Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ТУМАН НАД ЛОС-АНДЖЕЛЕСОМ

В наше время, по крайней мере, недальновидно возражать против технического прогресса вообще. Разве солнце виновато в появлении ожогов на теле тщеславной модницы, стремящейся за два дня приобрести “шикарный” шоколадный загар? Разве умно поступил персидский царь, распорядившийся отвести в каналы реку, которая “осмелилась” поглотить его любимого коня?

Туман над Лос-Анджелесом
Туман над Лос-Анджелесом

Находится много людей, которые путают причины со следствием и протестуют против технического прогресса в целом. Они забывают, что, например, успехи современной медицины, более чем вдвое увеличившей среднюю продолжительность жизни человека в некоторых странах, теснейшим образом связаны с развитием науки и техники.

Технический прогресс - важнейшее средство для построения бесклассового, коммунистического общества. Наивным было бы пытаться одержать победу в соревновании двух мировых систем, не пользуясь плодами научно-технической революции.

“Первоочередной задачей остается ускорение научно-технического прогресса, - подчеркнул на XXV съезде КПСС Л. Брежнев, - ...Мы, коммунисты, исходим из того, что только в условиях социализма научно-техническая революция обретает верное, отвечающее интересам человека и общества направление. В свою очередь, только на основе ускоренного развития науки и техники могут быть решены коренные задачи революции социальной - построено коммунистическое общество”.

...Опасен не сам технический прогресс, а его издержки, диспропорция между целями и методами их достижения. Техническая цивилизация, когда в это понятие вкладывают критический смысл, означает односторонний путь развития общества, преклонение перед чисто инженерно-технологическими путями решения всех стоящих перед человечеством проблем, забвение принципов Великого Равновесия или нигилистическое неверие в них. В конечном же итоге цивилизация станет гармонической, учитывающей необходимость разностороннего подхода к развитию производительных сил общества и самих людей.

Недальновидным было бы закрывать глаза на ущерб, который издержки технического прогресса уже нанесли человечеству, и полагаться на то, что “благоразумие возобладает”. Временное торжество технической цивилизации не случайно. В мире наживы ее породили конкуренция, стремление к обогащению любой ценой, потребительская всеядность современных мещан. В тех случаях, когда мы сталкиваемся с нарушениями принципов гармонического развития производительных сил у нас, причины следует искать в отставании экономических исследований, в межведомственных противоречиях, в предпочтениях, отдаваемых сегодняшним потребностям перед нуждами будущего, в недостаточной квалификации или в недобросовестности отдельных руководителей предприятий и специалистов, работающих в сфере природопользования.

Люди, которым сейчас 65-70 лет, были свидетелями рождения открытий и изобретений, за несколько десятилетий преобразивших весь уклад жизни человека. Они видели путь авиации от самолетов братьев Райт до сверхзвуковых реактивных машин, первые несовершенные автомобили, похожие на двигающиеся без лошадей пролетки, слушали первые радиопередачи. И они же c волнением следили за полетами первых спутников Земли, за выходом человека в космос, за его шагами по Луне. Трудно поверить, что все это вместилось в одну человеческую жизнь, произошло на глазах у одного поколения.

40-45-летние также немало перевидали на своем веку. Но техническим прогрессом их удивить уже было труднее, хотя, конечно, появление ядерного оружия или освоение космического пространства не могли оставить равнодушными современников любого возраста. Нас и наших ровесников больше поражало и поражает другое: стремительность изменения облика Земли - населенных пунктов, ландшафтов, сила воздействия технического прогресса на природу.

Люди и природа (по вине людей) оказались неподготовленными к встрече с технической цивилизацией. Вообще же у человечества имеется к ней несравненно более крупный счет. Ограничимся, выражаясь языком финансистов, отдельными статьями счета, не повторяя уже сказанного во введении и не предваряя содержания последующих глав. Его статьи очень пространны, поэтому прибегнем в основном к языку цифр и фактов.

* * *

Почва - это главное богатство Земли, возникшее в результате сложнейших физико-химических и биологических процессов; почва имеет постоянный обмен веществ и находится в состоянии подвижного равновесия с окружающей средой. Резкое нарушение устойчивости ведет к изменению почв, их перерождению и гибели. Оно в отличие от естественно-геологической эрозии, протекающей постепенно и безболезненно, носит название ускоренной эрозии. Эрозию почв называют “смертью земли”.

Смерть необратима. Разрушение почв водой и ветром также несет в себе черты необратимости. Для создания плодородного слоя в 18-20 сантиметров природа затрачивает от 1500 до 7 тысяч лет. Сильный ливень или мощная пыльная буря могут уничтожить такой слой , за несколько часов. Действительно, это похоже на почти мгновенную смерть, завершившую длительную жизнь. “Ускоренная эрозия представляет собой сейчас самое серьезное и самое тяжелое последствие вторжения человека в окружающую его среду”, - пишет французский зоолог профессор Ж. Дорст.

Причины грозного явления известны: вырубки лесов, нарушение естественного растительного покрова, неправильные методы земледелия (особенно распашка легких почв и злоупотребление монокультурами), чрезмерный выпас скота и другие. Ослабленная почва, с нарушенной структурой, легко размывается водой, развеивается ветром. Овраги съедают пахотную площадь, убивают плодородие почв.

Вот наглядные цифры, показывающие, как влияет характер растительного покрова и система обработки почв на их устойчивость. Верхний слой почвы толщиной в 20 сантиметров под пологом леса может быть размыт только через 174 тысячи лет; в травянистых степях - через 29 тысяч лет. На правильно обрабатываемых сельскохозяйственных почвах он погибнет через 100, а на поле, занятом монокультурой кукурузы, - всего лишь через 15 лет.

Ущерб, причиненный и все еще причиняемый водной и ветровой эрозией почв, громаден. Есть сведения, что за последнее 100 лет от этого бедствия пострадало 2 миллиарда гектаров сельскохозяйственных угодий, или 27 процентов всех обрабатываемых земель. Не менее 50 миллионов гектаров полностью и безвозвратно вышли из строя. По данным ООН, во всем мире уже потеряно из-за эрозии и засоления около 500 миллионов гектаров пахотных земель.

В Соединенных Штатах общая площадь эродированных земель превышает 400 миллионов гектаров, причем ежегодно она значительно увеличивается. 3 миллиарда тонн твердого вещества почвы смывается каждый год с полей этой страны! Одна только Миссисипи уносит за год астрономические количества питательных веществ: 62188 тонн фосфора, 1626312 тонн калия, 22 446 379 тонн кальция и 5 179 788 тонн магния!

В начале 30-х годов на территории США несколько лет стояли жестокие засухи. Земля была иссушена, полностью лишилась растительного покрова, превратилась в пыль.

12 июля 1934 года ветры невероятной силы разбушевались над штатами Канзас, Техас, Оклахома, Колорадо. Они подняли в воздух огромные массы пыли и понесли их на восток. Некоторые пыльные бури имели фронт до 500 километров, вздымали частички почвы на высоту до 3 тысяч метров, охватывали площадь почти в полмиллиона квадратных километров и переносили более 200 миллионов тонн пыли. Черные тучи заслонили солнце, полуденные сумерки долго висели над большей частью континента. Перенесенная в другие районы страны, пыль засыпала поля, луга, жилища, собиралась в огромные валы у дорог, заносила водоемы.

В нашей стране, в районах, подверженных водной эрозии, в конце 60-х годов находилось 150-160 миллионов гектаров пашни и 130-140 миллионов гектаров естественных кормовых угодий. Из общей площади эродированных в различной степени земель 60-65 процентов приходилось на смытые почвы пашни, 30-35 - на пастбища, 5-10 процентов - на овраги.

Академики ВАСХНИЛ В. Панников и С. Соболев подсчитали, что в реки Советского Союза ежегодно попадает 500-600 миллионов тонн продуктов эрозии почв, с которыми уносится около 1,2 миллиона тонн азота и 0,6 миллиона тонн фосфора. Рек достигает всего лишь третья часть смытой почвы, так что общие потери важнейших питательных веществ - азота и фосфора - значительно больше и оцениваются примерно в 720 миллионов рублей. При этом не учитывается смыв калия, кальция, магния, серы, микроэлементов, а также органической части почвы. Только в европейской части СССР на поврежденных почвах не добирается около 14 миллионов тонн урожая в переводе на зерно.

Пыльные бури стали и нашими гостями. В Ростовской области за последние 25 лет они свирепствовали в среднем раз в три года. В 1969 году пыльные бури налетали на область трижды.

Эрозия почв - бич и других стран, других континентов. В ГДР ущерб, причиняемый эрозией в районах ее распространения, составляет в среднем 275 марок на гектар за год, в более благополучных районах - 100 марок. Общая сумма ущерба, который терпит ежегодно хозяйство этой страны от эрозионных процессов, достигает 80-90 миллионов марок.

В Африке разрушение почв, вызванное сведением, тропических лесов, привело к тому, что пустыня неудержимо наступает на саванну, завоевывает все новые и новые прежде плодородные земли.

Огромные массивы плодородных пойменных земель навечно погребают водохранилища ГЭС. В нашей стране акватория водохранилищ превышает сейчас 10 миллионов гектаров. Такова площадь затопленных ими лугов, лесов, припойменных пашен.

Очень большие потери плодородных почв вызывает их засоление вследствие ненормальной (неграмотной) ирригации.

Болезни почв очень опасны. Их “смерть” грозит благополучию всего человечества.

* * *

Вода. Без нее нет жизни, вода все время находится в движении, участвует в обмене и переносе веществ. Ее можно образно назвать кровью Земли.

Раненому человеку часто грозит смерть от потери крови. Другая опасность - ее заболевания, когда кровь утрачивает способность выполнять свои основные функции.

То же самое происходит сейчас с водой: ее уже недостаточно в местах интенсивного использования: под влиянием различных форм загрязнения она может “заболевать”, становиться не только непригодной для потребления, но и опасной.

Общий объем воды на земном шаре огромен - около 1,5 миллиарда кубических километров. Но 94,2 процента ее сосредоточено в океане. На континентах большая часть воды, 60 миллионов кубических километров, находится под землей, в том числе в зоне активного водообмена - только 4 миллиона. Остальная вода распределена так: ледники - 24 тысячи, озера - 230 тысяч, почвенная влага - 75 тысяч, пары атмосферы - 14 тысяч кубических километров.

Общий объём воды на земном шаре огромен
Общий объём воды на земном шаре огромен

Множество рек и ручьев на нашей планете; соединенные вместе, они протянулись бы на много миллионов километров. И трудно поверить, что общий запас речных (русловых) вод составляет только 1,2 тысячи кубических километров, или одну десятитысячную долю процента от всего объема гидросферы.

Цифры цифрами, но о чем они говорят? Много у нас воды или мало? Отвечая на этот вопрос, прежде всего следует отметить, что пресные воды составляют 3 процента от общего объема воды. При определении пригодных для использования вод необходимо почти полностью исключить те, которые сосредоточены в ледниках. Остается 4 миллиона кубических километров. Однако к основным источникам водных ресурсов относят ее подвижные запасы; эксплуатация постоянных запасов допустима лишь в той степени, в какой она не будет сказываться на круговороте воды, не нарушит его. Следовательно, водные ресурсы далеко не так велики, как это может показаться при взгляде на физико-географическую карту Земли, где явно преобладает голубой цвет.

Очень многие виды хозяйственной деятельности человека отрицательно сказываются на гидрологическом режиме: вырубка лесов, распашка степей, осушение болот, ирригация, промышленное и городское строительство, эксплуатация подземных “морей”. Главным нежелательным фактором можно считать ускорение поверхностного стока вод, которое происходит по различным причинам.

Тысячелетиями существовал определенный путь для осадков, выпавших на сушу. Значительная часть их постепенно впитывалась в почву, скапливалась в водоносных горизонтах; скрытые от глаз человека потоки неслись в ручьи, речки, озера, достигали в конечном итоге морей.

Влага хорошо впитывается задерненной, покрытой растениями почвой. Срублен лес, распахана степь, вытравлено пастбище - меньше осадков попадает в подземные горизонты, больше скатывается по поверхности в ручьи и реки, увлекая с собой частицы почвы. Асфальтированные дороги, улицы, площади также содействуют усилению поверхностного стока. Массы воды сливаются в проточные водоемы, так и не выполнив своего основного предназначения: почти не увлажнив почву, не пополнив подземные реки. Быстрый приток дождевых и талых вод вызывает переполнение речных долин, разрушительные паводки. В конечном итоге вода слишком быстро оказывается в морях и океанах.

В последние десятилетия уровень Мирового океана повышается в среднем на 1,2 миллиметра в год. Чтобы вызвать такой подъем, требуется 430 кубических километров воды в год. Ее океан “отнимает” у суши.

Уровень грунтовых вод понижается не только из-за ускорения поверхностного стока. Глубокие шахты и карьеры “разрывают” подземные реки, поглощают большое количество воды. С того момента, как началась интенсивная разработка железорудных месторождений около Курска, на много десятков километров вокруг сильно понизился уровень воды в колодцах - очевидное свидетельство падения грунтовых вод. В Польше в некоторых промышленных районах снижение уровня грунтовых вод привело к остепнению и опустыниванию ландшафта.

Значительно ухудшилось состояние многих проточных водоемов. Их грунтовое питание стало явно недостаточным. Потоки воды, низвергающиеся в них после сильных дождей, несут с собой огромное количество твердого вещества почвы и вызывают заиливание. На состоянии рек и ручьев отрицательно сказывается и избыточное осушение болот.

Через Воронежский заповедник протекает небольшая речка Усманка, приток Воронежа. Она хорошо знакома авторам. Известный журналист В. Песков родился и вырос в селе Орлове, расположенном вниз по течению Усманки, километрах в десяти от заповедника. Осенью 1970 года он прошел по реке от ее истоков до устья. Впечатления похода описаны им в очерке “Речка моего детства”. Безрадостные впечатления остались у журналиста от нынешней Усманки, которая разительно отличается от речки 30-40-х годов. Она обмелела, утратила свою живописность, перестала играть прежнюю роль в жизни местного населения. Почти не стало рыбы, перевелась дичь.

Журналист без труда обнаружил причины, губившие его родную речку: исчезновение системы мельничных плотин, вырубка пойменных лесов и кустарников, распашка пойменных лугов, осушение болотец и озерков, чрезмерный выпас скота; и все это не только) на самой Усманке, но и по питавшим ее полевым ручьям, от многих из которых и следа не осталось...

“Все ли мы понимаем, какое это сокровище - речка? И как оно уязвимо, это сокровище? - говорится в очерке. - Можно заново построить разрушенный город. Можно посадить новый лес, выкопать пруд. Но живую речку, если она умирает, как всякий живой организм, сконструировать заново невозможно...

Когда говорят: “Миссисипи мелеет”, или “Мелеет Дон”, не все понимают, что корень проблемы лежит на берегах маленьких Усманок и даже безымянных речек и ручейков. И если какой-нибудь город начинает страдать от жажды, если мелеют большие реки, первую из причин этому надо искать там, где расположены “капилляры” водной системы, - на малых реках...”

Мировой расход воды на все виды водоснабжения в конце 60-х годов составлял немногим более 600 кубических километров в год, в том числе безвозвратно - 150 кубических километров, или менее одного процента ресурсов устойчивого стока. Казалось бы, немного. Но, во-первых, основной забор воды для промышленности, энергетики и бытовых нужд приурочен к сравнительно небольшим и часто недостаточно обводненным территориям. Во-вторых, на очистку одного кубометра использованной воды тратится 12-15 кубометров чистой естественной. Неудивительно, что в настоящее время в хозяйственный оборот вовлечено уже больше 12 процентов устойчивого стока.

Мы, горожане, привыкли к комфорту, к тому, что, повернув кран, всегда можем получить сколько угодно горячей и холодной воды. И вот уже оказывается, что один парижанин расходует на бытовые нужды в среднем 450 литров воды в день, житель Нью-Йорка - 600, Вашингтона - 700, а Рима - даже 1000 литров!

Мы привыкли к тому, что промышленность постоянно производит для нас превосходные синтетические материалы, красивые, легкие, удобные, дешевые. Появляются все новые товары, улучшающие благосостояние человечества. Но за все платит природа. На производство тонны стали расходуется в среднем 250-300 кубометров воды, вискозы 800, синтетического каучука и искусственных волокон - 2,1-3,5 тысячи и т. д.

Современная потребность США в воде составляет 5206 миллиардов литров в день, в том числе безвозвратно 296 миллиардов. В ФРГ при ежегодном потреблении воды (около 15 миллионов кубометров) уже используется для водоснабжения более половины имеющихся водоносных площадей.

В Советском Союзе, несмотря на огромные водные ресурсы, возникли районы, где воды уже не хватает ни для промышленности, ни для бытовых нужд. К ним относится, например, Донбасс.

Недостаток в воде испытывает уже третья часть населения планеты.

И вот знамение века: чистая вода становится товаром. ФРГ начала покупать пресную воду у Швеции, США платят Канаде по 5 центов за кубометр пресной воды. В конце 1971 года в газетах промелькнуло сообщение о том, что на прилавках голландских магазинов появились литровые бутылки воды, импортированной из Норвегии. Гонконг получает по трубопроводу питьевую воду из Китая. На привозной воде существует целое государство - Алжир.

“Есть нечто парадоксальное в том, что человек с незапамятных времен привык сбрасывать свои отходы в источники, откуда, как правило, он получает питьевую воду”, - пишут Б. Уорд и Р. Дюбо.

Еще до недавних времен степень загрязнения вод находилась в прямой зависимости от уровня развития промышленности страны. В США, например, загрязненность наземных вод к 1960 году возросла почти в 6 раз по сравнению с 1900 годом. За 60 лет загрязнение воды бытовыми сточными водами увеличилось в три с лишним раза, а промышленными - в 10.

Бытовые стоки составляли в США 20 триллионов литров в год, промышленные •- 49 триллионов. Объем отбросов, поступающих ежегодно в канализационные системы американских городов, достигал 245 миллиардов литров. До середины 60-х годов 25 процентов бытовых сточных вод сливалось в реки безо всякой очистки, 31 процент - после первичной обработки, и только 44 - очищались более или менее удовлетворительно.

Все это привело к тому, что в США были исключительно сильно загрязнены 25 рек, в том числе такие крупные, как Миссисипи и Миннесота (ниже города Манкейго река признана непригодной даже для орошения). В бедственном положении оказались Великие Американские озера. Так, южный бассейн Мичигана имеет замкнутую циркуляцию; в нем накапливались неорганические химические вещества из отходов сталелитейных заводов, расположенных на берегу. Всего же в это озеро сбрасывали свои отбросы 250 промышленных предприятий и 310 канализационных систем! Только одно чикагское предприятие черной металлургии ежегодно направляло в озеро 1,8 миллиона тонн отходов. “Умирающим озером” звали Мичиган американцы.

Даже озеро Верхнее, расположенное в местности, почти лишенной промышленности, начинает загрязняться отходами от новых технологических процессов обогащения железной руды. В озеро ежегодно попадают 14 миллионов тонн отходов, из которых 8 откладываются в дельтах рек и на глубине, а 6 уносятся за пределы штата Миннесота. “Пока в борьбе с загрязнением воды мы терпим поражение”, - горестно констатировал тот же американский эколог Р. Парсон в книге “Природа предъявляет счет”.

В ФРГ до недавних пор очищалось около половины промышленных стоков. В Саарском промышленном районе заводы сосредоточены в узких долинах с небольшими речками. Загрязнение воды стало настолько катастрофическим, что практически в тамошних реках уничтожено все живое. Неузнаваем Рейн, некогда воспетый Гейне как одна из самых красивых рек Европы.

Чрезвычайно сильно загрязнены воды Франции, Бельгии, Люксембурга, Англии и других стран.

В книге польской писательницы и деятельницы охраны природы А. Леньковой “Оскальпированная земля”, изданной у нас в 1971 году, описано трагическое происшествие. В один из последних дней января 1959 года девятилетний Каролек Ковалик из города Катовицы-Завоздь возвращался из школы после уроков. Он вместе с товарищами задержался на берегу реки Равы, грязные и мутные воды которой текут по искусственному руслу. Школьники начали пускать по течению бумажные кораблики. Каролек неосторожно наклонился с берега, потерял равновесие и упал в воду. На крики детей прибежали взрослые. Они вытащили Каролека из реки, оказали ему помощь и доставили в больницу. Но спасти мальчика не удалось: он умер через несколько дней, став жертвой отравленной реки.

Но особо трагические случаи произошли в Японии, стране с чрезвычайно высокой концентрацией промышленности. Болезнь Минамато. Это зловещие слова стали для многих символом оборотной стороны технического прогресса в сочетании с преступной безответственностью и жаждой к наживе. Прогрессивные японские кинематографисты показывали фильм об этой болезни в Доме дружбы народов в Москве. Искаженные мучительными гримасами лица. Скорченные руки и ноги, тела, находящиеся в непрестанном неуправляемом движении. Многолетняя пытка нечеловеческими муками. Дети-уроды, заболевающие еще в чреве матери.

А все дело в то, что химическому комбинату в городе Минамато было выгодно использовать ртуть при производстве ацетальдегида. Отходы сбрасывались в морской залив, накапливались в организмах рыб. Люди ловили рыбу и ели ее. Зловещий финал: 784 заболевших, в том числе 68 со смертельным исходом. После длительной волокиты суд постановил выплатить 112 истцам в качестве компенсации по 16-18 миллионов иен. Но те, кто видел на экране страдания, причиняемые людям болезнью Минамато, понимает, что их не искупить никакими деньгами.

А в бассейне реки Дзинцу людей поражала новая болезнь - “итаи-итаи”. Отбросы кадмия попадали с водой на рисовые поля и вызывали у людей, съевших зерна отравленных растений, заболевания костей, почек, желез внутренней секреции. Заболело 144 человека, умерло 44. Мрачная статистика....

Утверждать, что в последние годы произошел решительный перелом в борьбе с загрязнением вод в крупнейших капиталистических странах, было бы слишком смелым. Но кое-что в этом направлении делается. Иначе и нельзя, потому что дальнейшее ухудшение положения грозило катастрофой...

В Советском Союзе предпринимаются большие усилия по очистке промышленных и бытовых стоков. Это заметно хотя бы по Москве-реке, воды которой стали значительно светлее и вновь обогатились рыбой. В марте 1972 года партия и правительство приняли постановление о мерах по предотвращению загрязнения неочищенными сточными водами бассейнов рек Волги и Урала. В 1972-1975 годы для строительства очистных сооружений израсходовано около миллиарда рублей.

Претворение в жизнь этого постановления позволило накопить опыт, который оказался чрезвычайно полезным в дальнейшем, при работе в других водных бассейнах страны. Весной 1976 года принято новое постановление о борьбе с загрязнением вод в бассейнах Черного и Азовского морей.

Но еще несколько лет назад масштабы загрязнения были очень большими. Общий годовой сброс промышленных и бытовых стоков в водоемы достигал 21 кубического километра. В РСФСР в начале 60-х годов из 16 миллиардов кубических метров стоков очищались лишь 4,5 миллиарда.

Надо ли говорить о том, какой вред природе, народному хозяйству наносился таким отношением к очистке промышленных стоков? Исчезала рыба, водоплавающая дичь, вода делалась непригодной для хозяйственных и бытовых нужд.

Виды и формы загрязнения воды чрезвычайно многочисленны, один их перечень занял бы десятки страниц. Каждое новое производство, новый технологический процесс, если они построены без учета влияния на окружающую среду, вносит свою лепту в опасное многообразие. Достаточно сказать, что только в нашей стране изучением проблемы занимаются сотни научно-исследовательских институтов и лабораторий.

Мы упомянем здесь еще лишь о трех формах загрязнения пресных и морских вод.

Сравнительно недавно установлено, что все увеличивающееся и в целом совершенно необходимое применение минеральных удобрений в сельском хозяйстве имеет и негативные стороны. Часть удобрений смывается в водоемы или попадает в подземные водоносные горизонты. В водоемах увеличивается количество питательных веществ. Первыми на них реагируют некоторые виды водорослей. Они начинают бурно размножаться, вызывая “цветение” озер и водохранилищ. Изменяется химизм воды, нарушается биологический круговорот веществ. Часто возникает дефицит кислорода, губительно сказывающийся на рыбах и некоторых других обитателях озер и рек.

“Сообщество легко разрушить, не только препятствуя его развитию, но и поощряя его, - писал по этому поводу американский эколог Д. Эренфельд в книге “Природа и люди”. - Поступление в экосистемы излишков питательных веществ имеет такие последствия, которые могут привести в конечном итоге к нарушению равновесия”...

Сообщество легко разрушить не только препятствуя развитию, но и поощряя его
Сообщество легко разрушить не только препятствуя развитию, но и поощряя его

...Опасно и загрязнение подземных вод. В отдельных американских штатах нитрификация колодезной воды привела к заболеванию людей и скота. Некоторые азотистые вещества могут накапливаться в молоке.

Вспышки размножения водорослей происходят не только вследствие эвтрофикации водоемов - так называется только что описанный -процесс. Как известно, при работе тепловых и атомных электростанций и некоторых промышленных предприятий для охлаждения агрегатов используется вода. Если нет системы охлаждения или замкнутого технологического цикла, подогретые воды сбрасываются в естественные водоемы. Возникает так называемое тепловое загрязнение. Оно опасно прежде всего своими масштабами. В США ежегодно сбрасывается 430 миллиардов тонн горячей воды. Огромный постоянно действующий гейзер! По некоторым данным, если ничего не изменится, то к 1980 году 20 процентов всего стока пресной воды в стране будет расходоваться на охлаждение агрегатов атомных и тепловых электростанций.

Значительное повышение температуры воды создает условия для размножения некоторых водорослей со всеми вытекающими отсюда последствиями. Причем подобные явления отмечены не только во внутренних водоемах, но и в морях, например у западного побережья Швеции, где за последние годы произошли значительные изменения в поверхностной флоре и фауне.

Часто жалуются на моторные лодки, как на источник шума и беспокойства на малых реках, как на транспортное средство, которое взяли на вооружение браконьеры. Но, оказывается, это наименьшее из зол, пришедших к нам вместе с моторизацией малого речного флота. В последние годы выяснилось, что подвесные двухтактные моторы... убивают жизнь в водоемах.

Дело в том, что “отходы” моторов поступают непосредственно в воду. В них содержатся углеводороды и окислы свинца, которые плохо поддаются биохимическому разложению, и легко распадающиеся, но очень опасные фенолы. Они вызывают гибель некоторых полезных микроорганизмов. На водоемах, особенно замкнутых и слабопроточных, образуется тончайшая поверхностная пленка, затрудняющая процессы газообмена между водой и атмосферой. Если количество лодочных моторов на водоеме не соответствует его буферным, восстановительным способностям, происходит гибель некоторых видов рыб, а в отдельных случаях вода становится непригодной для питья. Водоемы утрачивают драгоценнейшую способность к самоочищению.

Очень сильно пострадали от “безобидных” моторок знаменитое Баденское озеро в Швейцарии, некоторые реки и озера ФРГ и США.

О загрязнении внутренних водоемов можно писать бесконечно. Это трагедия. Но еще большую трагедию представляет собой загрязнение Мирового океана. Мы уже приводили мрачное предостережение эколога П. Эрлиха, который указывал на страшную опасность от заражения морских вод ДДТ и хлоридами. В последние годы растет угроза “нефтяной чумы”. В открытых водах промывают свои резервуары танкеры, сбрасывают нефтяные отходы другие суда. Происходит утечка нефти на морских промыслах. Нередко терпят бедствия и аварии огромные танкеры, тогда тысячи и тысячи тонн нефти добавляются к тем, которые уже плавают на поверхности морей и океанов.

“Нефтяная чума” появилась не сегодня и не внезапно. Еще в 1922 году в Великобритании принято постановление, запрещающее слив нефти в ее территориальных водах. В 1926 году даже подготовили проект международной конвенции, в котором предусматривалось установление запретных зон для слива нефти, однако она не была ратифицирована.

В дальнейшем заключались международные соглашения, проводились международные совещания, создавались советы и комитеты по борьбе с нефтяным загрязнением морей. Но благополучного разрешения проблемы пока не видно.

Особенную опасность представляют аварии танкеров. С каждым годом судоверфи различных стран спускают на воду все более крупные нефтеналивные суда. Водоизмещение рекордсменов танкерного флота уже превысило 500 тысяч тонн. И если раньше авария на танкере в 20-30 тысяч тонн водоизмещения являлась очень большой неприятностью, то катастрофу современного гиганта можно сравнить со стихийным бедствием.

В конце апреля 1969 года танкер “Гамильтон-Трейдер” столкнулся в Ливерпульском заливе с каботажным судном. Вытекло несколько тысяч тонн нефти. Нефтяное пятно стало быстро расползаться на поверхности залива, достигло северного побережья Уэльса, берегов графств Ланкашир и Камберленд. Нефть несла с собой медленную мучительную смерть всем морским птицам. Пропитанное нефтью оперение теряло свои теплоизолирующие свойства, переставало защищать птиц от воды и переохлаждения, они утрачивали способность летать.

Известны и более крупные катастрофы танкеров, вследствие которых нефтяное загрязнение распространялось на десятки тысяч квадратных километров акватории океана, уничтожало сотни тысяч птиц, достигало пляжей лучших мировых курортов и надолго выводило их из строя. Так, при аварии танкера “Тори-Каньон” вытекло сразу 119 тысяч тонн нефти...

Т. Хейердал и его спутники во время второго плавания на папирусном судне “Ра” встретились с угрожающей картиной загрязнения Мирового океана. В бортжурнале судна 31 мая 1970 года появилась следующая запись:

“Невероятное количество покрытых ракушками асфальтовых кусков - огромных размеров, с лошадиный помет, собранных в гроздья. Были замечены также пластиковая бутылка, металлическая канистра, большой круг зеленоватого каната, какие-то предметы из нейлона, деревянный ящик и кусок картона. Ужасное зрелище! Как человек загрязняет Атлантический океан! Поблизости не было ни одного судна”.

Ра-2 вышел 17 мая из марокканского порта Сафи и в течение 40 дней плавания, за которые он прошел 4350 километров, плыл по сплошь загрязненному океану, причем загрязненность “разнилась от незначительной до очень большой”. Преобладали следы нефтяного загрязнения.

Не следует думать, что до начала промышленной эры нефть не попадала в морские воды. Существует естественное их загрязнение: через трещины в дне ежегодно просачивается около полумиллиона тонн нефти. Но искусственное загрязнение в настоящее время намного превышает естественное. По различным данным, от 1,5 до 10 миллионов тонн нефти ежегодно попадает в океан при утечке из скважин, пробуренных на шельфе, от морского транспорта и, как уже говорилось, при аварии судов.

Тонна нефти загрязняет 12 квадратных километров морской поверхности. Зная и имея представление о масштабах утечки нефти, можно теперь лучше понять факты, описанные Т. Хейердалом.

Мы уже говорили в первой главе о том, как появление нефтяной пленки на поверхности Мирового океана нарушает глобальные и чрезвычайно важные для жизни на Земле химико-биологические процессы в океане. Но “нефтяная чума” имеет и другие страшные последствия.

Личинкам некоторых морских рыб необходимо сделать первый глоток воздуха. Нефтяная пленка не позволяет личинкам осуществить этот жизненно важный акт, и они гибнут. Каждое нефтяное пятно, появившееся в период развития мальков, можно рассматривать как причину замора, вызывающего массовую гибель рыбы.

Некоторые составные части нефти несут смерть морским беспозвоночным и ракообразным животным. Моллюски, например, накапливают канцерогенные вещества, извлекаемые ими из нефти. Трудно перечислить здесь все беды, которые причиняет “нефтяная чума” океану.

* * *

Атмосфера. В середине XVI века один ученый и путешественник, побывавший в Лондоне, оставил очень впечатляющее описание состояния атмосферы над английской столицей. По его словам, если в других местах воздух чист и прозрачен, то здесь его затмевает такая пелена сернистого газа, что даже солнцу не по силам прорваться сквозь эту завесу, рассеять ее. I Сотни тысяч каминов в домах лондонцев выпускали в воздух клубы дыма и еще до наступления промышленной эры создали Лондону репутацию одного из самых дымных городов мира. Задолго до того, как столица открывалась взору путника, он узнавал по запаху город, в который лежал его путь.

В наше время не надо ехать в Лондон, чтобы увидеть подобную картину. Если вы подлетаете на самолете к крупному промышленному центру, уже за десятки километров до того как покажутся его строения, вы увидите дымный колпак из газов, нависший над городом. Он перестанет быть заметным, лишь когда самолет войдет в его пределы и окружающий воздух помутнеет, а цвет неба из ярко-синего сделается блеклым. Так и живут города, по выражению профессора Ж. Дорста, “присев на корточки, придавленные слоем жирных и тлетворных дымов”.

Если бы понадобился символ издержек современной технической цивилизации, его можно было бы найти на перекрестках магистралей во многих крупных городах мира: регулировщик движения с бледным, землистым лицом, торопливо надевающий кислородную маску или прильнувший к раструбу кислородной колонки - лишь бы хоть на минуту освободить легкие от ядовитого угарного газа, насытить их кислородом. А кругом потоки автомобилей, изрыгающих окись углерода...

То, что автомобили с двигателями внутреннего сгорания представляют страшную угрозу для чистоты атмосферы, подтверждают цифры. Воздух современных больших городов с развитым автомобильным транспортом содержит до 10 •10-6 частей загрязняющих его углеводородов на один миллион. Содержание окиси углерода может достигать 100·10-6 частей на миллион.

В конце 60-х годов в Париже только за один день автомашины выбрасывали в воздух 50 миллионов кубометров окиси углерода. 3750 тысяч машин Лос-Анджелеса ежегодно выделяли около 10 тысяч тонн окиси углерода, 2 тысячи тонн углеводородов, 530 тонн окиси азота.

Следует иметь в виду, что в выхлопных газах содержатся и канцерогенные вещества, например, 3, 4 - бейзопирен. А с тех пор как в начале 50-х годов стали пользоваться этилированным бензином, автомашины начали рассеивать повсюду... свинец.

В США зарегистрировано более 500 тысяч детей и подростков с содержанием свинца до 40 микрограмм в 100 граммах крови. А ведь такая или чуть большая концентрация этого ядовитого химического элемента приводит к серьезным биохимическим изменениям в организмах. Зоологи и охотоведы доказали, что утки, проглотившие три-четыре свинцовые дробины, которыми ныне усеяно дно многих водоемов, болеют и часто гибнут.

Автомобили также “обогащают” нашу атмосферу... резиной. Их покрышки стираются, и ежегодно каждый автомобиль рассеивает в окружающий воздух в среднем 10 килограммов резиновой пыли. В мире 140- 150 миллионов автомашин. Сколько резины они распыляют?..

В США еще недавно более 50 процентов всех загрязнений атмосферы происходило за счет двигателей внутреннего сгорания. Автомашины давали три четверти выброса в атмосферу окиси углерода, свыше половины углеводородов и около половины окислов азота.

Мы начали с автомобиля, но он не единственный, хотя и весьма существенный источник загрязнения атмосферы.

Промышленные предприятия выделяют в атмосферу огромное количество так называемой “промышленной пыли” и газов. Сюда входит летучая зола, сажа, распыленные продукты производства (цемент, фосфориты), сернистый газ, окись углерода, сероводород, хлор, окислы азота, соединения свинца, ртути и т. д. Ежегодно в атмосферу поступает около 1 миллиарда тонн сажи, распыленных силикатов, вредных аэрозолей.

Рекордсменом загрязнения внешней среды является Северная Америка. Ежегодно в США выбрасывается в воздух 142 миллиона тонн копоти и дыма, поступает во внешнюю среду 3 миллиарда тонн крошки и пыли цементной и других отраслей строительной промышленности. Очень велико и загрязнение воздуха сернистыми соединениями.

Агентство защиты среды подготовило в 1974 году доклад конгрессу США “Экономический ущерб от загрязнения воздуха”. Общие размеры ущерба оцениваются в среднем в 12,3 миллиарда долларов в год. Подсчитано, что в 1979 году расходы на достижение стандартов чистого воздуха должны составить 16,9 миллиарда.

В начале - середине 60-х годов только химическая промышленность нашей страны ежегодно теряла в атмосферу 95 тысяч тонн азотной, 12 тысяч тонн серной кислоты, 30 тысяч тонн сернистого ангидрида и много других веществ.

Последствия загрязнения атмосферы чрезвычайно многообразны и часто очень тяжелы. Резко снижается интенсивность солнечной радиации: до 40-50 процентов энергии лучей Солнца поглощается атмосферой Нью-Йорка и других крупных городов. Теряется большое количество ценной продукции. Если бы на всех цементных заводах нашей страны были установлены совершенные пылеулавливатели, они бы сохранили для промышленности ежегодно до 2 миллионов тонн цемента и цементных материалов. Пыль оседает на поверхность земли и загрязняет ее. Только в Нью-Йорке один квадратный километр территории “собирает” за месяц 26 тонн сажи!

Последствия загрязнения атмосферы очень тяжелы
Последствия загрязнения атмосферы очень тяжелы

Попавшие в воздух газы - непосредственно и в различных химических соединениях - опасны для людей, животных, растений. Если ТЭЦ средней мощности, работающая на угле, выбрасывает ежесуточно 300 тонн мелкой золы и около 100 тонн сернистого газа, то о какой “живой природе” может идти речь в ее окрестностях?

Убытки, связанные с загрязнением растений, достигают в США 300 миллионов долларов в год. Особо сильно страдает листва при быстром поступлении в атмосферу окиси серы, если ее концентрация превышает 0,3-0,5 • 10-6 Опасны также соединения фтора, пероксиацетилинтрат и т. д.

В ФРГ в районах наибольшего загрязнения атмосферы отмечается падение урожаев сельскохозяйственных культур. Травы, растущие вблизи оживленных автострад, непригодны на корм скоту, так как ядовитые соединения свинца, содержащиеся в выхлопных газах автомашин, аккумулируются в них и могут попасть в молоко.

Одно из наиболее страшных явлений промышленной эры - смог. Он приносит огромные бедствия, уносит жизни сотен и тысяч людей. Вот что рассказал о печально знаменитом лондонском смоге 1952 года американский ученый Л. Баттон.

3 декабря в Лондоне был прекрасный день. По сообщению метеорологов, ночью на город надвинулся холодный фронт. С севера дул легкий ветерок, в небе виднелись пушистые облака, так характерные для английского пейзажа. Ветер принес со стороны Северного моря чистый, свежий воздух, старики и больные наслаждались, вдыхая его, радовались превосходной погоде.

4 декабря антициклон несколько сдвинулся на юго-восток, а ветер стал дуть не с севера, а с северо-запада, и сила его уменьшилась. Облака закрыли все небо, в воздухе почувствовался запах дыма.

Из многих тысяч труб тихо поднимались вверх несгоревшие остатки угля - горючие газы, копоть, зола. Крупные частицы сажи выпадали на улицы, сыпались на одежду прохожих, а более мелкие продолжали парить в воздухе.

5 декабря центр области высокого давления оказался над Лондоном. Ветер стих. Туман ухудшил видимость, затруднил движение транспорта. Запах дыма усиливался с каждым часом. Весь нижний слой атмосферы до километра в высоту заполнился дымом и влагой. На следующий день плотный туман совершенно закрыл небо. К полудню температура воздуха упала до -2 градусов, а его влажность достигла 100 процентов. Уже в десятке метров ничего не было видно, пешеходы брели по тротуарам на ощупь, как слепые, автомашины включили дальний свет и двигались со скоростью черепах.

Воздух над городом продолжал оставаться неподвижным, и дым наполнял его ядовитыми веществами, превращая в ту смесь дыма и тумана, которую и называют смогом.

Лондон погрузился в облако собственных вредоносных отходов. У людей болели и слезились глаза. С каждым вдохом легкие наполнялись испорченным воздухом.

В последующие два дня погода не улучшилась, смог продолжал свирепствовать. Старики, люди с больными легкими, сердечники тяжело страдали от зловонного, почти непригодного для дыхания воздуха. Даже некоторые молодые люди теряли выдержку: страдающим расстройствами органов дыхания не хватало кислорода, для астматиков смог стал пыткой. Больницы Лондона переполнили пострадавшие.

Четыре тысячи человеческих жизней унес в те дни лондонский смог! Десятки тысяч людей долго болели, восстанавливали свое здоровье и работоспособность.

К сожалению, смог превратился в будни многих крупных городов мира. Он частый гость Лос-Анджелеса. В Токио в августе 1970 года 8 тысяч человек серьезно пострадали от смога, вызванного химическими процессами, происходящими под влиянием лучей солнца в загрязненной атмосфере. Не редок смог и в Рурской промышленной области ФРГ, и во многих других индустриальных районах мира.

* * *

“Всеобщее взаимодействие атмосферы, гидросферы и литосферы в своей основе столь же хрупкая система, сколь хрупок и мир живых существ, - пишут Б. Уорд и Р. Дюбо. - Именно поэтому по прошествии времени может оказаться, что опасно было не учитывать даже мелочи”.

Да, три стихии, - земля, вода и воздух - в полной мере ощутили на себе влияние издержек и ошибок технического прогресса. Перечень ран, нанесенных биосфере, который мы привели выше, вызывает чувство глубокой тревоги. Но, далеко не полон. Есть виды деятельности человека, отрицательно влияющие не на одну, а на все “стихии”, вызывающие загрязнение и почв, и вод, и атмосферы. Просто невозможно хотя бы кратко не упомянуть об отравлении внешней среды пестицидами - так называются химические вещества, применяемые для борьбы с вредными животными и растениями.

В 1966 году в “Комсомольской правде” была опубликована статья В. Пескова. В ней рассказывалось о гибели 27 лосей в трех десятках километров от Ярославля при опрыскивании лиственных насаждений с воздуха гербицидом - бутиловым эфиром. Он должен был “прополоть” ненужные, с точки зрения интенсивного лесного хозяйства, деревья и кустарники. А уничтожил лосей, тетеревов, мелких певчих птиц, массу полезных беспозвоночных животных.

Газета, конечно же, выступила не против химии •- нашей союзницы и помощницы. Но она писала, что, когда человек обуздал химию, он во многом уподобился всаднику, который рискнул вскочить на норовистую лошадь. Малейшая неосторожность, небрежность - и лошадь сбросит всадника, растопчет его. “Значит, очень крепкой должна быть узда и очень бдительным должен быть всадник”, - предупреждала газета.

Статья вызвала огромное количество откликов. Они показали: проблема назрела и у нас, а не только в США, где общественность потрясла книга Р. Карлсон “Безмолвная весна”:

“Ядохимикаты, оружие столь же грубое, как дубинка пещерного человека, брошены в наступление на живую ткань - материал весьма нежный и хрупкий, но в то же время удивительно живучий и выносливый, обладающий способностью наносить ответные удары, причем самым неожиданным образом”.

Широчайшее и не всегда достаточно оправданное применение пестицидов для борьбы с вредными животными и растениями явилось еще одним существенным ударом по Великому Равновесию. По данным ООН, мировое производство пестицидов достигло 600 миллионов килограммов в год.

В США в начале 70-х годов использовалось около 230 миллионов килограммов таких веществ. Семьдесят процентов пестицидов фермеры применяли для обработки зерновых культур и хлопчатника. С 1950 по 1970 год количество пестицидов, вносимых в расчете на единицу сельскохозяйственной продукции, возросло в этой стране на 168 процентов. Прогрессивный американский ученый-эколог Б. Коммонер в книге “Замыкающийся круг” предупреждает об опасности такого роста. Инсектициды уничтожают не только вредных, но и полезных насекомых. Кроме того, у насекомых-вредителей вырабатывается иммунитет к ядам. Поэтому даже для поддержания урожаев на прежнем уровне требуется все больше ядохимикатов. Автор приводит характерный пример. В Аризоне с 1965 по 1967 год применение инсектицидов на хлопковых плантациях выросло в 3 раза, а урожай хлопка не увеличился.

“И так же, как в случае с удобрениями, понижение эффективности пестицидов приводит к увеличению их поступления в окружающую среду, где они становятся угрозой для живой природы и человека”, - заключает Б. Коммонер.

Исследования показали, что даже ничтожное присутствие ДДТ в морском фитопланктоне снижает эффективность его фотосинтеза на три четверти. Между тем во внешнюю среду уже поступило 450 миллионов килограммов коварного, опасного ядохимиката. И хотя его применение запретили уже во многих странах, он сохраняется в почвах (до 10 лет) и в воде, аккумулируется в животных и растениях, переходит из одних звеньев цепей питания в другие.

В 1968 году ДДТ нашли в 99 процентах проб рыбы, взятых из разных мест территории США, причем его концентрация в мясе рыб превышала допустимые нормы в 5-10 раз.

ДДТ и ядовитые продукты его распада обнаруживают в Антарктиде с середины 60-х годов. Их нашли в организмах тюленей, пингвинов и поморников на острове Росса, в заливе Мак-Мердо и в районе Оркнейских островов. Некоторые токсические пестициды содержались также в печени и жире различных морских рыб, в яйцах птиц и в ряде ракообразных.

Ученые добыли 20 китов в водах восточного Гренландского течения, идущего от Северного полюса. И здесь обнаружены следы шести известных пестицидов, в том числе ДДТ!

Даже огромные расстояния и отсутствие всякой хозяйственной деятельности не спасают этот континент-заповедник от загрязнения пестицидами. Что же тогда говорить о зонах интенсивного сельского хозяйства?..

Один из весьма ядовитых пестицидов, альдрин, обнаруживали в почвах спустя четыре года после внесения; токсафен сохраняется в сухих песчаных почвах до 10 лет, гептахлор и его производные - до 9. А хлородан находили в почве спустя 12 лет, причем сохранялось 15 процентов исходного количества препарата.

Действие мышьяковистых и хлорорганических соединений может проявляться через десятки лет. Они влияют на нервную систему человека, вызывают бесплодие или появление уродств у потомков. При совместном применении некоторых ядохимикатов их действие суммируется и усиливается во много раз. А их комплексное использование не редкость. В водах Рейна, например, обнаруживается и альдрин, и дильдрин, и эндрин - препараты, каждый из которых достаточно токсичен сам по себе.

“Я лично больше всего боюсь, что в данном случае происходит медленное отравление, - ответил профессор Ж. Дорст, один из руководителей Международного союза охраны природы, на вопрос итальянского корреспондента о последствиях бесконтрольного применения пестицидов. - В нашем организме может долго накапливаться яд, действия которого мы до поры до времени не замечаем. А потом когда-нибудь он даст о себе знать, и жертвой его могут стать и отдельные индивиды, и целые народы...”

Эта опасность учитывается в нашей стране. “Принять меры к совершенствованию и укреплению службы защиты растений. Обеспечить дальнейшее развитие биологических методов борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур” - так записано в “Основных направлениях развития народного хозяйства СССР на 1976-1980 годы”.

Радиоактивное заражение планеты - опасность, о которой широкая общественность информирована лучше, чем о других угрозах человечеству. Это и понятно.

Описание трагических последствий атомных взрывов в Японии, выступления против испытаний ядерного оружия в атмосфере ввели нас всех в детали этой животрепещущей проблемы.

Признак зловещего гриба ядерного взрыва не оставил спокойным ни одного разумного человека.

Благодаря усилиям Советского Союза испытания атомных и водородных бомб (кроме подземных испытаний ограниченной мощности) были прекращены почти всеми странами, обладателями этого страшного оружия. Объем радиоактивного заражения планеты значительно уменьшился.

И все же далеко не все опасности позади. Сказываются последствия предыдущих массовых испытаний. Кое-где еще гремят взрывы.

По имеющимся данным, на полигоне в штате Невада начиная с 1957 года было произведено более 200 испытательных подземных взрывов ядерных устройств. Треть всех испытаний связана с проникновением радиоактивных веществ в атмосферу. Пустыня в Неваде, где проводятся испытания атомного оружия, отравлена на площади около 540 квадратных километров. Атомные взрывы на Аляске вызвали заражение радиоактивными осадками вод океана. Предполагается, что оно сохранится не менее 66 лет.

Развивается атомная энергетика, которая не во всех странах гарантирует отсутствие утечки радиоактивных веществ. Как отмечают ученые, одна из самых трудных проблем ядерной технологии, в том числе и “мирной”, - хранение высокоактивных отходов: цезия-137, строн-ция-90 и других. Сейчас в США накоплено уже 340 тысяч тонн таких отходов. Хранилища для них ненадежны; только в Ричленде, штате Вашингтон, за последние 15 лет было 16 случаев их утечки. Во внешнюю среду попало 1400 тонн радиоактивных отходов!

В 1971 году один из американских сенаторов заявил: “Даже если всего лишь один процент радиоактивных отходов, ежегодно производимых в стране, попадет в окружающую среду, радиоактивное заражение будет сопоставимо по масштабу с последствиями от взрыва 100 атомных бомб, сброшенных в свое время на Хиросиму. Но может ли Комиссия по атомной энергии гарантировать безопасное захоронение остальных 99 процентов отходов?”

Пытаясь избавить от радиоактивного заражения сушу, загрязняют океан, Во многих странах отходы закупоривают в бетонные контейнеры и сбрасывают в самых глубоких местах океана. Прочность контейнеров и глубина, на которую они погружаются, на какое-то время обеспечивают безопасность. Но на какое? Этого никто не знает.

Период радиоактивного распада циркония-93 составляет около миллиона лет, цезия-135 - 3 миллиона лет и т. д. Не готовим ли мы весьма двусмысленную и опасную шутку для наших отдаленных потомков, стараясь обезопасить себя от радиоактивных отходов? Ведь они неминуемо выйдут когда-нибудь из своих контейнеров, покинут пределы глубоководных океанических впадин.

Есть и другие отбросы. Они не радиоактивны, но тем не менее очень опасны. В магазине самообслуживания вы берете с полки конфеты, заранее взвешенные и упакованные в целлофановый мешочек. Плюшевый мишка, которого вы дарите вашему сыну, также заботливо упакован в прозрачный мешочек из синтетической пленки, завязанный сверху красивым бантом. Шампунь или хвойная жидкость для ванн продаются в мягких пластиковых флаконах. Повсюду в нашем быту заметно вторжение химии, стремящейся украсить товары, облегчить труд продавца и домохозяйки, заменить дорогие изделия более дешевыми. Хвала ей, намерения ее действительно превосходны! Благожелательнейшие промышленность и торговля, заботясь об экономии времени покупателей и труда продавцов (и о собственных прибылях), в изобилии снабдили нас товарами разового пользования (долой старомодную прочность и основательность, фамильную посуду, дедовскую мебель, шубы и шапки, переходящие из поколения в поколение!). Ухищрения рекламы привели к тому, что даже самый незатейливый и пустячный товар оказался запрятанным в яркие манящие упаковки.

Не стоит здесь лишний раз упоминать о том, что все это связано с огромной и не всегда оправданной затратой природных ресурсов и энергии, с промышленным загрязнением среды. Речь идет о загрязнении бытовом. “Огромные кучи мусора громоздятся в городах: захламлены даже зоны отдыха, парки, реки, туристские тропы, глухие уголки и вершины высочайших гор” - так пишет в книге “Трехсотлетняя война. Хроника экологического бедствия” У. Дуглас. Старейший член Верховного суда США на склоне лет подверг жесточайшей критике систему охраны природы и природопользования в своей стране.

Однако куда деть всякие пакеты, футляры, мешочки, флаконы, когда они уже исполнили свое назначение? Конечно, выбросить. И вот следствие. Город с миллионным населением требует ежегодно для захоронения своего мусора 40 гектаров земли. В США каждый год выбрасывается почти 200 миллионов тонн мусора, около 80 миллиардов консервных банок, миллиарды стеклянных бутылок и банок. И если мусор прошлых десятилетий за какой-то срок “исчезал” в результате процессов гниения и коррозии, то полимерные дары химии почти вечны. Пластмассовая упаковка, синтетическая пленка, фольга образуют все увеличивающиеся горы мусора.

Появилась необычная и по существу и по названию наука - “миазмотология”, занятая разработкой способов удаления и переработки отходов современной промышленной цивилизации.

Пессимисты предсказывают гибель цивилизации, задохнувшейся в собственных отбросах. Это преувеличение, мрачная шутка. Но положение действительно серьезно.

Остановиться ли на этом? Или продолжить перечень издержек технической цивилизации? Их еще очень и очень много. Мы могли бы, например, описать масштабы использования лесов, которое не всегда еще является разумным (об этом свидетельствует одна весьма знаменательная цифра; две трети мировой лесной площади перестали давать лесную продукцию).

Мы могли бы привести обширные выборки из мировой литературы о вредном влиянии шума (уж он-то полностью обязан своим появлением и развитием техническому прогрессу; и очень соблазнительно было бы в этом месте упомянуть о том, что в древние времена особо опасных преступников убивали... музыкальным шумом - непрерывным звучанием множества флейт, барабанов и других музыкальных инструментов); о крайне отрицательных и не до конца изученных последствиях прокладки больших нефте- и газопроводов через северные территории (например, проект сооружения рансаляскинского нефтепровода вызвал ожесточенные споры в США); об угрозе, которую несет продолжение строительства громадных водохранилищ гидроэлектростанций; о загрязнении пресных и морским од детергентами - химическими веществами, содержащимися в синтетических стиральных порошкам вследствие этого, в частности, утрачивается крайне важная способность вод к биологическому, самоочищению). Остались неиспользованными данные о масштабах эксплуатации различных минеральных ресурсов (тема для самостоятельной большой главы). Впечатляющей могла бы выглядеть апокалиптическая картина энергетического кризиса, опасность наступления которого мир полностью ощутил лишь в начале 70-х годов. Мы хотим закончить главу тем же, чем начали ее. Было бы неверным считать, что авторы - противники технического прогресса. Мы лишь сосредоточили внимание на его оборотной стороне. Ученые раскрыли причины невзгод. Одна из них -широкое внедрение новых, технически более совершенных и экономически выгодных технологий без учета их влияния на биосферу и природные ресурсы. Впечатляющий пример:

“Технологическая замена мыла детергентами вызвала 20-кратное увеличение воздействия на окружающую среду и не принесла никаких ощутимых выгод потребителю, - пишет Б. Коммонер. - Замена мыла детергентами не сделала нас чище, чем мы были, но окружающую среду она сделала более грязной”.

Однако, сколько бы мы ни приводили подобных 1 фактов, - а наша эпоха дарит их нам во множестве, - главный вывод остается неизменным:

Только с помощью технического прогресса можно I бороться с кризисом окружающей среды. Клин вышибают клином... Только могущество технической цивилизации может быть использовано для восстановления | потерь, нанесенных ею же человечеству в период недостаточно контролируемого развития. Но об этом - в следующих главах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'