Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Социальная информация"

"Социальная информация" - это новейший и, возможно, самый спорный вопрос дискуссии по кибернетике в Советском Союзе. Хотя никто еще не дал четкого определения самой социальной информации, обычно под этим подразумевают информацию, используемую обществом для его управления и просвещения. Некоторые советские авторы сейчас считают эту тему наиболее актуальной темой исследований философов и политических идеологов, интересующихся кибернетикой1. Так же как и в Соединенных Штатах, где многие социологи и политологи начинают говорить об "информационном обществе", в Советском Союзе философы и политические исследователи анализируют воздействие быстро распространяющихся новых средств связи на общество. Каким образом распространение компьютерных систем, банков данных, телекоммуникационных сетей и персональных компьютеров затронет Советский Союз? Вопрос далеко не случайный, так как контроль информации - один из фундаментальных принципов советского общества.

1 (Семенюк Е. П., Тюхтин В. С, Урсул А. Д. Социальная информация // Философские вопросы естествознания. Ms, 1976. Ч. 2 С. 266-270. Другие работы по кибернетике и управлению общества, где социальная информация играет важную роль, см.: Петрушенко Л. А. Самодвижение материи в свете кибернетики. М., 1971; Сетров М. И. Организация биосистем: методологические принципы живых систем. Л., 1971; Украинцев Б. С. Самоуправляемые системы и причинность. М., 1972; Маркарян Э. С. О генезисе человеческой деятельности и культуры. Ереван, 1973; Абрамова И. Т. Целостность и управление. М., 1974; Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975; Он же. Человек в управлении обществом. М., 1977; Лебедев П. Н. Очерки теории социального управления. Л., 1976; Кремянский В. И. Некоторые вопросы развития управления // Синтез знания и проблема управления. М., 1978.)

Мы уже видели (с. 267), что одной из причин изначального интереса советских лидеров к кибернетике были ее возможности по управлению усложняющейся советской экономикой. Компьютерные системы также имели определенные военные и разведывательные возможности, что могло увеличить власть руководства.

Со временем, однако, стало ясно, что компьютеризация общества усиливает как центральные и официальные, так и местные и неофициальные тенденции. Некоторые советские философы отмечали, что в биологическом мире сложные организмы не являются высокоцентрализованными, и соответственно задумывались о возможной применимости этого урока для общества; в работе "Синтез знания и проблема управления" группа философов из Института философии отмечала, "что для более дальней оптимизации управления, как показали достижения эволюции, целесообразно сохранять и даже всемерно развивать относительную самостоятельность информационных процессов, происходящих в объектах управления. Это означает, в частности, увеличение количества и разнообразия "степеней свободы" управляемого объекта, числа доступных ему путей или вариантов реакций"1. Выводы для советского общества казались ясными.

1 (Синтез знания и проблема управления. М., 1978. С. 178.)

Децентрализация, вызванная кибернетикой, ускорялась в 80-х годах, по мере того как внимание все больше и больше перемещалось с больших ЭВМ к микро- и персональным компьютерам. В Западной Европе и Соединенных Штатах микрокомпьютеры быстро стали предметами личной собственности, используемыми деловыми людьми и учеными дома и на работе. В этом развитии появилась зловещая, с точки зрения советского руководства, возможность. Каждый персональный компьютер с принтером - это потенциальный печатный станок, способный воспроизводить самиздатовские документы в неограниченном количестве. Но в Советском Союзе личная собственность на множительную аппаратуру запрещена законом. Как Советский Союз будет контролировать быстрое распространение компьютеров? Будут ли разрешены компьютерные сети и "доска объявлений" в том виде, в котором они распространяются на Западе?

Марксистские философы стали готовить пути установления приоритетов и принципов, управляющих распространением компьютерной информации в Советском Союзе, которые были отличными от западных. Некоторые из них писали, что "советские исследователи разоблачают фальшь модной в буржуазной социологии концепции "объективных средств информации", так называемой "чисто информационной прессы", которой противопоставляется марксистская концепция средств массовой информации, функция которых состоит в формировании общественного мнения"1.

1 (Синтез знания и проблема управления. М., 1978. С. 178.)

Марксистские философы стали готовить пути установления приоритетов и принципов, управляющих распространением компьютерной информации в Советском Союзе, которые были отличными от западных. Некоторые из них писали, что "советские исследователи разоблачают фальшь модной в буржуазной социологии концепции "объективных средств информации", так называемой "чисто информационной прессы", которой противопоставляется марксистская концепция средств массовой информации, функция которых состоит в формировании общественного мнения"1.

1 (Семенюк Е. П., Тюхтин В. С., Урсул А. Д. Философские аспекты проблемы информации // Философские вопросы естествознания. М., 1976. Ч. 2. С. 268-269.)

Такие советские идеологи, как В. Г. Афанасьев, стали разделять "информацию" на социально "изменчивую" и социально "инвариантную". Инвариантная информация считается безвредной для советской системы, будучи одной и той же во всех обществах. Вариантная информация, которую они окрестили "идеальная социальная информация", несет глубокие следы классовых, национальных и других отношений, отражает нужды, интересы и психологические черты социальных коллективов. На основе этого они призывали к классовому, партийному подходу к социальной информации (ее сбору, анализу, обработке и использованию) в классовом обществе1.

1 (Семенюк Е. П., Тюхтин В. С., Урсул А. Д. Философские аспекты проблемы информации // Философские вопросы естествознания. М., 1976. Ч. 2. С. 268-269. Работы В. Г. Афанасьева: Об интенсификации развития социалистического общества. М., 1969; Научно-техническая революция, управление, образование. М., 1972; Научное управление обществом. М., 1973.)

Со спадом разрядки в конце 70-х годов советские специалисты по управлению и теории информации начали все больше утверждать, что информация, используемая в компьютерах, не является политически нейтральной. Кооперация с западными управленцами и специалистами по компьютерам стала чреватой идеологическими трудностями. Д. М. Гвишиани, зять бывшего Председателя Совета Министров Алексея Косыгина и один из наиболее активных сторонников сотрудничества с западными учеными в рамках Международного института прикладных системных исследований (ИСА), расположенного недалеко от Вены, заметил, что идеология затрудняет работу. Один из проектов, выдвинутых в ИСА, назывался "глобальное моделирование" и был попыткой предсказать будущие экологические и энергетические проблемы мира с помощью компьютерных прогнозов. Гвишиани писал, касаясь таких попыток: "Однако становится все более очевидным, что результаты глобального моделирования определяются не формальными методами как таковыми, а содержательными теоретическими и в первую очередь философско-социологическими предпосылками"1.

1 (Гвишиани Д. М. Методологические проблемы моделирования глобального развития // Вопросы философии. 1978. № 2. С. 22.)

Между 60-ми и 80-ми годами мы могли видеть существенное различие во взглядах советских философов и идеологов на информацию. В ранний период, во время бурного расцвета кибернетики, информация рассматривалась как нейтральная сущность, возможно, применимая ко всей природе, даже к неживой материи. К 80-м годам информация была связана с процессами управления в живой природе, сложными компьютерными системами и человеческим обществом. Более того, информация теперь подразделялась на различные типы, некоторые из которых были политически нейтральными, а другие - политически очень опасными. Следствия этого для советкого общества казались ясными. Персональные компьютеры и банки данных будут тщательно контролироваться в Советском Союзе, так же как уже контролируются все остальные средства информации.

Несмотря на всю убедительность кибернетики при первом рассмотрении, это очень незавершенная наука1. Кибернетика, похоже, распадается на менее драматичные подобласти теории информации и компьютерной технологии. По словам французского специалиста по кибернетике, "как прилагательное "кибернетический" угрожает, так же как и "атомный" и "электронный", трансформироваться лишь в еще один ярлык для эффектности"2. Многие ученые находили неудобным такое использование этого термина. Более того, сейчас ясно, что настоящие недостатки имели место в работах некоторых основателей кибернетики, которые в порыве энтузиазма часто путали некоторые технические термины, такие, как "количество информации" и "ценность информации"3. И наконец, кибернетика развивается на основе рассуждения по аналогии, которое само по себе ведет не к логическим или научным доказательствам, но, вместо этого, к заключениям, которые могли быть, а могли и не быть значитель ными и плодотворными.

1 (Краткое обсуждение некоторых из более явных недостающих аспектов дано в работе: Tomovic R. Limitations of Cybernetics // Cybernetica. 1959. № 2(3). P. 195-198.)

2 (Guilbaud G. T. What is Cybernetics? N. Y., 1960.)

3 (Интересное обсуждение перехода этой путаницы из отдельных европейских и американских текстов в советские работы приведено в: Bakker D. P. The Philosophical Debate in the USSR on the Nature of "Information". Columbia University, 1966.)

Преимущество такого рассуждения зависит от сходств, которые можно обнаружить, сравнивая две реальности. Вскоре после развития методологии кибернетики сравнение человеческого тела как системы управления с экономической системой, городским управлением или автопилотом, казалось, выливается в идентификацию действительно шокирующих подобий. Чем дольше размышляешь над такими аналогиями, тем яснее выделяются действительно настоящие различия, существующие между сравниваемыми реальностями.

Были такие кибернетики, например, как Стаффорд Бир, который утверждал, что кибернетика уходит далеко за пределы аналогии. Они спорят о том, что если кто-либо выявляет при помощи абстракции структуру управления двух несходных организмов, то взаимоотношение между этими структурами может быть скорее связью тождественности, чем аналогии1. Управленческая структура сложной промышленности может быть идентична соответствующей структуре в живом организме, подобно тому как геометрическая форма яблока и апельсина могут быть идентичны кругам. Этот подход может быть верным на абстрактном уровне, но он не претворился в такое большое количество открытий плодотворных сходств и направлений исследований, не считая изначально определенных, на которое надеялись ранние сторонники кибернетики.

1 (Beer S. The Irrelevance of Automation // Cybernetica. 1958. № 1 (4). P. 288.)

Отсутствие в кибернетике ярких теоретических прорывов уменьшило убедительность ее интеллектуальной схемы как объяснения всех динамических процессов. В Соединенных Штатах, где очень широко применяются компьютеры и где их социологические и экономические последствия все еще остро обсуждаются, ясно виден спад интереса к кибернетике как концептуальному построению. Посткибернетическая эпоха включает не отречение от кибернетики, а лишь более трезвую оценку ее возможностей. Изначальное рвение могло быть возобновлено будущими разработками в теории, но никто, естественно, не мог предсказать таких событий.

Парадоксально то, что спад интереса во всем мире к кибернетике как концептуальной схеме пришелся как раз на то время, когда компьютеры стали крайне необходимыми для деловой, промышленной и военной деятельности. Советский Союз отстал в поисках новых применений для компьютеров, но в 80-х годах были предприняты энергичные усилия, чтобы наверстать упущенное. В 1985 г. ЦК КПСС принял решение, требующее самым энергичным образом внедрять компьютеры в промышленность и образование. Тем временем партийные идеологи призывали к компьютерному "ликбезу", сравнимому по эффективности с кампанией по ликвидации неграмотности в 20-30-х годах1. Этот новый акцент на компьютерах неизбежно приведет к дальнейшим дискуссиям о философских и политических следствиях "социальной информации".

1 (Советские газеты и журналы в изобилии публиковали в 1985 г. материалы о кампании ликвидации компьютерной неграмотности. См. напр.: Фролов И. Т. К компьютеру, педагоги // Правда. 1985. 27 августа. С. 3.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава

http://ccb.ru/ таможенно брокерские услуги цена в москве.




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'