Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Человечество как общественная формация подчиняется особым специфическим законам — законам общественного развития, открытым и исследованным Карлом Марксом, Фридрихом Энгельсом и Владимиром Ильичей Лениным.

Но с точки зрения естественных наук мы — часть Вселенной и подчиняемся действующим во Вселенной физическим и другим закономерностям. Не только целый ряд условий нашей жизни, но и само существование земной цивилизации во многом зависят от того, что представляет собой наша Вселенная, какие физические процессы в ней происходят, какие законы действуют и какое место занимают в ней жизнь и человек, какова их роль в общем процессе самодвижения материи.

Одним из важных достижений современного естествознания является вывод о том, что возможность нашего существования обеспечивается всей совокупностью фундаментальных свойств нашей Вселенной. Первостепенное значение для жизни имеет и вся последовательность этапов развития материи в нашей области материального мира: начальное расширение сверхплотной плазмы; образование легких химических элементов — водорода и гелия; возникновение звезд, в недрах которых в пламени термоядерных реакций происходил синтез более тяжелых элементов, вплоть до железа; взрывы массивных звезд, в расширяющихся газовых оболочках которых синтезировались еще более тяжелые элементы; наконец, образование планет... И лишь после этого — формирование живых структур.

Таким образом, жизнь человека — это закономерный результат всех предшествующих этапов развития материи. Если бы даже один из них не осуществился, скажем, не возникло разнообразие химических элементов или не образовались планеты, — нас бы не было. Можно сказать, что человек самим фактом своего существования и строением своего организма как бы отражает всю предысторию Вселенной.

Наконец, для существования живых организмов чрезвычайно важно то обстоятельство, что Вселенная расширяется. Благодаря взаимному удалению галактик в их излучении наблюдается так называемое красное смещение спектральных линий, т. е. сдвиг электромагнитного излучения в сторону более низких частот и больших длин волн. А чем длиннее волна электромагнитного излучения, тем меньшую энергию оно переносит.

Кроме того, взаимное удаление звездных систем приводит к тому, что соответственно уменьшается количество энергии, приходящей от них в единицу времени в любую точку пространства. Если бы галактики сблизились, то вместо красного смещения происходило бы фиолетовое, т. е. сдвиг излучения в сторону более высоких частот и меньших длин волн.

В результате совокупного действия этих двух эффектов плотность излучения в каждой точке Вселенной была бы столь велика, что это полностью исключало бы возможность образования сложных в том числе живых структур. Таким образом, именно расширяющаяся Вселенная в наибольшей степени приспособлена для возникновения и развития жизни...

Чем же объяснить столь удивительную гармонию между свойствами живых организмов и свойствами Вселенной? Чем объяснить, что совокупность свойств нашей Вселенной — именно та почти единственная уникальная совокупность, которая только и может обеспечить условия для образования сложных и живых структур?

На все вопросы, если оставаться в рамках науки и отбросить теологическое объяснение «мировой гармонии» наличием божественного плана, в принципе, существует два ответа.

Еще в самом начале XX столетия К. Э. Циолковский высказал интересную мысль. Если мы скажем, что всегда мир был, есть и будет, и на этом остановимся, то мы не объясним, почему мир таков, почему его законы таковы, а ведь они могли быть другими. Поскольку человеческое существование не случайно, считал Циолковский, а имманентно (Свойство, внутренне присущее тому или иному предмету или явлению.) космосу, тот космос, который мы знаем, не мог быть иным. Во второй половине нашего века эти идеи Циолковского получили дальнейшее развитие в трудах ряда советских, а также некоторых иностранных ученых.

В 50-е годы советский астрофизик Г. М. Идлис обратил внимание на то, что в нашей Вселенной законы физики таковы, что разрешают существование атомов, звезд, планет и жизни. А в 1965 году другой советский астрофизик А. Л. Зельманов сформулировал очень важный принцип: мы являемся непосредственными свидетелями природных процессов определенного типа, потому что процессы иного типа протекают без свидетелей.

Аналогичные идеи можно встретить в трудах других современных физиков и астрофизиков. Так, известный английский астрофизик П. Девис высказывает похожую мысль о том, что наличие жизни накладывает известные ограничения на свойства Вселенной — они должны быть в той или иной мере определенными.

Понимать это, разумеется, надо не в том смысле, что Вселенная специально приспособлена к человеку, а в том, что в иной Вселенной, обладающей иными свойствами, мы просто не могли бы ни появиться, ни существовать. И такую Вселенную некому было бы ни наблюдать, ни изучать. Как справедливо заметил Девис, «если бы все было не таким, каково оно есть, нас здесь просто бы не было и мы не могли бы выражать свое удивление». (Девис П. Пространство и время в современной картине Вселенной. - М., 1979. - С. 267-268.)

В итоге всех подобных соображений был сформулирован так называемый антропный принцип, затрагивающий наиболее глубокие проблемы, относящиеся к свойствам нашей Вселенной и их взаимосвязи с существованием человека и человечества. Коротко его можно сформулировать так: «Мы существуем потому, что Вселенная такая, какая она есть». Таким образом антропный принцип дает ответ на поставленные нами вопросы. Если бы Вселенная была иной, то человек (наблюдатель) в такой Вселенной не мог бы существовать.

Однако если бы наша Вселенная была единственной, т. е. исчерпывала собой весь материальный мир, то реализация именно того комплекса фундаментальных свойств, который допускает существование жизни, а не какого-либо иного, была бы событием чрезвычайно маловероятным. Поэтому с большой степенью вероятности можно предположить: либо наша Вселенная прошла через бесчисленное множество последовательных циклов сжатия и расширения и в каждом из них «возрождалась» с новым «набором» свойств и мы живем в том цикле, в котором этот «набор» оказался благоприятным для образования сложных структур; либо в материальном мире существует бесчисленное множество различных вселенных и мы существуем в той из них, свойства которой допускают формирование новых организмов. Это объясняет, почему, несмотря на весьма малую вероятность, пригодный для жизни комплекс физических и других свойств мог реализоваться в нашей Вселенной.

«Оставаясь на материалистической позиции, — писал член-корреспондент АН СССР И. С. Шкловский, — конечно, нельзя считать, что Вселенная была специально создана для того, чтобы на каком-то этапе ее развития в ее пространственно-временных областях возникла жизнь, даже разумная жизнь. Какой же вывод остается сделать? Только один: считать, что наблюдаемая нами Вселенная не существует, так сказать, в единственном числе, а имеется огромное, скорее всего, бесконечное множество разных вселенных» (Земля и Вселенная. — 1984. - №4. — С. 37—38.)

В свое время А. Л. Зельманов высказал мысль о том, что если наша Вселенная не единственная, то существование других вселенных должно каким-то образом сказываться на свойствах нашей. Антропный принцип сформулирован на основе изучения свойств нашей Вселенной. И если этот принцип справедлив, то он обладает немалой эвристической силой, позволяя сделать вывод о том, что наша Вселенная, по всей вероятности, не исчерпывает собой материальный мир. Как мы видим, антропный принцип самым тесным образом связан с возможностью осуществления определенных маловероятных событий при наличии бесчисленного множества случайных вариантов.

Однако помимо антропного принципа существует еще одна возможность объяснить, почему в нашей Вселенной реализовались условия, благоприятные для возникновения жизни и разума. Несколько лет назад советский философ В. В. Казютинский высказал весьма интересную мысль о том, что в природе существуют некие еще неизвестные нам общие законы эволюции, которые с определенной необходимостью направляют ход развития материи таким образом, что ее свойства оказываются благоприятными для образования живых структур.

Если подобное предположение справедливо, то это означает, что свойства нашей Вселенной, обеспечивающие возможность возникновения и существования жизни, сложились не случайно, а с известной необходимостью. Общих законов эволюции, о которых идет речь, мы пока не знаем. Однако некоторые соображения относительно их характера представляется возможным высказать уже и сейчас...

Задумаемся над тем, может ли в ходе естественных природных процессов в результате случайного «сцепле ния» атомов и молекул образоваться, скажем... автомобиль «Жигули»? Или хотя бы какой-нибудь более простой объект, например фотографическая камера или наручные часы? Вероятность подобного события не более велика, чем вероятность того, что, беспорядочно, наугад ударяя по клавишам пишущей машинки вы сумеете напечатать повесть или роман. Подавляющее большинство природных процессов развивается от состояний менее вероятных к более вероятным.

Подобный ход событий объясняется тем, что в окружающем нас мире действует фундаментальный закон - так называемое второе начало термодинамики, согласно которому энергия любой обособленной материальной системы постепенно превращается в тепловую, а тепло всегда переходит от более нагретых тел к менее нагретым. В результате тепловая энергия постепенно равномерно распределяется между всеми телами, и всякие термодинамические процессы в системе полностью прекращаются. Таким образом, любая изолированная система, предоставленная самой себе, обречена на неизбежное вырождение.

На языке современной физики это звучит так: «энтропия», т. е. мера рассеяния, «вырождения» энергии в замкнутой системе, стремится к максимуму. А если перевести то же самое на язык математики, это и будет означать, что система от состояний менее вероятных переходит к более вероятным. Наконец, на обыденном, житейском языке следствие из второго закона термодинамики, о котором идет речь, состоит в том, что в замкнутых системах процессы всегда развиваются от «порядка» к «беспорядку», с течением времени увеличивается «хаос».

Однако если исходить из того, что явления, происходящие в реальном мире, носят диалектический характер и, в частности, в нем действует закон единства и борьбы противоположностей, то допустимо предположить, что в природе существуют процессы, противостоящие накоплению энтропии и вырождению материи.

Одним из таких известных нам процессов является деятельность живых, и в особенности разумных, организмов, ведущая к созданию маловероятных состояний, т. е. к увеличению «порядка» и уменьшению энтропии. Вспомним хотя бы пчелиные соты, птичьи гнезда, муравейники, плотины, возводимые бобрами. Особенно ярко способность к преобразованию окружающего мира выражена у человека, создающего машины, станки, самолеты, ракеты, электронно-вычислительные машины, здания и другие объекты и сооружения, которых нет в природе и которые сами собой не могли бы возникнуть.

Не является ли поэтому формирование живых структур необходимым этапом самодвижения материи, компенсирующим «разрушительное» действие второго начала термодинамики? Не исключено, что раскрытие подобной необходимости как раз и составляет содержание тех общих законов эволюции, о которых идет речь. Этим общие законы эволюции отличаются от антропного принципа, который говорит лишь о возможности появления живых организмов в нашей Вселенной, но ничего не говорит о том, должны ли эти организмы возникать с необходимостью и в силу каких физических и других закономерностей...

Таким образом, не исключена возможность того, что в природе в самом деле действуют объективные законы, «компенсирующие» влияние второго начала термодинамики и, в частности, обеспечивающие возможность возникновения живых структур.

Но если Вселенная закономерно порождает жизнь и человека, то логично предположить, что человек в свою очередь должен обладать способностью преобразовывать Вселенную. При этом в перспективе речь идет не только о локальных преобразованиях земных условий, ближнего космоса и даже нашей Галактики, но и о преобразующей деятельности человека на значительно больших пространствах, затрагивающей фундаментальные свойства Вселенной как целого.

Если в самом деле в мире действуют общие законы эволюции, о которых говорилось выше, то необходимость широкомасштабной преобразующей деятельности человека можно рассматривать как их прямое и непосредственное следствие.

Осознание человеком с научных позиций своего места во Вселенной, взаимосвязи своего существования с окружающим миром имеет важное значение не только для нашей практической деятельности — оно составляет основу нашего научного мировоззрения.

Именно этот вопрос — о месте человека и человечества в мироздании — всегда был одним из центральных вопросов миропонимания. И если разобраться, то, в сущности, именно вокруг этого вопроса во все времена развертывалась и продолжается по сей день борьба науки и религии. Внешне она принимала различные формы, но всегда была отражением различного отношения человека к миру, отношения, которое во многом зависело от достигнутого уровня научных знаний.

Мы живем в эпоху необычайно бурного развития науки, техники, технологии, энергетики. Современному человечеству уже по плечу свершения глобального и даже космического масштаба. Мы начали осваивать космос, вовлекать космические явления в сферу своей практической деятельности.

Но, осуществляя подобные свершения, мы можем вызвать не только в земной, но и в космической среде необратимые изменения, неблагоприятные для земной цивилизации — и для современного, и для будущих поколений. Поэтому мы должны предвидеть как близкие, так и отдаленные последствия наших действий!

Решить подобную задачу и тем самым обеспечить оптимальные пути дальнейшего прогресса человечества можно только на основе все более глубокого научного исследования природы. В такой ситуации любые околонаучные иллюзии и околонаучные мифы опасны вдвойне. С одной стороны, они уводят науку от решения действительно важных задач, а с другой — любые попытки строить на их основе практическую деятельность могут привести к весьма нежелательным последствиям.

И несмотря на то, что порой околонаучные сенсации выглядят увлекательно, необходимо относиться к ним критически и помнить, что самое увлекательное в науке — это те подлинные проблемы, которые возникают в процессе ее развития и решение которых способно принести людям реальную пользу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'