Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И КИБЕРНЕТИКА

В. Д. ПЕКЕЛИС

Сегодня трудно найти область человеческой деятельности, куда бы не проникла кибернетика. Но некоторые области ее проникновения весьма неожиданны. Неожиданное в том, что кибернетика пытается своими методами познать человеческие отношения и в их реальности, и в абстракции, как между отдельными людьми, так и между общественными группами. Факторы морально-этические, которые не записывались ни числом, ни цифрой, в виде кодовых знаков попали в электронно-вычислительные машины.

А надо ли решать такие проблемы с помощью кибернетики? Надо. Современный уровень точности анализа в общественных науках и связанная с этой точностью возможность предсказывать развитие социальных явлений далеко не удовлетворительны. Здесь сказывается и сложность явлений жизни, трудность учета субъективного в общественном и многообразие случайностей, и, конечно, недостаточное развитие новейших методов научного исследования.

Прошлое перед судом машин?

Сто тридцать лет были безуспешными попытки прочитать рукописи майя. Советский ученый Кнорозов тщательно изучил тексты и высказал гипотезу: загадочная письменность - иероглифическая. Но как прочитать ее? За дело взялись кибернетики. Соединив умение человека и быстроту машины, они создали комбинированный способ расшифровки. По программам для подбора и поиска нужных слов машина проделала миллиарды вычислений. Это позволило прочитать канонические тексты мадридской и дрезденской рукописей майя. Мы узнали их астрономические и астрологические таблицы, описание брачных обрядов, ремесел, мифы о всемирном потопе и богах, которым поклонялись майя. С помощью машины менее чем за год прочитали половину всех найденных текстов, в то время как раньше сотни ученых за 10 лет расшифровывали только один знак...

На весь мир славятся ювелирные изделия жителей аула Кубачи в Дагестане. Мастерство не раз спасало их от порабощения. Бесценными украшениями, утварью, оружием откупались кубачинцы от завоевателей. Легенда связывает происхождение этого центра искусства с далекой Францией, переселенцами из которой, по преданию, был основан аул. Действительно, некоторые элементы местного языка напоминают французский. Ученые решили проверить достоверность легенды. Разработали специальную математическую модель и с помощью электронной вычислительной машины установили, что легенда не соответствует действительности. Математический анализ показал: искусство кубачинцев родилось в горах Дагестана примерно в III в. нашей эры...

Нумизматы составили большие каталоги древних монет, найденных в Северном Причерноморье. В них записаны места находок, места чеканки, металл, из которого сделаны монеты, курс хождения и другие разнообразные сведения. Человек не в силах правильно систематизировать эти горы материала, чтобы сделать историко-экономические выводы. Обработка его на вычислительных машинах дает возможность построить историческую теорию, основанную на «нумизматических» данных, торговых и культурных связей этого района древнего мира, его политической экономии...

В распоряжении историков сейчас имеется множество сведений о первоначальном заселении Америки. Здесь не только исторические факты, но и материалы, представленные антропологией, палеографией, этнографией, языкознанием и другими науками. Вычислительные машины помогают рассортировать этот океан сведений, найти и сопоставить в нем отдельные, наиболее значительные детали, которые позволят перейти от зыбких гипотез к реальной картине действительности. Так, благодаря машинам снята проблема точной классификации миллионов разрозненных фактов информации для научных выводов.

Можно ли, строго говоря, назвать эти примеры машинным изучением истории? Безусловно, нет. Перед нами лишь применение электронных быстродействующих машин для решения каких-либо - всегда отдельных, всегда четко ограниченных - задач. Здесь машина использована точно по прямой своей «специальности»- способности к быстрой, весьма абстрактной манипуляции с большим числом данных, перед которыми человек пасует, чувствует себя безоружным.

Когда же речь заходит «о прошлом перед судом машин», имеется в виду несколько иное: сам предмет науки - история, исторический процесс. И это куда более сложная, более трудная проблема.

Что значит подойти к истории с позиций кибернетики? Это значит в той мере, в какой это возможно (и нужно!), формализовать историю, т.е. довести исторический анализ до конкретных программ, доступных для машинной реализации. Но именно в этой конкретности вся сложность задачи. История - наука, от которой не приходится ждать математической строгости, наука о беспрерывном процессе. Все, что происходит в жизни сегодня, уже факт истории.

Несмотря на почтенный возраст исторической науки, несмотря на ее гигантский «багаж», много еще фактов и событий неизвестно историкам. Если бы история была такой цепью событий, где в целости каждое звено! Нет, к сожалению. Цепь разорвана - и во многих местах. Далее, историку недоступен эксперимент. Но ведь сегодня историк может моделировать отдельные фрагменты исторического процесса. Может на моделях проверять гипотезы - предположения о подлинном ходе событий, даваемых ему историческим описанием, этим «посредником» между прошлым и настоящим.

Обычная картина для историка - одно и то же событие описано в нескольких источниках и в каждом по-своему. И часто они не соответствуют друг другу.

Наконец, еще одна трудность применения кибернетики, в истории - ее нравственное содержание.

Трудность, причем достаточно принципиального рода, в применении кибернетики и математики к исторической науке видел уже Н. Винер. Он писал, что «в общественных науках мы имеем дело с короткими статистическими рядами и не можем быть уверены, что значительная часть наблюдаемого нами не создана нами самими... Мы слишком хорошо настроены на объекты нашего исследования, чтобы представлять из себя хорошие зонды. Короче говоря, будут ли наши исследования в общественных науках статическими или динамическими - а они должны быть и теми и другими - они могут иметь точность лишь до очень небольшого числя десятичных знаков и в конечном итоге никогда не доставят нам такого количества значащей информации, которое было бы сравнимо с тем, что мы привыкли ожидать в естественных науках. Мы не можем позволить себе пренебрегать социальными науками, но не должны строить преувеличенных надежд на их возможности. Нравится ли это нам или нет, но многое мы должны предоставить «ненаучному», повествовательному методу профессионального историка».

И тем не менее применение кибернетики и математики в историческом анализе в определенных рамках и возможно, и необходимо.

«Рассуди, машина!»

Так озаглавил свою статью профессор В. Кудрявцев, один из ведущих специалистов по применению кибернетики в юриспруденции. Заголовок не оставляет сомнения в намерениях автора. Действительно, он пишет: «... Мы хотим, чтобы справедливость, гуманность, неотвратимость, истина и все прочие юридические категории стали столь же точными, основывались бы на таких же бесспорных данных, как это имеет место в категориях математики, физики, химии...»

Право - это область, которая тоже занимается управлением, организованным регулированием поведения людей. И кибернетика - наука об управлении, о регулировании и саморегулировании, правда сложных динамических систем. Вполне естественно, что юристы стремятся к тому, чтобы максимально повысить эффективность, надежность регулирования, которым они занимаются. В юридической практике, как нигде больше, нужны четкость, научная обоснованность решений, и именно здесь оказываются полезными кибернетические методы.

Вот мнение академика А. И. Берга: «Если учесть, что юридические науки изучают поступки и действия, совершенные человеком, общающимся с огромным количеством других людей в самой разнообразной обстановке, что изучаются действия, вызываемые определенными причинами, то следует признать, что имеются все основания применять здесь науку, базирующуюся на изучении массовых, вероятностных явлений и закономерностей».

Непосвященный не знает, что правовых норм - законов, постановлений, актов, действующих в данный момент на территории нашей страны,- бесчисленное множество. Ни один юрист не в состоянии назвать точную цифру. Как же упорядочить это сложное «хозяйство»? Как обеспечить его непротиворечивость и внутреннюю стройность?

В. Кудрявцев отсылает нас к работе группы юристов и математиков под руководством профессора Керимова. Они подвергли правовые системы строгому логическому анализу с помощью электронно-вычислительной машины. Они сравнили все постановления по одному из правовых вопросов, содержащихся в различных законах, выявили все противоречия, упростили изложение. Стало ясно - словесные юридические описания можно плотно «упаковать» в экономный, не знающий повторений и двусмысленностей «математический код». А это уже позволяет реально заняться созданием справочно-информационной службы в области права.

Как нужна такая служба! Люди, далекие от юриспруденции, не очень-то хорошо знают кодексы законов. Они не читают их, как газету, не раскрывают их в свободное время вместо романа или томика стихов. А представьте себе, как было бы хорошо поднять телефонную трубку и через несколько секунд получить юридическую справку: какие есть законы, что они предписывают, какие есть ограничения, а главное - какие есть дозволения.

Но ведь от справочно-информационной службы до «рассуди, машина!» расстояние огромное. А что может сделать кибернетика непосредственно в самой правовой науке, в законодательстве, в судопроизводстве?

Полной ясности в этом вопросе нет. Здесь мы, как в исторической науке, сталкиваемся со сложными проблемами. Машина «знает» формальную логику, разбирается в абстрактных категориях. Но юридическая наука всегда сопоставляет абстрактное с живой реальностью, с содержанием самого факта или явления. Поэтому в каждом конкретном случае возникает множество связей и оттенков. И перед их «субъективной бесконечностью» бессильна формальная логика.

Посмотрите, что получается. Можно обозначить символами судебное решение об удовлетворении, допустим, иска о разводе и предусмотренные законом предпосылки для такого решения. Различные комбинации символов будут соответствовать жизненным ситуациям, тем более что статистика подтверждает определенную повторяемость в причинах разводов. Например, в Чехословакии в 1960 г. из более чем 15 тыс. бракоразводных процессов три четверти составляли те, когда виновной стороной были мужья и вызывались пьянством, неверностью или уходом к другой женщине. А при виновности жен главным поводом более чем в половине случаев была одна-единственная причина - неверность.

Однако все в этих сложных жизненных коллизиях основано на формальной схожести. А в жизни, например, неверность имеет столько различных нюансов, что иной раз ее даже нельзя классифицировать как неверность. Конечно, все это пока недоступно машине.

Судопроизводство, как известно, состоит из судебного разбирательства и вынесения решения. Машина, по всей вероятности, сможет помочь судье привести в систему результаты дознания, сопоставить отдельные показания, логически проанализировать их, выявить возможные противоречия или недостаточность доказательств. Этим она значительно ускорит, уточнит и облегчит судейскую работу.

Но это всего лишь облегчение судейской работы, которая подводит к применению правовой нормы. А от этой нормы зависит принятое решение. Иными словами, судьба человека. Попробовал ли кто-нибудь запрограммировать норму права? Не для того, чтобы следовать модному увлечению кибернетикой, а для того, чтобы под кибернетическим углом зрения детально, во всех подробностях проследить путь формирования вывода судьи, раскрыть самый механизм оценки доказательств и всю «сложную материю» судейского доказательства изложить языком логики.

На суд людской... (ЭВМ и брак)

Весной 1964 г., когда я был за границей, мне попалась в руки газета, на последней странице которой я прочел... брачные объявления:

«20-летняя девушка хотела бы познакомиться с серьезными намерениями с хорошим молодым человеком».

«26-летний вдовец хотел бы найти бездетную жену».

«Молодой мужчина с ребенком хотел бы найти сыну хорошую мать».

Объявлений было много, разных. Я был очень удивлен. Такое в наше время!

Но не будем, однако, спешить с выводами. Давайте непредвзято посмотрим, как в действительности обстоит дело.

Известно, что на Западе брачные объявления - дело привычное. Теперь же для знакомства с целью вступления в брак применяются вычислительные машины, своего рода «электронные свахи». Желающие вступить в брак заполняют подробную анкету (возраст, образование, вкусы, привычки, цвет глаз и т. д., материальное положение), высказывают пожелания в отношении будущего супруга. Перфокарту с этими сведениями закладывают в электронную машину, которая занимается подыскиванием супруга или супруги. Иногда ей сообщают и сведения, полученные с помощью, например, энцефалографа или других приборов.

В среднем перфокарта содержит около 80 вопросов. Подыскать ответы на них нелегко. Ведь надо произвести колоссальный перебор, чтобы подыскать оптимальный вариант. Брачное посредничество для электронной машины - дело хлопотливое и нелегкое. Недаром машина ИБМ-1410 в Цюрихе за три года «создала» всего 50 семей. Правда, подготовила браки - дала рекомендации - свыше чем для 1000 мужчин и 1600 женщин.

Студенты Гарвардского университета приспособили для знакомства «электронную советчицу». Заметьте: советчицу, а не брачную машину! За первые 9 месяцев работы она получила 90 тыс. запросов от учащихся со всей Америки. Сообщив машине свои данные и описав свои «требования», вы через некоторое время получаете пять имен с адресами для знакомств. При этом молодые люди не всегда влюбляются друг в друга. «Мы отнюдь не пытаемся создать какой-то эрзац любви,- говорят те, кто работает с «электронной советчицей»,- мы просто хотим сделать любовь более полноценной. Мы обеспечиваем все, кроме, разумеется, любовной искорки». Решение принимает человек, руководствуясь своими чувствами, но учитывая информацию, полученную от машины. Машина отнюдь не заставляет жениться; она только помогает знакомству, знакомству на основе большой информации друг о друге.

Мне особенно хотелось бы подчеркнуть, что машина свои рекомендации выносит на суд людей. Им - людям, а не ей - машине - дано последнее слово.

Важно заметить, что таким образом может снизиться элемент случайности и непродуманности встреч и союзов. Совет машины как бы заранее готовит людей к контакту; машина устанавливает своеобразное заочное узнавание. Я бы сказал даже так: в обращении к машине, в ожидании ее совета, во всем этом не таком уж быстром процессе есть значительный элемент психологической подготовки к браку.

Любопытно, что в Чехословакии имеется «Служба знакомства для тех, кто хочет вступить в брак». У этой службы не так уж мало работы. В стране женщин на 140 тыс. больше, чем мужчин. В стране почти миллион вдов. В Праге, например, на шесть вдов приходился один вдовец, а на трех разведенных женщин один разведенный мужчина. Среди одиноких не только разведенные и холостяки, но и много молодых девушек.

Все они, если не все, то подавляющее большинство, хотят найти спутника жизни. Общественное мнение не очень-то пока одобряет знакомство с помощью объявлений или, машин. Но, по мнению чехословацких журналистов, все дело во времени - непривычно, хотя к «службе знакомства» обращаются тысячи и тысячи людей. Только пражское бюро за 3 года зарегистрировало 300 «машинных» свадеб. Самой молодой клиентке - 18 лет, самой старшей - 81 год.

А не напрашивается ли из всего сказанного вывод: рекомендации электронной машины все-таки облегчают поиски будущего супруга, указывают верное направление, ликвидируя много преград на пути к знакомству? Тем более что установлено: лица, вступившие в брак с помощью вычислительной машины, почти никогда не разводятся!

Вот поэтому-то и стоит во всем досконально разобраться.

Обратимся к некоторым данным по Советскому Союзу. Заставим голую статистику нарисовать для нас хотя бы приближенную картину брака и; семьи. По некоторым данным в 1961 г. у нас было около 30 млн. холостых мужчин в возрасте от 18 до 60 лет и 35 млн. незамужних женщин. Немало, даже очень много. Можно этих людей условно принять за потенциально желающих вступить в брак. Теоретически можно допустить, что каждый 60-летний холостяк, решивший, наконец, создать семью, должен в поисках оптимальной пары «перебрать» 35 млн. незамужних женщин! Труд не из легких. А практически?

Где можно познакомиться? Статистика отвечает точно. Из числа опрошенных 27,2% знакомятся в местах проведения досуга, 21%-на работе, 9% знакомы с детства, 5,7% знакомятся на домашних вечеринках, 5,2% - в местах летнего отдыха, а дальше идут незначительные проценты знакомства через родственников, в общежитии, в трамвае, на улице, в самых различных местах.

Как видим, для эффективного знакомства выбор неширок. Почти половина знакомств - на работе и «в местах проведения досуга».

А как быть женщине, которая работает среди женщин, и мужчине, работающему среди мужчин? Таких немало! Как быть тем, у которых и места проведения досуга в «женских» или «мужских» городах,- таких тоже немало!

А между тем давно известно, что одним из наиболее очевидных факторов, влияющих на супружеский выбор, является географическая близость. Вероятность женитьбы девушки из Кишинева и молодого человека из Улан-Удэ чрезвычайно мала. Как правило, большинство браков заключается внутри города или близлежащих мест в сельской местности.

Больше того, социологи утверждают: «Для брачного выбора важное значение имеют профессиональные группы. Существует большое сходство между профессиями мужа и жены, мужа и отца жены, отцов мужа и жены».

А долго ли знают люди друг друга перед браком? Продолжительность знакомства в несколько дней - только 3 %, до шести месяцев - свыше 9%, до года -5,6%, до двух лет -23%, до пяти-14%. Рекорд-26,6%-у тех, кто знаком от двух до трех лет.

Обратите внимание на то обстоятельство, что всего лишь 17% знали друг друга до вступления в брак менее года. Все остальные не решаются связать себя «узами Гименея», не изучив друг друга до вступления в брак в течение года и больше. Вот тут-то и напрашивается восклицание: чего же бояться «электронной советчицы», «электронного знакомства»!

Прошу извинить меня за обилие цифр и статистики, но это в данном случае - лучший способ убедить, показав объективность фактов.

Для того чтобы сделать некоторые выводы, нам надо знать, что говорит статистика о главном условии прочного брака. 76% опрошенных называют любовь или любовь в сочетании с общностью взглядов, доверием, искренностью; 13,2% - равноправие и уважение; 4% - любовь и жилплощадь; 1,6% - любовь и материальное благосостояние; 0,6% - наличие детей; 0,2 - «реальные взгляды на жизнь»- (4,2% не дали никакого ответа). А молодежные анкеты свидетельствуют, что примерно 98,5% наших юношей и девушек считают основой семейного счастья любовь или любовь в сочетании с дружбой и уважением.

Итак, подавляющее большинство вступающих в брак ищет общности взглядов, доверия, искренности и целого ряда других категорий взаимности. Может быть поэтому большинство людей присматриваются друг к другу и год, и два, и больше, прежде чем вступают в брак. А меньшинство по статистике всегда будет спешить независимо от того, знакомятся ли они с помощью машины или без нее.

Как много заключается у нас браков и какова их крепость? К сожалению, полных сведений у меня нет. Но и отдельные выборочные данные, полученные с помощью различных публикаций (главным образом из «Вестника статистики» № 11, 12 за 1975 г. и «Население СССР. 1973». М., «Статистика», 1975), показывают следующее.

Браков у нас заключалось и заключается много: ежегодно 2 миллиона. На 1000 человек населения - 12,1. По сравнению с другими странами это выглядит так: ФРГ - 9,4; США - 8,5; Англия - 7,5; Франция - 7,0.

А как обстоят дела с разводами? Настораживает (и на это нельзя не обращать внимания) рост числа разводов: в среднем официально расторгается почти каждый третий брак.

А какова причина расторжения брака? Ответить на вопрос определенно трудно. Но в подавляющем большинстве случаев в неполучившихся браках виновата «несовместимость» супругов, то, что они в свое время не изучили друг друга, не определили качеств, взаимно удовлетворяющих их.

Правда, известно, что немало браков расторгается и людьми, прожившими в добром согласии 5, 10 и более лет. Но мы говорим о начальных условиях заключения брака с определенной степенью надежности. Здесь трудно приводить другие положения, кроме совместимости будущих супругов, чувства уважения их друг к другу и, конечно, главное - взаимной любви.

Проблема разводов - проблема чрезвычайно сложная. Не следует разъяснять, что несет с собой развод: душевную драму личности, ущерб обществу, рост социальных недугов.

Конечно, существует немало способов борьбы с разводами, укрепления браков. Но, вероятно, они исчерпываются не только психологическими, моральными и общественными воздействиями. С тех пор как автор статьи в 1968 г. в сборнике «Кибернетика ожидаемая и кибернетика неожиданная» впервые у нас в стране поднял вопрос о применении ЭВМ для службы знакомств, шумные дискуссии на эту тему не утихают и сегодня, хотя прошло уже более 10 лет. Обсуждение проблемы, в которой принимали участие ученые разных специальностей: психологи, медики, социологи, философы, математики-программисты и многие другие, показало, что значительна еще сила инерции в вопросе, о котором идет речь. Не занимались им всерьез социологи, не делалось глубоких психологических анализов, не проводилось опросов, новейшие средства и методы науки здесь не применялись.

А может быть, полезным окажется и кибернетический подход к проблеме, когда ЭВМ не только сыграют роль чисто информационную для службы знакомств, но и как бы смоделируют будущую семью в каждом конкретном случае уже состоявшихся знакомств. Ведь отвечает нам сегодня ЭВМ на вопросы, рухнет или выстоит века та или иная еще не воздвигнутая плотина, полетит или развалится в воздухе тот или ипой еще не построенный самолет. Давайте спросим ЭВМ, будет ли щючпой семья, рождающаяся из конкретных «ОНА» и «ОН». Вероятно стоит потрудиться над математической моделью семьи, чтобы потом иметь как можно меньше реальных «неполучившихся» семей.

Конечно, каждый понимает: одно дело модель плотины с вполне конкретным, ограниченным числом данных, другое - «модель семьи» с ее практически неограниченным числом параметров, сама социальная суть которых еще не совсем ясна. Но взялась же наука за проблему моделирования интеллекта. Разве это более простая задача?

Как же можно обойтись в наше время без серьезной, глубокой разработки проблемы, когда наукой вскрыты, например, вопросы совместимости личностей?

Никого не шокирует тот факт, что космонавтов, подготавливаемых к групповым перелетам, исследуют на психологическую совместимость, поскольку всем понятно, что между людьми, отправляющимися в многолетний совместный путь, с каждым часом, с каждым днем должно возникать все больше дружеских благожелательных отношений и связей.

Последние научные исследования показали; не так-то легко подобрать даже маленький коллектив, обладающий тенденцией к самоукреплению, самоусовершенствованию, развитию и укреплению связей. Зарубежная печать сообщала о случаях «распада» пар и групп космонавтов, несовместимых с точки зрения темпераментов, этических норм и т. д.

Скорее всего и тривиальная формула разводов - «несходство характеров» - не что иное, как психологическая несовместимость. Иными словами, я хочу сказать, что семью можно уподобить паре космонавтов, отправляющихся в сложный, трудный, длительный путь - жизнь.

Здесь не приходится спорить. Умудренные опытом люди знают, как важна «взаимная притирка» - физиологическая, психологическая и социальная совместимость. Совместимость не вообще, а в браке. К сожалению, этой стороне мало уделяют внимания.

К примеру, до сих пор так и не решен вопрос, казалось бы, очень простой: какие люди лучше уживаются - похожие друг на друга иди «сходятся крайности»? А ответ, вероятно, можно было бы получить, применив для исследования так называемые количественные методы. Другими словами, для определения качественных признаков личности надо найти соответствующий способ оценок - перевести обычные словесные психологические характеристики в цифровые.

Вероятно, можно разработать методику, которая помогла бы получить количественные данные и для объективной самооценки личности, и для оценки «оптимальной брачной пары». Небезынтересно, что при исследовании личности в коллективе установили значительное различие в оценках мужчин и женщин. «Если мужчины по сравнению с коллективом переоценивают свои интеллектуальные качества и физическую привлекательность, то женщины, наоборот, именно по этим качествам наиболее требовательны к себе». И еще: «Средняя оценка мужчинами женщин выше, чем оценка женщинами мужчин».

Это в коллективе. А в браке?

Конечно, читатель может обвинить автора в тенденциозности, в том, что он стремится привести все данные к одному выводу. Автор этого и не скрывает. Он за то, чтобы применять электронные машины в помощь тем, кто вступает в брак. Конечно, это совсем не значит, что завтра же надо поставить электронные машины в «Бюро добрых услуг». Но почему бы науке и одному из самых мощных ее средств - электронному «мозгу» - не помочь людям?

«Электронный советчик» непривычен, пугает, как непривычна и пугает необходимость ложиться на операционный стол по приказу диагностической машины. Но «...сегодня мы не кладем на операционный стол ни одного больного с врожденным пороком сердца без предварительного машинного диагноза»,- заявляет известный хирург профессор А. А. Вишневский.

Разве в данном случае нет морально-этического аспекта? А ведь советы диагностической машины - это, если хотите знать, почти неумолимость решения, а «электронный советчик» - всего лишь путь к свободному выбору.

Прежде чем быть «против», следует взвесить все «за». К вопросу нужно отнестись без ханжества, без излишнего консерватизма. И, главное, не надо путать любовь с электронной машиной: отдадим и здесь человеку - человеческое, а вычислительной машине - машинное.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'