Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Расскажи мне, как живешь, и я скажу, кто ты

Смотри вдаль - увидишь даль; смотри в небо - увидишь небо; 
взглянув в маленькое зеркальце, увидишь только себя.

Козьма Прутков

В Паланге и в Рузе, где в общем присутствовали разные люди, был впервые употреблен термин "информационный образ жизни" человека, социальной группы, области, страны.

Информационный образ жизни человека складывается из трех этапов. Молодость: наивные мечты, желание найти себя поскорее, но мельче, или не торопясь, но глубже. Зрелость: анализ, первые итоги и первые ограничения желаний. Старость: эксплуатация привычек, подведение итогов и строгая ограниченность желаний. На каждом этапе по-разному выглядят внутренний и внешний мир. При убогом внутреннем мире внешний мир всегда питает, но больше формой и поверхностным содержанием; в жизни вечная угроза информационного голода, жажда развлечений, погоня за непритязательными раздражителями. И. Ильфа и Е. Петрова поражала разница между большими и мелкими делами, между большими и мелкими людьми. И в записной книжке появилась многозначительная фраза про "спокойный, торжественный разговор курьерш, неторопливый обмен мыслями канцелярских сотрудников: "А на третье был компот из вишен". При богатом внутреннем мире человек менее зависим от внешней среды, которая тем не менее становится щедрее к нему.

Лично для меня люди полнее раскрываются не на работе, где нивелируют общие дела, и не дома, где тоже много забот. А в отпуске, где человек встает в своем "первородном" обличье, без фигового листика обязанностей.

Просыпается он утром: чистый воздух, ясное небо и солнце. Впереди целый месяц: никакой программы, только распорядок дня. Завтрак, обед, ужин, сон, процедуры. Можно целый день лежать на песке, изредка переворачиваясь со спины на живот. Можно заниматься спортом, изучать окрестности. Не торопясь читать "Войну и мир" или Диккенса. Флиртовать, играть в преферанс, пить водку (не открыто, конечно). Так стереотипный фон разделяет отдыхающую массу на несхожие социально-демографические группы, по-своему легко и с трудом заполняющих информационный вакуум, ищущих того, чего не было дома, и по возвращении в разной степени чувствующих себя счастливыми и отдохнувшими.

Когда начались полеты в космос, психологи специально стали изучать вопросы сенсорной изоляции (информационного вакуума): как влияет она на личность и взаимоотношения людей, вынужденных долго находиться вместе. Но еще великий норвежский путешественник Ф. Нансен писал, как при долгом дрейфе во льдах портились его отношения с неразлучным спутником и другом О. Свердрупом, и это несмотря на взаимные симпатии, общность интересов и опыт совместных путешествий.

Есть и другой пример - литературный. Помните рассказ О'Генри "Справочник Гименея" о судьбе двух золотоискателей, застигнутых зимой в заброшенной хижине? Сначала они смеялись, так как были дрова и были продукты. Потом стало не до смеха. Автор пожалел и снабдил их двумя книгами, которые они, постоянно читая, выучили наизусть и, вырвавшись на свободу, говорили цитатами, поражая обывателей невиданной эрудицией.

В муках вынужденного (тюремного) безделья был впервые изобретен кроссворд. Что же касается сильных интеллектуальных личностей, то они в таких условиях способны на большее, чем изобретение кроссворда. Вспомните судьбы Н. Морозова и Я. Трахтенберга, о которых говорилось выше. Здесь мы подходим к важному вопросу взаимосвязи между информационным режимом и информационным образом жизни.

Разберем еще один литературный пример - психологическую "Шахматную новеллу" С. Цвейга, экранизация которой была осуществлена сравнительно недавно. Человека неожиданно, прямо с бала заперли в дешевом номере гостиницы, занятой гестапо. Ставился психологический эксперимент: можно ли сломить дух в долгом одиночестве. И неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не сборник шахматных партий, который удалось стащить на допросе, и не одеяло в черную клетку.

Между тем ситуация не была крайне тяжелой в информационном смысле. Только не следовало бросаться во фраке на кровать, в слепой ярости стучать по колченогому комоду и требовать хотя бы одного слова у молчаливого официанта, приносившего еду. В камере, то есть номере гостиницы, была пусть убогая, но все же обстановка: умывальник, постельное белье, окно, смотрящее в глухую стену, по которому можно отличить день от ночи, обои, наклеенные на старые газеты. Требовался только строгий информационный распорядок дня: скрупулезное изучение формы и фактуры разных предметов, перестановка их, занятия гимнастикой, чистка одежды, воспоминания по очереди разных эпизодов жизни, сочинение стихов, речей, докладов, обдумывание разных проблем.

А теперь немного фантазии, читатель. Представьте себе, что вам двадцать лет. Вы вернулись из армии и хотите поступить в торговый флот. Впереди четырехмесячное плавание с кратковременными заходами в экзотические порты, от названий которых радостно замирает сердце. А в душе вы романтик. Работы не боитесь, дисциплины тоже.

Что может быть лучше, особенно сейчас, когда после береговой суеты растянешься на узкой койке и рассматриваешь на потолке дрожащие блики.

Но вот началось плавание. Первый день, второй, третий. Первая неделя, вторая, третья. Одна и та же вахта, одно и то же море, одна и та же еда, одни и те же лица. Внутри нарастает какой-то ком. В среднем через месяц и десять дней у некоторых наступает кризис. Если человек умеет и любит драться, он бросается на ни в чем неповинного соседа. Если он умеет и любит ругаться, то отделывается словами. А если не умеет ни драться, ни ругаться? Тогда может быть хуже.

Психологи совсем недавно узнали, что шумное поведение, отличающее многих матросов в портах всех времен, - это не только недостаток культуры, а естественная разрядка с целью сохранить нормальную психику.

А как же экзотические порты, как же военный флот? Не та экзотика. Моряк не турист, для которого морские переезды - отдых после информационных перегрузок в новых городах и странах. И военный флот не торговый. Военный моряк всегда находится, как говорят психологи, в экстремальных условиях, он собран, да и свободного времени нет. Опять свободное время!

А пока торговому флоту требуются психологи, социальные психологи, специалисты по информации.

Образ жизни деревни и города - разве не интересная социальная проблема?

Когда провинциал приезжает в столицу, его поражают не только высота и красота зданий, число автомашин, пестрая толпа, но и ускоренный темп жизни, калейдоскоп впечатлений, несмолкаемый шум. Он теряется в этой суете, ночью долго не может уснуть, глядя на мигающий свет реклам, прислушиваясь к скрипу тормозов и вдыхая запах бензина. Утром встает с головной болью и уверяет, что ни за что бы не остался жить здесь. Однако, став горожанином, приспосабливается к быстрому темпу, учится выбирать, экономить впечатления. И если ходит в Третьяковку, то не затем, чтобы за тридцать копеек и за шесть часов осмотреть все.

Шутка. Существует рассказ про старого врача, поучавшего своего молодого коллегу: "Вам не нужно беспокоиться за здоровье всех своих пациентов. Третья их часть не страдает чем-нибудь серьезным, природа исцелит их с помощью или без помощи ваших лекарств. У второй трети - неизлечимые болезни, и вам не удастся серьезно повлиять на ход их течения. Остается еще одна треть пациентов, которая действительно нуждается в вашей помощи и которым вам следует уделять свое основное внимание". Не правда ли, звучит жестоко, бездушно? А приезжему не кажется бездушным этот льющийся с работы поток москвичей, мало чему удивляющихся, уткнувшихся в свои воротники, занятых своими мыслями, ворчащих на замешкавшихся с чемоданами и отвечающих на вопросы, не замедляя шаг?

Говорят, современный темп жизни опасен для психики. С удвоением населения земного шара число психических больных учетверяется и сегодня составляет по меньшей мере 50 миллионов человек. Но самый чувствительный удар получают те, кто без большого образования и без определенной специальности переселяются в город. По данным статистики, среди горожан с начальным образованием в три раза больше психических больных, чем среди тех, кто имеет среднее образование; 80 процентов попадающих в вытрезвители - опять-таки лица с начальным образованием.

Чтобы представить себе этот информационный образ жизни, каждодневные трудности, чувство информационного голода среди мощных источников информации, послушаем разговор французской журналистки с парижанкой - одной из двух процентов лиц, так и не научившихся читать и писать:

- Есть ли слова, которые вы узнаете, хотя и не можете прочитать их?

- Да, это три слова: названия двух станций метро на той линии, где я езжу каждый день... и моя девичья фамилия.

- Могли бы вы отличить их от других слов?

- Думается, я нашла бы их среди дюжины других.

- Не кажутся ли они вам похожими... на рисунки?

- Да, они вроде картинок, если хотите...

- Когда вы пробовали учиться читать, вам было трудно?

- И не говорите. Это было ужасно.

- Почему вам так кажется?

- Не знаю точно... Может быть, потому, что все такое... такое маленькое... Простите, я не умею хорошо объяснить.

- Наверное, вам трудно жить в таком городе, как Париж, и бывать в разных его концах, не умея читать?

- О, если язык хорошо подвешен, куда хочешь дойдешь.

- Как же это у вас получается?

- Ну, я часто спрашиваю. И потом надо шевелить мозгами. Удивительно, до чего быстро запоминаешь все, что видишь и слышишь. А запоминаю я гораздо быстрее, чем другие. Вроде как слепая. Есть места, которые узнаешь сразу. И потом я расспрашиваю людей.

- Вы когда-нибудь говорите людям, что не умеете читать?

- Нет, никогда. Я всегда говорю, что позабыла очки.

- Не мешает ли это вам работать?

- Нет, я хорошо работаю. Просто мне приходится быть более внимательной, чем другим. У меня есть сообразительность, и я очень внимательна. У меня не бывает никаких неприятностей.

- А как вы развлекаетесь? Любите кино?

- Нет, там все так быстро, и никак не разберешь, о чем они говорят. А в начале картины обязательно что-нибудь написано. Люди читают эти буквы, и ты видишь их на экране. Они огорчаются или радуются, а я не пойму, что к чему. Но я хожу в театр.

- Почему в театр?

- Там хватает времени, чтобы все услышать. Они говорят то же самое, что делают. Там не пишут. Разговаривают медленно. И понимаю я лучше.

- А еще как вы развлекаетесь?

- Я люблю ездить за город и смотреть на спортивные соревнования. Я ведь не глупее других, но если не умеешь читать, то ты все равно что малый ребенок.

- А когда вы, скажем, слушаете радио, оно вас раздражает?

- Да, это как в кино. Они всегда говорят слова из книжек. Я не привыкла слушать этих людей и не понимаю, что они говорят. Я понимаю только, если мне кто-нибудь объяснит все с самого начала.

- Вы когда-нибудь забываете, что не умеете читать?

- Нет, как только выхожу из дому, я все время помню об этом. Это утомляет и отнимает время. Но не хочется же, чтобы люди заметили. Вот и приходится думать об этом. Всегда боишься.

- Чего боишься?

- Не могу объяснить вам. Мне кажется, что люди все-таки могут заметить. Этого не скроешь.

Образ жизни социальных групп складывается в образ жизни целого народа.

Говорят о таких национальных чертах характера, как воинственность, педантизм, чопорность, трудолюбие. Но если не ограничиваться интуицией, а использовать социологические методы, можно много интересного узнать о каждом народе. Каковы природные условия, уровень экономического развития, какая роль отводится науке, искусству, как заботятся об интеллигенции, ценят памятники старины и вообще чем живут.

Социологи, путешествующие по Африке, задают местным жителям такие вопросы:

- Два одиннадцатилетних мальчика остановились на поле и стали придумывать способ выращивания того же количества кукурузы за меньшее количество часов работы. Отец одного мальчика заметил: "Об этом стоит подумать". Другой отец возразил: "Выращивать кукурузу можно только тем способом, которым мы всегда это делали. Говорить о его изменении бесполезно, это только потеря времени". Какой из этих отцов сказал более мудрые слова?

- Ученые изучают, например, такие вещи, как причины, отчего рождаются мальчик или девочка, и как зерно превращается в растение. Считаете ли вы эти исследования очень полезными, полезными в некоторой степени, ненужными или даже вредными?

- Некоторые люди считают, что мужчине и его жене необходимо ограничить количество детей, чтобы быть в состоянии заботиться о тех, которых они имеют. Другие считают неправильным сознательно ограничивать рождаемость детей. С каким из этих мнений вы согласитесь?

- В каких странах находятся города Москва и Вашингтон?

В результате на географической карте выявляются не только районы, разные по природным богатствам, культурным традициям, но и разные по национальному самосознанию и информационному образу жизни.

Одни народы развиваются в природной или искусственной изоляции. Другие живут, как говорится, на перекрестке и берут понемногу ото всех.

О чем говорит, например, такой факт, что 70 процентов кабардинцев знают русский язык и менее 1 процента - другие языки, кроме русского; тогда как немногим более 10 процентов таджиков знают русский язык и столько же несколько других языков?

Эскимосы Гренландии в борьбе с информационным голодом в полугодовом безделье полярной ночи выработали удивительную систему бытовых ритуалов, условностей и утонченных правил поведения. Китайские императоры возвели великую стену, помешавшую распространению китайской культуры и в конце концов сделавшую эту страну отсталой. Знаменитый национализм исландцев создал механизм выталкивания из исландской культуры всего неисландского. Исландцы слушают "свою" музыку, чтут чистоту языка, газеты подробно освещают внутренние события и печатают фотографии чуть ли не всех молодоженов, а международным событиям уделяют мало внимания.

В Монголии почти нет городов, но нельзя пройти и километра, чтобы не встретить человека и не вспомнить поговорку: "У каждого холма есть вершина, у каждой встречи - исполнение желаний". Случайно или нет, что в монгольских степях и пустынях расцветают яркими цветами шелковые халаты и пояса аратов, а юрты покрываются орнаментом аппликаций? Между тем костюм гималайского гуркха очень и очень прост. Как-то английский путешественник встретил в Гималаях старика, сидевшего в неподвижном одиночестве, и спросил его, как он здесь живет. Тот ответил: "Я смотрю на эти большие вершины, и каждый день и в каждый час они мне видятся другими".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'