Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Войсковая инженерная техника

Наравне с крепостным строительством значительное развитие к началу XX в. получила и войсковая инженерная техника, применявшаяся во все более широких масштабах русскими войсками при оборудовании оборонительных позиций, при подготовке и в ходе наступления, при форсировании рек, при постройке мостов и в подземно-минной борьбе.

Количественное и качественное развитие артиллерии и стрелкового оружия заставляло изменять способы и технические средства укрепления войсковых позиций. Редуты, люнеты (Редут - полевое пехотное укрепление в виде сомкнутого многоугольника, подготовленное для круговой обороны. Состояло из вала, на котором располагались стрелки, и наружного противоштурмового рва. Люнет - такое же укрепление треугольной формы, открытое с тыла, а, следовательно, не обеспечивавшее круговой обороны.), позиции артиллерийских батарей и другие типы полевых укреплений с массивными земляными валами высотой до 2,5 м и наружными противоштурмовыми рвами постепенно уступали место более эффективным и экономичным формам укреплений с применением окопов и траншей.

В качестве стрелковых позиций траншеи впервые были применены при обороне Севастополя в 1854-1855 гг.: они были отрыты на промежутках между бастионами и некоторыми редутами, а также при создании передовых укреплений.

Стрелковые окопы (называвшиеся в XIX в. ложементами) отрывались в обороне Севастополя впереди бастионов и редутов, образуя передовую линию прикрытия. Отрывка их производилась специально выделенными командами ночью, неожиданно для противника, в местах с хорошим обстрелом.

В русско-турецкую войну 1877-1878 гг. стрелковые и орудийные окопы применялись обоими противниками. В эту войну впервые производилось на поле боя самоокапывание войсковых подразделений, которое первыми применили русские саперы в боях под Горным Дубняком в 1877 г. Их примеру последовала пехота. Самоокапывание вместе с перебежками значительно сократило потери атакующих войск. В связи с широким внедрением самоокапывания русская армия в 1878 г. первой приняла на вооружение малый носимый шанцевый инструмент, который получил затем быстрое распространение во всех армиях мира.

Рожденные в войнах второй половины XIX в. окопы в дальнейшем развивались и усовершенствовались, превращаясь в основное массовое средство укрепления войсковых позиций.

В русско-японской войне 1904-1905 гг. редуты продолжали возводить на оборонительной позиции. Наряду с ними в качестве опорных пунктов применяли группы окопов, обеспечивавшие ведение круговой обороны. С этой целью их окружали заграждениями. В первую мировую войну лабиринт окопов, траншей и ходов сообщения стал основой фортификационного оборудования полос обороны и исходных районов для наступления.

Появление новых видов оружия разнообразило виды окопов. Уже в русско-японскую войну наравне со стрелковыми и артиллерийскими стали отрывать и пулеметные окопы. В первую мировую войну окопы обеспечивали боевое расположение всех пехотных, артиллерийских и минометных подразделений.

Боевой опыт заставлял делать окопы и траншеи возможно более незаметными и малоуязвимыми для вражеского огня: они тщательно применялись к местности, высота бруствера (земляной насыпи) над поверхностью земли назначалась минимальной (в 80-х годах XIX в. - 0,6-0,7 м, в первую мировую войну - 0,3-0,4 м); рвы делались более глубокими и узкими с врезкой в их крутости стрелковых ступеней, ячеек и площадок для ведения огня и наблюдения.

Для защиты от все более усиливавшегося поражающего действия навесного артиллерийского огня в окопах и траншеях стали устраивать со времени русско-японской войны козырьки и навесы, ниши и подбрустверные блиндажи.

В первую мировую войну появились тяжелые убежища, обеспечивавшие защиту от прямого попадания артиллерийских снарядов, возводимые котлованным или подземных способом. Для пулеметов и наблюдательных пунктов во многих случаях строились прочные закрытые фортификационные сооружения, деревоземляные и железобетонные.

Большое развитие получили и различные виды инженерных заграждений. В обороне Севастополя применялись известные с давних времен противоштурмовые рвы, "волчьи ямы" и засеки. На подступах к оборонительным позициям было установлено до 300 пороховых фугасов и камнеметов. В дальнейшем большое применение нашли проволочные и минновзрывные заграждения.

Колючая проволока впервые была использована русскими войсками как средство заграждений в русско-японскую войну.

В первую мировую войну система заграждений, состоящая из многорядных проволочных сетей на деревянных кольях, широкими полосами прикрывала оборонительные позиции в сочетании с автоматическими фугасами. Над созданием этой системы много поработал военный инженер Д. М. Карбышев. Одновременно с этим шло развитие средств для преодоления заграждений. Русские саперы проявили много изобретательности при создании взрывных средств для прорезывания проходов в проволочных заграждениях.

Необходимость быстрой установки проволочных заграждений на переднем крае обороны заставила сконструировать различные переносные средства: проволочные сети, подававшиеся к месту установки в виде сложенных пакетов, проволочные спирали, рогатки и др.

При обороне Порт-Артура русские саперы впервые применили электризуемые проволочные заграждения, но более широко их использовали в первую мировую войну. В мае 1916 г. на юго-западном фронте была смонтирована передвижная электростанция для питания током 250-метрового участка обычной проволочной сети на деревянных кольях.

Усовершенствование минновзрывных средств русской армии базировалось на изобретении новых взрывчатых веществ и средств взрывания. Первыми после пороха в 1875-1880 гг. были применены в военно-инженерном деле динамит и пироксилин. Большую роль в создании и испытаниях этих взрывчатых веществ сыграли русский химик академик Н. Н. Зинин, полковник В. Ф. Петрушевский, предложивший в 1868 г. динамит, и профессор Инженерной академии А. Р. Шуляченко, инициатор освоения пироксилина. Позднее были созданы мелинит, тол и другие взрывчатые вещества.

Пороховые заряды взрывались первоначально зажиганием пороховой дорожки, насыпанной на безопасном расстоянии, а затем с помощью "сосисок" - кожаных или матерчатых трубок, наполненных мелким порохом.

Техника электрического способа взрывания (предложенного русским офицером П. Л. Шиллингом в 1812 г.) совершенствовалась: в 1850 г. в русских инженерных частях наряду с угольковыми начали применять платиновые запалы накаливания, сходные с современными образцами; в дальнейшем гальванические элементы в качестве источника тока были заменены специальной компактной подрывной машинкой.

Фугасы и камнеметы, взрываемые в необходимый момент электрическим способом, были успешно применены русскими саперами в русско-турецкую войну 1877-1878 гг., например при обороне Шипкинского перевала, где русские позиции были прикрыты несколькими линиями фугасов и камнеметов. В ту же войну появились и фугасы автоматического действия, в которых взрывной заряд и механизм взрывания были размещены совместно в одном корпусе. К концу XIX в. в России имелись различные образцы мин-фугасов: нажимного и натяжного действия, с электрическим замыкателем и др.

В широких размерах проводилось минирование и при обороне Порт-Артура. Подступы к фортам и полевым укреплениями прикрывались проволочной сетью, управляемыми по проводам фугасами и минами различной конструкции. Здесь впервые были применены мины дистанционного действия, подобных которым тогда не имела ни одна армия. Таковы были, например, шрапнельные мины, изобретенные штабс-капитаном Карасевым (рис. 82), которые устанавливались над землей или под действием вышибного заряда "выпрыгивали" из земли и поражали окружающих пулями, заключенными в их корпусе. Они явились прообразом некоторых образцов современных мин.

82. Выпрыгивающая мина Карасева (схема) 1 - кольцо, 2 - вышибной заряд, 3 - разрывной заряд, 4 - пули, 5 - наружный цилиндр, 6 - внутренний цилиндр.
82. Выпрыгивающая мина Карасева (схема) 1 - кольцо, 2 - вышибной заряд, 3 - разрывной заряд, 4 - пули, 5 - наружный цилиндр, 6 - внутренний цилиндр.

Масштабы минирования в войне 1914-1918 гг. значительно увеличились. Если в русско-японскую войну количество примененных мин измерялось тысячами штук, то в первую мировую войну потребовались сотни тысяч мин. В начале войны основными в русской армии были большая и малая шрапнельные мины, представлявшие собой модернизированные мины Карасева.

Для борьбы с танками русские инженеры создали противотанковые мины; таковы мина Ровенского с зарядом весом 4 кг, поражавшая гусеницы и катки танка, и мины Драгомирова и Саляева с взрывным зарядом весом 24-32 кг, предназначенные для уничтожения всего танка.

Изобретение электрического способа взрывания в сочетании с разработкой русским военным инженером К. А. Шильдером "трубных мин" произвело переворот в подземно-минном деле. Эти достижения русской военно-технической мысли были блестяще использованы под руководством саперного офицера А. В. Мальникова в подземно-минной борьбе при обороне Севастополя.

Электрический способ взрывания обеспечивал большую надежность производства подземных взрывов: русские саперы, например, взорвали 94 заряда и имели из них только один отказ, у англо-французских войск, пользовавшихся огнепроводным шнуром, из 136 подготовленных взрывов отказали 26 [65]. Не ограничиваясь простой обороной против минных атак противника, русские минеры сами перешли в подземное контрнаступление, захватывая минные галереи противника.

За семь месяцев подземно-минной борьбы защитники Севастополя проложили 6783 м подземных галерей и трубных мин, в 5 раз больше, чем смог сделать противник [66]. О превосходстве русских саперов в подземно-минной борьбе под Севастополем английская газета "Таймс" писала: "Нет никакого сомнения, что пальма первенства в этом роде военных действий принадлежит русским"; и далее: "Русские мины и галереи имеют до 8-12 м глубины, и воздух в них освежается помпами и вентиляторами. Словом, эти работы представляют самое изумительное и самое чудесное зрелище искусства и науки, соединенных с самой непреклонной силой и самым неутомимым трудолюбием" [67, с. 387].

На основе изучения подземно-минной борьбы под Севастополем М. М. Боресковым были разработаны методы расчета подземных взрывов, которые находят применение во взрывных работах и в настоящее время.

При обороне Порт-Артура подземно-минная борьба велась в меньших масштабах, чем под Севастополем. За два месяца русские минеры отрыли до 153 м подземных галерей и минных рукавов, пресекая подземно-минные работы противника [66].

В первую мировую войну насчитывалось до 50 случаев подземно-минной борьбы на русско-германском фронте.

Успешное применение подземно-минного дела способствовало развитию теории и практики подземного строительства в русской армии. Появились подземные фортификационные сооружения, возведенные в 1904 г. в крепости Владивосток. В первую мировую войну при оборудовании войсковых позиций большое распространение получили убежища, возводимые подземным способом, прозванные за наличие двух входов "лисьими норами".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'