Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Сбор материалов о декабристах-естествоиспытателях был начат нами более трех десятилетий назад. Прежде всего внимание привлекла деятельность Ученой республики (Вольного общества любителей российской словесности), являвшейся самой многочисленной продекабристской организацией (достаточно сказать, что она насчитывала около 300 членов). За 10 лет существования республики на ее заседаниях декабристами было прочитано более 200 естественноисторических работ. Большинство из них было опубликовано в "Соревнователе просвещения и благотворения", "Северном архиве", "Сыне Отечества", "Полярной звезде".

Президентом Ученой республики был Федор Николаевич Глинка, он участвовал также в основании Союза спасения (или Общества истинных и верных сынов Отечества) и Союза благоденствия. Пропаганда "ученых упражнений", которую активно вел Глинка, издание им специального "Военного журнала", популяризировавшего основы научных знаний, и в первую очередь естествознания и техники, свидетельствуют о том, какое большое значение придавали декабристы развитию науки. Поэтому свой научный поиск мы как раз и начали с решения такой сложной проблемы, как декабристы и развитие науки. Ведь в движении декабристов участвовала самая передовая самая прогрессивная часть молодежи России, ее надежда и гордость.

Первое поколение русских революционеров блистало талантами. Среди них были политические деятели, писатели, поэты, естествоиспытатели, мореплаватели. Круг интересов декабристов в области естествознания включал вопросы районирования Российского государства, истории географических открытий, изучения полярных стран, русских морей и Мирового океана. К этому надо добавить их геофизические, геологические, ботанические, зоологические исследования и наблюдения в годы каторги и ссылки, тем более что часть из них была опубликована, несмотря на цензурные запреты.

Декабристам принадлежит более 300 естественноисторических работ - от монографии до небольших набросков, от многолетних фундаментальных рядов наблюдений до кратких заметок о климате Сибири и различных областей земного шара. Однако до сих пор деятельность декабристов в области естествознания не являлась предметом специального исследования, лишь публикация научно-популярной книги "Географические исследования декабристов" в 1977 г. позволила осветить один из аспектов этой темы. Обширный комплекс хранящихся в государственных архивах документальных материалов о географических и климатологических изысканиях декабристов оставался малообобщенным.

В настоящей книге рассказывается о декабристах, которые внесли значительный вклад в развитие отечественного естествознания. Анализ трудов, проектов, записок, следственных дел декабристов свидетельствует о том, что ни одно важное событие в истории русской и мировой науки не ускользало от их внимания.

Вспоминая, например, о кишиневских встречах А. С. Пушкина и В. Ф. Раевского, И. П. Липранди писал: "Здесь не было карт и танцев, а шла иногда очень шумная беседа, спор, и всегда о чем-нибудь дельном, в особенности у Пушкина с Раевским, и этот последний, по моему мнению, очень много способствовал к подстреканию заняться положительной историей и в особенности географией. Я тем более убеждаюсь в том, что Пушкин неоднократно после таких споров на другой или на третий день брал у меня книги, касавшиеся до предмета, о котором шла речь"1.

1 (Липранди И. П. Воспоминания // Рус. арх. 1866. № 8/9, С. 1213-1214, 1393-1491)

Раевского глубоко интересовали проблемы географии, о чем свидетельствуют составленные им и дошедшие до наших дней карта и цикл лекций по географии России. Для членов кружка "Зеленая лампа", руководимого членами Союза благоденствия, С. П. Трубецкой составил список литературы, которую рекомендовал изучить. Первым был назван "Всемирный словарь Общества французских ученых", затем шли труды по русской истории и литературе, жизнеописания "великих мужей" (Петра I, А. В. Суворова и др.). Большое место в списке занимали географические работы, в том числе "Записки знаменитых путешественников по России".

Забота декабристов о развитии науки, о просвещении и благе народа, призывы к добру и человеколюбию легли в основу их идеологической платформы. Во имя этих высочайших идеалов добра и беззаветного служения Отчизне они вышли на Сенатскую площадь, ибо были уверены, что их смерть "принесет крепость и славу Отечеству". В их трудах неоднократно повторялась мысль о том, что без нравственного основания "не может быть ни величия, ни благоденствия народного". Так, в "Письмах к другу" Ф. Н. Глинка подчеркивал: "Если ты посвятил себя служению истине, то и в бурю и в страшное землетрясение пребудешь непоколебимым, и если вселенная станет сокрушаться вокруг тебя, ты не дрогнешь"1. "Письма к другу" Глинки, а также его "Письма русского офицера" имели небывалый успех среди современников.

1 (Глинка Ф. Н. Письма к другу // Декабристы: Поэзия, драматургия, проза, публицистика, лит. критика / Сост. В. Орлов. М.; Л.: Гослитиздат, 1951. Ч. 2. С. 12.)

Декабрист В. И. Штейнгель создал уникальную монографию о возникновении календаря и развитии летосчисления. Интерес представляют и его труды по географии Сибири и северной части Тихого океана. Изучение Сибири относилось к числу важнейших задач отечественной географии первой половины XIX в. Участие декабристов в исследовании этого региона в годы каторги и ссылки неоднократно привлекало внимание специалистов, собравших большое число интересных и ценных фактов. К сожалению, ученая деятельность декабристов в Сибири рассматривалась лишь в рамках краеведения, в отрыве от тех работ, которые были созданы декабристами до 1825 г.

Наиболее плодотворно изучением Сибири занимался Г. С. Батеньков. Его проект приведения в известность земель Сибири хранится в рукописном отделе Библиотеки СССР им. В. И. Ленина и до сих пор не утратил своего значения. При этом следует помнить, что научная деятельность декабристов в Сибири не замыкалась границами страны изгнания. Она охватывала многие стороны наук о Земле, включая разработку теоретических и исторических вопросов естествознания, о чем свидетельствуют труды Г. С. Батенькова о "Космосе" Л. Гумбольдта, работы Н. А. Бестужева "Система Мира", К. П. Торсона "Опыт натуральной философии о мироздании", Н. М. Муравьева "О сообщениях в России", И. Д. Якушкина "Что такое жизнь", П. И. Борисова "О происхождении планет", А. М. Фонвизина о классификации наук. Батеньков отмечал необходимость учета достижений "большой географии" при строительстве транссибирского железнодорожного пути. "Жизнь и наука,- писал он 7 мая 1856 г.,- делают огромные шаги. Географические условия начинают составлять статистическую ценность. Города, реки, горы могут быть взвешены, входить в формулы или занимать точки в каком-нибудь дельном очертании"1.

1 (Отд. рукописей Б-ки СССР им. В. И. Ленина. Ф. Батенькова. Картон 5. Д. 3. Л. 3.)

Батеньков одним из первых обратил внимание на слабую изученность климатических условий Сибири, в исследование которых затем внесли весомый вклад М. Ф. Митьков, П. И. Борисов, А. И. Якубович, А. А. и Н. А. Бестужевы, К. П. Торсон и др. Поэтому в заключительном разделе книги не только показано значение метеорологических изменений декабристов, но и прослежено, как они использовались в трудах отечественных географов, в том числе в исследованиях А. И. Воейкова, Г. И. Вильда и М. А. Рыкачева.

Интересы Н. А. Бестужева столь многогранны, что их невозможно вместить в рамки какой-либо одной отрасли знаний. Они охватывают географию зарубежных стран, историческую географию, гидрографию, этнографию, метеорологию, земной магнетизм, исследования Арктики и Антарктики, изучение полярных сияний. Обширное документальное наследство семьи Бестужевых, в основном сосредоточенное в Институте русской литературы АН СССР (Пушкинский дом), открывает богатые возможности для создания монографического исследования, посвященного деятельности Н. А. Бестужева как видного естествоиспытателя. В настоящей книге поставлена лишь задача провести своего рода разведочный поиск и остановиться на главных направлениях его географических и климатологических изысканий. Это особенно полезно, поскольку его естественнонаучные труды не только представляют интерес для истории науки, но и могут быть использованы в современных исследованиях, в частности при изучении изменений климата Сибири за минувшие полтора века.

Необходимо подчеркнуть, что естественнонаучная деятельность декабристов развивалась в эпоху, когда огромные пространства России, да и всей земли, представляли собой "белые пятна", когда еще не было сети геофизических обсерваторий и каждый многолетний ряд наблюдений в Сибири порой имел цену открытия, как, например, 10-летние метеорологические наблюдения Митькова в Красноярске. Соблюдение принципов историзма открывает возможность не только показать то новое, что дали декабристы естествознанию по сравнению со своими предшественниками, но и раскрыть прогрессивное значение взглядов декабристов на роль и место географии в жизни общества и в системе наук о Земле. Тем более что участие в географических исследованиях порой было побудительной причиной к вступлению в тайное общество.

Необходимо отметить, что естественнонаучные изыскания декабристов приходятся на эпоху, когда Россия уже вышла на просторы Мирового океана. Только в 1815-1826 гг. было предпринято 15 кругосветных плаваний, 10 экспедиций в Арктику и более 20 путешествий в различные районы России и земного шара. Журналы того времени стали включать специальные разделы по географическим исследованиям и путешествиям. Особенно много статей по этой тематике публиковалось в "Соревнователе просвещения и благотворения", "Северном архиве", "Сыне Отечества", "Московском телеграфе", "Вестнике Европы", в "Записках, издаваемых государственным Адмиралтейским департаментом", в "Сибирском вестнике". Резко возрос выпуск книг географического содержания ("Краткая всеобщая география" академика К. И. Арсеньева выдержала 20 изданий).

На десятилетие, когда зарождалось и мужало движение декабристов, приходится один из самых блестящих периодов отечественных географических исследовании и открытий. То был своего рода "географический взрыв". Член Северного общества В. П. Романов писал в 1822 г.: "Девятнадцатое столетие, распространяя науки и полезные познания в Европе, отличается особенным направлением, данным географическим изысканиям"1.

1 (ЦГАВМФ. ф. 166, Оп, 1. Д. 2595. Л. 2.)

Действительно, географические исследования России в первой четверти XIX в. были подняты на уровень высшей государственной политики. Пожалуй, еще никогда русским правительством не отпускались столь щедро деньги на исследование полярных стран и Мирового океана, как в годы, последовавшие за победоносным завершением Отечественной войны 1812 г.

Важнейшей географической проблемой для первой четверти XIX в. представлялись поиски Южного материка. Для ее решения русским правительством была снаряжена экспедиция к Южному полюсу под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева. В плавании принимал участие будущий член Северного общества К. П. Торсон. Показ его ученой деятельности сопряжен с серьезными трудностями. Они обусловлены прежде всего тем, что почти все рукописи этого декабриста, в том числе его "Записки" о плавании к Южному полюсу, оказались утраченными. К счастью, обнаруженные в архивах материалы приоткрывают возможность, хотя бы в общих чертах, осветить роль Торсона в этом знаменитом географическом предприятии.

Одной из главнейших географических проблем того времени являлись поиски Северного прохода. Вопрос о том, соединены ли Азия и Америка перешейком или их разделяет море, по словам декабриста Романова, "волновал умы географов и мореплавателей всего света"1. Один из очерков этой книги посвящен раскрытию настойчивого внимания, которое проявлял этот декабрист к решению проблемы Северо-Западного морского пути из Тихого океана в Атлантический. Не лишено интереса, что, кроме Романова, создавшего два интереснейших проекта, этим вопросом занимались Н. А. и М. А. Бестужевы, Торсон, Рылеев. Корнилович, Батеньков. Романов исследовал кавказские берега Черного моря, Болгарию, Турцию, Грецию.

1 (ЦГАВМФ. Ф. 166. 0п. 1. Д. 2595. Л. 2.)

Декабристы понимали, какое значение имели географические исследования для укрепления политического влияния и экономического могущества своего Отечества. Именно этим объясняется их внимание к таким проблемам, как исследование севера Американского континента, где сталкивались интересы России и Англии. Поэтому весьма важно было один из очерков посвятить Д. И. Завалишину, принимавшему участие в изучении Русской Америки и северной части Тихого океана. Тем более что к ним было привлечено внимание целой плеяды деятелей движения декабристов.

Говоря об участии Завалишина, Торсона, М. К. Кюхельбекера, Романова в кругосветных путешествиях, следует помнить, что русскими моряками было положен но прочное основание глобальному изучению геофизических явлений на всех океанах земного шара, чем отечественная наука вправе гордиться.

Представление о вкладе декабристов в развитие естествознания будет неполным без освещения участия М. К. Кюхельбекера в путешествии вокруг света на шлюпе "Аполлон", в создании очерка о Забайкальском крае, в плавании к Новой Земле. Тем более, что картирование ее берегов являлось составной частью грандиозной программы исследования северных и восточных морей, разработанной известным русским гидрографом Г. А. Сарычевым. Не менее существенно, что в реализации этой программы принимали участие декабрист Романов и известные полярные исследователи Рейнеке, Матюшкин, Врангель, Литке. Одни из них разделяли политические взгляды декабристов, другие сочувствовали их идеалам, но все вместе видели свое высшее назначение в служении науке и славе Отечества.

Говоря о декабристах-естествоиспытателях, необходимо кратко остановиться на их просветительской деятельности, на создании ими школ и учебных пособий по географии. Школьный курс Якушкина был предназначен для основанной им школы в Ялуторовске, а "Начальная география" П. И. Колошина, изданная в качестве учебника для начальных училищ, разошлась по всей России. Петр Иванович Колошин, по его словам, "принадлежал тайному обществу под названием "Зеленой лампы, или Союза благоденствия""1.

1 (Восстание декабристов. М.: Наука, 1984. Т. 18. С. 154.)

14 декабря 1825 г. разделило географические исследования декабристов на два этапа. Первый охватывал всего около 10 лет, из которых самыми насыщенными были 1819-1826 гг., второй - более трех десятилетий, т. е. каторгу и ссылку, когда для исследований и осуществления своих проектов декабристы не имели и тысячной доли тех возможностей, какими располагали до восстания на Сенатской площади. Но именно тогда они возобновили свою деятельность по изучению Отечества и в тяжелейших условиях приступили к метеорологическим, ботаническим и фаунистическим наблюдениям.

Все вместе декабристы сыграли большую роль в развитии естествознания, однако при написании книги перед нами встала проблема: с кого начинать, в какой последовательности располагать очерки далее? И мы решили, что правильнее будет, если исходить из оценки вклада в науку каждого из наших героев.

При создании этого исследования мы опирались на достижения отечественной истории, географии и климатологии, на труды и воспоминания декабристов, на документальные материалы Центрального государственного архива Военно-Морского Флота (ЦГАВМФ), Центрального государственного исторического архива (ЦГИА), Центрального государственного исторического архива Эстонии (ЦГИАЭ), Ленинградского отделения Архива Академии наук СССР (ЛО ААН), отделов рукописей Института русской литературы АН СССР (ИРЛИ), Библиотеки СССР им. В. И. Ленина, Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеки Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, Центральной Военно-Морской библиотеки, Библиотеки Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'