Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Георгий Яковлевич Седов (1877-1914)

Седов Г. Я.
Седов Г. Я.

Георгий Яковлевич Седов отдал всю свою жизнь и все свои силы изучению и завоеванию Арктики. Это был человек большой научной страсти, исключительной выносливости и смелости. Преодолевая неимоверные трудности, на скудные средства, собранные частным порядком, он провёл важные исследования на Новой Земле и трагически погиб на пути к Северному полюсу.

Георгий Яковлевич Седов родился 20 февраля 1877 г. на берегу Азовского моря, на хуторе Кривая Коса, в семье рыбака. Отец Г. Я. Седова имел лишь одну хату, построенную из камыша и глины. Вся обстановка состояла из трёх старых столов и четырёх таких же стульев. В детстве Г. Я. Седов помогал отцу в промысле и рано узнал море и опасности, связанные с ним. Родители его были неграмотны, не хотели учить и сына. Только четырнадцати лет Г. Я. Седову удалось поступить в начальную трёхклассную школу, которую он окончил в два года, обнаружив большие способности к учению. По окончании школы Г. Я. Седов батрачил, затем служил работником на торговом складе. Свободное время, главным образом ночи, он посвящал чтению книг. Восемнадцати лет от роду ему удалось поступить в Ростове-на-Дону в мореходное училище и через три года успешно кончить его (в 1898 г.). Потом Г. Я. Седов плавал капитаном на небольших судах по Чёрному и Средиземному морям. В 1901 г. он блестяще сдал экстерном экзамен за курс Морского корпуса. В следующем году Г. Я. Седов был "определён в службу с зачислением по адмиралтейству". С тех пор он до самой смерти занимался исследованием и нанесением на карту различных вод, морей, островов на севере, северо-востоке, Дальнем востоке, на юге. В апреле 1902 г. Г. Я. Седов был назначен помощником начальника гидрографической экспедиции на судно "Пахтусов", снаряжённое в Архангельске для исследования северных морей. На этом судне Седов плавал в 1902 и 1903 гг., производя съёмку и описания берегов Новой Земли. В 1904 г. он был назначен в Амурскую речную флотилию и охранял вход в Амур от японцев. По окончании войны с Японией Г. Я. Седов два года служил во флоте на Тихом океане. В 1909 г. он с ничтожными средствами произвёл большие научные исследования в районе устья Колымы: проделал промеры, составил карты, исследовал первый (морской) и второй (речной) бары (наносные мели в устье реки). Оказалось, что река выдвигает песчаную насыпь морского бара всё дальше в океан, в среднем на 100 метров в год. Г. Я. Седов выяснил возможность плавания морских судов в этой части Ледовитого океана.

Результаты экспедиции Г. Я. Седова на Колыму были положительно оценены Академией наук, Русским географическим обществом, Астрономическим обществом и рядом других научных учреждений и отдельными учёными. В Академии наук заинтересовались доставленными Г. Я. Седовым образцами минералов, каменных углей, чучелом редкой птицы и другими материалами.

В 1910 г. возник русский промышленный посёлок в Крестовом заливе на Новой Земле. В связи с этим появилась необходимость гидрографического изучения залива, чтобы организовать возможность заходить в него почтовым пароходам и другим судам. Для производства описи и промера Крестового залива был командирован Г. Я. Седов. На небольшие средства он блестяще провёл эту экспедицию. Г. Я. Седов дал общее географическое описание Крестовой губы (залива), на северном берегу её был измерен базис. Съёмка всего берега губы на протяжении свыше 30 километров производилась мензулой, в масштабе 1:42 000. Беспрерывно производились метеорологические и гидрологические наблюдения. Была доказана пригодность Новой Земли для заселения.

Обе экспедиции - на Колыму и губу Крестовую - дали ряд новых географических данных, по которым были значительно изменены и уточнены географические карты исследованных Седовым районов.

Кроме проведения этих экспедиций, Г. Я. Седов занимался также картированием побережья Каспия. Он стал профессионалом-гидрографом и накопил большой личный опыт исследования морей, преимущественно арктических.

Уже в 1903 г., во время плавания на судне "Пахтусов", у Г. Я. Седова возникла мысль о путешествии к Северному полюсу. В последующие годы эта мысль превратилась во всепоглощающую страсть. В то время американцы, норвежцы и представители других стран состязались в достижении Северного полюса. Г. Я. Седов всеми доступными способами доказывал, что в исследованиях Арктики должны принять деятельное участие и русские.

В марте 1912 г. Г. Я. Седов подал рапорт начальнику Главного гидрографического управления, в котором сообщил о своём желании открыть Северный полюс и программу своей полярной экспедиции. Он писал: "...горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявились ещё во времена Ломоносова и не угасли до сих пор... Мы пойдём в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг".

Базой для достижения Северного полюса Г. Я. Седов наметил Землю Франца-Иосифа. Здесь предполагалась зимовка, во время которой "экспедиция, по возможности, исследует берега этой земли, описует бухты и находит якорные стоянки, а также изучает остров в промысловом отношении: собирает всевозможные коллекции, могущие встретиться здесь по различным отраслям науки; определяет астрономические пункты и делает целый ряд магнитных наблюдений; организует метеорологическую и гидрологическую станции; сооружает маяк на видном месте у наилучшей якорной бухты".

На осуществление намеченной экспедиции испрашивалась очень скромная сумма денег в 60-70 тыс. рублей.

Группа членов Государственной думы в марте 1912 г. внесла предложение об отпуске из государственного казначейства средств на организацию экспедиции к Северному полюсу. Предложение было поддержано и Морским министерством. Однако Совет министров в деньгах отказал, а план Седова осудил.

Вопреки решению правительства, несмотря на враждебность "сослуживцев", Г. Я. Седов принялся за снаряжение экспедиции. Не имея средств, не получая ни материальной, ни моральной поддержки от правительства, он вынужден был принять помощь от газеты "Новое Время". В Петербурге и на месте снаряжения экспедиции - в Архангельске Г. Я. Седову пришлось преодолевать многочисленные препятствия. Например, с большим трудом он достал радиоаппарат, но получить радиста ему так и не удалось. Так и пришлось уехать без радиоустановки. С трудом нашли у частного лица для экспедиции судно и заключили с ним контракт. Однако перед самым отправлением судовладелец отказался вести снаряжённый в экспедицию корабль и снял почти всю команду. Г. Я. Седову пришлось набирать первых попавшихся людей. Архангельские купцы снабдили экспедицию испорченными продуктами и негодными собаками. Всякие препятствия чинили и власти.

Наконец, экспедиция в августе 1912 г. на судне "Святой великомученик Фока" вышла из Архангельска к полюсу. Г. Я. Седов предполагал ещё в этом же году попасть на Землю Франца-Иосифа. Но опоздание с выходом и особенно тяжёлые ледовые условия в Баренцевом море заставили экспедицию зимовать на Новой Земле. Г. Я. Седов послал начальнику Главного гидрографического управления рапорт о том, что "прибыл благополучно в губу Крестовую, где успел сделать астрономические наблюдения для определения времени". В рапорте говорилось о дальнейших намерениях экспедиции. В заключение Г. Я. Седов просил комитет по снаряжению экспедиции "на будущий год прислать пароход навестить нас и привезти угля, а также 3 человек для метеорологической станции, которых мы оставим после себя на Земле Франца-Иосифа, чтобы не прерывать наблюдений метеорологической станции".

'Св. Фока' во льдах
'Св. Фока' во льдах

Зимовка значительно истощила материальные ресурсы и утомила людей. Но это время Г. Я. Седов использовал для важнейших научных исследований. В бухте Фоки (76° сев. широты и 59° 55' вост. долготы), где зимовала экспедиция, производились регулярные научные наблюдения. Были совершены поездки на ближайшие острова, мыс Литке, описан северо-восточный берег Новой Земли. Все эти работы проводились в крайне тяжёлых условиях. Г. Я. Седов сам прошёл в 63 дня с места зимовки "Фоки" около Панкратьева полуострова, вдоль берега до мыса Желания и далее до мыса Виссингер (Флиссингер) - Гофт, в оба конца, около 700 километров. При этом была произведена маршрутная съёмка в масштабе 1:210000 и определено четыре астрономических и магнитных пункта. До Г. Я. Седова обследованный им берег был нанесён лишь случайными съёмками с моря. Карта, составленная Г. Я. Седовым, обнаружила значительные неточности прежних карт, достигающие в некоторых пунктах 15 километров. Г. Я. Седов впервые обогнул на санях северную оконечность северного острова Новая Земля, а его спутники Визе и Павлов первыми пересекли остров по 76° сев. широты. Исследования проводились согласно подробной письменной инструкции Г. Я. Седова, в которой была чётко определена цель экспедиции и указаны способы достижения этой цели. Г. Я. Седов был прекрасным, авторитетным организатором. Особо в инструкциях Г. Я. Седова указывалось: "Забота о личном здоровье и о здоровье ваших спутников составляет один из главнейших пунктов программы путешествия".

Участники экспедиции геолог Павлов и Визе блестяще выполнили задание Г. Я. Седова. Они выяснили географию внутренней части Новой Земли в области сплошного оледенения. От бухты св. Фоки до Карской стороны они прошли вместе, а обратный путь - раздельно. На всём перевале произведены: маршрутная съёмка и нивелировка, геологические, географические и метеорологические наблюдения, съёмки части Карского берега Новой Земли. Визе установил, что центральная область Новой Земли на широте 75-76° покрыта сплошным ледниковым покровом, имеющим форму щита и представляющим собою в миниатюре покров, подобный гренландскому. В исследованной полосе уклон ледникового покрова оказался круче к Баренцову морю, чем к Карскому. Общая мощность ледникового покрова не менее 200 метров. В районе прибрежных гор Новой Земли лёд заполняет все долины между горами и образует ряд глетчеров, обладающих значительным движением.

Об итогах зимовки на Новой Земле Г. Я. Седов в своём дневнике отметил, что экспедиция сделала "большую научную работу по многим отраслям науки". В приказе об итогах зимней работы было сказано, что экспедицией "сделаны некоторые открытия несогласия с существующими картами и нам, участникам первой русской экспедиции к Северному полюсу, таким образом, достался счастливый жребий внести исправление в существующую веками неверную карту Новой Земли... Наша экспедиция, не задаваясь будущим, уже сделала кое-что для науки. Впереди поход к Северному полюсу. Эта задача экспедиции вторая..., связанная с именем русского человека и честью страны".

Лишь в сентябре 1913 г. "Фока" освободился от сковывающих его льдов. На судне почти не было топлива. Ледяные поля могли затереть судно, разбить его или унести. Г. Я. Седов решил итти к Земле Франца-Иосифа.

У берегов Земли Франца-Иосифа "Фоку" опять затёрло льдом - под 80°20' сев. широты и 53° вост. долготы. Для зимовки была выбрана бухта, которую Г. Я. Седов назвал Тихой. В своём дневнике он писал: "Больших трудностей стоило старому, дряхлому судну добраться до этих широт, тем более, что на пути в Баренцовом море встретилось нам столько льда, сколько ни одна экспедиция, кажется, не встречала (пояс шириною в 3°3'), а если прибавить сюда весьма ограниченный запас топлива и довольно малую скорость судна, то можно сказать смело, что наша экспедиция поистине совершила подвиг".

Выбранное на северо-западном берегу острова Гукера место для зимовки оказалось очень удобным. Бухта Тихая легко доступная, судно может подойти почти вплотную к берегу. В то же время это хорошо защищённая якорная стоянка. В 1929 г. советский ледокол, носящий имя отважного героя-полярника Седова, на южном берегу острова Гукер водрузил советский флаг и подтвердил декрет нашего правительства от 15 апреля 1926 г., которым Земля Франца-Иосифа была объявлена владением Союза ССР; в бухте Тихой "седовцы" на 80° 20' сев. широты устроили базу и самую северную в мире советскую радиостанцию.

Вторая зимовка экспедиции Г. Я. Седова проходила в очень трудных условиях. Не было топлива. Жгли сало убиваемых зверей, сжигали переборки между каютами. Среди участников экспедиции появилась цынга. Г. Я. Седов из жизнерадостного и блестящего остроумием человека превратился в молчаливого и сосредоточенного. Он часто стал болеть. Но упорство его и упрямая мечта достигнуть полюса сохранились.

15 февраля 1914 г. Г. Я. Седов из бухты Тихой отправился в поход к Северному полюсу. В связи с этим он в своём приказе записал: "Итак, сегодняшний день мы выступаем к полюсу: это событие и для нас и для нашей родины. Об этом дне уже давно мечтали великие русские люди - Ломоносов, Менделеев и другие. На долю же нас, маленьких людей, выпала большая честь - осуществить их мечту и сделать посильное идейное и научное завоевание в полярном исследовании на гордость и на пользу нашего отечества. Пусть же этот приказ, пусть это, может быть, последнее моё слово послужит Вам всем памятью взаимной дружбы и любви. До свидания, дорогие друзья!".

Г. Я. Седова добровольно сопровождали два матроса: двадцатилетний Александр Иванович Пустошный и двадцатишестилетний Григорий Григорьевич Линник. Начальник был болен. В пути его болезнь усилилась. Он задыхался от кашля, часто терял сознание. Этот поход был вызван отчаянием. Из Петербурга ничего не прислали, хотя письма Г. Я. Седова с Новой Земли были получены. Все надежды рушились. Возвращаться в Петербург - значило испытать новые издевательства врагов и недоброжелателей. Новой экспедиции к полюсу он уже не смог бы добиться...

Г. Я. Седов прошёл пешком к полюсу около 2000 километров. В последние дни он уже не мог идти, а сидел привязанным на нартах, чтобы не упасть. Хотя он уже видел безвыходность своего положения и в забытьи иногда говорил: "всё пропало", однако возвращаться назад не хотел.

Георгий Яковлевич Седов скончался 5 марта 1914 года, немного не дойдя до острова Рудольфа - самого северного из островов Архипелага Франца-Иосифа. Тело Г. Я. Седова похоронено на острове Рудольфа. Здесь теперь построена советская полярная станция-база. Отсюда стартовали на Северный полюс папанинцы, успешно завершившие поставленную перед ними задачу.

Похоронив начальника, Линник и Пустотный, преодолевая большие трудности, прибыли на "Фоку". Члены экспедиции совершили научные поездки по островам Земли Франца-Иосифа. В конце июля "Фока" покинул бухту Тихую, а через месяц пришёл в Архангельск.

Во время экспедиции Г. Я. Седова в Петербурге и за границей много писали и говорили о необходимости оказать помощь русским полярным экспедициям - Седова, Брусилова и Русанова. Решительно об этом высказалась руководитель Русского географического общества П. П. Семёнов-Тян-Шанский, известный полярник Фритиоф Нансен и другие. Оказать своевременно помощь экспедиции Г. Я. Седова было нетрудно, но это не было сделано. Сотрудники этой экспедиции Павлов, Визе, Пинегин по возвращении писали военному министру: "Требование Седова о помощи в виде посылки судна с углём в 1913 году... не было удовлетворено. Последнее разрушало планы Седова и было причиной всех бедствий экспедиции...".

Неприветливо, даже враждебно, были встречены вернувшиеся на родину участники экспедиции Седова. После долгих мытарств матросы "Фоки" подали на имя царя телеграмму, в которой писали: "...под командою старшего лейтенанта Седова мы отправились в экспедицию к Северному полюсу. Нам было обещано, что о семьях наших позаботятся, и мы смело шли за нашим начальником. Много лишений и невзгод нам пришлось перенести вследствие недостаточного оборудования экспедиции. Чаша испытаний переполнилась, когда наш дорогой начальник, настойчиво преследуя свою заветную мечту водрузить русский флаг на Северном полюсе, погиб смертью идейного мученика. Мы возвращались домой измученные, жаждущие отдыха... Вместо отдыха на родине нас ждало горькое разочарование: нас бросили на произвол судьбы на полуразрушенном экспедиционном судне без гроша денег...".

Такое же отношение царское правительство проявило и по отношению к семье трагически погибшего героя-полярника. Отец Г. Я. Седова, Яков Евтеевич, писал: "Я человек старый, а равно и моя жена, не способные к физическому труду для приобретения себе насущного хлеба... Когда последует смерть - для нас неизвестно, а жить приходится, и нужно чем-либо существовать. Думаю, что в морской экспедиции найдутся средства, дабы помочь отцу, сын которого погиб на пользу науки и родины. На основании вышеизложенного покорнейше прошу администрацию морской экспедиции не отказать мне в вспомоществовании, дабы дожить, не имея крайней нужды в одежде, топливе и хлебе".

Эта просьба не была удовлетворена. Проситель под расписку получил официальный ответ: "Морское министерство не имело и не имеет никакого отношения к полярной экспедиции".

В Гидрографическом управлении Морского министерства не пожелали и подумать об обработке и опубликовании собранных экспедицией Седова научных материалов. А между тем они имели огромное научное значение. Г. Я. Седов и члены его экспедиции провели большую работу в области картографии, метеорологии, геологии, в частности, гляцеологии, земного магнетизма, собрали на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа палеонтологические и минералогические коллекции.

Г. Я. Седов составил две карты Новой Земли. По своему качеству они стоят несравненно выше всех предыдущих и сильно изменили представление об очертаниях исследованных берегов. Например, мыс Желания после работ Седова пришлось "подвинуть" к югу почти на 7 километров и к востоку около 2 километров. Северною оконечностью Новой Земли оказался другой мыс - Карлсена. Приблизительно на 12 километров пришлось передвинуть к югу мыс Большой Ледяной, а мыс Утешения - к югу около 3,5 километра и к западу около 2,5 километра. Мыс Литке оказался островом и находится на 1 километр севернее и на 10 километров восточнее. А мыс Обсерватории - к северу около 7 километров и к востоку около 9,5 километра. В группе Панкратьевых островов оказался лишь один остров, а остальные составляют один общий полуостров, связанный с берегом узким низменным перешейком. На Земле Франца-Иосифа В. Ю. Визе положил на карту четыре острова. М. А. Павлов произвёл детальную геологическую съёмку гор острова Гукер и местности, окружающей бухту Тихую, а также сделал промер части Зунда Мелениуса.

Метеорологические станции экспедиции Седова в бухте Фоки на Новой Земле и в бухте Тихой на Земле Франца Иосифа доставили весьма ценные материалы по изучению атмосферного режима столь редко посещаемых областей. Ежечасно в бухтах Фоки и Тихой производились наблюдения над приливами и отливами. Эти данные дали возможность осветить вопрос о распространении приливных волн у берегов Новой Земли и Земли Франца-Иосифа, а также определить элементы приливно-отливной волны. Во всё время плавания судна экспедиции Седова производились наблюдения над температурой моря на разных глубинах, над прозрачностью и делались промеры. Велись систематические наблюдения над северными сияниями. Многие из сияний зарисовал участник экспедиции Седова Н. В. Пинегин.

Одновременно с экспедицией Седова отправились на север ещё две русские экспедиции - Русанова и Брусилова. Участники обеих этих экспедиций погибли. Экспедиция Седова - единственная, давшая значительные научные результаты.

Только после 1917 года были опубликованы научные результаты экспедиции Г. Я. Седова. Имя его получило широкую известность. Советские полярники успешно продолжают работы, начатые самоотверженным сыном азовского рыбака, по исследованию Арктики. В 1929 г. советский ледокол "Седов" доставил на Землю Франца-Иосифа зимовщиков, советских полярников, поселившихся в бухте Тихой, в которой зимовало судно Г. Я. Седова "Фока".

Главнейшие труды Г. Я. Седова: Путешествие на Колыму в 1909 г., "Записки по гидрографии", 1917, т. 41, вып. 2; Экспедиция по исследованию губы Крестовой на Новой Земле в 1910 году, там же, 1919, т. 43, вып. 1.

О Г. Я. Седове:Визе В. Ю., Моря Советской Арктики. Очерки по истории исследования. Изд. Главсевморпуть, Л., 1936; Его же, Пересечение Новой Земли под 76° северной широты, "Известия Архангельского общества изучения русского Севера", 1917, № 7-8 и № 9-10; Кушаков П., Два года во льдах на пути к Северному полюсу. Предисловие Л. Л. Брейтфуса, "Записки по гидрографии", 1918, т. 42, 1919, т. 43; Нагорный С., Седов. Изд. "Молодая Гвардия", М., 1939; Пинегин Н., В ледяных просторах. Экспедиция Г. Я. Седова к Северному полюсу 1912-1914. Статья B. Ю. Визе: "Научные итоги экспедиции Г. Я. Седова", Л., 1924; статьи В. Ю. Визе, C. Нагорного, Н. Подорольского и др., "Советская Арктика", 1938-1939; Царское правительство и полярная экспедиция Г. Я. Седова. Вступительная статья С. Нагорного. Документы. "Красный архив", 1938, № 3; Первая русская экспедиция к Северному полюсу, Спб., 1912.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'