Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 6. Наука отдыхать

Что делают в паланге!

Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.

Козьма Прутков

На проводах расселись мыши. По двое, по трое, уцепившись тонкими лапками и свесив длинные хвосты. Участники симпозиума подходили к фотографии и по хитрым мышиным глазкам старались отгадать - что они делают: отдыхают? спасаются от напасти? или терпеливо дожидаются сыра?

С потолка курортной читальни свисает большой синий флаг с кабалистическим знаком: квадрат, стрела и буква "Д" (документалистика).

Из читательских столов образован большой овал - здесь сидят участники.

Вдоль стеклянных стен разместились гости. Читальня прямо среди деревьев, и некоторые из них растут даже внутри, протыкая волнистую крышу. Еще внутри есть дворик, похожий на аквариум, - здесь кулуары: пьют кофе, разговаривают и прислушиваются, о чем толкуют выступающие.

Последние сентябрьские могикане-курортники машинально обходят играющих под деревьями белок, но недоуменно останавливаются у входа: что можно делать на курорте, если не отдыхать? А если работать, то при чем здесь курорт?

"Хозяйка" симпозиума Клавдия Ивановна озабочена: на заседании слишком тесно, не оправдался расчет, что некоторые уйдут заседать на пляж.

Слово "симпозиум" известно сейчас не только людям науки. Злые языки утверждают, что оно особенно нравится бухгалтерам, отпускающим деньги на командировки, то ли своей красотой, то ли непонятностью. Но обратитесь к словарям, и вы это слово там не найдете.

Неологизм вошел в наш обиход из... монастырского жаргона. "Симпозиум" означает буквально дружескую пирушку, застольную встречу узкого круга лиц, спаянных общими интересами.

Научный симпозиум - почти то же самое за исключением вина: круглый стол, заказные доклады для дискуссионной затравки, каждый садится за стол и покидает его когда вздумается, и критические нотки в выступлениях самые дружественные. Симпозиум - уже не коллоквиум, но еще не конференция, где впервые появляются трибуна, президиум, внемлет, но и может резко критиковать зал и большинством голосов принимается решение.

Обеденный перерыв объявлен на четыре часа. За это время можно не только пообедать, но и поискать янтарь в покрытой пеной морской траве, позагорать, лениво комментируя выступавших утром. Храбрые заходят в воду, и ветер доносит на берег обрывки научных и отнюдь не научных фраз.

Вечером после ужина в старом графском парке уютно, таинственно светится розарий, колышутся верхушки сосен, причудливо изогнутых под напором постоянного ветра с моря. Присев в неудобной позе у фонаря, кто-то стремительно пишет в блокноте. На лацкане пиджака синий значок симпозиума.

Паланга, Литва. 1969 год.

Один физиолог как-то подсчитал, сколько информации получают за день сидящие на конференции. Получают столько, что люди должны сойти с ума. Но почему-то не сходят: умеют отключаться, делать вид, что слушают, отдыхая на одних докладах и готовя себя к другим. Все же это ненормально. Нужны кулуары, нужен свежий воздух, нужны юморески-разрядки в слишком серьезных докладах и юморески-плакаты в фойе. А пока продолжает действовать устойчивая ассоциация: заседание - значит полутемный зал, пахнущий табаком неподвижный воздух и гипнотизирующий блеск графина на столе президиума. Некоторые так привержены к этому, что нарушают ритуал только единственным словом "симпозиум" вместо привычного - "конференция".

Старое управленческое правило "пришел на работу - отдай все работе, кончил работу - делай что хочешь" изжило себя. Нельзя противопоставлять работу отдыху, потому что это один информационный режим. И "отдых" совсем не означает броситься с размаху на диван и неподвижно лежать пластом. Поэтому стараются отделить "активный" отдых от "пассивного". Впрочем, последнего в течение 16 бодрствующих часов может вообще не быть, если вовремя менять разные процессы: сидеть, стоять и ходить, читать, писать и говорить, что-нибудь бездумно делать, думать и ломать себе голову.

Итак, отдых - перемена работы. И, поскольку работа разная, не существует единого отдыха. Короткие рабочие передышки, обеденный перерыв, послерабочее время, воскресенье, отпуск и, наконец, пенсионный период должны обеспечивать то, чего не хватало на работе.

После угольного забоя - яркое солнце, после слепящей пустыни - влажное марево Прибалтики. И как хорошо по минутам рассчитанный график конвейера сменить на лесное бродяжничество. Много, исступленно работающий разучивается отдыхать; долго отдыхающий отвыкает от работы. Поэтому не нужно спорить - чья очередь идти летом в отпуск: пусть лучше будет два маленьких отпуска - и летом, и зимой. Специалисты по науке к такому выводу уже пришли. Специалисты по другим видам трудовой деятельности также придут.

На работе, мы уже знаем, устают от неправильного информационного режима. Отдыхая, можно тоже уставать, например, от информационного голода, проще говоря, от ничегонеделанья.

Недавно в Гомеле я прочитал табличку на дверях: "Заместитель директора завода по кадрам и быту". Слово "быт" подчеркивает расширившиеся функции службы кадров, но скоро их не нужно будет подчеркивать, потому что кадры - не только работа, но и дом, семья и отдых.

Написано много книг, как нужно работать. Но нет еще учебников, как отдыхать. Правда, авторы их уже родились и, будем надеяться, давно закончили школу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'