Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. Профессия - кому кем быть

Началось в Териоках

Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь? 

Козьма Прутков

Сентябрьский ветер гонит тучи над Финским заливом. Шумят верхушки сосен. Но в лесу тихо, тепло и пахнет вереском.

Певучее слово "Териоки" (Зеленогорск) ассоциируется с И. Репиным. И правда, его усадьба Куоккала совсем недалеко отсюда. Затихли в "Северном Артеке" ребячьи голоса, а через несколько дней лес заполнится голосами взрослых: триста работников всех министерств и ведомств съедутся на Всесоюзную научную школу по документальным системам. Пока же мне нужно написать статью о тестах и приготовиться с бригадой ленинградских психиатров к первому в стране групповому тестированию.

Действие происходит в 1971 году.

В популярных журналах можно встретить описание психологических игр, именуемых тестами. Это приятное развлечение дома и в гостях. И не только развлечение.

Вся занимательность личностного игрового теста, его пикантность заключаются в том, что он говорит определенную долю правды, которую испытуемый знает и скрывает, не знает и боится - или же не боится - знать.

У подавляющего большинства слово "тест" вызывает в памяти эти игры и недоверие, когда в них вкладывают более серьезный смысл. Выпуск издательством "Мир" перевода книги известного английского психолога Г. Айзенка "Проверьте свои способности", ставшей "бестселлером" за рубежом, несколько поколебал эти представления. На примере того же, но достаточно обширного игрового материала автор показывает, как самому достаточно точно определить скорость протекания умственных процессов. При этом оставляются в стороне более трудные и еще более надежные "профессиональные" тесты, находящиеся на вооружении психологов и психиатров.

Вопреки представлениям, история тестов не такая уж короткая, и есть сферы, где о них не спорят, а успешно используют: при отборе космонавтов и летчиков, в клинической практике, для обнаружения неисправностей в электронных машинах. Другое дело - психология нормальной личности в нормальных условиях. Здесь, как сравнительно недавно писал выдающийся специалист по исследованиям личности профессор В. Мясищев, тесты, "которые за рубежом чрезвычайно распространены, у нас же либо неизвестны, либо не применяются как по соображениям критической требовательности, так и по мотивам робкой осторожности". С тех пор положение резко изменилось и продолжает меняться на наших глазах.

Уже несколько лет в Школе ученых-организаторов при Московском Доме научно-технической пропаганды каждый учащийся получает свой психологический портрет и учится такие же портреты делать сам. Тесты изучают в некоторых ведомственных институтах повышения квалификации, Б целях оптимальной расстановки кадров тестируются сотрудники ряда проектных организаций Москвы, Новосибирска, Тулы.

Проверьте свои способности
Проверьте свои способности

В начале века пионер в области детской психиатрии А. Бинэ опубликовал во французском академическом журнале тест для определения умственных способностей детей в возрасте от 3 до 13 лет. Этим способом довольно легко узнать, как протекает умственное развитие ребенка и какие нужно вносить коррективы в его воспитание и обучение. Несмотря на очевидную полезность, тест шокировал многих психологов, возмутившихся от одной мысли, что в психологии возможны количественные методы. Сейчас эти консерваторы во Франции уже вымерли, а консерватизм расцветает на новых позициях научного прогресса. Любопытно, что тест Бинэ, хотя и в несколько измененном виде, применяется до сих пор. В 20-30-е годы получили популярность профессиональные тесты для выявления способностей и навыков к выполнению тех или иных производственных операций, где главным критерием служит время. Придумали множество тестов в виде наборов простых инструментов, разрезных картинок, сложной формы кубиков. У будущего часовщика проверяется умение быстро втыкать пинцетом булавки в мельчайшие отверстия, у механика - подбирать и привинчивать гайки к штифтам, у летчика - быстро реагировать на разные сигналы.

Когда в США вышел закон, предоставивший ветеранам второй Мировой войны право возвратиться на прежнее место работы, приобрести новую специальность или получить высшее образование за счет государства, американские психологи воспользовались этим, чтобы внедрить в практику более специальные, в том числе интеллектуальные, тесты. В отдельные месяцы осени 1946 года через бюро профотбора при Нью-йоркском университете проходили испытания до 30 тысяч человек. Оказалось, что интеллектуальные тесты могут заменить обычные экзамены, проверяя не знание отдельных фактов (которые ветераны, естественно, могли позабыть), а общий уровень подготовки, необходимый для поступления в вуз.

Стерев на низеньком столе утреннюю росу, я поставил перед собой увалень-боровик, чтобы любоваться им, и приготовился писать. Через кусты быстро шел человек с большим чемоданом.

- Здравствуйте, меня зовут Олег Александрович. Я в Школу.

- Но она откроется через пять дней.

- А я хочу еще учиться тестам.

- Кто вы по специальности?

- Психолог.

- Детский?

- Нет, взрослый, производственный психолог.

- Ну это другое дело. Производственных психологов настолько мало у нас, что каждого можно носить на руках.

- Положим, меня трудно носить. Я тяжелый. Но готов служить вам верой и правдой все пять дней или немногим больше.

Мы познакомились и на следующий день оживленно ходили по мокрой траве, стараясь не наступать на спелую бруснику. Олег Александрович был чуточку скептик. Он нападал на собеседника ровно настолько, чтобы растормошить его, а затем отступал, увлекая за собой.

- Я понимаю, тесты - это важно, но не очень доверяю им.

- В аналитический метод нельзя верить или не верить. Разве вы слышали, чтобы химик говорил: этому методу он верит, а тому нет? Но он скажет: тот метод грубый, зато быстрый, а этот точный, но трудоемкий.

- Химические анализы можно проверить, а личность?

- Химические анализы тоже не всегда проверяются, например в ходе металлургической плавки. А личность можете проверить, если знаете ее давно. В конце концов, любое испытание - это тест, но то, что понимаем мы с вами, - испытание автоматическое с гарантией необходимой точности.

- А, понимаю. Это как лекарство. Если оно вылечивает в семидесяти процентах случаев - его запускают в производство.

- Да, вот вы рекомендуете человека как безусловно честного, поскольку знаете его двадцать лет. А я не верю и требую доказательств. Тогда вы копаетесь в своей памяти и извлекаете факт, свидетельствующий о его честности. Я пожимаю плечами и говорю: "Очень может быть, но вспомните что-нибудь еще". И вы снова думаете и снова выдаете мне один факт. Если вероятность сделать неверный вывод из первого факта равна нулю целых и шести десятых, а из второго - нулю целых и четырем десятым, то произведение этих вероятностей нуль целых и шесть десятых на нуль целых и четыре десятых равно нулю целых и двадцати четырем сотым, гарантия правды увеличивается. И я мучаю вас до тех пор, пока не буду полностью уверен.

- Да, но если вы при этом доверяете мне.

- Это уже другой показатель - валидность: знание, умение, желание и возможность реципиента давать необходимые сведения. Это тоже учитывает тест и снабжает определенными инструкциями тестолога. Кстати, "валидность" - действительность - и "инвалид" - недействительный - слова одного и того же корня. Главное, чтобы реципиент не чувствовал подвоха.

- Но это очень трудно, особенно в наше время. Возьмите медицину. Спорят сейчас, кого и от чего охраняют халаты: то ли больного от врача, то ли наоборот. А может быть, халат - мундир, чтобы отдавать ему честь. Раньше, когда врача и пациента обычно разделял высокий культурно-образовательный барьер, считалось вполне этичным полное моральное подчинение и безусловная вера в искусство врачевания. Теперь же больной нередко выставляет напоказ свое неверие, сравнивая, кстати, достижения медицины с такими областями, как исследование космоса. Больному мало знать - чем лечиться, он хочет знать - почему именно так, а не иначе.

- Поэтому прогрессивный врач уже ищет иных контактов с пациентом, видит в нем не объект лечения, а субъекта, союзника в борьбе с болезнью. В этом "психологичность" современной медицины.

- И тестологии?

- И тестологии. Тестолог испытывает аналогичное, если не большее давление со стороны тестируемого. Он не может играть роль мага и волшебника, научной "цыганки", толковательницы снов, отгадывающей мысли и предсказывающей судьбу. Поэтому он заключает с ним договор о дружбе и сотрудничестве, получив согласие быть экспертом самому себе. Учитывая при этом, что, во-первых, не все бывают достаточно компетентными, чтобы вести экспертизу (не обязательно глупыми, не умеющими анализировать, но и, может быть, слишком умными, придающими всему этому слушком большое значение). Во-вторых, личность тестируемого окружает психологический барьер "страусового крыла", и он нередко предпочитает не знать о себе ничего, чем неожиданно узнать плохое. Иногда любопытство перевешивает, а иногда и нет.

- Что-то мы такой термин не проходили.

- А это наш информационный термин. В-третьих, человек ограждает себя из чисто престижных соображений, поскольку одним из условий нормальных отношений с людьми является обеспечение собственного авторитета. В-четвертых, цели, которые ставит тестирование, могут просто не отвечать его информационным потребностям (это уже другой, резонансный, барьер).

- Как я понимаю, вам нужен самый благожелательный тестируемый?

- Большая благожелательность - тоже плохо. Это может обернуться "медвежьей услугой". Самая высокая валидность - при среднем уровне мотивации: не враждебность и не участие, а просто интерес. И такой интерес проявляют больше мужчины, чем женщины, больше молодые, чем пожилые, больше подчиненные, чем начальники, и те, кто имеет более высокое образование и занимается общественной работой. Это общая социологическая черта.

- Может быть, обратимся к фактам? Как вы, тестологи, боретесь за валидность?

- Например, тест, разработанный в двадцатых годах швейцарским психиатром Роршахом. Вы, конечно, помните, как в первом классе с удовольствием капали на бумажный лист чернила, а потом сворачивали его пополам и затем с интересом рассматривали, что получилось? Чернильные пятна, оказалось, размазываются по определенным правилам и в то же время служат стимулятором для фантазии, ассоциирующей их с теми или иными образами. Изучив возможные формы пятен, Роршах пришел к выводу о существовании определенной связи их интерпретации с психической структурой. А вы без подозрительности будете играть со мной в эту игру, если вообще согласитесь.

- Вот именно. Воображаю лица моих сослуживцев, когда они капают и размазывают, а я после этого советую, какую работу им лучше всего выполнять. Психиатрам легче: у них больные, которые в известном смысле подчиняются им.

Тест Роршаха
Тест Роршаха

- Хотите аналогичный тест на основе репродукций картин абстрактной живописи? К этому роду живописи все проявляют если не интерес, то любопытство. Сейчас этот тест проходит испытание в двух московских школах: выпускники расставляют картины в том порядке, как они им нравятся, что позволяет выявить их самую общую профессиональную наклонность, разумеется, ничего не предопределяя и не навязывая.

- Меня вообще интересуют тесты как игры. Все эти задачи на сортировку, систематизацию, выборку, дополнение, складывание картинок и слов. Ими действительно можно увлечь.

- Да, но главный недостаток игровых тестов: они не подходят тем, кто не любит играть. К сожалению, в эту категорию попадают многие творческие работники. Поэтому все-таки самые популярные - тесты-вопросники. Но об этом завтра.

- Еще только один скептический вопрос. Нельзя ли привыкнуть к тестам и научиться быстро решать предлагаемые задачи?

- Формально можно. Некоторые зарубежные критики тестов считают, что ребенок, сталкиваясь с тестами в яслях, детском саду и в школе, постепенно адаптируется и получает преимущество перед тем, кто не имеет достаточного опыта. Но объективный анализ показывает, что не все тесты допускают адаптацию, а когда она действительно имеет место, ее следует рассматривать по аналогии с практикой экзаменов: ведь студент-"дневник" с неутраченным школьным опытом быстро приобретает известную "хватку" готовиться и сдавать, тогда как "вечерник", особенно после значительного перерыва, испытывает трудности в сессию, несмотря на предоставляемые ему известные поблажки. Если же тест достаточно сложный и практически лишен престижности, он даже рекомендуется для многократного использования. С таким "флагманом" тестового флота вы познакомитесь в Школе.

На следующий день, сев на краю обрыва, образуемого огромной старой дюной, мы занялись тестами-вопросниками.

Когда-то по рукам ходил тест, еще не называвшийся тестом, типа "Что вы знаете о себе?" или "Кто вы такой?". Он состоял из четырех групп вопросов, по четыре вопроса в каждой группе.

"Можете ли вы пройти без очереди? Часто ли делаете замечания людям? Легко бы поставили двойку плохому ученику? Непримиримы ли вы?" и так далее.

Точность определяется четырьмя бьющими в одну точку вопросами. Если в группе превалирует "да", то группа получает 1, если "нет" - 0. Комбинации четырех значений дают 16 типов людей: 0000 - обиженный обыватель, 0010 - ученый интеллигент, 1000 - мрачный тиран... Как видим, ни точность, ни валидность здесь невелики, и тест является не более чем занятной игрой.

Всякая вопросная форма чревата двумя неприятными моментами. Первый: можно ошибиться, строя конструкцию ответа на вопрос "Непримиримы ли вы?" - "Нет, я не непримирим". Особенно, когда вопросов много и тестируемый к тому же не в ладах с русским языком. Второй момент: вопрос в какой-то мере уже предопределяет ответ. Если из двух одинаковых групп людей одних спросить: "Правда, что вам часто снятся сны?", - а других: "Правда, что вам редко снятся сны?" - полученные числа положительных ответов в сумме превысят 100 процентов. Срабатывает "Комплекс Панурга" (помните героя Ф. Рабле и его стадо?): склонность некоторых чаще соглашаться с навязываемыми формулировками. Поэтому в достаточно серьезных тестах вопросы переводятся в утверждения, с которыми можно соглашаться или не соглашаться, а утверждения рассчитанные на ответы "да" и "нет", чередуются. Такие тесты все равно называются "вопросными", а точнее - "опросными".

Вот, например, наш СПИТ - "Социально-психологический интраверсионный тест", определяющий степень замкнутости человека и, соответственно, его пригодность быть руководителем, продавцом, агентом по снабжению. Замкнутость бывает двоякая - социальная - приверженность к месту жительства и работы, дому и семье, и психологическая - желание и умение сходиться с людьми. Стопроцентный интраверт должен на половину всех вопросов ответить "да", на другую половину - "нет"; стопроцентный экстраверт - наоборот:

"Тихо ненавижу транзисторы";

"Не понимаю людей, которые прислушиваются к своим ощущениям и очень заботятся о своем здоровье";

"Мне не раз приходилось по поводу других или себя вспоминать поговорку: "Везде хорошо, где нас нет";

"С интересом пробую незнакомое блюдо, даже если оно из продукта, который раньше считал несъедобным".

Однажды на конгрессе в Намюре при безуспешной попытке уловить хотя бы общий смысл доклада с мудреным названием "О многошаговой квазиградиентной оптимизации", который читал, запинаясь, на английском языке русский эмигрант из ФРГ, меня толкнул под локоть сосед - преподаватель из Толедо - и предложил развлечься "Кругом Айзенка". Круг разбит на четверти: верхняя половина - стабильный, нижняя - нестабильный характер человека; правая - экстраверт, левая - интраверт; левая верхняя четверть - меланхолик, правая нижняя - сангвиник, правая верхняя - холерик, левая нижняя - флегматик.

Каждый вопрос записан в альтернативных вариантах ответов на противоположных секторах круга. Таким образом, "Комплекс Панурга" не действует. Отвечающий на вопросы ставит отметки по окружности, и получается "роза ветров": отметки группируются в какой-то части окружности, указывая на определенную структуру личности, имеющую отношение к профессиональной ориентации. Мы так увлеклись этим тестом, что не заметили, как начался следующий доклад.

Еще лучше, когда вопросы предусматривают не два ("да" - "нет"), а несколько вариантов ответов. И если все варианты нетрудны и безобидны, отсутствие установки дает хорошую валидность.

Так называемым "Аренин"-тестом определяется брачный потенциал, то есть прочность действительных или предполагаемых брачных уз:

"Больше всего я ценю: 1) любовь и внимательность; 2) мирный характер; 3) доверие".

"При возникновении жизненных затруднений: 1) сразу же заговорю об этом; 2) подожду - может быть, затруднение пройдет и так; 3) постараюсь решить проблему сам (а)".

"Свои невольные проступки: 1) постараюсь скрыть, чтобы не причинять огорчения; 2) расскажу, чтобы получить прощение так же, как прощаю сам (а); 3) уверен (а), что эти проступки не так уж важны, и быстро о них забываю" и т. д.

Каждый вариант имеет свою цену (балл). Наименьшая сумма очков указывает на непрочный брак, и партнерам неплохо бы было кое о чем подумать. Средняя сумма - заурядный брак. Наибольшая сумма - самый прочный брак. По соотношению цифр для обоих супругов психолог видит, кто из них взваливает на себя основное бремя, и дает полезный совет.

Так называемым 'Аренин'-тестом определяется брачный потенциал
Так называемым 'Аренин'-тестом определяется брачный потенциал

С подобным тестом можно поступить иначе: предложить отвечающему самому придумать конец каждой фразы, причем число вариантов будет вполне ограничено. На обдумывание отводится минимум времени, чтобы импульс гарантировал высокую валидность. Психиатры называют это методом незаконченных предложений и особенно любят применять в своих клиниках. Число таких фраз обеспечивает нужную точность:

"Когда ко мне приближается мой начальник, я..."

"Моей самой большой ошибкой было..."

"Знаю, что глупо, но боюсь..."

"Если все против меня, то я..."

Когда реципиент затрудняется в ответе, он должен сразу перейти к следующей фразе, что уже само по себе дает тестологу важную информацию. Перефразируя известную поговорку, здесь скажу: "Рука моя - враг мой".

В клинику Ленинградского института имени В. Бехтерева поступил больной. Медицинский психолог привел его в маленький кабинет, усадил перед собой, приветливо улыбнулся и начал разговор. Потом извинился, сказал, что скоро придет, и попросил в его отсутствие ответить на вопросы необычной анкеты.

- Думайте, отвечайте, не бойтесь, а ваши ответы помогут мне разобраться в недуге и вылечить вас.

Больной раскрыл маленькую книжечку-буклет. 25 вопросов о свойствах личности: настроение, самочувствие по утрам, отношение к будущему, школе, незнакомым, друзьям и родителям, отношение к деньгам. По каждому вопросу 13 вариантов ответов-мнений:

"1. Нехватка денег меня раздражает.

2. Деньги меня совершенно не интересуют.

3. Очень огорчаюсь и расстраиваюсь, когда денег не хватает.

4. Не люблю заранее рассчитывать все расходы. Легко беру в долг, даже если знаю, что к сроку отдать будет трудно.

5. Я очень аккуратен в денежных делах и, зная неаккуратность многих, не люблю давать в долг.

6. Если у меня взяли в долг, я стесняюсь об этом напомнить.

7. Я всегда стараюсь оставить деньги про запас на непредвиденные расходы.

8. Деньги мне нужны только для того, чтобы как-нибудь прожить.

9. Стараюсь быть бережливым, но не скупым, люблю тратить деньги с толком.

10. Всегда боюсь, что мне не хватит денег, и очень не люблю брать в долг.

11. Временами я к деньгам отношусь легко и трачу их не задумываясь, временами все пугаюсь остаться без денег.

12. Я никогда и никому не позволю ущемлять меня в деньгах.

13. Ни одно из определений мне не подходит".

Статистика вариантов ответов укажет на определенные отклонения психики. Можно специально расположить и пронумеровать все варианты, и тогда график-гистограмма ясно покажет пик - максимум значений, приходящихся на один номер.

И этот же тест применяется в отделе кадров академического института. Психолог дает молодому специалисту буклет:

- Отвечайте на вопросы искренно. Не старайтесь приукрашивать себя: я сразу это замечу, и вам же будет неудобно. Мнение, которое я составлю о вас, поможет руководству решить, чем будете вы заниматься, какие из порученных дел вам будут лучше всего удаваться и где улыбнется вам научное счастье.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'