Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Я НЕ ИСТРЕБЛЯЛ ЖИВОТНЫХ»

Из глубины веков доходят до нас отрывочные сведения о попытках людей приостановить ход разрушения природы. И началось это в очень давние времена. Весь прогресс человеческого общества основан на борьбе созидающих начал с разрушающими. Силы “добра и зла” действовали в природопользовании равно как и в других сферах общественной жизни. Особенность здесь та, что преобладающее большинство людей долгое время не признавало “зло” таковым, ибо налицо всегда был простой факт: чем интенсивнее общество эксплуатировало природные ресурсы, тем богаче оно становилось.

Я не истреблял животных
Я не истреблял животных

История борьбы за охрану природы еще не написана. Появившись, она раскроет перед нами немало интересных страниц, на которых геройство соседствует с подлостью, благородство - с низостью, провидение - с ограниченностью и близорукостью. Но почти наверняка можно предсказать, что пытливые исследователи обнаружат в этой истории немало моментов, которые мы называем экологическими. На первых порах развития общества, когда биологические факторы преобладали над социальными, не могли не выработаться регулирующие механизмы, направленные на смягчение противоречий между человеком и окружающей средой на более бережное использование природных ресурсов. Вначале, как у млекопитающих или птиц, это были миграции, перекочевки. Затем появились различные ограничения и табу. Впоследствии они приняли форм религиозных верований и обычаев.

“Я не истреблял животных на их пастбищах. Я не ловил сонной рыбы. Я не сгонял животных с божьих земель...”

Так говорится в “Книге мертвых” древних египтян, где собраны заклинания душ умерших на суде бога! Осириса. Разве не скрыт за этими фразами целый строй вполне определенных, освященных традициями и религией взглядов на отношение к диким животным? Разве не указывают заклинания на то, что древние египтяне обладали определенной культурой природопользования?

Если существовали запреты и ограничения, то, разумеется, должны были быть и наказания за их нарушения. И действительно, в Кодексе царя Хаммурапи (1792-1790 годы до нашей эры) содержится детально разработанный раздел об охране лесов. Испытывая большую потребность в древесине и заботясь о будущем, дальновидный вавилонский правитель приказал разбить принадлежащие ему леса на отдельные участки и передать их в ведение специальных сторожей - лесничих. Должностные преступления лесничих карались сурово - смертью. В том же кодексе был предусмотрен высокий штраф за незаконную порубку деревьев в чужом саду. Он составлял полмины серебром, то есть 252,5 грамма благородного металла.

В кодексе царя Хаммурапи содержится раздел об охране животных
В кодексе царя Хаммурапи содержится раздел об охране животных

В III веке до нашей эры при индийском императоре Ашоке было издано большое количество законов об охране природы. Они опирались на буддийскую религию и объявляли священными носорога, попугая, майну, гусей, некоторых рыб. За убийство этих животных были установлены суровые наказания.

Отражения древних религиозных представлений на природу дошли до нас не только в виде исторических документов и записей. О них мы можем судить по традициям и обычаям, сохранившимся у некоторых охотничьих народностей Сибири, животноводческих племен Африки и т. д.

Томский исследователь Р. Ураев изучал по этнографическим материалам XIX века взгляды аборигенов Западной Сибири - селькупов. По их представлениям, человек и природа находятся в тесном единстве! Поведение человека определяется душой, исполняющей - через душу посредника - веления духов природы: Купа, Таргы, Кувея. Человек входит в общий природный комплекс вместе с духами ветра, леса, воды, воздуха, земли, рыбы, зверя. Селькупы знали, что природные ресурсы ограниченны, умели определять прирост численности диких животных, который можно было использовать без ущерба для их основных запасов. Но рационалистическое начало опять-таки подменяется здесь религиозным: “отпуском” ресурсов для сбора и добычи ведал у них лесной дух Матш Лооз.

Еще один пример, очень наглядно иллюстрирующий экологическую целесообразность, на основе которой постепенно окрепли культовые традиции. У селькупов были семейные культовые амбарчики, примечательные участки природы, “владения” того или иного духа. Вокруг каждого из таких мест устанавливались охранные зоны с радиусом, равным примерно 10 километрам. В этих зонах запрещался промысел, посещали их только в исключительных случаях. Иначе говоря, в охотничьих угодьях селькупов имелась, как мы теперь говорим, целая система долгосрочных заказников, в которых дикие звери и птицы спасались от опасностей, восстанавливали свою численность. Разумеется, такие заказники располагались в лучших угодьях.

Селькупы строго соблюдали правила охоты. У них существовали ритуалы, знаменовавшие “рождение жизни” в весенний период, “усыпание земли” при наступлении зимы. Они оберегали животных - родоначальников отдельных родов и всего племени. Кроме того, под охраной находились лебедь, кедровка, сойка, ласточка, змея, лягушка, ящерица, пчела.

Этнография и история знают сотни подобных примеров. Широко известно отношение индейских племен Северной Америки к диким животным до прихода на этот континент европейских колонистов. Между индейцами и средой их обитания существовало состояние относительного экологического равновесия. Они обычно добывали столько диких животных, сколько это было необходимо для удовлетворения насущных потребностей племени, и старались не затрагивать, как теперь говорится, “основное поголовье”.

Феодализм почти повсеместно разрушил первобытную гармонию во взаимоотношениях человека и природы. Он знаменовал более интенсивное, чем прежде, а подчас и хищническое использование природных богатств. Но при этой общественной формации участились случаи охраны феодалами находящихся в их собственности лесов, парков, охотничьих животных. Эгоистические интересы косвенно служили здесь на пользу обществу. Крупные феодалы, заботившиеся о сбережении дичи в своих владениях, издавали законы о ее тщательной охране, учреждали специальную егерскую службу. Наказания за браконьерство назначались, не в пример нынешним, весьма суровые. Так, за оленя, убитого в королевских лесах Франции, полагалась смертная казнь. Английские короли были более “мягкосердечными”: они ограничивались отсечением руки. Некоторые просвещенные землевладельцы брали под охрану редких, исчезающих животных. Так, архиепископ зальдбургский издал в 1584 году закон об охоте, которым, в частности, запрещалась добыча каменных козлов.

Трагической неудачей закончилась попытка спасти от вымирания интереснейших лесных быков - туров. О ней следует рассказать поподробнее.

Еще в конце XIII века мазовецкий князь Болеслав, обеспокоенный оскудением запасов тура, запретил охоту на него в своих владениях. Через сто лет король Ягелло издал еще более строгие указы. Однако эти попытки не приостановили снижение численности туров.

Доподлинно известна история последнего стада туров, которое дольше всего сохранялось на территории Якратовской пущи, в 55 километрах от Варшавы. В начале XVI века для сбережения стада организовали специальную охрану, свободную от других занятий. Зимой зверей подкармливали. Если некоторые из туров выходили за пределы пущи, их старались загнать обратно. В 1557 году в Якратовской пуще содержалось около 50 туров, в 1564 году - 30, в 1599-м - 24. В 1604 году от стада сохранились только три быка и корова. Дожившая до 30-летнего возраста и погибшая в 1627 году, она была последним представителем этого древнего вида животных на Земле.

В чем же причины неудач? Восстанавливая историю охраны тура, охотоведы и зоологи отмечают, что полностью браконьерство так и не пресекли. На состоянии все уменьшающегося стада животных тяжело отразились две очень многоснежные зимы. Кроме того, взяв тура под охрану, не догадались прекратить рубки леса в пуще - фактор беспокойства сыграл тут не последнюю роль...

И колонизация новых земель не всегда обязательно сопровождалась их разграблением. Среди пионеров освоения Северной Америки были люди дальновидные, преданные природе, озабоченные ее будущим. Еще в 1681 году У. Пени постановил, что, вырубив пять гектаров леса, следует оставить на корню шестой. Таких актов известно немало. Однако, как замечает Д. Эренфельд, чаще всего они оставались благими пожеланиями, обращенными в основном к чувствам.

Совершая краткий экскурс в историю идей охраны природы, мы не имеем права не упомянуть о работах К. Маркса “Капитал” и Ф. Энгельса “Диалектика природы”, появившихся во второй половине XIX века, когда характер воздействия человека на природу и его масштабы начали приобретать невиданные ранее черты. В этих и других работах были сформулированы первые закономерности взаимодействия между обществом и природой, доказана необходимость управления этим процессом. Основоположникам марксизма принадлежат ставшие ныне крылатыми слова о разрушительном воздействии на окружающую среду неуправляемых цивилизаций, необходимости учета действия законов природы во всей деятельности человека. Наш народ всем укладом жизни всегда был близок и ж природе; охота гораздо дольше, чем на Западе, имела большое значение для хозяйства Руси, поэтому вполне естественно, что наши самые ранние правила и законы, касающиеся охраны природы, относились именно к охотничьим зверям и птицам.

В первом письменном документе русского права - “Русской правде” Ярослава Мудрого - речь шла об ограничениях добычи лебедей, бобров и других ценных животных. В XIII веке во Владимир-волынском княжестве была отведена специальная территория, на которой полностью запрещалась охота. Здесь, в Беловежской пуще, которая позже отошла к Литве, а затем к Польше, развелось много животных, в том числе зубров.

Во время правления “царя-охотника” Алексея Михайловича издано 67 указов, в которых говорилось о сроках и правилах охоты, устанавливались наказания, а браконьерство, назывались запретные для охоты мест, вводились пошлины и сборы за право добычи диких зверей и птиц. С увлечением Алексея Михайловича соколиной охотой связано и заповедование “Семи островов” на мурманском побережье Баренцева моря и отныне они входят в состав Кандалакшского заповедника), где отлавливали соколов. В тот же период заповедными, запретными для охоты объявили ряд территорий в Подмосковье. Среди них выделялся организованный еще при Иване Грозном Измайловский зверинец. В 1676 году царским указом впервые установлена закрытая для охоты зона вокруг Москвы. Стоит заметить, что в более полном виде она существует по сей день и входит я состав зеленой зоны столицы.

В эпоху Петра I охрана природы в соответствии с экономическими выдачами страны приобретает более широкое, поистине государственное значение. Новые указы царя, направленные на сбережение естественных богатств России, проводились в жизнь с жесткой решительностью и неукоснительностью. “За несмотрение” в делах охраны природы виновных клеймили каленым железом, били кнутом, ссылали на галеры, а за “многую в заповедных лесах посечку” казнили.

Вэпоху Петра1 охрана природы приобрела государственное значение
Вэпоху Петра1 охрана природы приобрела государственное значение

В 1695 году, создавая флот для Азовского похода, Петр I объявил отдельные лесные массивы заповедными, а спустя год было положено начало лесовозобновлению и организованному лесоводству. В 1701 году вышел очередной указ об охране лесов: рубка деревьев разрешалась лишь в 30 километрах от берегов рек. Затем царь объявил заповедные виды деревьев: дуб, ильм, вяз, ясень, карагач, лиственница, сосна “от 12 вершков”. Выделили и целые заповедные лесные массивы в Симбирской, Харьковской и других губерниях.

В 1722 году впервые в России при Адмиралтействе создается Лесная коллегия во главе с министром. Вскоре издается специальная инструкция о порядке рубки: все леса по ней делились на две категории - заповедные и обычные, вводились и водоохранные зоны, в которых запрещались какие-либо рубки деревьев.

Но не только лесными делами интересовался Петр I. Его одинаково волновали охотничьи и рыбные промыслы. В первые годы царствования он убедился в снижении добычи соболя в Сибири, и вскоре последовало несколько указов о регламентации промысла этого ценнейшего зверька, а с 1696 года соболи и “протчая рухлядь” вообще объявлены монополией государства. Еще в 1686 году был подтвержден указ Алексея Михайловича о запрете охоты вокруг Москвы и продажи пойманной птицы, а с 1714 года запрещен и отстрел лосей в Санкт-Петербургской губернии. Это был первый в российской истории закон в защиту лосей. Одним из указов запрещались хищнические способы ловли рыбы: например, на перетяжку без наживы. И не разрешалось также сооружать на реках заколы - ловушки, перегораживающие реку. Оба этих положения существуют в правилах рыболовства и в наши дни. Петр I последовательно проводил политику упорядочения рыболовства, и в 1704 году появился Устав о рыбной ловле. Еще одним актом взята под охрану речная раковина - жемчужница, - ее промысел начал приходить в упадок. Предусматривались также меры по сохранению почв, поддержанию чистоты вод (за засорение Невы, например, назначалось жестокое наказание - вечная ссылка на каторжные работы).

Пожалуй, одним из важнейших, принципиально новых начинаний, направленных на сбережение природных богатств, стало учреждение службы контроля, которая в своей деятельности была независима от пользователей. Этот новый контроль наблюдал в основном за правильной рубкой лесов.

Петр I прекрасно понимал, что одно из основных условий рационального использования естественных ресурсов - их изучение и учет. Открытие в 1725 году к Российской академии наук положило начало быстрому развитию научных изысканий в этой области. В открытии, описании и изучении природных богатств России колоссальную роль сыграли многочисленные научные экспедиции. В результате наша родина (ее флора, фауна, география и геология) была исследована значительно лучше многих других стран.

После смерти Петра I забота об охране природы в основном не шла дальше регламентации охоты и охраны охотничьих животных. Суровые законы, преследовавшие общегосударственные интересы, были невыгодны правящим классам. А в 1772 году Екатерина II издала указ, разрешающий помещикам пользоваться лесами “как угодно их милости”. Началась бесконтрольная массовая вырубка. И уже спустя несколько лет от многих прекрасных лесных массивов остались одни воспоминания. В 1796 году пришлось ввести некоторые ограничения, запреты, но слишком поздно. По приказу той же Екатерины сняли охрану Беловежской пущи, самый крупный и самый старый заповедник Европы надолго перестал существовать.

Новый, XIX век характеризуется развитием торговли и промышленности в России. В законодательстве об охране природы появился ряд мер, связанных с регулированием рыболовства: рыба занимала большое место в питании населения, во внутренней и внешней торговле; и если недостаток мяса диких зверей и пернатой дичи можно еще заменить продукцией животноводства, то рыба оказалась незаменимой. В 30-х годах один за другим были изданы правила о рыбной ловле на реках, указ сената о недозволенных методах ловли и об охране нерестилищ.

Через 92 года после пагубного екатерининского указа издан закон о сбережении и охране лесов. Но существенно поправить дело он не смог: к 1888 году в стране оказались вырубленными 40 миллионов десятин лесов! Лесистость Поволжья, Украины, некоторых среднерусских районов сократилась во много раз.

С середины XIX века в течение 50 лет подготавливался проект еще одного закона - об охоте. Он был принят 1 марта 1892 года и действовал до Великой Октябрьской революции. Его нормы, по существу, не мешали крупным землевладельцам охотиться в собственных поместьях на любую дичь.

Охрана природы в России всегда имела большое социальное значение. Судьбы родной природы постоянно волновали и заботили лучшие умы русского общества. Начиная с XIX века в стране начали появляться различные научные кружки. Первым из них стало Московское общество испытателей природы, основанное в 1805 году. Большое значение для изучения страны имело образование в 1845 году Русского географического общества. Профессор Московского университета А. Богданов по инициативе известного ученого, профессора К. Рулье учредил в 1857 году Комитет по акклиматизации животных и растений, который затем был преобразован в Русское общество по акклиматизации животных и растений. Общество выпускало свой ежемесячный журнал “Акклиматизация”.

В 1859 году возникло Русское энтомологическое общество, в 1863-м - Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии в Москве, в 1868-м - Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей, Казанское общество любителей естествознания, общество естествоиспытателей в Тарту, Харьковское общество любителей природы и многие другие.

Конечно же, общественные организации той поры ставили своей главной целью защиту природы, но, надо отдать им должное, они многое делали для этого. Чисто природоохранительные общества возникли в нашей стране только в начале нынешнего столетия. Первое из них - “Охранитель природы” - образовалось не в столичном или университетском центре, как можно предположить, а в скромном приднепровском селе Хортица Екатеринославской губернии. Оно было создано в 1930 году по инициативе местного учителя П. Базука и насчитывало до 200 членов. Задачи общества были весьма прогрессивными и близкими нашим, современным: “Охранение животного, растительного и минерального царства природы, в смысле сохранения цельности, красоты и богатства их представителей, и распространение в местном населении понятий о разумном пользовании дарами природы”.

Катастрофическое уменьшение численности многих видов животных, резкое сокращение площади лесов в России в конце XIX и начале XX века становилось все более очевидным. И это хорошо понимали ученые, многие любители природы, культурные охотники, прогрессивные государственные и общественные деятели той поры. Движение в защиту природы начало приобретать более действенный, активный характер.

С 1874 года на юге Украины начала свое существование знаменитая ныне Аскания-Нова - прообраз будущих заповедников. Ее основатель - Ф. Фальц-Фейн, богатый землевладелец - создал здесь уникальный акклиматизационный парк, в котором проводилось приручение и одомашнивание диких и экзотических животных: бизонов, оленей, антилоп, зебр, страусов.

В конце прошлого - начале нынешнего столетия в различных странах среди ученых и передовой общественности все больше утверждалось мнение о том, что частных и разрозненных мер по охране природы недостаточно. Неупорядоченное шествие технической цивилизации необходимо было приостановить организацией системы национальных парков и заповедников.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

нанесение на шары Екатеринбург, услуги на




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'