в пустоте. Удерживают их в кольце магниты - больше сотни огромных магнитов с массой каждого порядка сотен тонн.

Ускоритель поражает. Залы - сотни метров. В них свободно располагаются экспериментальные домики физиков. В этих домиках находится аппаратура, регистрирующая процессы, происходящие при образовании элементарных частиц. Впрочем, какие там домики - целые лаборатории, до отказа забитые умнейшими приборами и вычислительными машинами. Защита толщиной в семьдесят метров, но лишь с помощью этих метров можно зафиксировать неуловимые нейтрино.

Вот что такое мир современных физических исследований.

Однако руководитель отдела, где работают молодые ученые, доктор физико-математических наук С. Денисов поворачивает дело другой, неожиданной стороной. Коротко отметив, что его сотрудники провели весьма тонкое и сложное научное исследование, которое потребовало создания самой современной установки, тут же подчеркивает, что своими успехами они обязаны прежде всего умению работать в коллективе.

Умение работать в коллективе... Это требование в равной мере относится к людям любой специальности. А в науке, которая не так уж давно считалась уделом одиночек, оно стало едва ли не важнейшим. Когда установка - завод, не меньше, когда стоимость оборудования миллионы рублей, размеры - сотни метров, вес - тысячи тонн, помощью двух-трех лаборантов не обойдешься. Сложные возникают проблемы. И особенно ярко проявились они именно в физике высоких энергий К успеху к очередной разгадке тайн природы прй. ходится идти долгим путем, часто в большей мере производственной, чем научной работы. Да и конца экспериментам не видно: постоянно усложняется техника, появляются новые установки и приборы, на которых опыт можно поставить чище, результат получить тоньше. Но чтобы что-то успеть в этой современной жизни с ее бешеными темпами, надо объединять усилия, надо работать сообща опираясь на безграничные возможности, которые дает наука и техника сегодняшнего дня.

Шестеро молодых ученых, разгадавшие некоторые свойства джи-пси, - это люди сегодняшнего дня. Они умеют работать сообща, умеют подчинять личные стремления и идеи решению общей задачи. И каждый из них - специалист высокого класса. А все вместе - собирательный тип ученого, которому подвластны сложнейшая вычислительная техник, и быстрая электроника. Если рассказать об этих физиках с внешней событийной стороны, то скорее всего получился бы коллективный портрет. Графическое изображение их жизни (а они любят объясняться друг с другом с помощью графиков!) представляло бы собой несколько одинаковых геометрических линий.

Школа - начало начал. Физические кружки, где постигались первые тайны. Олимпиады, говоря серьезно, первый шаг в науку. Институт, где пылкая романтик «наивной физики» обрела вполне конкретные и не всегда приятные черты. Именно там они поняли, что физика - это не конвейер постоянных открытии и ярких озарений, а работа изнурительная, нередко скучная беспрестанном повторении одних и тех же опытов необходимости окунуться в океан информации, кажущейся порой ненужной, но такой необходимой и осязательной. Они закончили разные институты, но в каждом их научили работать. И, главное, научили, перефразировать знаменитое изречение, любить физику в себе, а не себя в физике. Впрочем, то, чему они научились, они поняли значительно позже, когда пришли в лаборатории Института физики высоких энергий.

Любой эксперимент на современном ускорителе в чинается с расчета каналов, по которым частицы поступают к приборам, с настройки этих каналов. Для эксперимента, о котором идет речь, нужен был специальный пучок частиц, пучок очень интенсивный. Его расчетами, проектированием и изготовлением необходиомой аппаратуры занимался Владимир Селезнев.

Перебирая россыпи миров
Перебирая россыпи миров

Молчаливый, немного замкнутый Владимир никогда не признавал в общем-то такой мелочи, как официальный конец рабочего дня. У него узкая специальность - пучкист. Специальность эта пользуется уважением на ускорителе. И это неудивительно, раз с пучка начинается все, любой опыт. Наверное, только Володя смог бы сказать, сколько кропотливого, порой мастерового труда требует это витание в высоких сферах науки.

За короткое время он стал одним из лучших пучкистов в институте. И когда пришло время проведения ответственного, сложного и, в общем-то, как многим казалось, дающего мало надежд на успех опыта, это дело поручили именно ему. И они получили пучок, о котором мечтали. Мозговым центром группы по праву называют Юрия Антипова и Алексея Лебедева. Они постарше остальных: их возраст уже «критический» для ученого, имеющего право на эпитет «молодой». Оба уже «остепенились» - защитили диссертации и носят звания кандидатов физико-математических наук.

Эрудиты и тонкие знатоки, люди, для которых, кажется, нет неинтересных сторон жизни, готовые высказаться по любому вопросу, но утверждать что-то наверняка берутся только там, где считают себя компетентными. Юрий Антипов вместе с Виктором Беззубовым, совсем молодым физиком, попавшим на студенческую практику, да так и оставшимся в ИФВЭ (чем очень доволен, потому что здесь «передний край»), разрабатывал регистрирующую аппаратуру, весьма тонкую и деликатную. Каждый новый эксперимент требует новых детекторов. Особенно это относится к исследованиям, ведущимся на предельной мощности ускорителя. Почему? Распознать частицу - задача сложная сама по себе. А что говорить, когда надо распознать ее на фоне многочисленных помех? На электроне не написано, что это именно электрон, а детектор может и ошибаться. Правда, хороший детектор ошибается чрезвычайно редко. Допустим, в одной сотой процента случаев. Но не спешите радоваться его точности. Ведь частица рождается тоже в одной сотой процента случаев.

Юрий и Виктор решили хитрую задачу. Причем теперь все признают, что, когда они это сделали, появись наконец уверенность: эксперимент пошел.

Сигналы, соответствующим образом закодированные передавались затем в мощную вычислительную машину. Она работала со скоростью миллиона операций в секунду. Принимающую электронику разрабатывал Александр Сытин. Оригинальные решения, найденные им, часто на несколько лет опережали любые лучшие решения, которые достигались в этой области.

И наконец, для вычислительной машины необходимо было разработать комплекс программ, предназначенных для приема и обработки специфической информации, рассчитанной на погоню за джи-пси. Выдавая необходимые результаты, компьютер должен был подсказывать правильный путь ведения эксперимента. Это взяли на себя Алексей Лебедев и Сергей Половников. В течение нескольких месяцев, а это очень короткий срок, ими была выполнена вся работа.

Их кругозору, широте их интересов можно позавидовать. И еще одна общая черта есть у них всех: не только пользой для науки, для дела объясняется их интерес к работе. Они начисто разобьют все попытки объяснить их интерес к физике только крайней ее необходимостью для общества. Они ее попросту любят, она им интересна. Им нравится решать загадки, которые преподносит природа. Занятие, как говорится, для души. Премию Ленинского комсомола получили основные участники эксперимента. Но нельзя не упомянуть большой коллектив сотрудников института, которые обеспечивали работу ускорителя, вычислительного центра и других служб и работа которых не только помогла - без нее было бы немыслимо исследование джи-пси.

Джи-пси частица. Пора снова вернуться к ней, к эксперименту, позволившему понять ее природу.

Частиц открыто очень много, но эта привлекла к себе особое внимание, и, право же, в том, что ее открытие еравнивалось с революцией, нет никакого преувеличения. Совершенно неожиданно масса джи-пси частицы оказалась в три раза тяжелее протона, и была она удивительно стабильна. Этим она отличалась от всех открытых ранее. От тех, которые по гипотезе состояли из комбинаций трех ставших уже привычными кварков.

Другими словами, обычная частица - это комбинация трех кирпичей. Здесь же оказался необходимы еще один, новый кирпич, с помощью которого можно проинтерпретировать неизвестное ранее явление, только что открытую частицу. А если так, то теория, объяснявшая все великое многообразие микромира взаимодействием трех кварков, больше не работала. Земля больше не покоилась на трех китах.

По нашим обычным понятиям секстиллионная доля секунды - величина бесконечно малая. Но давайте отвлечемся от привычных понятий. Короткие для нас мгновения по ядерным масштабам - время долгое. Теоретически это представляют все. Еще из курса школьной арифметики человек знает, что за пределами миллиарда - единицы с девятью нулями - есть триллион, секстиллион, декаллион - единицы с гораздо большим количеством нулей.

«Но все же, - утверждает великолепный писатель-фантаст и популяризатор науки Айзек Азимов, - сказать «одна секстиллионная секунды» так же легко, как сказать «одна десятимиллиардная». Но как ни легко жонглировать символами, обозначающими подобные интервалы времени, мысленно воспроизвести их оказывается невозможно».

И он предлагает способ, как сделать эти доли секунды более доступными воображению. Нужно, по его идее, применить метод, прижившийся в другой сфере измерений, тоже лежащий вне привычных понятий, - в астрономии. Только вместо огромных расстояний, которые покрывает свет за обыкновенные единицы времени, Азимов вводит невероятно краткие мгновения, за которые свет проходит обыкновенный путь. И появляется световой метр, миллиметр, микрон и так далее. Но если в этой системе счисления большинство частиц пролетает расстояние, равное размеру ядра, то джи-пси успевает пролететь размер атома - расстояние, в десять тысяч раз большее. Дистанция огромного размера! Целый мир co своей историей, потрясениями, рождениями...

Именно целый мир. Ведь если вспомнить, что

...эти электроны - 
 Миры, где пять материков, И
 скусство, знанья, войны, троны 
 И память сорока веков! - 

то просто дух захватывает.

Но как же все-таки проходил сам эксперимент, завершившийся большой удачей? Сюда, на пульт управления экспериментом с установки «Сигма» - универсального автоматизированного спектрометра, размеры которого что-то порядка сотни метров, - во время эксперимента каждую секунду подается полтора миллиона сигналов.

На экране дисплея воспроизводится кольцо ускорителя, инжектор, экспериментальный зал. Ускоритель начинает работать. Приборы, а их множество, шлют свои показания. Вот протоны попадают в кольцо, ускоряются. Через две секунды вводятся мишени. Срабатывает специальная система, и пучок частиц выбрасывается из ускорителя в специальный магнитооптический канал. Затем он попадает на мишени. Именно сейчас рождается много частиц. В том числе и новые, которые предстоит распознать в общем хаосе и исследовать.

Частицы в магнитном поле. Его создает трехсоттонный магнит. По отклонению в этом поле различные детекторы определяют разновидность, направление, импульс падающих на мишени частиц.

Частицы полетели дальше. Они выходят из магнитного поля и попадают в искровые камеры. Через миллионные доли секунды после того, как частицы миновали искровые камеры, сюда подается высоковольтный импульс, и электрические сигналы сообщают, что случилось в камерах.

За искровой камерой стоит блок железа. Большинство частиц - пи-мезоны, ка-мезоны, протоны, антипротоны - через этот слой толщиной в несколько метров пройти не могут и застревают. На этом их жизнь кончается. Частота таких явлений - миллион раз в секунду. Но вот примерно раз в секунду установка сообщает, что две частицы все-таки прошли через блок железа, значит, это пара мю-мезонов, только они могут преодолевать такие толщи вещества. А характернейшим свойством джи-пси частицы является ее распад именно на Два мю-мезона.

Конечно, не только джи-пси частица является источником пар мю-мезонов, но, анализируя всю совокупность информации, получаемой в эксперименте, можно Довольно точно выбрать событие образования джи-пси Частицы. Образование джи-пси частицы происходит очень редко - один раз в три-четыре часа. За это время из мишени вылетит несколько миллиардов частиц, и все их надо тщательно измерить и проанализировать. Трудная задача.

С чем сравнить поиск? Вот, скажем, у вас дома есть радиоприемник. Вам сообщили, что определенная радиостанция работает в диапазоне с 10 до 500 метров Вам говорят, что услышать передачу этой станции можно только после того, когда указатель диапазона простоит, не трогаясь с места, четыре часа. Да и станция работает всего час в сутки. Причем вы не знаете, на какой волне. Сложно? А ведь шестерым молодым физикам пришлось решать проблемы куда более мудреные, чем в описанной ситуации.

Они начали свой эксперимент в декабре 1974 года, к лету следующего изучили динамику образования джи-пси частицы. Совокупность экспериментов, проведенных в крупнейших лабораториях мира, среди которых эксперимент на ускорителе в Серпухове был один из первых, показала, что джи-пси частица состоит из новых так называемых «очарованных» кварков. Подчеркнем - четвертой разновидности кварков. Наметки периодической системы элементарных частиц претерпели существенные изменения.

В таблице нет завершенности. Физика элементарных частиц не может пока распугать весь клубок. Но появился узелок, за который есть смысл ухватиться. Появилось новое понимание картины мира.

Толику в это понимание внесли герои нашего рассказа. Они сумели задать природе правильный вопрос и с помощью остроумно задуманного и тонко проведенного эксперимента получили красивый ответ. Или, говоря словами великого Эйнштейна, «демон проблемы сжимал их в своих когтях», и им удалось «ухватиться за краешек истины».

Есть старинная легенда. Каменщикам, строившим собор, задали вопрос: что они делают? «Таскаем камни», - отвечали одни; «Кладем стены», - другие; «Строю собор», - гордо заявил третий.

Шестеро физиков еще не построили собор. Как характеризовать сделанное ими - таскали камни или уже клали стены? Ведь не только открытие, но даже дополнительное исследование каждой элементарной частицы требует такой экспериментальной изощренности, такой проницательности и безошибочности в работе, что представляет интерес само по себе.

Они довольны результатом. Потому что величественный собор когда-то все-таки построят. Сегодня еще трудно сказать, будет ли он покоиться на четырех, пяти кварках... Но в ансамбле крепко встанет стена, воздвигнутая Юрием Антиповым, Алексеем Лебедевым, Виктором Беззубовым, Владимиром Селезневым, Сергеем Половниковым и Александром Сытиным.

Они все время чувствовали себя строителями собора, и это помогло делу. Если человек увлечен не каким-то конкретным прибором, не определенной программой для ЭВМ, а видит конечную цель - только тогда он может работать день и ночь, за полтора месяца выполнить полуторагодовую работу, найти решение, когда кажется, что решения вообще не существует.

Впереди у них новые эксперименты.

Цитируем официальный документ: «На протяжении ряда лет ведется изучение различных возможностей развития ускорительного комплекса физики высоких энергий. Целью этой работы является создание новой экспериментальной базы, которая позволила бы углубить и расширить фронт исследований в области высоких энергий. После рассмотрения ряда вариантов в настоящее время в качестве основы выбран сверхпроводящий протонный синхротрон на энергии 3 ТэВ с возможностью дальнейшего создания системы встречных пучков.

Планируется сооружение двухступенчатого ускорителя протонов. Расположены обе ступени будут в тоннеле длиной 19,3 км».

И две справки:

3 ТэВ - это 3 тысячи миллиардов электрон-вольт.

19,3 км - приблизительно длина окружности кольцевой линии Московского метрополитена.

Вот такую технику уже проектируют. И то, что новый ускоритель планируется построить под Серпуховом, символично. Ибо именно первая работа физиков ИФВЭ, получившая название «серпуховского эффекта», Доказала перспективность исследований элементарных частиц с помощью особо мощных ускорителей.

Сегодня, как и всегда, Юрий Антипов, Алексей Лебедев, Виктор Беззубов, Сергей Половников, Владимир Селезнев, Александр Сытин вместе со всеми сотрудниками Серпуховского ускорителя пройдут по лесной пробке в свои лаборатории, займут свои обычные рабочие места. Часто ли им приходится, оторвавшись от графи. ков и программ, от расчетов и формул, поразмыслить том, чем они занимаются, перебирая россыпи неисчерпаемых миров - миров, где каждый атом представляет собой целую вселенную?

В самой природе человеческого разума заложена on. ганическая потребность искать ответ на всевозможные «когда», «где», «почему», «как». Сколько предлагалось решений этих вопросов! В конце концов, кажущиеся теперь смешными вымыслы о плоской, как тарелка, Земле, о трех китах и черепахе, на которой покоится планета, были гипотезами. Первыми стремлениями объять необъятное. Беда не в том, что они появились, - беда, что их объявили догмами.

Догмы не выдерживали и пасовали перед пытливостью науки. История науки, история развития общества всегда сопровождались гигантским пересмотром старых взглядов, рожденных внешней «очевидностью».

В понимании законов природы физика зашла настолько глубоко и открыла при этом такую картину, что человеческое воображение попросту отказалось служить. И величайшим триумфом человеческого гения явилась его способность понять вещи, которые он уже не в силах вообразить.

И что с того, что исследования в области элементарных частиц не имеют пока никакого практического применения. Сколько их было, казалось бы, чисто теоретических, далеких от практических нужд научных поисков. Теория относительности, квантовая механика... и ставший уже хрестоматийным пример с проволочками, которыми Фарадей водил по магниту. Вся современная электротехника родилась из этих проволочек.

Вслед за познанием неведомого всегда идет овладение этим неведомым. Власть над материей - это власть над полной энергией вещества. И тогда человечество станет подлинным властелином мира, преобразует по своему усмотрению Землю, найдет путь к далеким звездам.

Вот почему знать, как устроена материя в ее первоосновах, сегодня так же важно, как много лет назад важно было узнать, где мы живем: на плоской тарелке или на вращающемся вокруг Солнца шаре.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'