Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Часовщики и механики

Часы из глины, не солнечные, а механические! Такие глиняные часы делал в своей юности ржевский изобретатель Терентий Иванович Волосков, охваченный страстью к механике. В 1729 г. началась, а в 1806 г. прервалась его жизнь, заполненная трудами по созданию нового в практической механике, оптике, химии. Он изобрел чудесные краски, пользовавшиеся мировым признанием через столетие после его смерти. Он создал оригинальный телескоп, при помощи которого наблюдал не только ночные светила, но и солнце. Он наблюдал солнце с таким рвением, что его зрение пострадало, и он потерял один глаз. Но больше всего он занимался творчеством в деле создания часов. Механика - его основная страсть.

Испробовав в юности при изготовлении часов разнообразные материалы, вплоть до глины и дерева, он в дальнейшем отошел от этих детских забав и стал замечательным механиком-практиком, которых всегда так много знал русский народ.

Посетивший дом Волоскова Ф. Н. Глинка записал свои впечатления:

"Войдя в дом Терентия Ивановича Волоскова, вы поразитесь не блеском пышности, но чрезвычайной простотой и опрятностью. У стены средней, комнаты стоят большие Часы, имеющие самую простую, наружность. Многие советовали нашему художнику украсить оную; он отвечал; "По одеже встречают, по уму провожают: я не хочу пускать пыль в глаза; пусть часы мои заслужат почтение не великолепным нарядом, а внутреннею. добротою". Взглянув на часовую доску, вы увидите ее всю, испещренную кругами: это целый месяцеслов, или в уменьшенном виде картина неба. Там движется серебряная луна со всеми ее изъяснениями; там протекает золотое солнце по голубому горизонту, который сжимается и распространяется по мере прибавления и умаления дня.

Рис. 54. Терентий Ивановид Волосков (1729-1806)
Рис. 54. Терентий Ивановид Волосков (1729-1806)

Захотите ли узнать о настоящем годе, месяце, числе, о том, в каком положении луна или в каком знаке небесного пути находится солнце? Взгляните только на часы и тотчас все это видите! Сверх того найдете там "эпакту, круг луны, индикту, вруцелето и прочие церковные исчисления" (Эпакта, индикты, вруцелето - специальные понятия, применявшиеся для ведения правильного календарного исчисления, определения времени пасхи и т. д. Сложность этих вопросов видна из того, что разработкой подобных исчислений занимались такие люди, как математик Гаусс).

Астрономические часы Волоскова автоматически воспроизводили чрезвычайно трудные вычисления и показывали их результаты. Они представляли своеобразный "сколок мироздания". В них было представлено наглядно в движении все, что происходит в данный момент на небосклоне. Золотое солнце и серебряная луна с ее фазами перемещались, воспроизводя в точности движение и положение этих светил на небе! Часы автоматически отсчитывали дни, учитывая и простые, и високосные годы. Для последней цели в механизме часов имелся особенный диск, совершавший полный оборот один раз в четыре года.

Таково творение ржевского механика, не встретившего, однако, тогда ни должного вниманиями" поддержки. Его талант не использовали, ему не помогли развиться. Рассказывают, что он на склоне лет часто тосковал и глядя на свои произведения, говорил: "Суета сует и всяческая суета". Он просил тогда жену завесить часы, замечая: "Мне грустно смотреть на них! Все труды наши - суета!". Это был надлом замечательного таланта, заглохнувшего в Ржеве.

Немало иных талантов было задавлено в суровых феодально-крепостнических условиях России XVIII в. Одним из таких талантливых деятелей был дворовый крестьянин деревни Большепольской, Иранского уезда, Казанской губернии, Леонтий Шамшуренков. Сохранились документы" сообщающие об изобретенной им "самобеглой коляске". Изобретатель находился в то время в Нижнем Новгороде в тюрьме, осужденный на четырнадцатилетнее заточение. Он добился того, что в Сенат послали описание его изобретения: "Такую коляску он, Леонтей, сделать может подлинно изобретенными им машинами на четырех колесах с инструментами так, что она будет бегать и без лошади, только правима будет чрез инструменты двумя человеками, стоящими на той же коляске, кроме сидящих в ней праздных людей, а бегать будет хотя через какое дальнее расстояние и не только по ровному местоположению, но и к горе, буде где не весьма крутое место".

Сенат приказал вызвать Шамшуренкова и построить "самобеглую коляску", что и исполнено было в 1752 г. Как сообщает документ, она приводилась в действие двумя людьми, скрытыми от постороннего глаза: "Действует оная под закрытием людьми, двумя человеками". Коляску признали годной для поездок, но изобретателя отправили обратно в Нижегородскую тюрьму отбывать положенный срок.

В следующем году Шамшуренков подал новое доношение в Сенат, сообщая, что он изобрел и может построить "сани, которые будут ездить без лошадей зимой, а для пробы могут ходить и летом с нуждою". Он изобрел также измеритель пути для экипажей - "часы", которые могут отсчитывать пройденный путь "до тысячи верст и на каждой версте будет; бить колокольчик". Дальнейшая судьба этих изобретений и самого изобретателя нам не известна. Видимо, он разделил участь большинства изобретателей в царской России, и его начинания заглохли.

Препятствия, лишения, отсутствие должного признания, однако, не останавливали русских новаторов. В разных концах страны упорно продолжали трудиться русские механики, не проходившие никаких университетов, практически овладевшие своим мастерством. Из числа таких механиков, деятельность которых относится ко второй половине XVIII в., следует назвать Галактиона Щелкунова - токарного мастера Канцелярии строения и гоф-интендантской конторы, Тимофея Бровина и Федора Баташева, награжденных в 1778 г. Вольным экономическим обществом за изобретение вододейетвующих машин, Петра Ермолаева, изобревшего в 1779, г. оригинальную ветряную мельницу, Афанасия Ратецова - механика, технолога и изобретателя, Наума Семенова - мастера по изготовлению математических и иных приборов, Осипа Шишорина и Василия Свешникова.

Русские исследователи, изучавшие свою страну, отмечали в те годы в письмах и отчетах встречи со многими механиками, вышедшими из народа. В июле 1781 г. академик В. Ф. Зуев известил Академию о своей встрече в Туле с местным изобретателем - оружейником Бобриным, пытавшимся создать "машину вечного движения". Кроме работы с этой химерной машиной, Бобрин "выдумал еще другую, также из стали, машину, которою, один человек действуя, может одним приемом много зъжать хлеба, зъжатой тою же машиною и в тот же прием собирать, а после или сам, остановись, из машины вынуть, или другого человека водить подле себя, который бы вынимал беспрестанно и складывал на сторону".

Бобрин, как показывает документ, изобрел стальную жатвенную машину. Зуев скептически отнесся к его изобретению в основном потому, что жнея Бобрина срезала только колоски, а солому оставляла. С этим скептицизмом не приходится согласиться теперь, когда через полтора века после Бобрина созданы и работают австралийские и другие машины, срезающие также только колоски.

В. Ф. Зуеву мы признательны за сообщение сведений еще об одном народном механике того времени.

27 августа 1781 г. он сообщил И. А. Эйлеру в письме из Харькова:

"Я видел здесь одного механика, г. Захаржевского, очень привязанного к своему искусству и хорошо работающего по части всякой механики, но не являющегося безграмотным инвентором. Он изготовляет астрономические телескопы в 7, 8 и 10 футов, стекла которых еще не вполне чисты, хотя и сделаны не плохо. Он имеет прекрасную электрическую машину, хорошо сработанную и очень сильную, если принять во внимание ее малые размеры, так как стекло ее имеет всего 6-7 дюймов в поперечнике; есть у него и пневматическая машина и другие физические аппараты; он состоит здесь механиком мельниц".

Творчеством в области практической механики занимались у нас в те годы также лица иностранного происхождения: кузнец Петр Дальгрен - изобрел в 1778 г. прочную пожарную лестницу; Панеке - изобрел в 1790 г. особую молотильную машину; Шелленберг - усовершенствовал Э 1790 г. водоподъемную машину. Известностью пользовались механики Московского университета Дюмулен, затем Муриэль, механики - Эрнст Бииеман, Френсис Норман, Франц Морган и другие, вплоть до Чарльза Берда, основавшего завод. Этот завод завоевал широкую известность в следующем столетии как выдающееся машиностроительное предприятие. Однако из лиц иностранного происхождения, работавших в области техники в России, тогда особенной известностью пользовались изобретатели различных музыкальных инструментов.

Рис. 55. Прядальыо-чесальная машина, изобретенная Родионом Глинковым. - По рисунку 1771 года
Рис. 55. Прядальыо-чесальная машина, изобретенная Родионом Глинковым. - По рисунку 1771 года

Чех Иоган Марек изобрел роговую музыку. К 1757 г. он создал замечательный оркестр роговой музыки, принадлежавший Семену Кириллевичу Нарышкину. Вслед за Нарышкиным и другие вельможи завели у себя оркестры роговой музыки, стяжавшей тогда большую популярность.

Рис. 56. 'Чертеж строения, в котором махина вделана быть должна' Деталь прядильно-чесальной машины Р. Глинкова. - По рисунку 1771 года
Рис. 56. 'Чертеж строения, в котором махина вделана быть должна' Деталь прядильно-чесальной машины Р. Глинкова. - По рисунку 1771 года

В 1773 г. Антон Брандель изобрел инструмент, подобный собою, звуки которого приближались к человеческому пению В 1776 г. музыкант Фрик изобрел особую гармонию. В те же годы Эйбихт изобрел инструмент соединивший в себе звуки скрипки, клавесина и генералбаеа, а Карл Клаузольд создал своеобразный инструмент, названный механическим оркестром.

Неизмеримо успешнее было творчество деятелей иностранного происхождения в разработке механики как науки. Это творчество трудами Цейгера и Фусса. напечатавшего в XVIII-XIX вв. много статей по механике, астрономии, финике Все это, однако блекнет в свете изумительного творческого горения Эйлера, члена Петербургской Академии наук, написавшего сорок три тома отдельных сочинении и свыше 780 статей. Огромное количество его трудов относится к области механики - классической двухтомной аналитической механики, изданной в Петербурге в 1736 г., до трудов по корабельной механике, о лучшем строении ветряных мельниц и по множеству других важнейших вопросов. Эти труды - эпоха в истории науки. На них покоится великое здание современной теоретической и прикладной механики.

Во второй половине XVIII в. появился новый оригинальный учебник механики, написанный русским автором. Эта книга, изданная в 1764 г. Яковом Козельским, называлась: "Механические предложения для употребления обучающегося при Артиллерийском и Инженерном шляхетном кадетском корпусе благородного юношества". Ценные учебники по механике и сопредельным научным дисциплинам тогда написали: Д. С. Аничков, Н. Г. Курганов, Е. Д. Войтяховский.

Наиболее ярко проявилась сила русского творчества в практических делах механиков, действовавших тогда во многих местах.

К 1760 г. серпейский предприниматель Родион Глинков создал прядильное предприятие, единственное в своем роде в те годы не только в России. Водяное колесо приводило в действие "самопрядочную машину", при которой находилось "самопрядочных колес тридцать" с одной цевкой на каждом. Здесь же была установлена "одна мотальня, которая действует вместо девяти человек, сматывтет намот с цевки и разделяет".

Рис. 57. Медаль 'За успехи в механике', выдававшаяся в России в 1779 году
Рис. 57. Медаль 'За успехи в механике', выдававшаяся в России в 1779 году

К 1771 г. Глинков создал новые, значительно более совершенные машины. Он пишет, что "старался изобресть что-нибудь новое, в пользу общества служащее, и, преодолев трудом трудности, постиг, наконец, желаемое намерение, и по десятилетнем моем упражнении изобрел я две махины". Эти машины: чесальная, с ручным приводом увеличивавшая производительность труда в 15 раз, и прядильная, с водяным приводом, повышавшая производительность труда в 5 раз. Глинков создал свою механическую прядильню с водяным приводом в 1760 г., а в Англии, как известно, первая механическая прядильная фабрика Аркрайта появилась только в 1771 г. Следовательно, Глинков сделал первым большой и важный шаг вперед, но в условиях феодально-крепостнического производства его начинание не могло получить распространения, а в Англии предприимчивый Аркрайт действовал в условиях промышленного переворота. Имя Глинкова надолго было забыто, хотя он на десять лет опередил английского предпринимателя как зачинатель механизации прядильного производства.

Творя новое, передовые русские механики того времени внимательно присматривались к тому, что делается за рубежом. Во второй половине XVIII в. в Англии дважды побывал Лев Сабакин, вступивший на службу тверским губернским механиком в 1776 г.

В 1787 г. Сабакин издал книгу: "Лекции о разных предметах, касаю шихся до механики, гидравлики и гидростатики, как то о материи и ее свойствах, о центральных силах, о механических силах, о мельницах, о кранах, о железных колесах, о машине колотить сваи, о гидравлических и гидростатических машинах вообще, сочиненные г. Фергусоном". Перевод с знглийского Сабакин дополнил своим оригинальным трудом - "Лекцией об огненных машинах". В этой лекции он дал первое на русском языке и одно из первых в мире описание паровой машины Уатта двойного действия, сооруженной лишь в 1784 г. Сабакин лично был знаком с ваттом" Он пишет об английском изобретателе: "Я довольно имел случаев его узнать, видевшись с ним... у господина Бол гона неоднократно".

Рис 58. 'Чертеж подъемному вороту, устроенному в Петровском железном заводе в доменной фабрике для поднимания тяжеловесных вещей. Под руководством машинного ученика Федора Борзова, в 1793 году'. - Новосибирский областной государственный архив
Рис 58. 'Чертеж подъемному вороту, устроенному в Петровском железном заводе в доменной фабрике для поднимания тяжеловесных вещей. Под руководством машинного ученика Федора Борзова, в 1793 году'. - Новосибирский областной государственный архив

Еще во время работ в Твери Сабакин изобрел: 1. "Для измерения корабельного хода новый лаг-линь". 2. "Математической инструмент, называемый легкосъемом".

После вторичного возвращения из Англии его послали на Урал, где с 1800 г, он ввел в производство много машин изобретенных им новых типов: 1. Пожарная машина. 2. Весы новой конструкции. 3. Прорезная машина для монетных кружков. 4. Гуртильная машина. 5. Машина для Фбрезки гуртильных кругов. 6. Печатный стан для тиснения монеты. 7. Ручная винторезная машина. 8. Другая винторезная машина, 9. Цилиндрические меха без коленчатого весьма затрудняющего вала для кричных горнов. 10. Другие цилиндрические меха. 11. Сверлильная машина для сверления больших цилиндров.

Все это было сделано в 1800-1803 гг. Кроме того, Сабакин обучил многих мастеровых сооружению русских и английских машин и инструментов, производству стали.

Но пришла старость и, таков удел русских новаторов тех дней, довелось просить, чтобы ему помогли "в рассуждении пропитания на случай совер" шейной дряхлости".

Тяжел и труден был тогда путь и других новаторов. Вспомним Ивана Петровича Кулибина (1735-1818 гг), сделавшего много ценнейших изобретений, лишь ничшжная часть которых получила практическое применение.

Наибольшую известность получили "часы яичной фигуры", законченные Кулибиным в 1767 г. В этих часах, "видом и величиною между гусиным и утиным яйцом", показывавших время и отбивавших часы, половины и четверти часа, изобретатель поместил крохотный театр-автомат. На исходе каждого часа раздвигались створчатые двери, открывая "златой чертог", где происходило целое театральное представление.

В полдень часы исполняли гимн, сочиненный самим Кулибиным в честь императрицы. Во второй половине суток часы играли новый стих. В любой момент, при помощи особых стрелок, можно было вызвать действие театра-автомата.

Рис. 59. Иван Петрович Кулибин (1735-1818)
Рис. 59. Иван Петрович Кулибин (1735-1818)

В точно согласованном движении множества мельчайших деталей, в действиях указателей времени, фигурок и музыкальных приспособлений были запечатлены дни и ночи труда русского механика, создавшего один из самых замечательных автоматов, известных в мировой истории.

Работая над часами, такие люди, как Волосков, Кулибин и другие русские деятели, вплоть до великого Ломоносова, уделившего много груда созданию точнейших часов, вместе с зарубежными собратьями по труду развивали важнейший механизм, оказавший огромное влияние на развитие механики и машиностроения. Как указал К. Маркс: "Часы являются первым автоматом, созданным для практических целей; на них развилась вся теория о производстве равномерных движений. По своему характеру они были построены на сочетании полухудожесгвенного ремесла г прямой теорией" (Письмо К. Маркса к Ф. Энгельсу от 28 января 1863 г., Соч. К. Маркса и Ф. Энгельса, т. XXIII, стр. 131).

Начав с изобретения невиданных часов, Кулибин пошел по одной из больших дорог технической мысли того времени.

Часы "яичной фигуры" принесли известность нижегородскому механикусу. В 1769 г. Кулибина вызвали в Петербург и назначили заведывать мастерскими Академии наук. В области создания научных приборов он стал непосредственным продолжателем дел Михаила Васильевича Ломоносова, много потрудившегося для развития академических мастерских и занимавшегося ими вплоть до кончины в 1765 г.

Кулибин работал в Академии тридцать лет. Ученые высоко пенили его труды, как замечательного новатора в деле создания научных приборов.

Некоторые своеобразные черты Кулибина, всегда сохранявшего свой простонародный костюм, нелады его со стилем и правописанием послужили основанием для получивших широкое хождение в печати вымыслов о каком-то "малограмотном самоучке". Все вто опровергают документы. Кулибин - замечательный знаток и новатор в науке и технике" плечом к плечу с лучшими людьми страны двигавший науку и технику вперед.

Кулибин во многих случаях обучал выдающихся ученых мужей того времени.

Рис. 60. Часы 'яичной фигуры' И. П. Кулибина, 1767 год
Рис. 60. Часы 'яичной фигуры' И. П. Кулибина, 1767 год

"Описание, как содержать в порядочной силе электрическую машину", написанное лично Кулибиным, обучало академиков тому, как пользоваться этой машиной и ставить на ней опыты "Описание" содержит простые, ясные и строго научные указания, как следует обращаться с прибором, как устранять неполадки, как обеспечивать наибольшую эффективность опытов, Кулибин особо обращал внимание ученых на последствия неумелого, небрежного обращения с прибором. Также хороши и строго научны иные инструкции Кулибина, как, например: "Описание астрономической перспективы в шесть дюймов, которая в тридцать раз увеличивает и, следовательно, юпитеровых спутников ясно показывать будет". Кулибин лично изготовил множество приборов. Через его руки проходили "инструменты гидродинамические", "электрические банки", "инструменты, служащие к деланию механических опытов", инструменты оптические и акустические, готовальни, астролябии, телескопы, подзорные трубы, микроскопы, солнечные и иные часы, барометры, термометры, ватерпасы, точные весы и многое другое.

"Сделано Кулибиным" - эти слова можно было поставить на значительном числе научных приборов, находившихся в обращении в России ею вредя я.

Приборами, сделанными Кулибиным, пользовались в Петербурге их посылали в Москву, Иркутск и в иные места, ими снабжали академические экспедиции.

Кулибин изготавливал геодезические приборы для экспедиции академика Лепехина, астролябии с трубами и землемерные цепи для экспедиции Ислепьева. Заказы для Академии наук чередовались с заказами для Коммерц Коллегии, для Кабинета и Канцелярии е. в., для отдельных лиц.

Кулибин положил много сил на воспитание новых специалистов, в числе которых можно назвать еще нижегородского его помощника Шеретневского, оптиков Беляевых, слесаря Егорова, Кесарева.

Он сделал Академию наук выдающимся по тому времени центром по производству научных приборов, он завоевал одно из первых мест в ряду деятелей, способствовавших развитию техники приборостроения в России.

Строительная техника, транспорт, связь, сельское хозяйство, осветительная техника, медицина и другие отрасли хранят замечательные свидетельства его творчества.

Рис. 61. 'Водоход' И. П. Кушбина (1782-1804)
Рис. 61. 'Водоход' И. П. Кушбина (1782-1804)

В 1776 г. он разработал проект арочного однопролетного моста через Неву. Арка с пролетом почти в триста метров по его проекту состояла из 12 908 деревянных элементов, 49 650 железных болтов и 5500 железных четырехугольных обойм. Мост Кулибина не был построен, но до настоящего времени его проект для деревянного мостостроения остается непревзойденным по смелости.

В 1813 г. он составил проект моста через Неву, состоящего из трех решетчатых арок, покоящихся на четырех устоях. Он предусмотрел все детали, вплоть до защиты моста от ледохода, спроектировал разводную часть для пропуска судов. Этот замечательный проект, требовавший для своего осуществления до миллиона пудов железа, оказался непосильным для того времени.

19 февраля 1779 г. в "Санкт-Петербургских ведомостях" среди сообщений о "причастии" членов царской семьи, о пропаже золотой табакерки у дворцового капельмейстера, о продаже семи жеребцов и о прочих подобных делах было напечатано известие: "Санкт-Петербургской Академии наук механик Иван Петрович Кулибин изобрел искусство делать некоторою особою вогнутою линиею составное из многих частей зеркало, которое, когда перед ним поставится одна только свеча, производит удивительное действие, умножая свет в пятьсот раз противу обыкновенного свечного света и более, смотря по мере числа зеркальных частиц, в оногм вмещенных".

Рис. 62. Колесо 'водохода' И. П. Кулибина'
Рис. 62. Колесо 'водохода' И. П. Кулибина'

"Кулибинский фонарь", изобретенный талантливым механиком, представлял собой прожектор, дававший очень большую силу света за счет сосредоточения в необходимом направлении света, исходящего от такого слабого источника, как свеча. Академия наук одобрила это русское изобретение. Представители имущих классов начали расхватывать "кулибинские фонари", используя их для декоративных целей. Предприимчивые дельцы стали подделывать эги "фонари", изготавливая их подешевле, снижая качество и подрывая тем самым сбыт "фонарей", выполняемых мастерской Кулибина. Вместо того чтобы использовать "кулибинский фонарь", как предполагал изобретатель, для освещения зданий, предприятий, кораблей и маяков, начали с сенсации, а кончили тем, что погубили дело.

Рис. 63. Проект одноарочного моста через Неву разработанный И. П. Кулибиным в 1776 году (пролет 298 метров. - По гравюре XVIII века
Рис. 63. Проект одноарочного моста через Неву разработанный И. П. Кулибиным в 1776 году (пролет 298 метров. - По гравюре XVIII века

В царской России не сумели использовать и такое важное изобретение Кулибина, как "механическая нога", хотя Медико-Хирургическая академия признала кулибинский протез для инвалидов самым совершенным из известных в то время. Участник боев под Очаковом артиллерист Непейцыв и другие, пользовавшиеся этими протезами, могли на них "ходить смело и без трости".

Рис. 64 Семафорный телеграф И. П. Кулибина, 1794 год. - Архив П. И. Щукина. Государственный исторический музей. Москва
Рис. 64 Семафорный телеграф И. П. Кулибина, 1794 год. - Архив П. И. Щукина. Государственный исторический музей. Москва

Сохранились сведения, что Кулибин занимался разработкой новых технических средств для камских соляных промыслов. Со свойственным ему мастерством он вскрыл недостатки применявшихся в то время подъемников соляного рассола, приводимых в действие лошадьми. Он доказал, что в существовавших тогда подьемниках "...ходят лошади по крутой дороге. Ежели ходят по правой стороне круга, то передние ноги закидывают они в левую сторону, а тянут направо, задние же ноги закидывают к правой стороне, а тянут к левой, и таким наперекось неправильным ходом в сравнении с прямолинейным ходом настоящие силы употребить никак не могут. Сверх же того, кругом ходящие лошади закруживают у себя головы и слепнут, а по наклонной же площади отбивают себе ноги...". Чтобы устранить эти недостатки, Кулибин изобрел рассол опод темную машину с гигантским колесом для привода, достигавшим в диаметре двадцати метров: "на поверхности с большим диаметром вертикального колеса ходить будут лошади подобно, как с возами ходят по земле прямо, а не гак как На зазодах ходят наперекось". Он также изобрел оригинальную сеялку, которая должна была обеспечить в строго определенной последовательности посев зерна в ямки, выдавливаемые в земле тем же механизмом.

И. П. Кулибин был одним из первых новаторов, трудившихся для создания "дальнописца", или "дальноизвещающей машины", как назван телеграф в одном из первых печатных сообщений о нем, опубликованном в нашей стране в 90-х годах XVIII в.

В конце 1794 г. Кулибин создал свой образец оптического телеграфа для передачи на расстояние условных сигналов при помощи системы семафоров. Одновременно он разработал оригинальный код, то есть систему условных обозначений, передаваемых семафорами телеграфа.

Кулибин во время своего творчества, видимо, учел западноевропейский опыт, использование которого могло быть только весьма ограниченным.

Семафорный телеграф изобретен Клодом Шаппом, доложившим о своем изобретении французскому конвенту 22 марта 1792 г.

Изобретение Шаппа получило широкую огласку и стало известным в России, видимо, только через два года, когда в русских газетах появились сообщения о применении французами во время военных действий семафорного телеграфа. Русские читатели узнали, что во Франции действует линия семафорного телеграфа Париж-Лилль. Также стало известно, что 30 августа 1794 г. Лазарь Карно прочитал на заседании конвента переданную по телеграфу депешу о победе над австрийцами и взятии крепости Конде.

Сведения о новом изобретении, проникшие в Россию, сперва носили очень общий характер и совсем были недостаточны для того, чтобы на их основе можно было что-нибудь сделать на практике. По сути дела, известной стала идея, а все остальное можно было представить себе только в общих чертах. Лишь в 1795 г, в Москве был издан перевод книги: "Точное и подробное описание телеграфа или новоизобретенной дальноизвещающей машины, помощию которой в самое кратчайшее время можно доставлять и получать известия из самых отдаленнейших мест".

Ко времени выхода этой книги Кулибин уже закончил свой труд по созданию "дальноизвещающей машины". В 1795 г. его телеграф уже был сдан в Кунсткамеру в Петербурге.

В книге "Кабинет Петра Великого", содержащей "подробное историческое описание всех вообще достопамятных как естественных, так и искусственных вещей, в Кунсткамере Санктпетербургской... Академии наук сохраняющихся", имеется запись о поступлениях в Кунсткамеру:

"В 1795 г. получено: часть кружевного дерева, растущего в Америке, и при нем самое выделанное из него кружево; образец Телеграфа работы г. Кулибина; и нарочитое собрание разнородных искусственных Японских вещей".

Следовательно, Кулибин создал свой семафорный телеграф еще тогда, когда в России устройство телеграфа Шаппа было известно всего лишь в самых общих чертах. С полным правом записал Кулибин в реестре своих изобретений под номером 25: "...сыскано мною и здесь внутреннее расположение машины телеграфа, которого зделана модель и отнесена в императорскую Кунсткамеру".

Кулибин применил систему семафоров в общем подобную той, которую создал Шапп. Привод семафоров также был подобен предложенному Французским изобретагелем.

Код, то есть система условных положений семафоров для передачи сигналов, предложенная Кулибиным, представляет его оригинальное изобретение. Эту задачу он решил более удачно, чем это было выполнено и Шаппом, и продолжателем его дела Шато, работавшим в XIX в.

Сохранившиеся собственноручные чертежи и текст Кулибина показывают, что он создал оригинальную систему разбивки слов на "одинакие" и "двойные склады", или слоги. Его способ занимает среднее место между передачами буквами и целыми словами.

У Шаппа код занимал объемистый том, пользование которым отнимало много времени. Кулибин свел весь свой код к одной таблице. Скорость передачи по его способу была несравненно более велика.

Однако, несмотря на то, что Кулибин, действуя самостоятельно м умело, создал отличный семафорный телеграф, его изобретение не сумели использовать и превратили в достояние Кунсткамеры.

Часы, научные приборы, проекты мостов, водоходные суда, прожекторы, солеподъемники, протезы, "подъемные кресла" (лифты), сеялки, телеграф - все это не исчерпывает творчества Кулибина, отдавшего всю свою жизнь созидательному труду и борьбе за свои изобретения, распространению которых мешали тяжелые условия феодально-крепостнического строя.

Это творчество дорого стоило Кулибину, Его личную жизнь заполняли бесчисленные препятствия, огорчения, неприятности и лишения. Когда в 1818 г. Кулибин скончался, его вдове пришлось занимать деньги и продать стенные часы, чтобы как-нибудь похоронить замечательного механика.

Условия того времени были таковы, что Кулибина признавали больше всего как придворного иллюминатора, декоратора и изобретателя развлекательных механизмов. Его основное творчество - в области приборостроения, транспорта, строительства, освещения, сельского хозяйства - не сумели должным образом использовать. Немалое значение имело немецкое засилье в Академии. Многие из академиков-немцев распространяли вымыслы, что "из русских ни ученых, ни художников не может быть".

Всем клеветавшим и пытавшимся очернить русский народ тогда достойно ответил Александр Васильевич Суворов, о встрече которого с Кулибиным на празднике у Потемкина сохранилось сообщение:

"Как только Суворов увидел Кулибина на другом конце залы, он быстро подошел к нему, остановился в нескольких шагах, отвесил низкий поклон и сказал:

- Вашей милости!

Потом, подступив к Кулибину на шаг, поклонился еще ниже и сказал:

- Вашей чести!

Наконец, подойдя совсем к Кулибину, поклонился в пояс и прибавил:

- Вашей премудрости, мое почтение!

Затем он взял Кулибина за руку, спросил его о здоровье и, обратись ко всему собранию, проговорил:

- Помилуй бог, много ума? Он изобретет нам ковер-самолет!"

Бессмертный Суворов почтил в лице Ивана Петровича Кулибина великую мощь русского творчества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'