Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск




Браслетный магазин: пластиковые контрольные браслеты в Москве. Для Вас браслеты: недорого.



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Клеточка, принесшая славу

Титову не раз приходилось самому упаковывать и отправлять большие партии маток заказчикам в другие штаты и страны и получать в отличном состоянии их из Италии. Кстати, при выписке племенных маток для себя Рут вместе с заказом высылал в Италию свои клеточки, уже заправленные кормом и даже с напечатанными адресами. Это не только ускоряло пересылку, но и устраняло случайности, гарантировало сохранность маток.

Но подсадка маток в семьи продолжала оставаться трудоемкой и не всегда надежной. Американские пчеловоды пользовались двумя клеточками: одной цилиндрической, предложенной Стэнлеем, — при выводе маток (в нее помещали зрелый маточник), другой миллеровской — непосредственно для подсадки в гнездо семьи. Переселение матки из одной клеточки в другую, в особенности когда маток было много, требовало очень больших затрат времени и терпения. Случались и неудачи. Титов, работая рядовым пчеловодом на матковыводных пасеках Рута, сам испытал все эти неудобства. Целесообразнее, казалось, совместить клеточку-инкубатор с клеточкой для подсадки. Тогда вышедшую из маточника матку без каких-либо затрат труда можно было бы дать безматочной семье.

Такую маточную клеточку и изобрел Абрам Титов. Он сообщил об этом своим соотечественникам в статье «Способ подсаживания маток в безматочные семьи и удобная для этого клеточка», написанной специально для пчеловодов России и опубликованной в «Вестнике иностранной литературы пчеловодства». «Скомбинированная мной клеточка, — писал автор, — была в 1903 г. практически применена на пасеках Рута и К° и найдена самой удобной, и с настоящего 1904 г. на пасеках Рута будут употребляться клеточки только такого устройства».

Клеточка Титова, как ее стали называть в США, а потом в России и во всем мире, предполагала использование самого распространенного среди американских пчеловодов, надежного и практичного способа подсадки маток с помощью корма. «Я лично применял его минувшим летом на пасеках Рута в нескольких тысячах случаев, — писал Титов, — и потому с совершенной уверенностью могу рекомендовать его русским пчеловодам как один из верных способов подсаживания маток».

Сущность этого способа состоит в том, что матку из клеточки в гнездо выпускает не пчеловод, а сами пчелы. Вот как это происходит. Заключенную в клеточку матку вносят в улей и оставляют там до тех пор, пока она не приобретет запаха семьи и пчелы через сетчатые стенки не вступят с ней в контакт. Отверстие в деревянной колодке клеточки заполняют кормовой массой — канди. Пчелы, поедая ее, постепенно очищают отверстие и выпускают матку. Кстати, над своим освобождением трудится и матка. Когда канди остается мало, головка матки встречается с головками пчел, устанавливаются кормовые связи, которые сближают пчел с маткой. Первыми вступают в контакт с ней пчелы с наполненными медовыми желудочками, а они, как известно, спокойнее и миролюбивее обычных. Все это и определяет благополучный прием матки семьей. Если матку в клеточке нужно продержать более суток, то под металлическую пластинку с отверстием подкладывают кусочек мягкой бумаги. Или отверстие с кормом закрывают пластинкой наглухо и только после определенного срока (через два-три дня) открывают доступ пчелам к канди.

Изобретение Титова было высоко оценено американскими пчеловодами. «Вот вам простой русский крестьянин!» — восторгался профессор Филлипс, а Рут назвал его одним из самых деятельных и искусных своих пчеловодов.

Титову, бесспорно, хотелось, чтобы клеточкой как можно скорее воспользовались пчеловоды России. Сразу же после ее испытания он выслал образец в Вятку в мастерскую пчеловодных принадлежностей для массового изготовления. В том же 1904 г. в русских пчеловодных журналах было напечатано объявление о том, что желающие могут выписать из Вятской губернии «новые маточные клеточки Титова по цене за штуку 15 копеек...».

Пчеловоды России получили, как тогда говорили, превосходный «снаряд», который, как известно, не потерял своей ценности до сих пор.

Матковыводное дело интересовало Титова и с технологической, и с коммерческой стороны. Он собирал сведения о реализации маток внутри США, рассылке в разные страны мира, выписке их из Европы, изучал организацию торговли, связи поставщиков и потребителей. Опыт американских промышленных матководов был в этом отношении поучительным, и им следовало воспользоваться.

Деловые качества Титова позволили Руту уже в конце первого года работы практиканта доверить ему заведование всеми матковыводными пасеками компании. В этой должности он оставался до возвращения на родину.

Абрама Евлампиевича очень занимало промышленное медово-товарное пчеловодство, для ознакомления с которым он посетил немало крупных пчеловодных хозяйств и фермерских пасек в Огайо, Калифорнии и других штатах. Он путешествовал по США, как сообщал в одном из писем, «для того, чтобы увидеть разницу в способах ведения там пчел». И несмотря на эту разницу (она определялась медосборными условиями и мастерством пчеловодов), всюду на промышленных пасеках пчел содержали в ульях Рута на рамку Лангстрота.

Американские пчелопромышленники считали очень прибыльным делом перевозки пчел по стране. Титову тоже пришлось кочевать с пасеками Рута в далекую Калифорнию и основательно изучить технику перевозки ульев по грунтовым и железным дорогам, в равнинных и горных местностях.

Энергия и трудоспособность русского пчеловода казались неисчерпаемыми и вызывали восхищение даже у американцев, людей деловых и предприимчивых. Загруженный до предела на основных работах, он успевал вести наблюдения за цветением растений, взятком, лётом пчел; систематически вел записи, составлял коллекции медов, восков, пчеловодных принадлежностей, литературы. Более сотни сортов меда, воска и их суррогатов насчитывалось в его коллекции. Кроме медов Америки, в нее вошли меда кубинские, ямайские, испанские и другие, которые могли представить научный и познавательный интерес для пчеловодов России. Он собирал материалы для книги об американском пчеловодстве, которую думал написать после возвращения домой.

Работая у Рута, который своей деятельностью определил направление развития пчеловодства в США и других промышленно развитых странах, Титов имел возможность общаться с известными американскими пчеловодами. К. Дадан, Ф. Бентон, Ч. Миллер поддерживали контакты с Рутом и участвовали в важнейших событиях пчеловодной жизни страны. Это обогащало, расширяло границы познаний русского пчеловода и одновременно давало возможность самому рассказать о пчеловодстве своей родины и том подъеме, который оно переживало.

На Международном конгрессе пчеловодов, состоявшемся в 1904 г. в США, Титов выступил с большим докладом о пчеловодстве России, который произвел очень сильное впечатление на слушателей.

«Мы вообще очень мало знали о способе ведения пчел в самом обширном европейском государстве, — писал А. Рут по поводу сообщения Титова. — Поэтому мы были до крайности удивлены, узнав, что занятие пчеловодством в России вполне доступно... Мистер Титов полагает, что нет во всем мире страны, где бы сбыт меда и воска мог быть так велик и где развитие пчеловодства могло бы достичь таких размеров, как у него на родине».

Искренне и горячо верил Абрам Титов в великое будущее пчеловодства России и готовил себя к тому, чтобы сделать для этого все возможное.

Более пяти лет пробыл Абрам Евлампиевич за океаном. После возвращения на родину он, естественно, хотел воплотить в жизнь идею перестройки пчеловодства России, придать его развитию промышленный характер. Наиболее подходящим краем для создания крупных коммерческих пчеловодных хозяйств и внедрения промышленных методов ухода за пчелами представлялась ему юго-западная часть страны.

Действительно, этот край исстари славился медом и воском, изобиловал пчелами и по праву считался колыбелью русского пчеловодства. Мягкий климат, богатая медоносная растительность, множество садовых культур, белой акации, каштана, просторы многоцветных заливных лугов по Днепру, Припяти и другим рекам — все это благоприятствовало занятию пчеловодством. Правда, со времени седой старины природные условия немало изменились. Однако медоносные угодья были еще достаточно велики, и при умелой организации производства, как полагал Титов, можно было рассчитывать на получение большого количества продукции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'