Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Их планы

...Май 1947 года. Соединенные Штаты Америки. В серьезном научном журнале "Джорнал оф иммюнолоджи" (Иммунологический журнал) появляется статья трех бактериологов: Розбери, Кэбета и Болдта. Название статьи категорично: "Бактериологическая война". Имеет статья и предысторию. Дело в том, что написана она была еще пять лет назад, и 8 июня 1942 года в качестве доклада была направлена так называемому "национальному научно-исследовательскому совету". Правда, тогда она называлась несколько по-иному. Полностью это звучит так: "Бактериологическая война. Критический анализ доступных возбудителей, возможностей их военного применения и способов защиты от них". Как утверждал потом один из основных авторов, Розбери, хотя это и был неофициальный документ, но основан он исключительно на доступных источниках: в общем такой документ "могло составить любое лицо в любой части света, способное усвоить соответствующую литературу". И все-таки доклад 5 лет оставался строго секретным и был опубликован лишь в 1947 году.

Рассчитанная сугубо на специалистов статья содержала подробное описание и разбор, с точки зрения их пригодности в бактериологической войне, 70 видов инфекционных заболеваний, 33 из которых, по мнению авторов, оказались пригодными, 37 они "забраковали".

Это была настоящая энциклопедия бактериологический войны, где каждый из семидесяти смертоносных микроорганизмов разбирался со всех сторон. Вот таких:

а) "токсичность" (читай: "сила" заразы);

б) "военная эффективность" (как скоро убьет и как быстро передается от больного организма к здоровому);

в) "возможность производства данного микроба в большом масштабе (на чем культивировать и можно ли быстро набрать десятки и сотни килограммов материала);

г) "устойчивость к воздействию внешней среды" (каким путем, в какое время и при помощи каких средств можно перебросить противнику);

д) "возможность распространения по территории противника" (как быстро возникает эпидемия или эпизоотия, когда речь идет о животных; у растений - эпифитотия);

е) "возможность иммунизации и лечения" (эта сторона характеристики доставила авторам много "разочарования", так как против большинства инфекционных заболеваний человечество уже нашло средства лечения и предохранительные прививки);

ж) "степень трудности обнаружения и индентификации данной инфекции" (есть ли быстрые методы установления "лица" обнаруженной инфекции? Оказывается, как правило, есть);

з) "обратное действие" (как скоро возникает эпидемия на территории или в войсках стороны, применившей бактериологическое оружие, если у противника такую эпидемию удалось искусственно вызвать).

И вот так все семьдесят!..

Это был "труд". И он был оценен американским командованием: все три бактериолога вскоре стали сотрудниками Кемп-Детрика. Что же там планируется?

Ну, прежде всего скажем, что опыт применения бактериологического оружия в Китае и Корее, по мнению западных теоретиков, себя не оправдал. Как выяснилось, рассчитывать следует скорее на "эффект психологический", чем на военный. Любая экономически достаточно развитая страна, имеющая хорошо организованную противоэпидемиологическую службу, может быстро "погасить" бактериологическую диверсию без какого-либо ощутимого ущерба для собственного, военного потенциала. Правда, это верно лишь в том случае, когда речь идет о бактериологической войне против людей. Ни чума, ни холера, ни другие подобные им инфекции не могут дать желанного перевеса воюющей стороне, если ее противник имеет хорошо налаженную противоэпидемиологическую службу. К тому же нельзя забывать и "обратное действие" такого оружия. В устах западных теоретиков бактериологической войны на первом месте по-прежнему в качестве "идеального" бактериологического оружия против людей ("живой силы") остается действие яда, вырабатываемого бациллой Клостридиум ботулинум, о котором мы уже говорили.

Яд этот выделяет своеобразный микроб, развивающийся в мясных или растительных продуктах. Само отравление (влекущее, как правило, почти 100-процентную смертность) даже не требует присутствия живого микроба - достаточно продуктов его выделения - токсина-яда. Производство такой отравы не сложно, и любое крупное бактериологическое предприятие может сравнительно быстро выдать 100 килограммов более или менее очищенного ботулинового токсина - количество, вполне достаточное (если верить теоретическим расчетам), чтобы уничтожить все население земного шара. Как бактериологическое оружие данный токсин имеет преимущество перед другими видами инфекций - он не обладает "обратным действием", то есть не передается от человека к человеку. Но это и его "недостаток" - невозможность вызвать эпидемию.

Ботулин
Ботулин

В общем можно сказать, что применение болезнетворных микробов и продуктов их выделения (токсинов) в качестве средств уничтожения людских резервов противника себя не оправдало.

Правда, из этого, к несчастью, не следует, что от войны подобного рода на Западе отказались вообще. Так, например, там серьезно разрабатывается "бактериологическое оружие гуманного аспекта". Вот что это такое.

Есть такая "хорошая" болезнь - лихорадка денге. Возбудитель ее - фильтрующийся вирус. Встречается она почти на всем земном шаре, правда, в основном там, где климат более или менее теплый и где могут существовать ее переносчики - комары. В Европе лихорадка денге есть. "Хороша" она еще и тем, что в случае возникшей эпидемии не приводит к большой смертности (1-1,5 процента), однако вывести человека на довольно длительный срок из строя может. Розбери считает, что это "просто идеальное" бактериологическое оружие ввиду его "гуманного характера". Единственное, что тревожит его и некоторых других авторов, это "возможный не всегда правильный выбор места и времени диверсии", дескать, переносчики - комары в данной местности могут не прижиться. И все-таки лихорадка денге остается "особенно пригодной" для военных целей.

Однако, по-видимому, в настоящее время разработка средств ведения бактериологической войны против людей на Западе не является ведущей. Применение болезнетворных микробов в качестве оружия получило другие акценты. Прямое уничтожение противника в XX веке не единственный способ подорвать его военно-промышленный потенциал и выиграть войну. Видимо, поэтому сейчас чаще говорят уже о войне биологической, чем о войне бактериологической: об уничтожении с помощью микроорганизмов культурных растений и животных, а не людей. Разработка же такого типа бактериологического оружия ведется интенсивно.

И хотя на первый взгляд перспектива биологической войны против животных и растений и не представляется столь грозной, как применение такого оружия для уничтожения людей, при ближайшем рассмотрении все выглядит совсем по-иному. Совершенно ясно, что, если бы неприятель с помощью бактериологических средств уничтожил всех или большую часть домашних животных и растений в стране, исход войны был бы решен. Государство, подвергшееся такому нападению, не могло бы долго продержаться. Западные теоретики считают, что удачно примененное бактериологическое оружие против животных и растений в срок, значительно более короткий, чем всякого рода блокады, может лишить страну мяса, молока, сыра, масла, яиц и хлеба. Поэтому в Кемп-Детрике проблема эта изучена весьма обстоятельно, и особенно с точки зрения нападения.

Интенсивно работая над получением бактериологического оружия против домашних животных, американские ученые выделили несколько особенно опасных инфекций, о которых говорится, что они "весьма перспективны". Вот некоторые из них.

Повальное воспаление легких крупного рогатого скота. Это остроинфекционное заболевание с высокой смертностью (30-50 процентов). Возбудитель его - микроскопический гриб Перипневмониа коутагиоза бонум. Повальное воспаление легких крупного рогатого скота в Европе известно с середины XVIII века, к середине же следующего столетия оно перекинулось также в Америку, Африку и Австралию. В то время эта болезнь была настоящим бедствием. В одной только Англии в 1860 году ее жертвой пало около 187 тысяч голов скота.

Чума рогатого скота. Возбудитель - фильтрующийся вирус. Заболевание с очень высокой смертностью (до 75 процентов). Эпизоотии чумы рогатого скота известны с IV века. В этих случаях единственный способ прекращения эпизоотии - безоговорочный убой больных и подозреваемых по чуме животных. Кроме коров, к возбудителю чумы восприимчивы также овцы и козы.

Ящур. Острое и очень заразное заболевание, поражающее крупный рогатый скот, свиней, овец и коз. Первые случаи ящура описаны в XVI веке в Северной Италии. Оттуда болезнь распространилась по всей Европе, унося миллионы животных. В одной только Германии в 1920-1921 годах от ящура погибло 218445 голов скота. В 1938 году болезнь бушевала в Польше и нанесла сельскому хозяйству огромный ущерб. Некоторые ученые считают ящур самым заразным заболеванием животных, так как выделения ящурных больных не теряют свою инфекционность даже в разведении 1:10000000. Этот факт, а также и то, что путем соответствующих пассажей вирус ящура может дать такую страшную, форму, когда смертность от него достигает 70 процентов, делает его одним из сильнейших средств бактериологической войны против животных. Таково мнение специалистов Кемп-Детрика.

Мы не будем здесь давать характеристику другим инфекциям, планируемым в качестве бактериологического оружия в войне против домашних животных. Сказанного, по-видимому, достаточно, чтобы представить, как широко поставлена эта работа. Особенно если добавить, что, помимо трех названных заболеваний, американским исследователям кажутся "вполне пригодными" для бактериологического нападения инфекционный энцефаломиелит лошадей, пастереллезы (группа тяжелых инфекционных заболеваний крупного рогатого скота, овец, коз, свиней, кроликов и домашней птицы), чума свиней, шотландский энцефаломиелит овец, чума птиц и т. д.

Совершенно очевидно, что не менее страшный "букет заразы" заготовлен и в биологической войне против растений, тем паче, что западные теоретики считают это наиболее перспективным средством ведения войны. Действительно, без полезных растений в короткий срок оказалась бы невозможной жизнь животных и людей, по крайней мере в отдельных районах земного шара. Без корма быстро погиб бы скот, а уничтожение зерновых и плодовых культур лишило бы людей растительной пищи.

Итак, не убивая людей и животных, не разрушая деревень, городов и предприятий, можно - по крайней мере теоретически - победить даже более сильного противника, использовав против него в определенный момент достаточно эффективные средства, поражающие растения.

Биологическая война против растений
Биологическая война против растений

Кстати сказать, пытаясь развязать бактериологическую войну на территории Северного Китая и Северной Кореи, американское командование, помимо бактериологического оружия, уничтожающего людей и животных, применяло также и инфекцию, поражающую культурные растения. С самолетов неоднократно сбрасывались листья и другие части растений, зараженные болезнетворными грибами. Так, были обнаружены грибы страшного врага сои - Церкоспора соини Хара. Далее, была установлена зараженность сброшенных листьев грибами Оломерелла, вызывающими болезнь хлопчатника и поражающими также яблони и груши. Кроме того, международная комиссия ученых доказала факт военного использования гриба Макрофома Куматсуки Хара, - грозного и чрезвычайно патогенного вредителя плодовых культур.

Чтобы не утомлять читателя, мы не будем здесь больше перечислять возбудителей болезней растений и вредителей сельскохозяйственных культур, которые планируются в биологической войне против растений. В качестве примера из прошлого лишь кратко расскажем об одной из эпифитотий - эпифитотии фитофторы картофеля (гриб, поражающий клубни).

...Ирландия. Конец XVI века. Длительные политические и военные распри опустошили и разорили страну, Народ голодает. И вдруг является "заморский" спаситель. Это завезенная в Ирландию культура картофеля. Быстро выясняется, что картофель легко выращивать, что он дает высокие урожаи и очень питателен. Разведение картофеля принимает небывалые по тому времени масштабы. Проходит всего пятьдесят лет, и он становится основой питания населения.

Идет время, и никто не подозревает, что именно это обернется для Ирландии катастрофой. 1845 год. Внезапно и неожиданно на картофельных полях вспыхивает эпифитотия фитофториоза. Болезнь распространяется со скоростью пожара. Буквально за год свирепый гриб полностью уничтожает весь урожай картофеля в стране. Эпифитотия перекидывается на Британские острова и в Западную Европу, но здесь ущерб от нее не так велик, как в Ирландии, где выращивают почти исключительно картофель. В Ирландии же положение без преувеличения трагическое: около миллиона человек умирает от голода, и еще миллион эмигрирует из страны. И все это дело рук внешне безобидного гриба, который любой неспециалист легко посчитает за обыкновенную плесень. Кстати, в арсенале биологического оружия, вырабатываемого в Кемп-Детрике, фитофтора тоже числится. Цель же применения всего, что дает этот комбинат смерти, там не скрывают. Так, Розбери, рассуждая о возможности обратного действия биологического оружия, пишет без обиняков: "В будущем мы (читай: американцы) могли бы совершенно безнаказанно распространить заразу где-нибудь, например, в окрестностях Тобольска, так как океан защитил бы нас от ее обратной волны". Комментарии, как говорится, излишни!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'