Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

КАК РОЖДАЮТСЯ СЕНСАЦИИ

Необычный факт, соответствующим образом истолкованный, непроверенные сведения с недобросовестными комментариями, наконец, просто откровенная выдумка - воспринятые некритически, они становятся тем фундаментом, на котором воздвигается миф.

И даже если этот фундамент непрочен, а его составляющие противоречат научным данным и не выдерживают критики с позиций науки, миф все равно может продолжать существовать и развиваться.

Весьма существенную роль в формировании околонаучных мифов играют западные журналисты.

Впечатляющий пример... Летом 1976 года американская космическая станция «Викинг-1» перед посадкой на поверхность Марса сфотографировала некоторые участки этой планеты. Изучая переданные на Землю снимки, специалисты на одном из них обнаружили гору, форма и очертания которой напоминали человеческое лицо. А неподалеку от этого «сфинкса» располагалась группа гор с острыми вершинами, похожих на знаменитые египетские пирамиды.

Ученых, занимавшихся анализом изображений, это сходство развеселило, и они тут же присвоили «сфинксу» шуточное название — «Лицо Марса». Никто из них ни на минуту не сомневался, что сходство этого образования с искусственным сооружением вызвано случайной игрой света и тени в пределах горы «сфинкс» и расположенного на ее склоне метеоритного кратера. Из-за этого и возникла иллюзия глаза, носа и линии рта, усиленная черными точками на снимке, возникшими вследствие помех при передаче изображения с борта космического аппарата. Что же касается «пирамид», то специалистам с самого начала было совершенно ясно, что эти остроконечные горы высотой от нескольких сотен метров до одного километра и с поперечником в основании от одного до нескольких километров порождены вулканической деятельностью, протекавшей в данном районе Марса.

На том бы, вероятно, все и закончилось, если бы этот рабочий эпизод не стал известен журналистам и его описание с сенсационными намеками не попало на страницы широкой печати. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы начались оживленные разговоры о таинственных образованиях на Марсе, а сторонники гипотезы «пришельцев» получили возможность утверждать, что и «сфинкс», и «пирамиды» представляют собой не что иное, как сверхмонументальные скульптуры, воздвигнутые марсианами или «гостями из космоса» — представителями других космических цивилизаций. И эта идея, несмотря на полную научную несостоятельность, долго обсуждалась в определенных кругах людей, проникала в виде многозначительных намеков на газетные и журнальные страницы. А лекторам, читающим популярные лекции по астрономии, неизменно приходилось отвечать на соответствующие вопросы, нередко поставленные в такой, примерно, форме: «Вот вы говорите, что никаких следов разумной деятельности внеземных цивилизаций обнаружить не удалось, а как же «сфинкс» и «пирамиды» Марсе?..» Вообще, игра природы может быть весьма причудливой. Достаточно вспомнить, например, знаменитый каменный столб «Дед» на Енисее или отчетливые контуры человеческого лица, образованные очертаниями, спадающего к морю склона горы Карадаг на берегу Коктебельской бухты в Крыму...

Еще один почти классический пример необоснованной околонаучной сенсации — серия статей о наблюдениях Луны Дж. Гершелем, появившаяся в августе 1835 года американской газете «Нью-Йорк сан». Автором этих публикаций был молодой и изобретательный журналист Р. Лок. Рассказав сперва о новом телескопе, построенном Гершелем, Лок из номера в номер стал сообщать о невероятных открытиях, якобы совершаемых с помощью этого инструмента на Луне. Чего тут только не было — воображение журналиста наделило Луну пышной растительностью и населило фантастическими животными и даже крылатыми людьми. Перед изумленными читателями предстали бобры, живущие в хижинах и добывающие огонь, разноцветные птицы, грандиозные храмы, построенные из сапфира, а затем рукокрылые полулюди-полумыши. Наконец, исчерпав свою фантазию, Лок сообщил, будто «чудо-телескоп» в результате несчастного случая вышел из строя, и поставил на этом точку.

Между тем в течение всего того времени, пока множество людей упивалось невероятными сообщениями Лока, ничего не подозревавший Гершель занимался на мысе Доброй Надежды обследованием с помощью своего телескопа Южного полушария неба. Остается только добавить, что на некоторое время газета «Нью-Йорк сан» сделалась одним из самых популярных в мире изданий.

Несколько лет назад в одной из газет была опубликована статья двух не лишенных фантазии инженеров, которые, используя существующие научные данные о Луне, высказывали сенсационное предположение о том, что Луна не что иное, как... искусственно созданное небесное тело.

Разумеется, к подобной «гипотезе» трудно было отнестись всерьез, но толчок был дан, и воображение некоторых любителей необычайного активно заработало. Во все возрастающем количестве хлынул поток все новых и все более изощренных «гипотез», призванных доказать, что контакт с внеземными цивилизациями уже состоялся или даже... совершается на наших глазах.

Надо отдать должное изобретательности авторов подобных «доказательств». В ход пошли буквально все сколько-нибудь неясные обстоятельства или эпизоды истории человечества и даже события, описанные в «священных книгах». Дело дошло до того, что инопланетным космонавтом объявили мифического Христа. Согласно одной из таких «версий», он был врачом инопланетного космического корабля, спустившимся на Землю и некоторое время занимавшимся исцелением местных жителей от всевозможных болезней, даже воскрешавшим из мертвых. Однако в конце концов Христос чем-то прогневал аборигенов, и они распяли его на кресте. Естественно, спутники инопланетянина не могли оставить своего товарища в беде — они направили на Землю спасательный бот, который снял его с креста и доставил на борт основного корабля, находившегося в это время на околоземной орбите. Согласно авторам подобной «гипотезы», так в действительности выглядели события, которые в священном писании изображены как «вознесение Христа на небо». Как говорится, комментарии излишни!..

Из уст в уста передавались и бесчисленные рассказы о таинственных происшествиях, в которых будто бы принимали непосредственное участие космические пришельцы. Как-то после одной из лекций в Московском планетарии ко мне подошел молодой человек, отрекомендовавшийся оператором телевидения, и передал историю, рассказанную ему во время съемок в одном из горных районов Кавказа. Однажды рассказчик, старый человек, вместе со своим родственником перевозил на телеге по горной дороге тяжелый груз. Вдали от дома телега застряла в глубокой колее. Несмотря на все усилия, освободить ее старикам никак не удавалось. И вдруг откуда ни возьмись на дороге появились три высоченных молодых человека. Ни слова не говоря, они. приблизились к телеге и словно пушинку легко передвинули ее на ровное место. Пожелав старикам счастливого пути, они тут же удалились...

— Все совершенно ясно, — убежденно заявил мой собеседник, — это были инопланетные космонавты. Кто же еще?

Я не стал с ним спорить, спорить в таких случаях бесполезно, но постарался выяснить, где именно и когда произошла загадочная встреча. К счастью, телеоператор мог сообщить об этом с достаточной точностью.

История меня заинтересовала, и я стал наводить необходимые справки. Оказалось, что как раз в то время в указанном районе... проходил сбор спортсменов-штангистов. Так что ничего удивительного нет в том, что трем молодым богатырям, привыкшим укрощать сотни сило-граммов металла, не составило особого труда вытащить нз дорогу потерпевшую «аварию» телегу. Придя на помощь двум пожилым людям, они поступили так, как и должны поступать настоящие спортсмены. Неудивительно и то, что двум старикам легкость, с которой неожиданные пришельцы вытащили телегу, показалась чем-то из ряда вон выходящим...

Этот пример очень хорошо показывает, как при желании во что бы то ни стало обнаружить «гостей из космоса», можно соответствующим образом обрисовать чуть ли не любое мало-мальски необычное событие или явление.

Есть немало людей, которые с увлечением и энтузиазмом собирают рецепты всевозможных диет, советы тибетской медицины, сведения об экстрасенсах и т. п. информацию, а также интересуются восточной философией, усматривая в ней чудодейственное «лекарство» от всех бед. Свои увлечения они объясняют примерно так: хочу быть сильней и физически и психически, особенно обладать сильной волей. Возможности нашего организма безграничны, говорят они. Но для того чтобы их использовать, дух должен управлять телом. Общаясь, эти люди слышат друг от друга немало «необычного», такого, о чем не прочтешь ни в одном научном журнале. И воспринимают это «необычное» совершенно некритически, не пытаясь отделить реальное от явно мистического, полезное от весьма сомнительного и просто нелепого и даже прямо противоречащего надежно проверенным научным данным и нашим материалистическим представлениям о мире.

Безусловно, здоровье и самосовершенствование вопросы, к которым, пожалуй, ни один человек не может оставаться равнодушным. Но можно только удивляться тому, с какой поразительной легкостью иные образованные люди, поддавшись соблазну приобщиться к чему-либо «необычайному», готовы отбросить весь тот запас научных знаний, который они усердно и небезуспешно осваивали на протяжении многих лет.

Один журналист рассказывал даже о том, как в местной молодежной газете он опубликовал первоапрельскую шутку. В сочиненной им заметке сообщалось, будто «молекулы-мутанты» прошлогоднего снега помогают избавиться... от лысины. Каково же было его удивление, когда какое-то время спустя он, будучи по делам в одном из научно-исследовательских институтов, увидел на подоконнике банки с грязноватой талой водой, которой сотрудники НИИ пытались лечиться от облысения.

Разумеется, на любом уровне развития науки всегда остаются нерешенные проблемы, вопросы, на которые еще нет ответа. Стремление найти ответ на эти вопросы, как можно скорее заполнить «белые пятна» вполне естественно.

Однако, с одной стороны, при том обилии направлений, которые существуют в современном естествознании, на изучение всех нерешенных вопросов просто-напросто не хватает научных сил. Кроме того, современные научные исследования с каждым годом становятся все более трудоемкими, требующими применения все более мощных исследовательских средств, сложных и дорогостоящих установок. Столь высокие затраты, отмечает известный американский ученый-биофизик Е. Стептон, ведут к тому, что некоторыми видами исследований могут заниматься лишь высокоразвитые страны, но даже и в этом случае наблюдается тенденция к сокращению расходов. Поэтому волей-неволей приходится делать выбор — в какие области науки направлять силы и средства в первую очередь.

С другой стороны, по мере проникновения в тайны строения материи сами по себе научные проблемы становятся все более сложными и трудноразрешимыми. Они могут «не поддаваться» усилиям ученых годами и десятилетиями.

Тем не менее человеку хочется видеть решенными все проблемы. В особенности те из них, которые прямо или косвенно задевают его личные интересы. Тогда возникает своеобразный психологический феномен: воображение подменяет подлинное решение той или иной проблемы иллюзией решения. Истинное же положение дел в данной области науки люди, склонные к подобным фантазиям, представляют себе достаточно смутно, поскольку сами исследованием заинтересовавшей их проблемы на профессиональном уровне не занимаются.

Немалую роль в появлении и распространении мифов играет не только неправильное понимание сущности процесса научного познания и его диалектического характера, но и стремление, заложенное, как считает академик А. Б. Мигдал, в природе человека, находить в любом нерешенном вопросе нечто таинственное и необычное. Эйнштейн, например, полагал, что самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека, — это ощущение таинственности, которое лежит в основе всех наиболее глубоких тенденций в искусстве и науке. Но, к сожалению, оно же есть причина и многих антинаучных слухов.

Немаловажно и следующее обстоятельство. В наше время научный подход к решению тех или иных задач приносит колоссальный положительный эффект, позволяет быстрее достигать поставленных целей. Но в то же время «всепроникающее» влияние науки может вызывать и своеобразный обратный эффект, порождать у некоторых людей ощущение фатальной зависимости от нее, стремление освободиться от ее диктата.

Человек, тяготящийся «давлением» науки, готов ухватиться за любую «зацепку», чтобы вырваться из-под ее опеки. Отсюда и неистребимая готовность воспринять любое, даже самое невероятное сообщение, лишь бы оно выводило за предел границ, очерченных научным знанием, и то поразительное легковерие, которое проявляют многие люди по отношению ко всякого рода околонаучным, а по сути дела псевдонаучным, сенсациям.

Человек же религиозный склонен видеть в «таинственном» проявление высших, «потусторонних» сил. Сходную, по сути дела, позицию занимает нередко и не достаточно последовательный атеист. Не привлекая прямо к объяснению загадочного сверхъестественное, он, однако, говорит: «что-то такое» в мире все-таки есть. При этом неявно подразумеваются не какие-либо процессы или закономерности, еще не исследованные наукой, а нечто «такое», что вообще недоступно научному пониманию. Подобное полуобразованное невежество гораздо опасней, чем слепая вера в сверхъестественное непросвещенного человека, потому что оно пытается подвести под мифические, а по сути дела мистические, идеи научи ный фундамент, придать им видимость научно обоснов ванных утверждений.

Совершенно иначе относится к «таинственному» подлинный материалист и атеист. Встречаясь с загадочным, он всегда начинает активно искать его естественные причины, что служит стимулом к дальнейшему прогрессу науки, к исследованиям, генерирующим новое знание. При этом материалист руководствуется одной из главных методологических установок современной науки: придерживаться наиболее правдоподобного объяснения того или иного явления до тех пор, пока не обнаружатся факты, которые заставят его от этого объяснения отказаться.

В этом различном отношении к загадочному находит наглядное выражение пассивность и бесплодность околонаучного и религиозного подходов к пониманию мира, и, напротив, эффективность и плодотворность научном подхода.

В заключение следует обратить внимание на то, что научная регламентация нашей жизни таит в себе определенную опасность. Привычка все оценивать с научных позиций, рациональность мышления могут незаметно превратиться в общую потребность к сухому рационализму, отодвигающему на задний план моральные ценности, а иногда перерастающему и в откровенный цинизм по отношению к тем или иным человеческим идеалам, к искусству, культуре и природе.

Разумеется, по своей социальной сущности наука гуманна и человечна и в нашем обществе, которое строится на строго научной основе, неотделима от общих задач развития культуры и высоких нравственных идеалов. Однако мы должны предусматривать возможность негативных явлений, представляющих собой следствие научно-технической революции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'