Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

О воспитании нового человека, о становлении ученого-гражданина рассказывает академик Н. АМОСОВ

Я хочу затронуть очень серьезную проблему. Проблему, над которой работают коллективы многих институтов и научных учреждений. Может быть, кому-то покажется странным, почему это вдруг хирург и заведующий отделом биологической кибернетики в Институте кибернетики Академии наук Украины заговорил о будущем, о воспитании нового человека. Но я считаю, этот разговор очень необходим и очень своевре-мен. Тем более что говорить буду в основном о вещах, относящихся к моей непосредственной работе в лаборатории биокибернетики.

Мы строим коммунизм в условиях научно-технического прогресса. Говорить об обществе будущего нужно с позиций нашего сегодняшнего дня, с новых рубежей, уже завоеванных социализмом.

Состояние научных исследований в настоящее время позволяет уверенно говорить о решении целого ряда давно стоящих перед человечеством проблем в течение ближайших десятилетий.

Будет достигнуто резкое повышение энерговооруженности за счет освоения термоядерного синтеза. Создадут новые типы малых и средних двигателей, превращающих химическую энергию прямо в электрическую. Сделают атомные двигатели для ракет. Повышение уровня энергетики позволит управлять природой в широком смысле слова, например опреснять воду и воздействовать на погоду.

Автоматизация производства и быта будет доведена до использования роботов.

Дальнейшее развитие химии обеспечит неограниченное разнообразие материалов. Овладение ферментативными реакциями и биосинтезом позволит получить искусственные продукты питания и дальше, вплотную подойти к синтезу живых существ. Управление синтезом будет осуществляться с помощью сложных моделей на ЭВМ.

Резко расширится использование средств связи через овладение миллиметровым диапазоном волн, лазерами и спутниками. Создадутся неограниченные возможности общения между людьми, распространения научной информации (автоматические библиотеки) и произведений искусства.

Дальнейшее развитие получат вычислительная техника и сложные системы из машин, распространятся обучающие машины, автоматический перевод.

В медицине. Протезирование органов и решение проблемы совместимости тканей; химическое и электрическое управление всеми важнейшими функциями внутренней сферы на базе ее подробных моделей. Управление наследственностью, анабиоз, победа над микробами и вирусами. Не уверен, что удастся преодолеть старение. Однако многие предсказывают и это.

Кое-кто большие надежды возлагает на кибернетику в медицине. Лично я не думаю, что если мы подведем строгие каталоги под болезни, то от этого сделаются люди здоровее. Я вот уже четырнадцать лет занимаюсь медицинской кибернетикой, но считаю, что проблему здоровья она не решит. Проблему может решить только режим здоровья. А вот для этого хорошо создать автоматизированные лаборатории по исследованию резервов различных органов и вести соответствующий учет не столько болезней, сколько здоровья. В будущее мы должны, обязаны прийти здоровыми.

А теперь о психологии будущего. Будущее, видимо, явится веком широкого использования психологии как науки и как службы, подобно медицинской, потому что полностью «пустить» психику человека на произвол, наверное, нельзя. Только не подумайте, что я представляю это дело примитивно, как это иногда делают на Западе: мол, каждому натыкают электроды в мозг и будут с центрального пункта управлять. Этого не будет, и это, к счастью, не требуется. Психологи будут руководить воспитанием детей и взрослых, подбирать рабочие коллективы, определять меру труда, влиять на уровень душевного комфорта граждан.

Человек уверенно выйдет в космос. Уже в восьмидесятых годах предполагается создание постоянных баз на Луне и посадки на ближайших планетах. В следую-десятилетии - освоение дальних планет и путешествие за пределы солнечной системы.

Наконец, идет речь о том, что будет создан искусственный разум.

...Иногда спрашивают, зачем создавать искусственный разум. Ведь создавать его будут люди с присущими им ограниченностью и субъективностью. Значит искускусственный разум будет обладать этими же человеческими недостатками? Тогда какой же смысл в его создании?

Да, любой искусственный разум обязательно будет субъективен и ограничен. Но бояться этого нечего. Человеческая субъективность меняется чуть ли не ежеминутно, субъективность искусственного разума будет такой, какой мы ее запрограммируем - постоянной или переменной. Если на первых порах искусственный разум может быть лишь помощником человеческого, облегчающим его умственную работу, то в перспективе он будет более «разумным», будет в состоянии осмысливать более сложные явления, чем это доступно человеку. Кибернетика предоставила возможность создавать сложные модели социальных систем с каким-то порядком точности. И если раньше вопросами обоснования общества будущего в основном занимались философы и политэкономы, то сейчас к этой области деятельности подключились ученые иного профиля: например, кибернетики, психологи.

Я глубоко убежден, что коммунизм сделает людей более счастливыми, чем они были в любом предшествующем историческом периоде. Для этого есть все социальные, естественнонаучные и технические условия. Исчезнут болезни. Меньше станет семейных неприятностей. Повысится уровень независимости и собственного достоинства. Словом, человек получит многое из того, о чем мечтал веками.

Но мне кажется, наивно думать, что на Земле будет царить всеобщее и постоянное счастье. К достатку люди быстро привыкнут и перестанут ощущать как благо. Еще останется много поводов для недовольства: оскорбленное самолюбие, неудовлетворенное тщеславие, зависть, ревность, просто неприятные люди. Ведь человеческие эмоции не исчезнут, не исчезнут и сложности во взаимоотношениях людей. Подчас, наверное, и определенные стороны общественного устройства будут давать поводы для недовольства, потому что не может быть идеального порядка, удовлетворяющего всех. Любая регламентация кем-то будет восприниматься как покушение на свободу, и любое распоряжение властей может кому-то показаться несправедливым.

Производственная структура нашего общества очень сложна. В дальнейшем эта сложность общества, естественно, будет возрастать еще больше. Следовательно, оно будет предусматривать и систему управления, и неизбежное должностное неравенство. Люди, находящиеся на разных ступеньках, даже при полном удовлетворении потребностей, возможно, не все будут довольны своим положением. Понадобятся очень серьезные меры для того, чтобы свести к минимуму технологическую иерархию, хотя у всех будут равные возможности занять в ней то место, которое соответствует их способностям. А стремление . к лидерству, если оно не выходит за пределы моральных норм, в общем, разумно, препятствовать ему не нужно.

Неверно было бы думать, что чем дальше, тем меньше человек будет работать. Должен быть оптимум необходимого для общества труда. И не только для общества, но и для самого человека. Потому что иначе это будет способствовать лени - пороку, который, к сожалению, остался в нас от наших предков - животных. Видимо, труд навсегда останется в жизни людей, и его количество совсем не должно быть минимальным. Задача - определить, сколько человек должен работать, даже если в ряде случаев эта работа и не будет обязательно приятной.

Другой сложный вопрос - это о степени свободы. Часто пытаются изобразить, что будущее - это общество беспредельной личной свободы. А ведь всегда будут определенные правила, ограничивающие человека. Если человек даст волю страстям, ничего хорошего из этого не получится. Но у человека есть рефлекс свободы. Следовательно, и этот вопрос должен решаться наукой: оптимум свободы и оптимум ограничений. Но при этом очень важен принцип - отказ от: насилия без крайней необходимости. Ни в коем случае нельзя возводить в принцип насилие и оправдывать его какими бы то ни было благородными цели. Мне кажется очень страшным, когда говоряг: авдывает средства. Этого не может быть. Точнее: благородные цели требуют для своего достижения благородных средств. Наконец, еще один вопрос, который, мне кажется, следовало бы поставить, это вопрос об уровне личного шального благосостояния. Некоторые думают, чем дальше будет развиваться наша страна тем большее количество вещей будет у каждого в личной собственности. На мой взгляд, это неверная трактовка.

Не подумайте только, что я ханжа. Что я против того, чтобы все хорошо одевались, жили в хороших квартирах и так далее. И я за то, чтобы добиваться дальнейшего повышения жизненного уровня. И в то же время не считаю грехом высказать на этот счет определенные взгляды. Нужно прививать людям, особенно молодежи, новое отношение к вещам.

Видимо, в будущем личная собственность будет ограничиваться научно обоснованными нормами, а удовлетворение возрастающих потребностей в технике пойдет за счет общественной собственности.

Сегодня, когда уровень науки стремительно растет, когда сфера применения наук с их мощной технической базой неизмеримо расширяется, вопросы оптимальной организации общества оказываются такой же научной задачей, как организация, например, труда.

И здесь большую ценность представляет собой наука об управлении - кибернетика. Я думаю, самое главное в кибернетике - это возможность создавать модели сложных систем и решить ряд трудных вопросов, которые не поддаются объективной оценке с помощью только ума человека.

Основа общества - человек. Поэтому без ясного представления о природе человека трудно говорить о том, каким должно быть общество.

Естественные науки накопили значительное количество новых данных о человеке, его воспитуемости.

Кибернетики, выражаясь их языком, получили возможность создавать сложные модели личности. Этим занимаемся и мы в отделе биокибернетики АН УССР. Перед нами стоит задача - исследовать по возможности большее количество людей, выяснить, как выглядят различные их типы.

Уверен, что в изучении сложных систем типа живых, начиная от клетки и кончая обществом, построение модели является совершенно необходимым этапом. Эти модели должны служить главным инструментом в управлении сложными системами. К сожалению, я должен сказать, что до сих пор и наша и мировая наука многого в этом отношении не сделала.

Несколько слов о модели личности, над которой мы работаем. Формально мы представляем человека как многопрограммный автомат со сложным многокритериальным управлением, способным к обучению и самоорганизации.

Но позвольте мне прежде сделать небольшое отступление. Всякий раз, когда какая-нибудь наука вторгается в область, занимаемую до этого другой наукой, неизбежно начинается этакое терминологическое взаимонепонимание. .Каждая наука пользуется своим набором терминов для обозначения иногда однозначных понятий. Делается это для удобства, потому что иных терминов в ее распоряжении подчас и нет. Я уже предвижу, как какой-нибудь дотошный читатель воспримет мое определение человека как многопрограммного автомата: «Ну и Амосов, человек для него уже не человек, а машина. Дальше и ехать некуда...» Поймите, я отнюдь не собираюсь отрицать в человеке ни самой малой толики человеческого. Просто пользуюсь принятой в кибернетике терминологией и поэтому прошу здесь по отношению к этой терминологии проявлять терпимость.

Итак, отличие человека от простого автомата в том, что автомат сначала получает «плату», а потом работает. Человек же работает, ожидая «плату». Не думайте, что это унижает его. «Плата» бывает разная. Это может быть и удовольствие, получаемое от работы, творчества, и удовлетворенное честолюбие и т. д. и т.д.

Итак, цикл: ожидание «платы» вызывает чувства, чувства вызывают действия, действия оплачиваются. В зависимости от соотношения ожидаемой и реальной «платы» меняются характеристики чувств. Этот принцип мы использовали в модели личности. Самое главное в ней - чувства, набор регуляторов, которые определяют поведение человека в труде, семье, его самостоятельной деятельности. Определяют, сколько работать за какую «плату». Мы выделяем несколько категорий регуляторов, стремясь их ограничить по возможностям ЭВМ. Ведь психологи называют несколько сотен чувств. Все-таки и у нас их более двадцати. Это производные инстинктов, сложных рефлексов и социальные чувства.

Мы делим поведение человека на четыре сферы: труд, семья, общество и, так сказать, его самостоятельная деятельность. В каждой из этих сфер действуют материальные стимулы, информация, социальные и биологические чувства.

Если проинтегрировать те чувства, которыми человек владеет и которые заставляют его действовать, то можно получить какой-то уровень приятного или неприятного, какой-то интегральный уровень душевного комфорта. Именно к максимализации этого душевного комфорта у всех его членов и должно стремиться общество.

Говоря о «плате», не нужно думать, что она всегда бывает только положительная. Нет, «плата» есть и отрицательная, и прежде всего страх, боль, угроза потерять достоинство, которая тоже является своеобразным стимулом, побуждением к действию.

Огромное значение для человека имеет тренированность. Если он хорошо тренирован, может ставить себе большие задачи, решать их и получать от этого удовольствие. Если детренирован, об этом, естественно, нет и речи. Тренированность рождают только упражнения. Если человек заставляет себя работать, заставляет себя напрягаться, преодолевать естественную лень, он тренируется и, натренировавшись, имеет право на большую «плату», а следовательно, и большее удовольствие.

Интересны понятия оптимизма и пессимизма, наконец, понятие способностей. Видимо, способности не одинаковы у каждого человека, но не стоит преувеличивать так называемые врожденные способности.

Конечно, характеристика, которую я грубо нарисовал, очень обща. Чувства, рефлексы, ощущения взаимосвязаны между собой. Когда мы говорим, какое удовольствие человек получает от труда, это зависит и от тренированности, и от того, как общество «платит» за этот труд.

Задача нашей модели заключается в том, чтобы количественно определить все эти компоненты, использовать элементарную математику для того, чтобы все это завязать с нашими «входами» и «выходами» и, в конечном итоге, определить, что же такое человек.

Без настоящего изучения человека, условий его воспитания просто невозможно говорить о создании оптимального общества.

Не будем заблуждаться, на нынешнем этапе своего социального и индивидуального развития человек отнюдь не совершенен. Но это совсем не значит, что такова его природа и изменить ее нельзя. Характеристики людей, заложенные в наши модели, нужно еще дополнить очень серьезными исследованиями, которые должны, в частности, определить и меру воспитуемости индивидуума. Пока эта мера просто-напросто неизвестна. По всей вероятности, ранним воспитанием можно изменить различные антиобщественные компоненты человека: подавить жадность, властолюбие, агрессивность и т. п.

Разумеется, все мы от рождения разные и по-разному поддаемся воспитанию. И вряд ли можно рассчитывать на то, чтобы сделать всех абсолютно хорошими. Но структура и организация общества должны предусмотреть для всех такие условия, при которых было бы обеспечено максимальное развитие личности. Социальная психология, используя технические возможности, позволяет изменить систему образования и воспитания как детей, так и взрослых.

Но давайте поговорим о человеке будущего. Я не могу ограничиться банальным перечислением старых заповедей: человек должен быть добр, отзывчив, справедлив и так далее. Мне хотелось бы дать какой-то анализ этих вопросов.

Всем известно, что правила, определяющие поведение человека, появились еще в древние времена, как только сложилось общество. Затем их взяла на вооружение религия, и они стали преподноситься от имени бога. Так было гораздо легче заставить людей их выполнять. Проповедовалось, что за содеянное зло человек понесет наказание на том свете, там же он получит воздаяние за сотворенное добро. Но мы материалисты. Мы прямо говорим, что природой не предусмотрено никаких этических законов поведения человека, что всякая нравственность, мораль возникли в ходе исторического процесса, чтобы люди могли жить в обществе. Ив этом, пожалуй, самая большая трудность воспитания этих принципов. Нравственность не передается по наследству, не впитывается в кровь, ее нужно воспитать. Нравственные нормы настолько прочно должны войти в _ жизнь человека, чтобы действовать как безусловный рефлекс. Поэтому вопросы воспитания чрез-ычайно важны. Ведь, в конце концов, когда мы гово-построении коммунизма, очень многое упирается в воспитание.

Приведу близкий мне житейский пример. Хирург перед операцией должен ответить на вопрос, сделал ли бы он ее себе или своей дочери. Если нет - не имеет права оперировать и больного. Речь идет не о пресловутом непротивлении злу насилием. Бывают случаи, когда только силой можно предотвратить те или иные поступки. Я же имею в виду отношения, не выходящие за пределы моральных норм.

Но знаете, свойства человеческого мышления, к сожалению, даже близким людям подчас мешают понять друг друга. Они сказываются на понятиях добра и зла. И если одни глубоко убеждены, что это хорошо, другие столь же убежденно считают, что именно это является плохим. Вот почему нужна очень целеустремленная и четкая система воспитания. То есть в результате воспитания правильные общественные поступки должны быть доведены в человеке до степени автоматизма.

По всей вероятности, понятие «нельзя» нужно прививать еще до года. В будущем обществе, по-моему, все-таки не будут отнимать детей у родителей, как об этом любят порой писать фантасты, но доля общественного контроля и участия в воспитании увеличится. Очевидно, будут начинать детей учить раньше, учить их более целенаправленно, каждого в отдельности.

Кстати, уже сейчас, по-моему, пора переходить к понижению возрастного барьера для поступления как в школы, так и в вузы. Мы одна из немногих высокоразвитых стран, где еще начинают обучение детей с семи лет. В Грузии проявлена хорошая инициатива - принимать в первый класс шестилетних. Этот опыт нужно распространить, я думаю, повсеместно. И чем быстрее мы это сделаем, тем будет лучше для нас.

Очень важно настойчиво проповедовать, «что такое хорошо и что такое плохо». Конечно, главное здесь, чтобы то, что проповедуется, выглядело бы вполне доказательно. В этом отношении крайне важен авторитет. Истины, которые воспринимает юноша или ребенок, только тогда достигают цели, когда они преподносятся авторитетом. Сошлюсь на учителя, который опытами доказывает справедливость своих рассказов. Он становится авторитетом. Следующая его словесная информация уже воспринимается как истина, не требующая доказательства. Она автоматически становится в ряд добытых собственным опытом истинных моделей и дальше может служить критерием для апробации других словесных моделей. Отсюда значение личного примера воспитателя. Если ученики заметят в воспитателе какую-либо слабость, то все, что он преподносит в качестве истины, потеряет свое абсолютное значение. Итак, личный пример. Моральные принципы, которые закладываются в процессе воспитания, должны подтверждаться в течение всей жизни человека. Когда этого нет, налицо не только плохое воспитание, но и недобросовестность в работе.

Вряд ли верно говорить, что у нас много недобросовестных работников. Но они, несомненно, есть. В общем-то, все зависит от организации. Например, я не могу сказать, что у меня в клинике есть недобросовестные врачи. Ошибки бывают, но халатности, недобросовестности в выполнении своих обязанностей я не вижу. Тут уж играют роль другие факторы: насколько интересна работа, какова ответственность, какой контроль и так далее и тому подобное. Очень большую роль здесь надо отвести критике и самокритике.

Критика и самокритика - испытанный метод исправления недостатков, сказано в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии. Серьезные слова адресованы тем руководителям, которым недостает выдержки и такта, умения внимательно выслушивать критические замечания, правильно реагировать на критику. Ведь тот, кто недооценивает критику, игнорирует ее, заведомо обрекает себя на провал. У нас в руках есть отличное оружие, нужно только смелее им пользоваться...

Для меня главным нравственным воспитателем была моя -мать. Она уже давно умерла, но все равно остается для меня образцом человека высокой нравственности.

Но был в моей жизни еще один момент, в котором, может, и не полагалось бы признаваться, но что было, то было. В детстве я жил очень бедно. Но хотел стать ученым, очень любил книги, покупать мне их, естественно, было не на что. Вот я и ходил смотрел их, перелистывал на прилавках. Однажды я увидел научную книгу, поразившую мое воображение. Помню, это была толстая «Биология». Я не отходил от прилавка, несколько раз брал ее в руки и, каюсь, хотел украсть. Думал, «ведь это для пользы дела». И тут ко мне незаметно подошел заведующий магазином, положил руку на плечо и, словно прочитав все, о чем я думал, сказал: «Мальчик, никогда не надо так делать». И больше ничего. Это меня настолько поразило, что запомнилось на всю жизнь. Нельзя пользоваться для достижения благородных целей подлыми средствами.

Каждый по-разному думает, какими методами и путями добиться счастья в жизни. Попробуем порассуждать. Оставим личное счастье в стороне и возьмем только ту часть чувств, удовлетворяя которые человек получает удовольствие в процессе трудовой деятельности. Мы уже говорили об удовлетворении от самого труда, от приносимой обществу пользы. Но ведь есть еще по крайней мере два чувства, которые человек должен удовлетворять, - стремление к успеху и властолюбие. По сути они антиобщественны. И в то же время, когда не выходят за пределы определенных границ, являются мощным двигателем для творчества и труда. Внутреннее тщеславие - «я сделал так, как никто не смог» - великая штука. Настоящий работник не будет отказываться от дела, даже если оно несколько превышает его силы. Это дело его стимулирует. И задача коллектива - держать эти человеческие наклонности в определенной узде. Чтобы они не становились источником подавления инициативы других.

Тут уместно сказать несколько слов о принципиальности и нетерпимости. Но если говорить о примитивной принципиальности, получается, что спор можно решить только силой. В то нее время истина может лежать где-то посередине. Следовательно, нужно найти границу различия поступке. Если поступки перешли определенный предел, стоит проявить принципиальность, нет - значит, нужна терпимость.

Сошлюсь на медицину, как наиболее близкую мне область. Мы говорили, что доктор из-за сложности человеческого организма мож ет допустить ошибку. Она должна быть нелицеприятно вскрыта. Но наказывать за ошибку нельзя. Тут ну жно проявить терпимость. Если ошибки повторяются часто, значит человек несло, собеи к этой работе, нужно" перевести его на другую. Иное дело, если доктор проявил халатность, лень, невнимание. Тут уж следует быть принципиальным.

И еще одно правило. Обычно человек сам себя всегда оценивает хорошо, находя внутреннее оправдание даже плохим поступкам. Поэтому очень важно знать, что твои оценки себя всегда преувеличены.

В целом наша молодежь хорошая. Главное, у нее нет внутреннего страха. А вообще я люблю человека, который в своей жизни руководствуется благородством, отдается творческому труду и любит до всего доходить сам.

Одну из главных задач комсомола я вижу в том, чтобы прежде всего воспитывать в человеке гражданственность. Гражданственность в самом широком смысле, чтобы гражданские чувства были у него на первом плане, чтобы он был нетерпим к недостаткам, чтобы чувствовал ответственность за все, что происходит рядом.

Между тем встречаются у нас еще иногда молодые люди, стоящие в стороне от тех больших дел, которыми мы живем, от тех больших задач, которые мы решаем. Мало того, еще посматривают на нас с этакой иронией: давайте, мол, работайте, вкалывайте. Вот этот скептицизм, который свойствен некоторым, особенно из тех, кто причисляет себя к интеллектуалам, очень неприятное, на мой взгляд, явление.

Не нравится мне присущее некоторым молодым иждивенчество. Люди привыкают к тому, что сначала их содержат родители, затем им платят стипендию в институте, независимо от того, хорошо они учатся или посредственно, потом их направляют на работу. И они не воспринимают, что все это им дается в долг, авансом. Они считают: государство обязано, родители обязаны. Конечно, я понимаю, все вроде бы это хорошо, но, между прочим, есть здесь и своя отрицательная сторона. Я вот не раз бывал за границей, знаю, как там живут, например, студенты. Как правило, большинство из них, даже те, у кого состоятельные родители, стараются что-то подработать. Они убеждены, что по достижении определенного возраста молодой человек должен сам себе зарабатывать на костюм, на то другое, третье.

В последнее время часто говорят о расчетливости современной молодежи. Хорошо это или плохо? Я думаю, что в принципе не так уж плохо. Каждый благоразумный человек должен четко планировать свое будущее. Плохо, мне кажется, то, что планируют-то его подчас молодые в узко эгоистическом плане: поступить на работу, зарабатывать столько-то, приобрести хороший костюм, потом магнитофон, потом мотоцикл. И немногие, хорошо, если я ошибаюсь, планируют успехи не материальные, а интеллектуальные. Так что в принципе, мне кажется, расчетливости бояться нечего, какая она, вот что важно.

Впрочем, не нужно делать обобщений. Вот у нас, например, в отделе кибернетики работают несомненные энтузиасты, работают, не считаясь со временем. Ради идеи. И в то же время рассчитывают. Так что, повторяю, по-моему, расчетливость - это в общем неплохо. Недостаточная идейность - это плохо. Хотелось бы, чтобы молодежь побольше думала о больших социальных вопросах, вопросах социального прогресса, построения нового общества.

И напоследок несколько пожеланий молодежи. Что хочется пожелать в первую очередь? Конечно, счастья. Но... Не избегайте напряженного труда, он повышает тренированность, а это увеличивает возможности добиваться успехов. Общество не обеспечит человеку счастье, если он сам слаб и не способен на усилия. Помните: удовольствие от отдыха и развлечений коварно. Во-первых, к нему привыкаешь и появляется скука, а во-вторых, отдых детренирует.

Не бойтесь поработать на других, на общество, а не только на себя. Человек счастлив отношением к нему окружающих людей. Хочешь получить симпатии и уважение - нужно на это работать. Боритесь с собственными эгоистическими чувствами, стремитесь к общению, ищите интересных друзей и не бойтесь «давать» им, не требуя ничего взамен.

Ищите «нематериальных» источников удовольствия - в знаниях, в творческом труде, в искусстве. И не нужно создавать культ из вещей.

Стремитесь к разнообразной деятельности - к овладению новыми профессиями, любительским занятиям. Это делает жизнь интереснее.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'