Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Петровские дела

"Арифметика, сиречь наука числительная", - так называется одна из первых петровских книг, напечатанная кириллицею еще в 1703 г. На титульном листе внизу, в рамке, напечатано: "Сочинися сия книга чрез труды Леонтия Магницкого".

Леонтий Филиппович Магницкий, преподаватель московской школы "математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук учения", написал свои труд, использовав "старопереводные славенские" рукописные книги, известные еще в XVIIB., а также иностранные источники. Он создал своеобразную энциклопедию первоначальных знаний по арифметике, алгебре, геометрии, тригонометрии. Основное внимание он уделил практическим приложениям математики в геодезии, астрономии, навигации, сообщив в своей книге также немало сведений, полезных для всех занимавшихся делами в области механики.

В разделе "О прикладах, потребных к гражданству" он дал способы определения высоты стен, глубины колодцев, расчеты для сооружения шатров, расчеты зубчатых колес, определение протяжения "внутреннего окружения" рвов и т. д. В числе прочих здесь имеется задача, как рассчитать "в каковых либо часах или во иных махинах некоторые колеса" так, чтобы заданному числу оборотов ведущего колеса соответствовало требующееся, число оборотов ведомого. Здесь же даны способы определения веса ядер, расхода камня на сооружение стены, расхода свинца, чтобы "пульки лить", а также многое иное. Книга Магницкого получила широкое хождение, на ней обучались поколения первой половины XVIII в. Она давала теоретическую основу для последующего освоения механики.

Петровский почин в создании печатной книги вскоре был продолжен изданием гражданским шрифтом книг, освещавших "приемы циркуля и линейки", артиллерийские, крепостные, морские дела. В некоторых из этих книг находились сведения, относящиеся к области практической механики, связанные с производством пороха, орудий и снарядов, с испытанием пушек, их действием. В книге "Новейшее основание и практика артиллерии", изданной в Москве в июле 1710 г., в числе прочих сведений, относящихся к области механики, содержится особый раздел: "Объявление подъемного орудия или инструмента". Текст сопровождается чертежом подъемника, показывающим, что при помощи этого подъемника "един человек полуканона или пушку из станка поднять и паки на станок наложить возможет, якоже в начертании в и дети возможно". Некоторые практические сведения по механике даны в книгах: "Описание артиллерии", изданной в марте 1710 г., "Учение и практика артиллерии", изданной в 1711 г., и в некоторых других. 20 февраля 1722 г. вышла в Петербурге из печати первая русская книга, посвященная специально механике: "Наука статическая, или механика". Эту книгу написал питомец Петра I Г. Г. Скорняков-Писарев. Значительное по тому времени распространение получили при Петре I рукописные книги. Широко начали использоваться и зарубежные издания. Некоторое представление о характере этих книг дает составленная в июне 1725 г. "роспись" книг, принадлежавших лично Петру I. В "росписи" значатся:

"57. Токарное художество, автора Плумира, книга письменная, русская и голландская...

68. Генрика Шмица. Книга о махинах, в Нирнберге, 1686.

69. Рамелла. Разные и художественные махины, в Париже, 1588...".

В этих названиях легко узнать классические западноевропейские труды: Agostino Ramelli, Le diverse et artificiose machine, Paris, 1588. Charles Plumier, L'art de tourner etc. Lyon, 1701. Кроме подобных книг, сведения по механике содержат такие книги, как "Архитектура" Витрувия, которой также пользовался Петр I, и другие. Помимо печатных книг имели хождение рукописные списки с иностранных изданий и их переводы, как показывают слова о "Токарном искусстве" Плюмье: "Книга письменная, русская и голландская". Труд Плюмье, следовательно, знали в рукописных переводах с французского на русский и голландский языки.

Рис. 45. Первая страница первой русской печатной книги по механике, написанной Г. Г. Скорняковым-Писаревым, 1722 г.
Рис. 45. Первая страница первой русской печатной книги по механике, написанной Г. Г. Скорняковым-Писаревым, 1722 г.

Сильной рукой открыв дорогу печатной русской и западноевропейской книге, Петр I позаботился о привлечении в страну зарубежных знатоков в области практики и теории механики. В Россию были вызваны токарные мастера Рейбиш, Шельпор и другие, машинный и фонтанный мастер Иоганн Кайзер, меховых и машинных дел мастер Конрад Кайзер, мастер по математическим инструментам Петр Виньон, мастер курантный Иоганн Ферстер, оружейный и замочный мастер Иоганн Эмейс, проволочный мастер Андреас Нитцель, ножовщик Иоганн Вагнер и многие другие. Петр I не только привлекал иностранных знатоков механического дела, но и оказывал помощь работавшим за рубежом.

24 февраля 1724 г. Петру I был поднесен экземпляр первой части "Театра машинного" Леупольда (Theatrum machinarum generale). Автор этого и последующих томов самого обширного по объему в первой половине XVIII в. классического сводного сочинения по прикладной механике смог издать свой многотомный "Машинный театр", опираясь на материальную поддержку Петра I, знавшего о Леупольде, что "мошна его слаба есть, такое пространное и драгое дело совершить". Следовательно, Петр I не только в России, но и за рубежом помогал развитию машиноведения. Он много помог мировому развитию механики, основав нашу Академию наук, по его воле ставшую местом работ величайших ученых XVIII в. в области механики - Даниила Бернулли и Леонарда Эйлера.

Академик Бильфингер в 1725 г., вскоре после открытия Академии наук, сказал:

"Кто хочет основательно научиться естественным и математическим наукам, тот отправляется в Париж, Лондон, Петербург. Там ученые мужи по всякой части и запас инструментов. Петр, сведущий в этих науках, умел собрать все, что для них необходимо".

Петр I заложил мощную основу для работы у нас зарубежных и роста собственных "ученых мужей по всякой части".

Издание первенцев русской технической книги, посылка русских для обучения за рубежи, приглашение иностранных знатоков механики и другие начинания, вплоть до создания Академии наук, эти петровские дела вызвали к жизни новое, не имевшее в прошлом места в стране, - развитие механики как науки.

Петровский вклад в развитие практической механики представлен также многочисленными новыми механизмами, введенными на новых петровских заводах. При сооружении этих механизмов заметно выделились многие из русских знатоков, в их числе тульские мастера: оружейник Никифор Пиленко, литейщик Семен Баташов, Степан Трегубов, строивший доменные печи и пушечные вертельни.

Марк Васильевич Сидоров, он же Красильников, тульский мастер кузнечного, ножевого и палашного дела, создал проект, по которому строился новый оружейный завод в Туле со всеми его вододействующими машинами. Строителем был лично Сидоров, которому помогал палашный мастер Сергей Шелашников. Вскоре после пуска завода, состоявшегося 10 января 1714 г., Марк Сидоров умер, не успев довести до конца начатую им постройку "молотового анбара для битья досок на стволы и делания стали".

Яков Батищев, числившийся солдатом Ораниенбургского батальона, продолжил и развил начатое Сидоровым. Он изобрел машину "для обтирания наружности стволов", то есть для их обработки с поверхности. Модель машины Батищева показала, что механизация обработки стволов позволяет сократить в пять раз число рабочих на этой операции: "...каждая пила должна была заменять пять человек". Батищев изобрел также машину для расковки стальных досок, идущих на изготовление стволов. В этой машине два или три молота должны были бить по одному и тому те месту, расковывая металл, помещенный на наковальне.

В январе 1715 г. успешно прошли испытания машины Батищева для обтирания стволов: "беление" ствола занимало полтора часа. Оказалось, что один отбельщик может на этой машине обработать шестнадцать стволов за день, а при ранее применявшейся ручной обработке - только два ствола за то же время и при работе со значительно большим напряжением сил.

Батищев установил машины своего изобретения в том молотовом амбаре, который не успел закончить Сидоров. Историк Тульского оружейного завода И. Гамель сообщает:

"В нижнем этаже поставил он два станка для сверления двадцати четырех стволов на каждом. В верхнем было двенадцать пильных станков, а на каждом обтиралось по двенадцати стволов вдруг пилами, в тридцать фунтов каждая: потом восмью личными пилами чистились поверхности стволов, а четырьями отделывались грани у казенного конца; внутренность чистилась четырьями смыкальными (шустовальными) пилами".

Петровские документы сохранили имена многих других русских деятелей, занимавшихся новыми делами в области механики. В их числе упоминаются представители различных направлений: от мастера оптических инструментов Ивана Беляева до крестьянина Ефима Никонова - изобретателя "потаенных" судов, т. е. подводных лодок.

В 1719 г. Никонов объявил, что он может сделать "потаенное" судно для скрытного нападения на неприятельский флот: "...сделает он к военному случаю на неприятелей угодное судно, которым на море в тихое время будет из снаряду разбивать корабли хотя б десять или двадцать и для пробы тому судну учинить образец... под потерянием своего живота, ежели будет неугодно".

В январе 1720 г. Никонов снова подтвердил, что берется сделать судно, которое сможет идти в воде "потаенно и подбити под военный корабль под самое дно".

В том же месяце за подписью генерал-адмирала Никонову дали приказ делать судно при Обер-Сарваерской конторе. Распорядились о выдаче ему необходимых материалов и о выплате ему жалованья по 10 копеек в день.

В 1724 г. на Галерном дворе в присутствии Петра I начали спуск "потаенного" судна, но во время спуска повредили дно, и испытание не состоялось.

После смерти Петра I начинание Никонова не было должным образом поддержано.

В рядах петровских механиков трудился Иван Тихонович Посошков, автор знаменитой "Книги о скудости и богатстве" и других сочинений. Он занимался изобретением монетных станков, усовершенствованием оружия.

В 1694 г. Посошков работал над моделью монетного станка, предназначенной для подношения Петру I. После указа 1700 г. о чеканке новых медных монет он принял на себя труд по созданию необходимого оборудования. По его словам, когда "состоялся указ, еже делать круглые денгн медные, то никто ни из русских людей, ни из иноземцев не сыскался такой человек, чтобы те струменты к таковому делу состроить". Документы Оружейной палаты за 1704 г. называют Посошкова "уставным денежного дела мастером". Это подтверждает слова Посошкова о том, что именно он создал оборудование для чеканки новой монеты: "И я... вступил в то дикое дело и все то денежное дело установил".

Посошков изобрел также пушечные лафеты, делавшие возможным круговой обстрел, В 1697 г. Петр I, по словам Посошкова, ознакомился с его изобрётением и поРУчил изготовить эти "рогатки огнестрельные в три ряда, а на них Устроить по эатшшой пищали, обращающейся на все стороны";

В "Книге о скудости и богатстве" И. Т. Посошков оставил нам важные свидетельства того, как боролись передовые петровские техники за то, чтобы при осуществлении новшеств опираться на русскую мысль и русский труд.

"Когда по указу 1700 г. возник вопрос о чеканке новой монеты, иноземец Юрий Фробус хотел "добыть таковых мастеров из-за моря". В дело вмешался Посошков, наладивший чеканку без помощи иноземцев и писавший впоследствии, что он тем самым "учинил пакость" иноземцам. В связи с этим Посошков писал в "Книге о скудости и богатстве" о необходимости оградить русских новаторов от нахлынувших в страну иностранцев, пытавшихся захватить преимущественное право на выгодные дела. Вспоминая о деле с монетным переделом, Посошков сказал: "И я им, иноземцам, в том аще и учинил пакость, обаче мне шкоды ни какой не было, а ныне нелзя их не опасатца, понеже их множество, и за поносное на них слово не Учинили бы мне какой пакости".

Оснований для "поносных слов" в адрес иноземцев было немало.

В присутствии Посошкова в Оружейную палату "при сиденье Алексея Александровича Курбатова" иноземный мастер принес "фузею, к которой делал он деревянное ложе гладкое, ни резей, ни костей в нем не сажено". Для изготовления гладкого деревянного ложа иноземец затратил четыре месяца, получая ежемесячно "едва не выше ли десяти рублев".

Русские мастера могли изготовить такое ложе не за четыре месяца, а за два-тря дня" с полным основанием А. А. Курбатов "вельми кричал" на иноземного мастера и говорил: "Ложа больши дву рублев не стоит, а пришло оно штидесят рублев".

Эта история с изготовлением ложа показывает, что среди приехавших иноземных мастеров было тогда распространено то отношение, о котором Посошке пишет:

"Иноземцы все не пекутца, чтобы ему поскоряе зделать, но паче о том пекутца, како бы им подоле протянуть; иноземцы все ни о чем так не пекутца, как о месячных денгах".

Посошков и другие передовые деятели, борясь против того, чтобы иноземцы "впредь для обману к нам в Русь не приезжали", считали, что русские должны напрягать все силы для того, чтобы прежде всего своими усилиями развивать промышленность и технику в своей стране.

Любовь к хитростным делам и к высокому мастерству была в петровские дни распространенной среди представителей самых разнообразных сословий, Одним из таких представителей был лично Петр I.

Замечательный артиллерист, кораблестроитель, фортификатор и знаток многих других технических дел, он очень любил заниматься различным мастерством, особенно токарным делом. Своими руками он создал замечательное произведение токарного искусства: "...прекраснейшее, из слоновой кости выработанное поникадило о 27 подсвешниках разной величины, с толиким же числом звездочек, для украшения, выточенных и над помянутыми подсвешниками укрепленных. Самые же они подсвешники вставлены в четырем разной величины, из черного дерева выработанных и в соразмерном один от другого расстояния находящихся, понихадильных кругах, из которых между двумя средними вделаны в кость четыре медали..."

Составитель описания "Кабинета Петра Великого", изданного в 1800 г., Осип Беляев рассказывает, что "некоторого знаменитого европейского двора министр" при посещении петровской Кунсткамеры в Академии наук воскликнул:

Рис. 46. Петровский токарно-копвровальный станок с механизированным суппортом, 1712 год
Рис. 46. Петровский токарно-копвровальный станок с механизированным суппортом, 1712 год

"Ежели бы поникадило сие было продажно, и если бы я в состоянии был располагать миллионами, то, чтоб иметь оное, не жалел бы несколька миллионов рублей".

На эти слова последовал "учтивым образом" ответ: "...Россия довольно имеет миллионов, поникадило ж сие только у ней одно".

Занимаясь с увлечением токарным делом, Петр I создал замечательную коллекцию токарных станков. На этих станках можно было выполнять тончайшие работы, воспроизводить в точности, со всеми деталями, целые картины баталий. На изоГтжжении одной из них надпись гласит: "Бомба росси[й]ска нашла место в Кексгольме, 1710".

Рис. 47. Токарно-копировальный станок с механизированным суппортом, изобретенный и построенный А. К. Нартовым, 1718-1729 годы
Рис. 47. Токарво-копировальный станок с механизированным суппортом, изобретенный и построенный А. К. Нартовым, 1718-1729 годы

Один из станков так описан Осипом Беляевым:

"...самой большой токарный станок, сделанный из молодого дуба и снабденный медною и стальною неизящною механизмою, простирается в вышину на 3 аршина и 2 вершка, в коем с одной стороны вставлена медная цилиндрическая фигура вышиною в 6 1/2, а в диаметре около 8 вершков, которая представляет взятие Фридрих-Штадта, с надписью Фридрих Штадт представляет торжестве Петра Первого, 1709; - а с другой находится цилиндрическая ж фигура из пальмового дерева, длиною в 3 1/2, а в диаметре в 3 вершка, то же самое изображающая, но которая не совсем еше отработана.

На одном конце сего станка сделаны великолепные три медные столпа, укрепленные на медном пиедестале, на котором с одной стороны вырезана следующая надпись: Deo adiuvanfe [богу споспешествующему]. Начало произвождения к строению махины 1718-го, решена 1729 году. Механик Андрей На ртов".

На петровских станках имеются суппорты - механические держатели режущего инструмента, заменяющие руку человека. Изобретая и сооружая подобные станки, Петр I и такие его соратники, как Андрей Нартов, работали над созданием той новой техники, которая была необходимой для перехода от ремесла и мануфактуры к крупной машинной индустрии. Ведь именно введение суппорта для производства деталей машин увенчало промышленную революцию в Англии на исходе XVIII в. Это изобретение приписывается Генри Модели, введшему суппорт, позволивший изготавливать детали машин с геометрической точностью, что было необходимым для всего последующего развития машиностроения. Генри Модели, как известно, действовал в девяностых годах XVIII в., а еще в начале этого столетия Петр I и Нартов работали на станках, на которых с геометрической точностью, и притом автоматически, воспроизводились не простые, сравнительно, очертания машинных деталей, а неизмеримо более сложные формы соответствующие художественным изображениям батальных сцен.

Заботы Петра I о развитии русской техники особенно хорошо проявились в его отношении к самому выдающемуся русскому механику первой половины XVIII в. - Андрею Константиновичу Нартову.

Еще в 1709 г., когда пятнадцатилетний Нартов работал токарем в московской школе "математических и навигацких наук" в Сухаревой башне, Петр 1 обратил на него внимание. В 1712 г. Нартова вызвали в Петербург, где он обучался токарному искусству у мастера Юрия Курносова. В дальнейшем Нартова послали за рубеж "для просмотрения токарных й других механических дел".

В 1719 г. Нартов сообщил Петру из Лондона о том, что он "здесь таких токарных мастеров, которые превзошли российских мастеров, не нашел, и чертежи машинам, которые ваше царское величество приказал здесь сделать, я мастерам казал, и оные сделать по ним не могут..."

Донесение Нартова показывает, что он занимался очень серьезными делами для развития техники в нашей стране. Он писал Петру I:

"Я многие вещи здесь нашел, которые в России ныне не находятся и о том писал я князю Б. Н. Куракину, чтобы он вашему царскому величеству о том донес и послал к нему некоторым махинам чертежи...

Я ныне... объявляю, что я здесь присмотрел:

1. Махину, которая нарезывает легким способом железные шурупы для монетных дел.

2. Махину, которая тянет свинец и надлежит по адмиралтейству...

4. Махину, что нарезывает легким способом зубцы у колес.

Рис. 48. 'Подаемная машина, которая строена в 1734-м году в Екатеринбурхе пред домною для подъему чюгуна и тяжелых припасов.' - По рукописи 1735 ода. Государственная Публичная библиотека. Ленинград
Рис. 48. 'Подаемная машина, которая строена в 1734-м году в Екатеринбурхе пред домною для подъему чюгуна и тяжелых припасов.' - По рукописи 1735 ода. Государственная Публичная библиотека. Ленинград

5. Махину, которая сверлит легким способом помповные медные трубы.

6. Махину, которая тянет серебро и золото в пласты.

7. Нашел секрет к растоплению стали, что к токарному делу принадлежит для литья патронов, понеже оные патроны суть велики, чисты и крепки..."

Рис. 49. Установка для открывания водоспуска, изобретенная в 30-х годах XVIII века на Урале. 'Новая инвенция для вынимания стойки вешняка во время большой воды, дабы оная вода убиралась и стойки к скорому ее проходу не мешали'. - По рукописи 1735 года. Государственная Публичная библиотека, Ленинград
Рис. 49. Установка для открывания водоспуска, изобретенная в 30-х годах XVIII века на Урале. 'Новая инвенция для вынимания стойки вешняка во время большой воды, дабы оная вода убиралась и стойки к скорому ее проходу не мешали'. - По рукописи 1735 года. Государственная Публичная библиотека, Ленинград

После посещения Англии Нартов побывал в Париже, где также ревностно выполнял свои задачи. Президент Парижской Академии наук Бильон писал Петру I об его питомце: "...великие успехи... он учинил в механике, наипаче же в оной части, которая касается токарного станка".

Пo возвращении из-за рубежа Нартов заведывал токарней, принадлежавшей лично Петру, сооружал новые оригинальные станки, выполнял отдельные поручения и, что особенно важно, воспитывал новых знатоков своего мастерства. Из его учеников в дальнейшем выделялись Александр Жураковский и Семен Матвеев.

После смерти Петра I, которого Нартов пережил на тридцать один год, последнему пришлось выполнить много важных дел.

В 1726 г. Нартов налаживал в Москве на Монетном дворе "передел монеты двух миллионов". Он много потрудился для развития техники монетного дела; наилучшим образом его "механическим искусством в действо произведены к монетному делу многие машины". В 1728 г. "по должности механического искусства" он занимался на Сестрорецком заводе переделом в монету "двадцати тысящей пудов красной меди". В 1733-1735 гг. он работал на Монетном дворе в Москве.

Нартов сделал много важных изобретений в военном деле; по его проектам в 1747 г, перестраивали шлюзовые ворота в доках Кронштадта" Особенно мною он поработал для развития артиллерийской техники.

Справедливо придавая основное значение обработке канала ствола артйллерийского орудия, он предлагал различные способы, чтобы получить канал должного качества: отливка сплошного тела орудия с последующим o сверлением канала, применение при формовке медной грубы для получения возможно более совершенного канала, способ заделки раковин в каналах орудий.

В 1741 г. он изобрел скорострельную батарею, состоявшую из сорока четырех мортирок, помещенных на особом горизонтальном круге, утвержденном на лафете. Мортирки объединялись в группы, дающие залцовый расходящийся огонь. В то время как одни изготавливались к выстрелу и открывали огонь, другие группы заряжались, занимая затем при помощи вращения круга место выстреливших. Угол возвышения круга получали при помощи подъемного винта, установленного в передней части орудия. Стрельба производилась трехфунтовыми гранатами.

Нартов писал о своей батарее: "А полезность в ней состоять будет; таковая, понеже против неприятельского фрунта может бросать гранаты в росширность линей".

Нартову принадлежит также изобретение способа "из пушек, мортир и мелкого ружья вне калибра большими ядрами стрелять". Снаряды, превышающие калибр орудия, помещали либо в его раструб, либо в приспособление, установленное на конце орудийного ствола. При испытаниях стрельбы дали отличные результаты. Из пушек, калибр которых рассчитан на трехфунтовый снаряд, стреляли шестифунтовыми гранатами. Из двенадцатифунтовой пушки стреляли двухпудовыми бомбами. Снаряды летели до мишеней при обычном расходе пороха.

После испытаний установили: "Такой новоизданной огненной инвенции не слыхано ни в России, ни в других государствах".

Нартову принадлежит еще много изобретений, получивших практическое применение: обработка плохо отлитых снарядов, заделка трещин в теле орудия. Он создал оригинальные инструменты для поверки орудий. Его оригинальное изобретение представляет упоминавшийся подъемный винт для получения угла возвышения, ранее достигавшегося только подкладкой клиньев.

Нартову принадлежит честь создания многих оригинальных машин: подъемника для извлечения отливок из литейных ям, машины для от резывания прибылей, для нарезки винтов, для высекания пил. Он создал оригинальную машину для обточки орудийных иапф, о которой сам писал: "...сделана мною махина, какой махины при артиллерии еще не бывало уже обточила много цапф..."

Эта машина обтачивала цапфы и быстрее, и несравненно точнее, чем это делалось вручную.

Так творил новое замечательный петровский механик, содействуя развитию русской артиллерии. Одновременно с ним работали другие русские новаторы. Капитан Бишев изобрел в середине XVIII в. оригинальные мортир каноны. Ценные изобретения осуществили в том же столетии Челокаев и другие. Особенное значение имели труды русских новаторов, создавших прославленные длинные гаубицы единороги. Это были чрезвычайно удачные пушки, увеличившие втрое дальность стрельбы для картечи. Вместе с тем единороги отличались большой маневренностью и универсальностью применения. Они продержались до того времени, когда гладкоствольная артиллерия сошла со сцены, го есть около столетия. Они были заимствованы у России и приняты в иностранных армиях.

На петровской основе еще в первой половине XVIII в. осуществили и многие другие выдающиеся творческие дела в области механики и ее практических приложений.

Рис. 50. 'Проспект, сочиненный для постройки на Чагирском руднике для сттустга с горит руды в анбар, сего 1752 году февраля месяца', Алтай. - Новосибирский областной государственный архив
Рис. 50. 'Проспект, сочиненный для постройки на Чагирском руднике для сттустга с горит руды в анбар, сего 1752 году февраля месяца', Алтай. - Новосибирский областной государственный архив

В 1726 г. в Петербург приехал профессор механики И. Г. Лейтман, приглашенный Петром I для работы в Академии наук. Он занимался усовершенствованием ранее известных и устройством новых машин. Он изготовил "пробирные весы необыкновенной точности" и много поработал для развития техники монетного дела. Он создал часы, получившие название "петербургских", изобрел первый в мире оптический прицел.

Лейтману принадлежит также выдающаяся заслуга в развитии артиллерийской науки. Нашу страну - родину нарезного оружия - он сделал родиной первых научных трудов, посвященных теории нарезного оружия. В "Комментариях" Петербургской Академии наук напечатаны труды, созданные Лейтманом на основе его опытов и последующей теоретической разработки вопроса: "О том, как в стволе данной длины правильно нарезать определенной крутизны спиральные дорожки" - 1728 год и "Замчания и опыты о некоторых редких и любопытных случаях стрельбы из нарезного оружия" - 1729 год. Это - мировые первенцы. Только через несколько лет после них появились за рубежом первые труды по теории нарезного оружия, напнсанеме Робинсом и другими.

Выдающиеся теоретические работы по механике, имевшие большое значение для развития артиллерийской науки, выполнили в XVIII в. длены Петербургской Академии наук Даниил Бернулли и Леонард Эйлер, которому принадлежит до сорока трудов, в той или иной мере связанных с внешней баллистикой.

На петровской основе появились первые статьи, посвященные специально вопросам механики и машиноведения: в 1739-1742 гг. в академических "Примечаниях к Ведомостям" печаталось "Краткое описание разных машин".

В 1738 г. вышел новый учебник механики, на титульном листе которого значилось: "Краткое руководство к познанию простых и сложных машин, сочиненное для употребления российского юношества". Эту книгу написал в Петербурге академик И. В. Крафт, перевел ее на русский язык адъюнкт Академии наук Василий Адодуров.

На этой книге воспитывались поколения в учебных заведениях Петербурга, Москвы, в горнозаводских школах Урала и в иных местах. Они могли здесь почерпнуть передовые взгляды, сказавшиеся, в частности, в том, что в книге имелся специальный раздел, посвященный новинке тюго времени - огнедействующим водоподъемникам.

Все это были первые ростки. Не много их еще было для такой огромной страны, как Россия, но не так уж и многочисленны они были тогда и в зарубежных странах. Самое главное состояло в том, что в России начались работы по развитию механики как науки. В стране появились знатоки механики нового типа, вооруженные научными знаниями, как это блестяще представлено трудами наших первых академиков. В числе выдающихся отечественных ученых-механиков были Григорий Скорняков-Писарев, Василий Адодуров. Научные знания в области механики начали становиться достоянием таких передовых деятелей, как творец оригинальных новых весов для монетного производства Петр Крекшин, строитель уральских шлифовальных мельниц Никита Бахарев, строитель олонецких пильных мельниц Иван Бармин и другие механики во главе с петровским питомцем Андреем Нартовым.

На петровской основе расцвело бессмертное творчество Михаила Васильевича Ломоносова, внесшего драгоценный вклад и в историю механики.

Рис 51. Станок для обтачивания с торца поверхностей сферических зеркал ия металлического сплава, изобретенный М. В. Ломоносовым. - По собственноручному рисунку М. В. Ломоносова в 'Химических и оптических записках', 1762-1763 годы
Рис 51. Станок для обтачивания с торца поверхностей сферических зеркал ия металлического сплава, изобретенный М. В. Ломоносовым. - По собственноручному рисунку М. В. Ломоносова в 'Химических и оптических записках', 1762-1763 годы

В рукописях Ломоносова содержится много записей, показывающих, что он занимался изучением часов и изыскивал способы создания самых точных и совершенных указателей времени. Он наметил различные конструктивные изменения в часах, писал о "прямолинейных часах", предлагал новые материалы для уменьшения трения: "...стеклы и хрусталь для избежания фрикции". Эта сторона творчества Ломоносова все еще никем не изучена, хотя она изобилует ценнейшими изобретениями.

В своей книге "Первые основания металлургий" он дал русским читателям первые печатные описания многих горнозаводских машин. Он сам своими руками создавал новые машины и вводил их в жизнь. При постройке им Усть-Рудицкой фабрики для производства цветных стекол, бисера, пронизок он не только строил ранее известные механические установки - водяные колеса, лесопильные мельницы, но изобретал новые - станки для производства бисера, стекляруса, мозаичных смальт. Он занич мался проектированием коленчатых валов для фонтанов на Неве, изобретал и вводил в жизнь оригинальные инструменты и механические приборы для испытаний материалов, создавал оригинальные лобовые и иные токарные станки. Он изобрел геликоптер и телескоп для ночных наблюдений на земной поверхности - "ночегляд".

Новая основа, выкованная русским народом за годы от времен Петра I до дней Ломоносова, оказалась достаточной для совершенна в России в XVIII в. одного из самых выдающихся технических изобретений, осуществленного великим русским механиком Иваном Ивановичем; Ползуновым.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'