Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВОЛОКОВЫЕ ИМЕНА

Названия таких городов, как Волоколамск в Московской области, Вышний Волочок в Калининской и Волок в Ленинградской областях, так же как названия селений Переволоки на Самарской луке, Перевоза в Башкирии и в Иркутской области, Тазовского Волока на севере Сибири содержат в себе один и тот же смысл.

Все они произошли от глаголов - волочить, переволакивать, перевозить.

Первый из названных городов можно было бы называть более точно: «Волок на реке Ламе». Город возник там, где в древности перетаскивали или волочили посуху суда из одной реки в другую (Позже город был перенесен на другое место, но название его сохранилось. ). Этим же занимались и в Вышнем Волочке, и в Волоке, и всюду, где природные условия вынуждали людей преодолевать сухие перешейки между реками, текущими в разных направлениях.

Имя Вышнего Волочка заставляет нас сразу же предположить, что должен существовать также либо Нижний Волочок, либо просто Волочок, иначе откуда же взяться Вышнему Волочку? Но на сегодняшних картах такого населенного пункта нет. А на старых чертежах мы его найдем: селение Нижний Волочок в свое время стояло неподалеку от Боровичей.

Знаменитый путь «из варяг в греки» - из Скандинавии в Византию - начинался у Финского залива. Отсюда по короткой, но многоводной Неве суда входили в озеро Нево (Ладожское), шли вверх по реке Волхову до озера Ильмень, пересекали его и двигались против течения реки Ловать. Достигнув верховий Даугавы (Западной Двины), люди переволакивали суда в Даугаву; пройдя по ней до устья Каспли, входили в речку, шли против течения и, приблизившись к верховьям Днепра, перетаскивали суда в Днепр. Тут начинался более легкий путь - вниз по течению, хотя в среднем течении Днепра надо было еще преодолеть страшные пороги - скалистые преграды, стремнины, водовороты, перекаты, отмели, подводные камни с устрашающими названиями (вы познакомитесь с ними в главе «Новые лоции»). За порогами открывалась спокойная дорога по реке, а затем по морю, где не было уже ни мелей, ни волоков, ни перекатов. Но здесь-то и начиналась самая опасная часть дороги, так как плоскодонным судам нелегко было справиться с морской стихией.

Путь 'из варяг в греки'
Путь 'из варяг в греки'

Волок на пути «из варяг в греки» назывался Смоленским потому, что суда, перетащенные из Западной Двины, входили в Днепр у города Смоленска. А между этими реками лежало немалое расстояние - более тридцати километров!

Имя Смоленска, одного из древнейших городов нашей страны, происходит от рода занятий его первых жителей. Прежние названия города - «Смольнск», «Смольнеск», «Смоленьск». Здесь конопатили и смолили суда, прошедшие нелегкую дорогу по рекам и тряским волокам от Балтики и которым предстоял еще долгий путь до Черного моря. Смолу для этих работ добывали местные смолокуры в лесах, окружавших Смоленск.

Существовало еще много волоков. Был знаменитый в свое время и Донской волок, между Волгой и Доном, там, где реки близко подходили друг к другу. Его обычно именовали Переволоком, и расстояние между реками, которое приходилось преодолевать, равнялось восьмидесяти километрам.

В старину Волоколамск (или Волок Дамский) назывался просто Волоком. Иностранцы из всех русских волоков лучше всего знали именно этот. Воскресенская летопись устанавливает, что Волок существовал уже в 1137 году.

Именно волоки на перешейках и послужили причиной появления многих населенных пунктов, жители которых в основном занимались волоковым промыслом: они волочили тяжелые суда с товарами, используя для этого разные приспособления - валки, катки, рычаги, вороты, салазки. Порой прибегали и к тягловой силе - лошадям. А иногда через перешеек переволакивалось не судно, а только грузы. Купцам-корабельщикам во всех случаях приходилось обращаться к помощи обитателей волоков, перевозов или переносов. Товары перетаскивались в особых коробах - повозках, называемых волочугами. Их можно было видеть еще в первые десятилетия нашего века при переправе с Пезы на Цильму - из бассейна Печоры в бассейн Мезени.

Вот почему с незапамятных времен русских людей не оставляла мысль сделать на местах волоков специальные прокопы - каналы. Еще в XIII веке князь Глеб Василькович приказал спрямить каналом крутую излучину на реке Сухоне и построил канал от реки Вологды. Царь Петр Первый, понимая, какое жизненно важное значение имеет для страны состояние ее водных путей, мечтал о каналах, которые связали бы Белое море с Балтийским, а Каспийское - с Черным, и говорил о том, что хорошо было бы сесть в лодку под стенами Московского Кремля и высадиться на набережной Невы.

Он не только мечтал, но и старался осуществить свои мечты: одновременно со строительством Санкт-Питербурха началось сооружение Вышневолоцкой системы, которая должна была связать Балтику с Волгой. Шесть лет спустя по новому водному пути двинулись баржи с камнем, лесом, песком и металлом для новой столицы России, поднимавшейся на Неве. При Петре начали строить и обходный канал вдоль берегов Ладоги - от устья Волхова до истоков Невы. При Петре же наметили трассу будущей Мариинской системы, составили проекты Беломорско-Балтийского канала и судоходного пути между Москвой-рекой и Волгой...

Особенно заботил Петра Первого канал между Волгой и Доном, но от попыток соединить Дон с Волгой не осталось ничего, кроме большой земляной насыпи у реки Иловли - следа больших работ, затеянных Петром Первым. На этом месте выросло селение Петров Вал. Впоследствии оно стало крупным железнодорожным узлом, откуда ведут дороги к югу - на Волгоград, к северо-западу - на Балашов - Тамбов - Москву, на север - к Саратову, на восток - к берегу Волги, где в устье Камышинки стоит город Камышин.

Название реки и города (прежде села Камышинки) произошло от камышей, которые в изобилии росли в этих местах. Напротив села, на правом берегу реки, в год начала строительства волго-донского «прокопа» была заложена крепостца Петровская, и вокруг нее выросло небольшое селение. Когда работы на «прокопе» прекратились, крепостца была оставлена, жителей правого берега переселили на левый берег, в село Камышинку, переименовав его в город Дмитриевск. Но, после того как беднейшее население города примкнуло к отрядам Пугачева, Дмитриевск был снова переименован - ему вернули прежнее имя, Камышин, чтобы вытравить в народе память о Дмитриевских «бунтовщиках». Сохранять такую память особенно на Волге, по мнению екатерининских сановников, было небезопасно.

Постоянную опасность представляла и Самарская лука, где находился, пожалуй, самый знаменитый волок на Руси, близ небольшого селения Переволоки.

Название Самарской луки объясняет рисунок-чертеж этого участка Волги. Река в своем течении вынуждена огибать Жигулевские горы, начинающиеся на севере Караульным бугром. На этой высокой точке стоял некогда государев сторожевой пост, следивший за передвижением заволжских кочевников и идущими по Волге судами. За Караульным бугром поднималась над рекой гора Кабацкая, за нею гора Лепешка, потом Девичий курган, Молодецкий курган... Длинной вереницей тянутся по правому берегу Волги зеленые шапки курганов.

Самарская лука
Самарская лука

Дозорные на Караульном бугре не спускали глаз с реки, потому что здесь, у Жигулей, с незапамятных времен шел разбой. «Разбойнички», как ласково называло удалых молодцов местное население, скрывались в долине легендарной речки Уса, впадающей в Волгу у горы Лепешка. У них тоже были свои дозоры, наблюдавшие за богатыми купеческими караванами. Как только барка, груженная товаром, приближалась к разбойничьей засаде, раздавался оглушительный свист: измученнее бурлаки, тащившие барку, тут же бросали лямки и немедля ложились на землю. Вслед за этим слышался резкий крик: «Сарынь, на кичку!», и вся «сарынь», то есть артель или ватага, сопровождавшая барку, выскакивала на палубу и, добежав до кички (носовой части барки), бросалась лицом вниз. Разбойники на легких лодках подъезжали к барке, и в мертвой тишине начинался грабеж.

Царские караульщики, а позже и полиция были бессильны в борьбе с разбойниками, потому что их атаманы пользовались в народе большой популярностью, а сами разбойники вербовались из бывших крепостных, бежавших от помещиков, работного люда, спасавшегося от каторжного труда на заводах, солдат, не вынесших издевательств дворян-офицеров.

Стророжевой пост на Волге
Стророжевой пост на Волге

На рисунке (стр. 86) видна излучина, по очертанию напоминающая туго натянутый лук или же высокую луку казачьего седла. Основанием Самарской луки, или тетивой лука, можно считать реку Усу и селение Переволоки у невысокого перевала, отделяющего Усу от Волги.

Добрые молодцы удалые разбойнички учли это географическое обстоятельство: получив выкуп с хозяев судна, огибавшего Самарскую луку, они переволакивали свои легкие лодки через невысокий перевал, спускались по Усе и вновь встречали барку грозным окриком «Сарынь, на кичку!». Не мудрено, что купцы шалели от неожиданности, а кто был суеверен, тот считал разбойников оборотнями. Ведь в те времена в недоступные разбойничьи Жигули чужие люди не проникали. Холмы и горы Самарской луки были покрыты непроходимыми лесами, и удалым молодцам ничего не стоило в пять раз быстрее баржи, идущей на бечеве против течения, спуститься по Усе и свалиться купцам как снег на голову - длина водного пути вокруг Самарской луки превышает сто пятьдесят километров, а ширина перешейка не достигает и тридцати.

Волоки существовали не только в Европейской части страны, но и за Уралом. Именно благодаря большому волоковому опыту русские землепроходцы сумели так стремительно пройти через всю великую Сибирь, что это доныне служит предметом удивления и восхищения виднейших географов мира.

В наше время, когда мы располагаем подробными картами Сибири и подлинными документами землепроходцев, когда мы знаем, какими техническими возможностями они располагали в своих путешествиях «встреч солнцу», нам остается лишь с гордостью присоединить наше восхищение к единодушному голосу крупнейших ученых.

Неудивительно, что всех поражала быстрота, с какой Россия двигалась на восток. Поглядев на карты полушарий, сравните протяженность Североамериканского материка с востока на запад и протяженность Азиатского материка с запада на восток. Даже на глаз легко определить, что расстояние от Атлантического побережья Америки до берегов Тихого океана почти втрое меньше, чем от Уральского хребта до мыса Дежнева или оконечности Камчатки. Но, «в то время как в Северной Америке европейцы даже и после трех с половиной веков, прошедших со дня высадки Христофора Колумба, все еще не достигли окраины страны, русским понадобилось всего лишь полстолетия, чтобы преодолеть огромные пространства от Оби до Тихого океана». Так писал европейский географ Оскар Пешель.

Вам уже знаком путь «из варяг в греки», то есть с севера на юг. Познакомьтесь же с дорогами на восток, по которым шли некогда наши славные землепроходцы.

На рисунке, помещенном на страницах 90 - 91, вы видите, как пунктирные линии пересекают кое-где безводные пространства - перешейки - между реками, по которым двигались утлые ладьи первооткрывателей Сибири. На этих сухих, болотистых или поросших дремучей тайгой водоразделах и устраивали землепроходцы свои волоки.

Дороги на восток, по которым шли землепроходцы
Дороги на восток, по которым шли землепроходцы

Каких гигантских усилий требовала такая работа! Нужно было, вытащив ладью на берег, волочить ее на катках, сделанных тут же, на месте, из срубленных деревьев, нужно было с топором в руках прокладывать дорогу ладье сквозь густые дебри. И это делалось не в своей, а в неведомой стране, где путешественников на каждом шагу подстерегала опасность.

Землепроходцы, петляя по извилистым руслам сибирских рек, перетаскивали свои ладьи через наспех устроенные волоки и, охраняя на привалах друг друга от нападения туземцев, думали о том, что скоро придется кое-где спрямить реки, укоротить дорогу на восток, заменить волоки удобными прокопами - каналами, поставить крепостцы и верфи.

И на местах волоков вырастали укрепленные селения - острожки, как называлось место, огороженное острыми кольями, или заимки-острожки - укрепленные дворы, а затем, если место было выбрано удачно, тут поднимался город.

До прихода русских в Сибирь здесь было очень мало городов, и названия населенных пунктов, существующие сейчас на географических картах, в основном создавались русскими людьми.

Одним из немногих городов был город Сибирь, стоявший некогда неподалеку от того места, где впоследствии поднялся Тобольск. Город Сибирь, основанный в начале XVI века ногайским ханом Маметом на высоком берегу Иртыша, считался неприступным. До взятия города казаками Ермака здесь жили сибирские цари Едигер и Кучум. А после основания Тобольска на притоке Иртыша, Тоболе, город, в котором еще продолжали жить татары, запустел и стал разрушаться. Этому помогала и река, подмывавшая высокий берег. В конце прошлого века на месте города Сибири лежали только бесформенные груды камней...

Вот эти самые места, расположенные на Иртыше, неподалеку от впадения его в могучую Обь, и назывались в древности Сибирью. Отсюда получила название огромная страна, простирающаяся от Каменного пояса, как называли в древности Уральские горы, до Тихого океана.

Первые русские поселения и города в этой стране основывались либо на старых волоках, то есть на междуречьях, либо на берегах самих рек. Закладывая новые города, русские патриоты меньше всего задумывались о возможности увековечить себя в названиях новых географических пунктов и еще меньше о том, чтобы польстить своему начальству, назвав какую-нибудь гору или болото именем приказного дьяка, боярина или даже царя. Вот почему большую часть сибирских городов они назвали именами рек, на которых стоят эти города: город Тюмень - на Тюмени, Лозьвинский острог - на Лозьве, Пелым - на Пелыме, Тара - на Таре, Сургут - на Сургуте, (Обдорск Сейчас Обдорск носит другое название - Салехард, что по-ненецки значит «мыс-город». Салехард - центр Ямало-Ненецкого национального округа. )- в Обской губе, Енисейск - на Енисее.

А если среди огромного списка «речных» городов вам встретятся Березов, Кузнецк, Якутск или им подобные, то происхождение названия Березов вам уже известно, название Кузнецк закрепилось за этим местом потому, что здесь издревле жили кузнецы, а Якутск был назван так потому, что этот город был поставлен в самом центре земли, населенной якутами.

Только нескольким безымянным притокам Колымы русские дали имена. Среди них была и река Ясачная, названная так потому, что на ее берегах собирался ясак: подать «мягкой рухлядью» - пушниной или мехами.

Но имена замечательных землепроходцев до сих пор еще слабо отражены в топонимике Сибири.

Имя казака Дежнева было присвоено крайнему восточному мысу Азиатского материка только в 1898 году, хотя смелый казак открыл пролив из Ледовитого океана в Тихий за двести пятьдесят лет до этого.

Именем землепроходца Хабарова назван один из крупнейших дальневосточных городов на Амуре, а имя и отчество Хабарова дали железнодорожной станции на Великой Сибирской магистрали, и тот, кто впервые едет по этой дороге, с удивлением читает странное название станции: «Ерофей Павлович».

Но ведь не только Дежнев и Хабаров открывали эту страну. Многим, вероятно, известны имена землепроходцев Василия Пояркова, Владимира Атласова, Михаила Стадухина, Ивана Москвитина - того европейца, который первым пришел с далекого запада на берег Великого океана и увидел Охотское море.

Но слышали ли вы когда-нибудь о таких именах, как Василий Бугор, Кондратий Курочкин, Семен Мотора, Елисей Буза, Иван Ерастов, Юрий Селиверстов, Ивашка Ребров, Курбат Иванов, Никита Семенов, Дмитрий Колуга, Тимофей Булдаков, Григорий Истома, Федор Алексеев, Семен Сорокоумов, Иван Нагиба?.. А это лишь немногие из сотен отважных русских людей, пробившихся на восток по тяжким волокам, сквозь лесные дебри и полярные льды. И знает о них до сих пор, увы, только очень узкий круг специалистов - историков и географов, хотя именно эти отважные люди своим трудом и ценою своей жизни положили начало освоению величайшей в мире страны - Сибири.

Их имен вы не найдете на географических картах.

Даже имя знаменитого казачьего атамана Ермака Тимофеевича, прославленного в народном эпосе и в русской исторической литературе, не нашло достойного отражения в топонимии Сибири. Именем Ермака назван только один населенный пункт в Северном Казахстане - на реке Иртыш, близ города Павлодара.

Народ, умеющий хранить память о достойных людях, все же назвал в честь Ермака несколько географических пунктов, но из-за своей незначительности их обычно не помещают на картах.

Ермаковым волоком назвали перешеек, по которому казаки Ермака тащили свои струги из реки Серебряной Камского бассейна в реку Жеравлю бассейна Оби. Ермаковым городищем названо было урочище на реке Тагиле, где, по преданию, Ермак построил сильное укрепление. Ермак-Камень называется береговая скала над рекой Чусовой. В пещерах этой высокой скалы, сложенной из известняка, Ермак, по преданию, зимовал со своей дружиной. Ермаковой перекопью называют канал, якобы прорытый Ермаком для сокращения пути в изгибе Иртыша через озеро Табай. Изгиб этот известен под названием Вагайской луки. Ермак знал об этом сокращенном пути и, очевидно, воспользовался им, но вряд ли немногочисленный отряд казаков мог решиться на строительство такого канала (по-видимому, Вагайская лука была естественной протокой, улучшенной в свое время местным татарским населением). А неподалеку от этой луки есть Ермакова заводь - небольшой залив, образованный рекой Иртыш, близ Вагая, где и окончил свою жизнь Ермак Тимофеевич.

Слово «волок» имеет не одно, а несколько значений. В старину волоком называли след, оставленный волокушей, тяжелой бороной, и волок означал границу в лесистых местностях верхнего Поволжья, Приднепровья и Подвинья. Волоком называлась мера земли (около двадцати десятин; десятина = 1,092 гектара), а также отдельные лесные области или урочища. Лесной массив по реке Илети, впадающей в Волгу, с севера несколько выше Казани, называется Илецким волоком. По лесным урочищам названы многие селения, города и озера, лежащие в пределах того или иного волока. На большом пространстве от верховьев Западной Двины, Днепра и Волги до Северной Двины мы встречаем два Волочка, Волоковое, Волочки, Волоку и др., в бассейне Северной Двины - Подволочье и Волочки.

Словом «волок» называли глухой, дремучий и преимущественно непроезжий сосновый лес, в котором уже велась рубка и из которого с помощью особых приспособлений - волоков - выволакивались тяжелые бревна. В эти волоки запрягались лошади, и выволакивание бревен к сплавным рекам было необычайно трудным и хлопотным занятием. От этого слова «волок» и произошло знаменитое на Руси слово «волокита».

А «переволокой» в старину называли гужевой путь, проложенный через дремучий лес.

В Сибири и на Европейском севере слово «волок» обозначает санный путь, если он идет по замерзшим рекам и озерам; в Ярославской области - пойму и низменные берега рек; на Рязанщине - пологую горку, склон, откос.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

самые безопасные авиалинии россии




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'