Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

7. Менделеев и его современники

Развитие мировой химии во второй половине ХIХ в. прежде всего я больше всего связано с именем Дмитрия Ивановича Менделеева.

6 марта 1869 г. химики, собравшиеся на заседание Русского химического общества, узнали об открытии всемирно-исторического значения. Русский ученый, опираясь на весь опыт мировой химии того времени, открыл периодический закон, названный его именем. Впервые за всю историю человечества в учение о химических элементах на смену хаоса пришла стройная система.

Менделеев обобщил разрозненные, отрывочные факты, относящиеся к отдельным химическим элементам. Созданная им периодическая система химических элементов знаменовала начало новой эпохи в развитии химии и физики.

Великий естествоиспытатель, химик, физик, физико-химик, метролог, метеоролог, технолог и экономист, он прежде всего и больше всего заботился о том, чтобы его творческие завоевания служили его родине.

Внося свои замечательные вклады во многие отрасли науки и техники, Менделеев особенно потрудился для развития технической химии. Целые поколения русских техников воспитывались на изданных Менделеевым отличных трудах по стекольному, маслобойному, мукомольному, крахмальному, сахарному, винокуренному, писчебумажному производству и другим. Производство взрывчатых веществ, искусственных удобрений, соды, сыроварение, разнообразные химические производства и многое иное привлекало внимание Менделеева, везде вносившего новые и ценные идеи.

Страстный борец за развитие производительных сил страны, он был одним из первых и вместе с тем самым страстным поборником развития такой новой тогда отрасли, как нефтяное дело.

После поездки в США и на Кавказ Менделеев опубликовал классическую работу "Нефтяная промышленность в Пенсильвании и на Кавказе", которая содержит замечательную и по глубине и по простоте теорию минерального происхождения нефти, основанную на учении о металлических карбидах.

До настоящего времени нефтяная промышленность пользуется творческими вкладами Менделеева: общепринятый теперь принцип непрерывной пробной перегонки нефти; способы обработки и определения отдельных яогонов; применение селективных растворителей и многое иное. С именем Менделеева связана и разработка транспортировки нефти - нефтепроводы, я некоторые приемы сжигания нефти.

В 1890 г. военное и морское министерства поручили Менделееву заняться работой по бездымным порохам. Он отправился за границу с секретной миссией. На французских заводах ему любезно показали лишь внешний вид заряженных патронов. Все производство было тщательно засекречено. Менделеев нашел выход из положения. Он взял отчеты о железнодорожных перевозках, содержавшие сведения о перевозках химических веществ к пороховому заводу. На основании этих отчетов и иных никем не предвиденных наблюдений он установил состав французского пороха. Когда же он посетил Англию, то от него уже не стали ничего скрывать, решив, что от русского химика все равно ничего не утаишь. Здесь Менделееву показали все. Ознакомившись с зарубежным опытом, он пошел своим самобытным путем. Он открыл особую форму нитроклетчатки - пироколлодий - и создал свой особый пироколлодийный порох. В 1892 г. были осуществлены первые в мире опыты стрельбы из двенадцатидюймовых пушек порохом Менделеева. Царские генералы не приняли новый порох, зато его приняли в США, а впоследствии царское правительство оказалось вынужденным покупать у американцев порох, изобретенный Менделеевым.

Обогащая своим творчеством промышленность, сельское хозяйство, разнообразные отрасли науки, он по-своему, по-менделеевски, боролся за скорейший приход того времени, когда, говоря его словами, наступит "торжество русского гения на пути промышленного прогресса, а вместе с тем богатство и новое могущество русского народа".

Это время пришло после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Мы с благодарностью вспоминаем борьбу Менделеева за развитие Донбасса, в котором он гениально оценил "будущую силу, покоящуюся на берегах Донца". Творя новое на Урале, в Кузбассе, Караганде, Березниках и других районах, о промышленном развитии которых мечтал Менделеев, мы с признательностью вспоминаем имя великого ученого, боровшегося за всемерное использование всех богатств страны.

Рис. 99. Дмитрий Иванович Менделеев (1834-1907)
Рис. 99. Дмитрий Иванович Менделеев (1834-1907)

Советские станции подземной газификации угля, единственные в мире предприятия подобного рода, созданы нами как доподлинные памятники гению Менделеева, впервые высказавшего идею подземной газификации и давшего ее схему. Заветные мысли Дмитрия Ивановича Менделеева помогают нам теперь еще глубже познавать Россию.

В те же годы, что и Менделеев, работал великий химик-органик, пред ставитель химической школы Казанского университега, Александр Михайлович Бутлеров (1828-1886), достойно продолживший дело, начатое его учителем Зининым. Творец новых методов органического синтеза, он навсегда увековечил свое имя трудами по разработке теории строения органических соединений. Именно он ввел в науку термин "химическое строение" и на смену отдельным предшествующим наблюдениям и гипотезам об атомности углерода и его накапливании в соединениях привел законченную теорию, развив единую структурную систему органической химии. На новой и прежде всего им же созданной основе - теории строения- он написал в 1864 г. классический труд "Введение к полному изучению органической химии", получивший признание и в России и за рубежом. Справедливо говорят, что по силе мысли, по научной глубине, по чеканности формы, по насыщенности новыми идеями "Введение" Бутлерова сравнимо только с "Основами химии", написанными Менделеевым.

Непревзойденный мастер таких тонких вопросов, как полимеризация" изомеризация, гидратация, Бутлеров, бывший прежде всего представителем теоретической химии, крепко помог развитию и технической химии, В наши дни замечательные исследования Бутлеровым полимеризации непредельных углеводородов легли в основу работ по созданию промышленности синтетического каучука.

Историческую заслугу Бутлерова составляет воспитание лично им большого числа учеников, продолживших дело своего учителя: А. М. Зайцев (1841-1910) - творец новых методов синтеза предельных и непредельных спиртов при помощи галогеноцинкоорганических соединений; Ф. М. Флавицкий (1848-1917) - исследователь химии терпенов; В. В. Марковников (1838-1904) - исследователь кавказской нефти, труды которого привели к открытию нафтеновых углеводородов; Г. Г. Густавсон (1842-1908) - исследователь каталитических явлений и многие другие.

Передовые представители теоретической и технической химии в Россив всегда упорно шли вперед, не отгораживаясь от народа, а стремясь обращать свои достижения на пользу народа и распространять научные знания среди возможно более широких кругов. Это особенно сказалось в пятидесятые годы XIX в., когда в Петербурге начали возникать научные химические кружки. Один из первых таких кружков был создан в 1854 г. Павлом Антоновичем Ильенковым, профессором технологии в Петербургском университете, автором многих научных трудов, в том числе "О химическом процессе приготовления сыров", "О возможности употребить молочную кислоту для извлечения углекислой извести из костяного угля".

В 1857 г. научный химический кружок был создан выдающимися химиками: Николаем Николаевичем Соколовым и Александром Николаевичем Энгельгардтом. Они организовали также публичную химическую лабораторию, где все желающие могли заниматься интересующими их вопросами. А. А. Вериго, Н. К. Яцукович, Н. И. Лавров, П. П. Алексеев и некоторые другие крупные деятели начали здесь свои исследования. Соколов вместе с Энгельгардтом основал первый на русском языке "Химический журнал", выходивший в 1859-1860 гг.

Подобные общественные начинания привели к объединению русских деятелей, занятых теоретической и технической химией. В 1868 г. создано Русское химическое общество, первым председателем которого избрали Н. Н. Зинина. Новое русское общество вскоре стало одним из мировых центров развития химической мысли. Оно продолжает работу в наши дни как Всесоюзное химическое общество имени Д. И. Менделеева.

Успехам химии в России много содействовали такие выдающиеся деятели, как Владимир Федорович Лугинин - автор классических работ по термохимии, на которые опираются современные исследователи, так же как и на термохимические исследования Вревского и его учеников, выполненные на берегах Невы.

Всему ученому миру известно, что Николай Александрович Меншуткин является одним из крупнейших реформаторов органической химии. Евграф Степанович Федоров также известен русским и зарубежным ученым как великий кристаллограф, блестяще сочетавший химию и кристаллографию. Заслуженным признанием во всех странах пользуются работы Николая Николаевича Бекетова, автора многих трудов о химическом сродстве, предвосхитившего открытие закона действующих масс и давшего также упоминавшиеся выше важнейшие открытия для последующего развития металлургии алюминия.

Рис. 100. Николай Николаевич Бекетов (1827-1911)
Рис. 100. Николай Николаевич Бекетов (1827-1911)

Замечательный почин М. В. Ломоносова как основоположника физической химии первым подхватил и продолжил Н. Н. Бекетов, введший в 1865 г. в Харьковском университете чтение курса физической химии и практикум по этой научной дисциплине. С того времени физическая химия вошла навсегда в программы русской высшей школы. А за рубежами нашей страны впервые прочитал курс этой дисциплины з 1886 г. в Лейпциге В. Оствальд, отставший от Ломоносова на 135 лет.

В России впервые была открыта одна из важнейших химических реакций, на основе применения которой возникло и развилось много новых отраслей производства. Это - реакция гидратации ацетилена, осуществляемая при помощи оригинального катализатора - уксуснокислых или серно-кислых солей ртути. Она открыта в 1881 г. Михаилом Григорьевичем Кучеровым, профессором Лесного института в Петербурге.

Действуя в присутствии уксуснокислой ртути свободным ацетиленом на воду, Кучеров получил ацетальдегид.

Это и дальнейшие открытия Кучерова по гидратации углеводородов ацетиленового ряда закреплены за Россией статьями, опубликованными Кучеровым в русской и зарубежной печати в 1881-1884 гг.

Рис. 101. Михаил Григорьевич Кучеров (1850-1911)
Рис. 101. Михаил Григорьевич Кучеров (1850-1911)

Знаменитый французский химик М. Вертело поспешил приветствовать русского исследователя, открывшего реакцию, имеющую огромное теоретическое и практическое значение, Русское физико-химическое общество присудило в 1885 г. М. Г. Кучерову премию имени Н. Н. Соколова "за открытие и исследование реакции между соединениями ртути и углеводородами ацетиленового ряда".

В царской России так и не сумели использовать реакцию М. Г. Кучерова. Не скоро оценили всё ее значение и за рубежом. Лишь в 1910 г., за год до смерти Кучерова, в Англии была взята первая привилегия на использование его открытия для промышленных целей. Использование реакции Кучерова дало блестящие результаты, ив дальнейшем она сыграла очень важную роль в развитии мировой промышленности. Множество привилегий на использование реакции Кучерова для различных целей было выдано в США, Франции, Англии, Германии, Канаде, Норвегии, Швейцарии и других странах.

При помощи окисления ацетальдегида, получаемого на основе реакции Кучерова, производят массу ледяной уксусной кислоты, используемой в сотнях отраслей промышленности. Из этой уксусной кислоты изготовляют разнообразнейшие чрезвычайно важные продукты. Одним из таких продуктов является ацетон, необходимый при производстве кинопленки, пороков, при крашении тканей, изготовлении фармацевтических препаратов и ароматических веществ; ацетон применяется также при производстве искусственного индиго, каучука, янтаря, камфоры и т. д.

Много новейших химических препаратов получают на основе конденсации ацетальдегида, изготовленного по способу, открытому Кучеровым. На этом же открытии основано получение из ацетальдегида искусственных смол для производства пластмасс и иных продуктов. Путем восстановления ацетальдегида получают массу обычного этилового спирта.

Реакция М. Г. Кучерова, при всем многообразии уже достигнутых современных способов ее промышленного использования, имеет огромное будущее как основа для возникновения еще новых и новых отраслей производства.

Продолжая старые традиции, русские исследователи вносили все новые вклады в дело развития технической химии. Немало тогда потрудились для развития технологии пищевых веществ П. П. Алексеев, И. И. Канонников, П. Л. Мальчевский, В. М. Петриев, М. П. Прокунин. Для характеристики объема работ отдельных деятелей укажем, что Прокунин построил, начиная с 1895 г., более десятка крахмалопаточных заводов. Он же соорудил в 1889 г. химический и солевой завод в Ярославле, ему же принадлежат труды по уменьшению камерного пространства при сернокислотном производстве, конструирование оригинальных аппаратов для абсорбции при производстве соды.

Одним из массы доказательств того, что русское творчество в химической технологии не прерывалось никогда, могут послужить привилегии, взятые нашими новаторами в конце XIX в. на изобретения в производстве кислот и щелочей, в переработке нефти, в применениях электролиза, в разработке техники связывания и использования азота из атмосферы.

Благодаря созидательному труду рабочих и инженеров в России на исходе XIX в. уже производились, хотя по большей части в совсем незначительных количествах, такие продукты, как серная, азотная, соляная, уксусная и некоторые другие кислоты; сода, едкий натр и другие щелочи; глауберова соль; силикаты; соли олова, цинка и другие; купоросы; селитра; сахар-сатурн; квасцы; серная печень; ганнин; некоторые красильные материалы и многое другое.

Из отдельных химических заводов по производству кислот, щелочей и солей, действовавших к концу XIX в., можно назвать: Невский, основанный в 1840 г.; основанные в районе Елабуги К. Я. и П. К. Ушковыми Кокшанский - 1850 г. и Бондюжский - 1868 г.; завод Понизозкина, основанный в 1868 г, в Ярославской губернии; Волжский завод В. А. Философова, основанный в 1871 г. для снабжения Иваново-Вознесенского района; Ясенковский завод Гилля, основанный в Тульской губернии в 1873 г.; Тентелевский завод за Нарвской заставой Петербурга; группа сернокислотных заводов в районе Баку, первый из которых начал работать в 1879 г.; Березниковский завод И. И. Любимова, основанный в 1883 г., и другие.

Все это, конечно, было совершенно недостаточным для огромной страны, в которой на грани XIX-XX вв. оказалось всего лишь 75 заводов, занятых производством минеральных кислот, солей и щелочей, не считая многих очень мелких поташных, синькальных и подобных им предприятий. Страна была вынуждена ввозить из-за рубежа массу химических продуктов при наличии богатейших запасов сырья для неограниченного развития химической промышленности. Благополучнее обстояло дело только в некоторых отраслях, связанных с переработкой пищевых продуктов.

Лучшие люди страны видели ее всё большее отставание и призывала к развитию отечественного производства на основе отечественного сырья. Именно так поступал Д. И. Менделеев.

На призыв Д. И. Менделеева к работе, содействующей развитию отечественной химической промышленности, русские исследователи ответили множеством творческих дел. Они вносили новое и в производство кислот, щелочей и солей, и в керамическое, и в стекольное дело, и в производства, представляющие предмет изучения технологии органических и питательных веществ. Д. И. Менделеев правильно наметил путь для всех последующих работ по изучению и использованию нефти. Это ярко выражено в его словах, подчеркивающих мысль о необходимости химической переработки нефти: "Нефть не топливо! Сжигать можно и ассигнации".

Менделеев лично занимался изучением нефти, подготавливая разумные способы ее использования. В 1881 г., перегоняя с перегретым паром масляный гудрон из балахаиской нефти, он получил, кроме обычных фракций, большое количество газа и непредельных жидких углеводородов. Опыты побудили его написать: "Должно разработать сведения о действии жара на тяжелые масла и нефти". Так четко был намечен путь, приведший в дальнейшем к созданию современного крекинг-процесса, представляющего русское изобретение благодаря трудам Менделеева, Летнего, Алексеева, Шухова.

Крупнейшие открытия сделал в семидесятых годах XIX в. Александр Александрович Летний, ушедший из жизни очень молодым. В 1875 г. он написал первый русский учебник по нефтяному делу: "Сухая перегонка битуминозных ископаемых". В 1877 г. он опубликовал труд "Исследование продуктов древеснонефтяного газа". В 1879 г. он опубликовал обстоятельное исследование: "О действии высокой температуры на нефть и другие подобные вещества". Перевод этой работы был опубликован за рубежом в "Динглеровском политехническом журнале". Русские и иностранные специалисты узнали о замечательном открытии: при пропускании нефти и нефтяных остатков через накаленные железные трубы происходит химическое изменение составных частей нефти и образуются ароматические вещества - бензол, толуол, антрацен, фенантрен и другие. Так была практически доказана возможность увеличивать выход наиболее ценных продуктов за счет расщепления нефти. Продолживший начинания Менделеева и выполненный до работ Либермана и Бурга, Зельцмана и Вихельгауза, Аттерберга, труд Летнего обеспечил нашей стране первенство в деле изобретения крекинг-процесса, как впоследствии стали называть расщепление нефти при действии высоких температур.

Летний был не только выдающимся исследователем, но и замечательным практиком. Он изучал работу нефтяных промыслов, деятельно занимался исследованием асфальтовых залежей на Волге, помог Д. И. Воейкову создать первый асфальтовый завод в Сызрани. В 1879 г. Летний устроил завод для приготовления смазочных масел из нефтяных остатков бакинской нефти. В 1880 г. он построил в Кирмаке, в 12 км от Баку, завод для приготовления антрацена из нефтяных остатков.

Почин Менделеева и Летнего подхватили многие русские инженеры, занявшиеся в производственных условиях изучением и освоением расщепления нефти при высоких температурах. В 1885 г. Алексеев сконструировал и построил в Баку установку для перегонки и получил на ней расщеплением нефтяных остатков керосин и бензин. В 1886-1891 гг. В. Г. Шухов взял ряд привилегий на своеобразные установки для перегонки нефти.

Рис. 102. Установка для непрерывной перегонки и расщепления, т. е. крекинга нефти. - Привилегия   В. Шухова и С. Гаврилова № 12926, заявленная 24 января 1890 года и выданная 21 ноября 1891 года
Рис. 102. Установка для непрерывной перегонки и расщепления, т. е. крекинга нефти. - Привилегия В. Шухова и С. Гаврилова № 12926, заявленная 24 января 1890 года и выданная 21 ноября 1891 года

21 ноября 1891 г. была выдана привилегия № 12 926 Владимиру Шухову и Сергею Гаврилову, подавшим 24 января 1890 г. заявку на свое изобретение: "Приборы для непрерывной дробной перегонки нефти и т. п. жидкостей, а также для непрерывного получения газа из нефти и ее продуктов". Изобретатели указали, что путем нагрева их в перегонном аппарате можно за счет высоких температур не только перегонять, но и "разлагать значительное количество жидкостей".

Академики П. П. Лазарев и А. Н. Крылов на основе изучения привилегий В. Г. Шухова пришли к заключению: "По самому существу идей, положенных в основу этих установок, Шухов является первым и истинным изобретателем так называемого крекинг-процесса, опередившим на 20 лет Америку, где лишь около 1912 г. появился патент Бартона, по существу не отличающийся от патента Шухова".

Итак, крекинг нефти - русское изобретение.

В. Г. Шухов окончательно и официально утвердил за русским народом первенство в создании этого важного изобретения. Однако в царской России и это изобретение не было использовано.

В Советском Союзе в широких масштабах организовано строительство установок для крекинга нефти. В 1931 г. была сооружена первая советская установка системы В. Г. Шухова и М. А. Капелюшникова.

Также только в годы советской власти началось использование открытий Менделеева и других русских основоположников современной мировой химии нефти, работавших в тяжелых условиях дореволюционной России. Особо выдающуюся работу тогда выполнил Владимир Васильевич Марковников.

В 1860 г. он опубликовал свой первый труд: "О новом полимере альдегида". В 1865 г. он защитил магистерскую диссертацию: "Об изомерии органических соединений", а в 1869 г. защитил докторскую диссертацию: "Материалы по вопросу о взаимном влиянии атомов в химических соединениях". Выступавший в качестве официального оппонента А. М. Бутлеров указал, что в этом труде впервые поставлены и развиты важнейшие вопросы о взаимном влиянии атомов, имеющие исключительное значение и этот труд следует перевести на иностранные языки. Марковников ответил: "Если высказанные здесь мысли представляют интерес, то желающие могут пользоваться этим русским сочинением". Он и в дальнейшем боролся за то, чтобы основные исследования русских химиков публиковались на русском языке, а не на иностранных, как это было распространенным обычаем в то время.

О значении работы В. В. Марковникова можно судить по тому, что только через тридцать лет, в 1899 г., Михаэль в Германии смог подойти к пониманию вопросов, поставленных и разрешенных русским ученым. Михаэлю пришлось писать о том, что Марковников впервые не только рассмотрел вопрос во всей его общности, но "в то же время вывел некоторые в высшей степени важные правила, вытекавшие из его взглядов". Эти открытия, названные правилами Марковникова, представляют теперь драгоценное достояние науки. Особенно важно отметить то, что Марковников смело выступал с доказательствами недостаточности принятой в го время химической теории строения вещества - от теории Жирара до теорий валентности, предложенных Кекуле, Франкландом, Колбом. Русский ученый дал классический пример того, как следует ломать отжившие и утверждать новые представления.

И в дальнейшем Марковников смело выдвигал новые решения. Он обогатил науку вкладами своими и своих учеников, опубликовавших под его руководством сотни научных исследований. Особенно успешно пошли работы его научной школы после создания им новой химической лаборатории Московского университета. За 1873-1893 гг. здесь было выполнено им и под его руководством более сотни работ по неорганической и органической химии.

Борясь за тесную связь науки и практики, Марковников выполнил много работ, имеющих выдающееся значение для развития промышленности. Когда он приступил к разработке химии нефти, он не встретил сочувствия со стороны даже некоторых крупных химиков. Киевский профессор П. П. Алексеев в своем ежегодном печатном обзоре химической литературы даже выразил сожаление, что Марковников "изменил чистой науке". А в действительности исследования Марковникова, связанные с практическими вопросами, обогатили и практику и теорию. С 1881 г. он начал публиковать в "Журнале Русского химического общества" статьи под общим заглавием: "Исследование кавказской нефти", - составившие эпоху в развитии этой отрасли научных знаний. На основе его трудов "чистая наука" оказалась обогащенной открытием новых типов углеводородных соединений, которые, как указал Станислав Каиицарро, "навсегда будут связаны с именем Владимира Марковникова".

Он создал много методов исследования нефти и углеводородных соединений, подобных ей; систематически, вплоть до своей кончины в 1904 г., он публиковал статьи по этим вопросам, шаг за шагом идя вперед в одной из самых темных тогда областей химии. Выдающийся труд он выполнил по исследованию русских соляных озер, последовательно проводя мысль, что русские сами должны быть исследователями природных богатств своей родины.

Плодотворную и многостороннюю деятельность в области науки В В Марковников сочетал с большой общественной работой. Его девизом были слова: "Ученым можешь ты не быть, а гражданином быть обязан". И он действовал как ученый и гражданин.

В 1880 г. Марковников выступил с речью: "Современная химия и русская химическая промышленность", - в которой доказывал необходимость взаимосвязи науки и промышленности для обоюдных успехов.

Рис. 103. Владимир Васильевич Марковников (1838-1904)
Рис. 103. Владимир Васильевич Марковников (1838-1904)

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он обратил все свои силы на помощь русскому солдату. Он организовал в Москве центральный склад дезинфекционных материалов, сам безвозмездно заведывал этим складом и рассылал материалы в дунайскую и закавказскую армии. Под его руководством была создана "Инструкция для дезинфекции госпиталей, санитарных поездов и полей сражений". Он лично выезжал на театр военных действий и руководил работами по дезинфекции. Ему принадлежит ряд работ по борьбе с чумой, в том числе брошюры: "Чума в России", "Практическое руководство к дезинфекции".

Творческая энергия В. В. Марковникова была поистине неиссякаемой. Труды его получили всемирную известность. В 1900 г. международный нефтяной конгресс присудил ему золотую медаль. Царское же правительство своеобразно "отблагодарило" замечательного деятеля. Еще в 1871 г. ему пришлось вместе с другими шестью профессорами уйти из Казанского университета в отставку в знак протеста против действий мракобесов и реакционеров. После этого он стал одним из самых выдающихся профессоров Московского университета. Но в 1898 г. по распоряжению царского правительства Марковникову было запрещено заниматься профессорской деятельностью. Так поступили с почетным членом Московского, Киевского, Казанского, Харьковского университетов и многих русских и зарубежных научных организаций, замечательным ученым, педагогом н общественником, создавшим свою научную "марковниковскую школу" и внесшим много новых вкладов в развитие русской науки и техники.

В царской России также не сумели должным образом использовать выдающиеся труды по химической технологии нефти, выполненные В. И. Рагозиным, Ф. Ф. Бейльштейном, И. П. Илимовым, А. А. Курбатовым, К. В. Харичковым.

Так же обстояло дело с русским творчеством по применению химии в сельском хозяйстве. Передовые представители русской химико-технической мысли издавна много занимались вопросами, связанными с сельским хозяйством. Интересные работы провел А. А. Щербаков, занимавшийся во второй половине XIX в. изысканием средств для борьбы с вредителем полей сусликом. Он изобрел применение удобного и дешевого средства - сероуглерода, впрыскиваемого в норку суслика, и создал особую машинку для этого.

Значительный труд выполнили отдельные исследователи, занимавшиеся изучением почв и разработкой методики их исследования. Г. Г. Густавсон дал оригинальный и простой способ определения углерода в почвах и издал лекции по агрохимии в восьмидесятых годах XIX в. П. А. Лачинов создал в 1868 г. способ точного определения фосфорной кислоты при почвенных анализах. П. А. Григорьев, В. В. Курилов, А. Г. Клавдиашвили и другие занимались химическим исследованием почв. Подобные работы содействовали тому, что русские почвоведы смогли далеко опередить то, что было в других странах, как это показывают труды В. В. Докучаева, создавшего учение о почве как об особом "естественно-историческом теле". Это же доказывают классические труды П. А. Костычева, В. Р. Вкльямса, К. Д. Глинки.

Ученик Тимирязева и Стебута Д. Н. Прянишников, профессор Тимирязевской сельскохозяйственной академии с 1895 г., затем действительный член Академии наук СССР и Академии сельскохозяйственных наук имени Ленина, заслуженно считается создателем современной русской агрономической химии. Автор "Учения об удобрении", "Агрономической химии" и других капитальных работ, он еще в XIX в. приступил к разработке многих новых отделов агрохимии. С его именем связаны замечательные исследования превращения азотистых веществ в растении и роли аспаргина. Он провел много опытов для сравнительного исследования значения нитратного и аммиачного азота для растений, а также много занимался исследованием и оценкой фосфорных и калийных удобрений и разрабатывал новую методику их использования. Его труды неоднократно издавались на иностранных языках. Десятки его учеников возглавляют кафедры в высших учебных заведениях страны.

Мировым признанием пользуются работы Я. В. Самойлова, закончившего в 1906 г. труд "Минералогия жильных месторождений Нагольного кряжа" и затем приступившего к изучению фосфоритов и других полезных ископаемых, представляющих сырье для производства искусственных удобрений. "Агрономические руды" - этот термин введен в научный оборот Самойловым, основоположником учения об агрономических рудах, получившего мировое признание. Вена и Стокгольм, Торонто и Брюссель, а также многие другие зарубежные центры были местами выступлений на научных съездах Самойлова, всегда привлекавших внимание широких научных кругов, особенно в части изучения русских и мировых фосфоритных месторождений.

Можно назвать еще очень много имен выдающихся деятелей старой России, мастерски занимавшихся разработкой технических приложений химии к земледелию.

Передовые деятели всех стран мира учились у великих русских мастеров агрономических дел, а в царской России помещичье и крестьянское земледелие стояло на самом низком уровне. Страна почти не знала искусственных удобрений. Одним из немногих промышленных "достижений" была постройка первого суперфосфатного завода в 1892 г. в Мюльграбене около Риги. Первенец суперфосфатного производства царской России был создан для переработки американских фосфоритов при помощи серной кислоты, вырабатываемой из португальских колчеданов.

Немногочисленные последующие суперфосфатные заводы царской России сооружались у ее границ, потому что их создавали для переработки привозимых из-за рубежа фосфоритов и колчеданов. Так обстояло деле в стране, располагающей самыми большими в мире залежами фосфоритов в районе Хибин и другими величайшими месторождениями, для изучения которых немало сделали передовые деятели еще старой России. Так было в стране гигантских залежей колчеданов, об одном из месторождений которых - в Кыштыме на Урале, - как сообщает Д. И. Менделеев, старый штейгер сказал:

"Тут колчеданы идут должно быть до самого ада - конца им нет!"

Все глубже и острее нарастали внутренние противоречия в старой России. Все сильнее бездарная политика правящих классов препятствовала развитию страны, а передовые представители народа, преодолевая все трудности, придавали все больший размах русскому творчеству.

Развитию творческих дел по технической химии способствовало издание передовыми деятелями различных трудов, курсов химической технологии, программ. В этом направлении особенно много сделал, как сказано, Д. И. Менделеев. Свою обширную долю труда внес киевский профессор Н. А. Бунге, автор многих печатных работ по электрохимии, свеклосахарному производству, брожению, технологии воды и топлива. В 1894 г. появился его обстоятельный курс химической технологии. Большое значение имели обзоры книжной литературы по химической технологии, издававшиеся Бунге в 1873-1882 гг. Он основал в Киеве первые русские контрольные станции для опробования светильного газа и для исследования питьевой воды.

Крупный вклад в науку внес Н. Н. Любавин, начавший издавать в 1897 г. обширнейшую техническую химию. К 1914 г. напечатали шесть томов этого капитального издания, ставшего тогда настольной книгой для химиков-технологов. К числу подобных трудов относится выдающееся для своего времени, содержащее массу материалов по технической химии капитальное издание по товароведению, начатое в 1906 г. под руководством В. Я. Никитинского.

Из отдельных изданий рассматриваемого времени особенно важны книги, написанные лично Д. И. Менделеевым или изданные под его редакцией, в том числе выпуски издававшейся им "Библиотеки промышленных знаний". Очень важен для своего времени изданный в 1898 г. труд К. Дементьева: "Фабрично-химический контроль основных производств минеральной химии". Капитальные труды по отдельным вопросам опубликовали П. П. Федотьев, А. П. Лидов, Е. И. Орлов и другие выдающиеся русские ученые-технологи. Для характеристики умения передовых русских деятелей критически оценивать зарубежные издания, попадавшие в Россию, показательны слова, написанные П. П. Федотьевым в его книге: "Современное состояние химической промышленности в России" (1902). При обзоре литературы он сказал:

"Из переводных сочинений о химических производствах укажу на "Химическую технологию Вагнера (Фишера). Не знаю, для какого рода читателей в Германии потребовалось 14 изданий. Для русского читателя руководство совершенно не пригодно и не современно. Интересующие нас производства описаны без всякого соответствия с действительностью".

Для русских представителей технической химии, действовавших в эпоху все более нарастающей буржуазной ограниченности, продолжали оставаться типичными разносторонность и глубина знаний, сила обобщений, стремление вперед.

Именно об этом говорят творческие биографии всех выдающихся деятелей технической химии для рассматриваемого времени. Именно такими исследователями были много потрудившиеся для развития технической химии в России:

Конон Иванович Лисенко, умерший в 1903 г., - исследователь содового производства, каменных углей Донбасса и серы из мергелистых руд Кавказа, строитель керамической лаборатории в Воронеже и исследователь огнеупорных глин и фосфоритов;

Александр Павлович Лидов, скончавшийся в 1919 г., - исследователь океанов - аналогов углекислоты, автор выдающихся работ по анализу газов, по приготовлению хлорноватокислых солей, по электрохимическому белению, знаток газового производства, исследователь рудничных газов;

Леонид Григорьевич Богаевский, умерший в 1911 г., - знаток беления волокнистых веществ, изобретатель оригинального способа получения ализаринового масла непосредственным действием серной кислоты на клещевинное семя, пионер химического беления воска, новатор в свечном, маслобойном и других делах;

Александр Кириллович Крупский, умерший в 1911 г., - исследователь производства соды и серной кислоты, автор теории заводских печных устройств, зачинатель учения о проектировании в химической технологии.

Русская школа технической химии представлена в прошлом трудами также многих других новаторов. Вклад за вкладом они вносили в сокровищницу народного творчества.

27 марта 1924 г. президент Английского химического общества Уильям Пальмер Уинни, произнося на годовом собрании этого общества речь "О значении работ русских химиков для мировой химии", сказал: "...если мы, оценивая по заслугам музыкальную школу, связанную с именами Балакирева, Бородина (он же химик), Римского-Корсакова, Чайковского, или писателей Тургенева, Достоевского, Льва Толстого и их современников, считаем, что без них свет был бы неизмеримо беднее, то не будет преувеличением утверждение, что рост химии не в меньшей степени был бы задержан, если бы работы Менделеева, Бутлерова... и их преемников по каким-либо причинам были изъяты из общей сокровищницы знаний".

Уинни закончил свою речь призывом к молодым английским ученым заняться изучением русского языка для того, чтобы получить доступ к "той сокровищнице ценностей", которую представляют работы русских химиков, украсившие историю человечества.

Президент Английского химического общества в своей речи, однако, сказал лишь о работах небольшой части русских химиков. Он ограничился обзором работ преимущественно одной научной школы и поэтому его выступление можно было бы назвать: "О значении работ казанской школы русских химиков для развития мировой химии". Осветить мировую роль всей русской химии Уинни не смог.

Вклад русских новаторов в развитие теоретической и технической химии столь велик, что хотя их творчеству посвящены тысячи работ, он все еще освещен не полно. Необходимы еще годы труда для того, чтобы историки науки и техники с достаточной полнотой осветили этот вклад. Ведь на основе этого вклада возникли и развиваются техника применения высоких давлений, электрохимия и электротермия, техника химической переработки горючих веществ, техника применения катализаторов, новейшие способы получения массы важнейших неорганических и органических веществ, переработка пищевых продуктов и многое иное.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'