Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

колючие пустынники

Причудлив кактусовый мир.

«Более тысячи видов кактуса перечислены бота­никами, - пишет Лютер Бербанк, - и они так разнообразны, что не найдется двух специалистов, которые были бы согласны с точной классификацией всех форм».

В любом уголке северомексиканской пустыни гор­до возвышаются монументальные исполины цереусы, похожие на циклопических размеров светильники. Мясистые стволы цереусов, выходя из раскаленной почвы, постепенно расширяются, но с середины снова едва заметно сужаются к вознесшейся на двадцати­метровую высоту верхушке. Издали кажутся они со­вершенно гладкими, и лишь с близкого расстояния видно, как вооружены эти гиганты многочисленными и очень прочными колючками.

Как бы для контраста с мощным цереусом невда­леке прямо по земле вьются, подобно удаву, стебли змеевидного кактуса; дальше - громадный, чуть продолговатый зеленый шар. И все они в самое жар­кое, душное время года непременно украшаются цве­тами, несколько пышноватыми для таких аскетов. Тут же можно встретить еще и нескладные опунции, как бы целиком состоящие из несуразных толстых блинов-«листьев», усыпанных колючками. Зачем кактусу его оборонительный наряд? Оказывается, дело весьма просто. Для многих травоядных уж очень вкусно «зеленое мясо», и не счесть жаждущих полакомиться. Наиболее настойчи­вые «охотники за кактусами» - антилопы и бизоны. Рассказывают, что антилопы «изобрели» даже специальное приспособление, дабы оградить себя от больно ранящих кактусовых пик. Держа во рту плотный лист другого растения, животные пользуют­ся им как щитом, отыскивая на кактусе подходящие места, где можно было бы безболезненно урвать ла­комый кусочек.

Домашние животные также охотно приобщаются к кактусовым кормам, но часто болеют и даже гиб­нут. Вскрытие наглядно показывают причину паде­жа: стенки желудка сплошь бывают утыканы мириа­дами кактусовых «стрел».

Интересно, что заботливые кактусы не только на­дежно защищают стебли, но и проявляют беспокойство о своем потомстве. Многочисленные и очень вкус­ные плоды опунции и других кактусов также ограж­дены острыми колючками от посягательств охочих иждивенцев, как и сами растения.

Подобно мощным насосным установкам, пользуясь тончайшей «водопроводной системой» корней, перека­чивают кактусы воду (вместе с растворенными в ней питательными веществами) из недр в свои зеленые резервуары. По нескольку тонн такого благодатного питательного раствора нередко накапливают они в гигантских канделябрах стеблей. Такой солидный запас дает возможность кактусу жить «припеваючи», даже когда все живое вокруг засохло. Недаром же его зовут зеленым верблюдом.

За долгие времена жесточайшего соревнования с пустыней растение научилось экономить. Не слу­чайно обычные листья в столь трудных условиях оказались излишней роскошью, поэтому они и были постепенно упразднены или преобразованы в более нужные колючки. Да и зачем кактусам листья, если теми же зелеными стеблями ассимилируют они солнечную энергию, всячески сокращая расход драгоцен­ной влаги и сохраняя могучую силу и устойчивость.

Человек и кактус
Человек и кактус

Как найти кактусам достойное применение? Ка­ким образом освободить столь ценное растение из колючего плена?

Не раз вставали такие вопросы перед людьми. Давно удалось приспособить несколько видов как­тусов для живого ограждения усадеб и полей, но разве только такие скромные услуги под стать боль­шому семейству кактусов? Насточиво и неоднократно пытались применить их в качестве кормовых растений. Колючки пробовали обжигать и обрывать. Однако дело двинулось по-настоящему, лишь когда за непри­ветливых зеленых «драчунов» взялся Лютер Бербанк. «Изнурительными опытами» назвал он впоследствии свою работу с кактусами, длившуюся многие годы.

Прежде чем взяться за выведение бесколючкового кактуса, знаменитому селекционеру пришлось со все­го мира собрать многочисленные виды, подробно изу­чить их биологию, разработать методику скрещива­ния и лишь после этого приступить к опытам. Но са­мые тяжелые испытания ждали ученого впереди.

«В течение более пяти лет сезон цветения какту­са, - писал потом о своей работе Л. Бербанк, - был для меня периодом мучений и днем и ночью. Много раз от всего сердца я заявлял, что не хочу иметь дело с кактусом. Вспоминая свое состояние, я чув­ствую, что не смог бы повторить эти опыты, если бы вновь пришлось пройти через такие мучения».

Селекционер работал более чем с 10 тысячами растений. Немилосердно ранили его руки крупные шипы и мелкие иголки, повсеместно вонзались в оде­жду и, постепенно проникая через нее, вызывали дли­тельные и очень болезненные раздражения.

В конце концов, не стерпев долгой пытки, селек­ционер вооружился бритвой и впервые овладел оригинальной специальностью кактусового парикмахера. Кроме колючек, на пути вставало немало других трудностей. К примеру, опыление растений проводи­лось в самое жаркое время дня, а цветки кактусов открываются всего на 15 минут. Пойди управься при изнуряющей духоте с тысячами цветков, так лими­тирующих рабочее время селекционера.

Наконец кактусы начали разоружаться. Бербанк потом говорил, что ни один из его опытов по своему значению не может быть приравнен к работам по вы­ведению гигантских обесколюченных кактусов. Ведь были получены гибриды, достойные высокой похва­лы. Быстрорастущие, способные при хорошей обра­ботке уже на третий год давать до 300 тонн корма с каждого акра. Почти трехметровой высоты расте­ния с мясистыми блинами-листьями диаметром около полуметра и весом до 5 и больше килограммов каж­дый, они за один лишь год на каждом акре прибав­ляют в весе почти на 100 тонн. Это ли не победа?

Что же до качества кактусового корма, то он и по питательности и по усвояемости не имеет кон­курентов во всем растительном мире. Питаясь таким высококалорийным кормом, рогатый скот, свиньи, домашняя птица быстро нагуливают очень вкусное мясо, при этом вовсе не нуждаясь в воде. И это в пу­стынях и полупустынях...

Опунция, «обезвреженная» Бербанком, в отличие от иных растений предпочитает пересадку в наиболее жаркую и душную пору. С мая до сентября при са­мой что ни на есть сухой, жаркой погоде она легко размножается. Любые части растения: кусочки стеб­ля, цветок, недоразвитый плод - хорошо обживаются на новом месте, каким бы оно ни было.

«Я видел, - писал Бербанк, - как они растут на полу, за кухонной плиткой, в карманах зимнего паль­то, положенные на письменный стол и в других не­подходящих местах».

И еще одна характерная особенность. Только что срезанные для пересадки части опунции, прежде чем укоренять, надо... подвялить. (Этот необычный при­ем особенно необходим в более прохладное время.) Посадка может производиться вовсе произвольно: на любую глубину, вертикально или под любым углом наклона... После посадки поле нужно лишь поберечь немного от лакомок грызунов, пока расте­ния достаточно не окрепнут.

Кактусы могут быть не только щедрым кормо­вым полем, но исполнять и роль сада. Не зря же их плантации Бербанк называл полями «с кормом и фруктами». Почти половину зеленой продукции, собираемой в насаждениях опунции, составляют ее пре­восходные плоды. Ярко-красные или малиновые, они и необычным видом своим привлекательны и по вку­су несколько напоминают ягоды инжира, а в прода­же часто выступают под именами «варварийских фиг». Их едят свежими, используют для консервов, варенья, джема, и получаемые из них пигменты очень ценятся как красящие вещества в производстве кон­фет и мороженого.

Молодые пластины опунций употребляют для при­готовления превосходных маринадов, а в зажаренном виде они по вкусу похожи на баклажаны. Едят их и вареными, а приготовленные с сахаром, они напоми­нают консервированный цитрон.

Даже живущие на опунциях маленькие суще­ства - кошенилевые червецы не пропадают зря: высушенные, они ценятся как отличное сырье для получения ярко-красной краски - кармина.

Вот, выходит, каковы они, колючие пустынники. Заметим, что речь шла главным образом об одном, хотя и наиболее ценном, кактусовом роде - опунции. А сколько их еще! Знаменитая царица ночи, услаж­дающая многих своим чудным ночным цветением; прелестные астрофитумы - «звездчатые растения», сплошь покрытые удивительными звездочками; мамилярии, эхинопсисы, ребуции...

В семье столь пестрой и многочисленной, конечно, не обошлось и без «урода».

... Издавна причиной страшных трагедий был не­высокий кактус, растущий и теперь в пустынных рай­онах штатов Аризона, Нью-Мексико и Юта. С неза­памятных времен обитавшее там племя индейцев навахо знало коварный секрет его сока - пейота. Силь­нодействующий наркотик вызывает жуткие видения, очень болезненные галлюцинации. Немало горя при­несло племени употребление пейота, и потому умуд­ренные вожди еще в далекую старину, собравшись на большой совет, единодушно приняли решение за­претить добычу и употребление пагубного сока на вечные времена.

Только под строжайшим контролем разреша­лось собирать совсем немного пейота, чтобы выдавать очень маленькими дозами и только взрослому населению племени в самые большие праздники.

Свято соблюдался такой запрет до последнего времени. Далеко стороной обходили люди заросли «зловещего кактуса». Но в 1962 году с помощью заинтересованных американских кругов главным старейшиной племени был избран некий Реймонд Накаи, отменивший давнее и категорическое решение старейшин. Было, конечно, придумано и соответ­ствующее «обоснование»: пейот, дескать, необходим при исполнении традиционных обрядов.

А вот и результаты.

За считанные годы страшная эпидемия наркома­нии буквально захлестнула живущее в ужасающей нищете племя. По сообщению американской газеты «Крисчен сайенс монитор», вся жизнь 125-тысячного населения племени буквально парализована сильным наркотиком. Но это, видимо, весьма устраивает оп­ределенные круги: люди ведь уводятся пейотом в иной мир, далекий от насущных проблем тяжелой, повседневной действительности.

Зловещие кактусы... Да, они могут быть и такими, но лишь для тех, кто не заботится ни о природе, ни о людях... Для своих же настоящих друзей колю­чие «недруги» всегда были и остаются источником радости.

Но кактусы только одна, хоть и весьма примеча­тельная, страница ботаники.

Высококаллорийный корм
Высококаллорийный корм

Необыкновенно это живое творение природы - растения! Неисчерпаемые запасы разнообразнейших тайн и благ скрыто еще их полумиллионной армадой. Ведь люди, по существу, провели лишь первую борозду на этой необозримой и сказочно богатой целине. Им удалось приручить пока меньше одного процента растений. Это ли не свидетельство беспре­дельных перспектив, которые открывает растительный мир планеты перед молодыми, трудолюбивыми, пытли­выми и настойчивыми!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'