Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Военно-инженерная техника

Русская фортификационная школа

Военное поражение русского царизма в Крымской войне побудило в 60-70-х годах XIX в. провести реформы в организации, комплектовании и вооружении армии. Быстро развивавшееся капиталистическое производство создавало необходимую технико-экономическую базу для усовершенствования всех видов военной техники, в том числе и инженерной.

Старая крепость с оборонительной оградой, составлявшая начиная с XV-XVI вв. основу прикрытия государственных границ от вражеского вторжения, оказалась несостоятельной в новых условиях вооруженной борьбы. Она, по словам одного из основоположников русской фортификационной школы, А. 3. Теляковского, уже не представляла для неприятеля "такой твердыни, которую бы он не мог обойти безопасно" [60, ч. I]. Исходя из тесной зависимости фортификации от тактики и стратегии, А. 3. Теляковский выдвинул идею большой фортовой крепости, состоявшей из центрального ядра-цитадели и пояса долговременных укреплений - фортов, вынесенных на расстояние, обеспечивающее центральную часть от артиллерийского огня противника.

Основная крепостная позиция получила, по Теляковскому, кольцевое начертание. Форты были хорошо укрепленными опорными пунктами для самостоятельной круговой обороны, а за ними располагались позиции батарей, обстреливающих фланговым огнем промежутки между фортами. Кроме того, автор ставил дополнительные артиллерийские батареи на промежутках для противодействия прорыву противника. Такая фортовая крепость большой, по тогдашним понятиям, площади, имея значительный активно действующий гарнизон и необходимые запасы, могла, по мнению Теляковского, "остановить неприятеля, действующего по новым тактическим и стратегическим правилам" [60, ч. II].

Многие идеи Теляковского были осуществлены при героической обороне Севастополя в 1854-1855 гг. Вместо запроектированной в 1834 г. по старым канонам, но полностью в мирное время не осуществленной линии бастионов (Бастион - пятиугольное укрепление с открытым тылом, возводившееся в углах крепостной ограды.) и соединяющих их участков крепостной ограды ("куртин") на подступах к Севастополю была возведена в ходе активной обороны укрепленная полоса глубиной до 1,0-1,5 тыс. м с бастионами, превращенными в опорные пункты основной оборонительной позиции, с передовыми, промежуточными и тыловыми позициями пехоты и артиллерии, с окопами, траншеями и заграждениями, с учетом особенностей местности и назначением укрепления.

Высоко оценивая укрепления Севастополя, Ф. Энгельс писал: "...неправильность линий защиты, вместо того, чтобы дать британским инженерам простор в применении их изобретательных способностей, лишь сбила с толку этих джентльменов, которые умеют по всем правилам искусства сломить фронт регулярных бастионов, но ужасно теряются каждый раз, как неприятель отступает от принципов, предписанных признанными в данном вопросе авторитетами" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 10, стр. 548.).

Опыт обороны Севастополя, а затем франко-прусской войны 1870-1871 гг. и борьбы за крепость Порт-Артур в 1904-1905 гг. явился основой дальнейшего развития теории и практики строительства фортовых крепостей во всех странах. В России особое значение в этом развитии имела деятельность Э. И. Тотлебена, возглавлявшего инженерные войска в обороне Севастополя и обобщившего их опыт, и профессора К. И. Величко, виднейшего теоретика и практика русской фортификационной школы. В своих трудах и проектах К. И. Величко сформулировал принципы устройства фортовой крепости и ее основного элемента - форта.

В труде "Оборонительные средства крепостей против ускоренных атак" [61] К. И. Величко теоретически обосновал приемы заблаговременной фортификационной подготовки местности и наметил принципы построения укрепленных районов, развитые им в последующих трудах.

Наиболее выдающейся из работ К. И. Величко является книга "Инженерная оборона государства и устройство крепостей" [62], в которой автор показал значение крепостей при инженерной подготовке театров военных действий, а также теоретически разрешил вопрос о фортификационной подготовке государства к войне. Особенно подробно разработаны в этой книге положения о фортификационном устройстве большой крепости и даны основы ее проектирования. Эти принципы получили широкое применение в крепостном строительстве нашей страны вплоть до первой мировой войны.

Рассматривая форт как опорный пункт основной крепостной позиции, русские военные инженеры стремились обеспечить наибольшую активность и устойчивость его обороны при артиллерийском обстреле и при штурме вражеской пехотой. Примером этого является проект русского форта 1909 г. в виде трапеции. Такая форма в плане позволяла в наибольшей степени использовать огонь с боковых фасов (Фас - прямолинейный участок рва или траншеи.) форта для косоприцельного обстрела наступающего противника и для прикрытия промежутков между фортами. На главном валу высотой до 5 м, расположенном по периметру форта, размещались открытые позиции для стрелков, площадки, называвшиеся барбетами, и броневые башни для противоштурмовых орудий, наблюдательные посты. Для усиления противоштурмовой обороны вокруг форта отрывался ров глубиной 8-9 м с металлической решеткой, установленной на его дне. Фасы рва простреливались огнем противоштурмовых орудий, расположенных в специальных закрытых сооружениях - кофрах, возводимых в углах бетонного контрэскарпа рва и в горжевом (Контрэскарп - передняя крутость рва, обращенная к противнику. Горжевой капонир - закрытое сооружение в горже (тыловой части) форта для ведения флангового огня в две противоположные стороны вдоль рва.) капонире. Кофры соединялись друг с другом галереей, устроенной в бетонном массиве контрэскарпа. Для флангового обстрела артиллерийским и пулеметным огнем промежутков между фортами в их тыловой части возводились закрытые огневые сооружения - промежуточные полукапониры, надежно укрытые массивом форта от огня противника с фронта. Большое внимание уделялось защите от артиллерийского обстрела. Для стрелков на линии огня устраивались ниши и козырьки и устанавливались металлические щиты. Подвижные противоштурмовые орудия располагались в укрытиях, откуда они для отражения штурма выкатывались на свои открытые площадки. Для дежурных подразделений строилось убежище под главным валом с выходами на огневые позиции и во внутренний дворик форта. Под ретраншаментом также имелось убежище. Наконец, в тыловой части форта создавалась двухэтажная казарма, защищенная от артиллерийского огня и подготовленная для обороны. Основные элементы форта соединялись между собой бетонными галереями - потернами.

Тяжелая артиллерия в русских крепостях располагалась на промежутках между фортами, где для нее оборудовались огневые позиции, строились убежища, пороховые погреба и пр. Считалось необходимым заблаговременно обеспечивать в инженерном отношении действия войск по отражению вражеских попыток прорваться через промежутки между фортами: создавать там костяк оборонительной позиции, возводить казармы, превращаемые в мобилизационный период в опорные пункты, строить дороги и т. п.

Разработанный К. И. Величко в 1888 г. форт, получивший название "русский форт" или "форт Величко", был принят в основу проектирования крепостных фортов в России; впоследствии и за границей стали строить такие же форты. Существенно новым в проекте форта Величко явилась своеобразная организация фланкирования промежутков между фортами из казематированного артиллерийского сооружения, названного автором промежуточным капониром.

Схема русской крепости Величко была признана во Франции и других странах, но она появилась там не как русское, а как французское изобретение. Французские инженеры, использовав предложенный К. И. Величко капонир, назвали его "казамет де-Бурж", по г. Бурже, где изобретение К. И. Величко было в опытном порядке построено и испытано в 1902 г.

В 1910 г. появились наряду с трапецеидальным проекты треугольных и многоугольных фортов. В некоторых случаях, например в горных условиях, элементы форта рассредоточивались на большей площади для лучшего выполнения боевых задач; форт принимал расчлененную форму. Такое решение имело место, например, в крепости Владивосток.

Появление нарезного оружия, создание новых взрывчатых веществ, обладавших большей разрушительной силой, чем старые пороха, применение артиллерией фугасных снарядов заставили коренным образом изменить не только форму, но и конструкции крепостных сооружений. Традиционные материалы долговременной фортификации - кирпич и естественный камень - уже не могли противостоять разрушительному действию новых средств поражения. Развитие строительной и металлургической промышленности позволило выдвинуть на смену бетон, железобетон и броню. Одним из основоположников внедрения бетона в строительство русских крепостей явился профессор Инженерной академии И. Г. Малюга, под руководством которого были разработаны нормы на портландцемент и решены другие вопросы приготовления и применения бетона.

81. Усиление кирпичной конструкции крепостной постройки бетонным тюфяком
81. Усиление кирпичной конструкции крепостной постройки бетонным тюфяком

Поскольку все старые крепостные постройки были сложены в основном из кирпича, военно-инженерная мысль была направлена в первую очередь на усиление кирпичных конструкций. Полигонные испытания, проводившиеся в 1888-1889 гг. во Франции, Бельгии и России, выявили оптимальный способ усиления: устройство над кирпичной конструкцией перехватывающего снаряд бетонного тюфяка на песчаной подушке (рис. 81), с выпуском его по периметру сооружения для защиты стены от прямого попадания снаряда. В новом строительстве основные сооружения форта проектировались бетонными. Таков был, например, проект форта, предложенный в 1888 г. К. И. Величко.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'