Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Быть космосу мирным! (Член-корреспондент АН СССР Раушенбах Борис Викторович)

Член-корреспондент АН СССР Раушенбах Борис Викторович
Член-корреспондент АН СССР Раушенбах Борис Викторович

Извечная мечта человечества о проникновении в космическое пространство, во все времена и у всех народов олицетворявшая творческие возможности людей, всегда ассоциировалась в их сознании с миром на земле. Как же случилось, что злокачественная опухоль милитаризации космоса все же смогла прорасти за последние два десятилетия?

Должен сказать, что идея военного использования космоса не нова. Однако уже после того, как американские космические ядерные взрывы в 1962 году нанесли серьезные повреждения ряду спутников, большинство стран, включая СССР и США, заключили соглашение об ограничении ядерных испытаний в космосе, океанах и атмосфере. И за прошедшее с тех пор (с 1963 года) время это соглашение не было нарушено. А в 1967 году большинство стран, также включая СССР и США, подписали договор, запрещающий выведение в космос всех видов оружия массового уничтожения и особенно ядерного. Но писатели-фантасты и научные стратеги еще долгое время романтизировали неизбежность войны в космосе. И в частности, применение неядерного оружия с более ограниченным масштабом воздействия, нежели "массовое уничтожение", то есть оружия, не запрещавшегося договором 1967 года для использования в ближнем космосе. Это и послужило своеобразной лазейкой для идеи милитаризации космического пространства. А в июне 1982 года американскому народу уже официально объявили директиву президента о новой политике в исследовании и использовании космического пространства. Смысл ее однозначен: США начали готовиться к войне в космосе.

Что же представляют собой милитаристские идеи Белого дома? По сути дела, все они - извращенные, поставленные на службу смерти выдающиеся достижения науки. Взять хотя бы лазерную технику и зеркала, с помощью которых ученые некоторых стран предлагают улавливать солнечную энергию. Как известно, ничего милитаристского, несущего смерть и разрушение в этих исследованиях нет. Напротив, лазерный луч, например, "владеет" десятками мирных профессий. А решение энергетической проблемы на земле с помощью солнечной энергии означало бы для человечества успешное решение и многих экономических проблем.

Как же трансформировались эти самые мирные идеи в умах и "творческой" лаборатории советников Рейгана по науке? На какой основе строится будущая космическая "оборона" США?

Речь идет преимущественно о потенциальном использовании размещаемых в околоземном космическом пространстве (полностью или в отдельных компонентах) различных видов оружия направленной энергии, находящихся на различных стадиях разработки, - о создании широкомасштабной космической противоракетной системы (КПС). И хотя представители администрации Рейгана отмечают, что милитаризация космоса рассчитана на весьма отдаленное будущее (начало XXI века), многое говорит за то, что наращивание темпов исследований и разработок в соответствующих областях может означать важнейший поворот военного курса США уже в ближайшее время.

Примерно с конца 50-х годов одной из важнейших предпосылок американской стратегии была невозможность сокращения разрушительных последствий тотальной ядерной войны для США до приемлемого уровня. Эта предпосылка была обусловлена созданием в СССР межконтинентальных средств доставки ядерных боеприпасов и ростом абсолютных запасов последних у обеих сторон. После весьма кратковременных стратегических экспериментов с концепциями "контрсилы" и "ограничения ущерба" в начале 60-х годов (они предусматривали сокращение потерь США путем нанесения ударов по части стратегических средств СССР на стартовых позициях) декларируемая американская стратегия остановилась на концепции "гарантированного уничтожения". Последняя с теми или иными коррективами (в виде концепций "избирательных ударов", "ограниченной ядерной войны" и др.) оставалась основой ядерной стратегии США с конца 60-х до начала 80-х годов. Она предусматривала, что безопасность США при наличии накопленных у обеих сторон термоядерных потенциалов обеспечивается не возможностью сократить американский ущерб в случае всеобщей войны до сколько-нибудь приемлемого уровня, а возможностью сдерживать вероятного противника от применения ядерного оружия угрозой нанесения ущерба в соответствующих или превосходящих масштабах. Радикальное изменение указанных основополагающих концепций декларируемой военно-политической стратегии США ведет свой отсчет с выступления Рейгана 23 марта 1983 года, в котором сдерживание, связанное со способностью двух великих держав уничтожить друг друга даже в ответном ударе, объявляется злом, а в качестве альтернативы выдвигается идея прямой защиты территории США от ядерного оружия всеми средствами, включая и создание в отдаленном будущем систем КПС. Именно эта переориентация официальной линии США, если она будет закреплена, способна создать Америке принципиально новые стратегические, политические и психологические условия для принятия решений по военным программам как наступательного, так и оборонительного характера.

Основной принцип, заложенный в космическую противоракетную систему США, можно сформулировать следующим образом: система должна обладать способностью уничтожать путем единичного поражения межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) противника с помощью оружия космического базирования, основанного на системах направленной передачи энергии электромагнитных волн или пучков частиц на большие расстояния.

Среди всех экзотических способов реализации КПС наиболее естественной для неискушенной публики кажется модель КПС, предлагаемая в программе "Высокий рубеж", подготовленной по инициативе общественной организации крайне правой ориентации "Фонд наследия".

Что же представляет собой эта программа? Создание на низкой околоземной орбите обширной сети станций - около 500, каждая из которых несет до 50 небольших ракет-перехватчиков с неядерным зарядом, способным к самонаведению на ракеты потенциального противника благодаря регистрации инфракрасного излучения от факелов ракеты.

Именно эта сеть станций, служащая для уничтожения межконтинентальных ракет противника на активном участке полета, и составляет первое звено КПС. Вторым звеном станет оружие нового типа (лучевое или пучковое), размещаемое на других космических станциях. И наконец, третьим звеном явятся системы индивидуальной защиты отдельных наземных объектов.

Авторы предложения оценивают стоимость создания первого звена в несколько десятков миллиардов долларов при сроках его развертывания в 5-6 лет.

Как сообщает американская печать, проект "Бэмби" аналогичного содержания рассматривался еще более двадцати лет тому назад, но был отложен по той причине, что технические средства того времени не могли обеспечить поставленные задачи. Сейчас же, как утверждает руководитель программы "Высокий рубеж" отставной генерал-лейтенант Дэниэл Грем - бывший руководитель военной разведки, - необходимая технология существует, образно говоря, достаточно протянуть руку и взять ее с полки.

Однако представители администрации Рейгана и, в частности, высокопоставленные сотрудники министерства обороны выразили большое сомнение как раз по поводу реальности технических предпосылок для реализации в ближайшие годы подобной системы. По мнению многих официальных представителей министерства обороны, сроки и средства, называемые в проекте "Высокий рубеж", сильно преуменьшены - по оценкам критиков проекта, речь должна идти о сотнях миллиардов долларов.

И хотя, как видите, налицо некоторые расхождения в оценке авторов "Высокого рубежа" и его критиков, многое подсчитано и взвешено. Намечены уже и непосредственные исполнители пентагоновской воли - 1000 человек, обслуживающих орбитальную станцию, на которой разместятся перехватчики, космические и транспортные корабли и корабли-разведчики. Станцию оборудуют высокомощным химическим лазером (проект "Альфа"), оптической системой прицеливания (план "Лодэ") и системой обнаружения целей (проект "Талон голд").

Министр обороны США К. Уайнбергер предполагает принять на вооружение противоспутниковую систему уже в ближайшие пять лет. Причем известны и места размещения противоспутниковых эскадрилий: штаты Вирджиния и Вашингтон. Управлять же всеми средствами космической обороны будет оперативный центр, который войдет в строй в будущем, 1985 году.

"Отсчет выживания" - так назван специальный пропагандистский фильм, вышедший недавно на экраны США. Главная его идея прозрачна до цинизма: "битва за космос" - один из реальных путей достижения военного превосходства США над СССР. А именно такое превосходство, по мнению военных специалистов, и способно принести победу в будущей ядерной войне, которой, как всем очевидно, просто не может быть, ибо она будет стоить нашей планете жизни.

Как видите, перспектива весьма устрашающая. Но реален ли сам "Высокий рубеж"? Вот в чем вопрос. Многие американские ученые, например, берут его под сомнение. Дело в том, что для претворения данной программы в жизнь необходимо разрешить, по мнению Делауере, по меньшей мере восемь технических задач, каждая из которых по сложности и объему всех затрат превосходит программу "Аполло".

Мирный космос, умножающий силы и возможности людей всей земли, а не космос, несущий смерть, - вот чего ждут народы всех стран и континентов от современной науки. И, создавая первый искусственный спутник Земли, советские ученые думали только о мире. Разве с мыслями о войне выходил на космическую орбиту наш Юрий Гагарин?

Торжествуя свою победу, мы всегда думали о людях всей земли. И они искренне разделяли с нами и радость и надежды. А надежды и планы у нас большие. И именно с космическими исследованиями, ведущимися планово, советский народ связывает решение самых злободневных, самых актуальных проблем своей экономики.

Недаром одной из важнейших задач в области естественных и технических наук названо в "Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981 -1985 годы и на период до 1990 года" дальнейшее изучение и освоение космического пространства в интересах развития науки, техники и народного хозяйства.

Успехи, достигнутые советской космонавтикой за годы, прошедшие с момента первого космического полета Ю. Гагарина, позволяют нам уже сегодня сказать, что эта многотрудная задача успешно решается.

Благодаря успехам советской науки и техники создан целый комплекс средств, обеспечивающий освоение космического пространства: проведение прямых измерений на Луне и планетах солнечной системы, управляемые с Земли или пилотируемые корабли и станции, способы слежения за ними, передача информации и т. д. Все это позволило сделать многие открытия. Еще больших достижений мы вправе ожидать в будущем. Для реализации таких надежд есть все необходимое.

Так, одним из важных звеньев советской космонавтики стали крупные пилотируемые комплексы на околоземных орбитах; пример тому - исследовательская деятельность орбитальной станции "Салют".

Целый комплекс конструкторских и технологических решений позволил обеспечить высокую надежность аппаратов, используемых при реализации программы. Бесперебойно действовал космический мост Земля - "Салют" - Земля. За этим успехом - хорошо скоординированные усилия научных, конструкторских и производственных коллективов, специалистов Центра управления полетом, коллективов космодрома, командно-измерительного и поисково-спасательного комплексов. А их оперативное взаимодействие, своевременное выполнение промежуточных этапов работы стало возможным благодаря применению новых, более современных методов управления наукой, исследованиями и производством. Уже и сейчас подобные методы и в других областях техники оказывают влияние на развитие многих глобальных информационно-управляющих систем.

Можно привести много примеров эффективности и целесообразности исследований, выполненных на борту орбитальной станции. Среди них - астрономические и геофизические эксперименты и исследования в области медицины, биологии, космической технологии, наук о Земле.

Но задача орбитальных полетов не только в получении этих несомненно важных для нас данных. Идет интенсивная разведка космоса. И одно из основных назначений орбитальных станций, на наш взгляд, - давать путевку в жизнь все новым и новым научным исследованиям в космосе.

Однако реализовать все свои удивительные возможности современная наука способна при единственном условии - мир на земле. И Советский Союз делает все возможное для его сохранения и, в частности, для пресечения гонки вооружений в космосе. Об этом свидетельствует решение нашего государства о введении одностороннего моратория на запуск противоспутникового оружия. Однако в противовес мирным инициативам СССР администрация Рейгана предпринимает самые энергичные меры к милитаризации космического пространства.

"Космическое пространство - это не миссия, это место, театр военных операций. Пора относиться к нему как к театру таких операций" - так беззастенчиво комментирует политику Белого дома один из руководителей космического командования СЩА, Р. Генри.

Как видите, военные в Америке уже получили полное право во всеуслышание заявить о том, каким именно образом собираются они использовать космос.

Что же им развязало руки? Прежде всего директива президента о новой политике в исследовании и использовании космического пространства.

"Тот, кто имеет возможность контролировать космос, сможет держать под прицелом весь земной шар. Мы никогда не должны забывать об этом", - откровенничает Р. Стиверс, помощник заместителя министра обороны по политическим вопросам. Кто же стоит за местоимением "мы"? Только ли военные, беспрекословно исполняющие приказы Белого дома? Отнюдь. В числе тех, кто сегодня работает на милитаризацию космоса, и некоторые американские ученые. Пентагон все решительней подчиняет своим целям программы национального управления по исследованию космического пространства (НАСА). Недаром командир корабля "Колумбия" полковник Джек Лусма, оценивая "перераспределение" сил в НАСА, сложившееся за последнее время, говорит, что "порой люди путают НАСА с военными". Да и военные не всегда информированы о действиях администрации. Так, "Сайенс" утверждает, к примеру, что Джон Гарднер и Роберт Купер были явно удивлены, когда слушали речь президента Рейгана о "звездной войне" вечером 23 марта 1983 года. Между тем Гарднер - директор оборонительных систем в Пентагоне, а Купер руководит Агентством по перспективным исследовательским проектам для оборонных целей (ДАРПА).

"Вряд ли, - продолжает "Сайенс", - это успешное начало того, что президент величественно охарактеризовал как "усилия, обещающие изменить направление истории человечества".

Этим заявлением Рейган явно намеревался успокоить опасения, возникшие вследствие его милитаристских предложений.

"До сих пор, - заявил он, - мы все в большей мере базировали нашу стратегию на угрозе ответного удара. Ну а если бы свободные люди могли бы жить в безопасности, зная, что их безопасность не основана на угрозе немедленного возмездия?" Эта мысль оказалась гораздо менее успокоительной, нежели он ожидал. Демократическая партия в своем официальном заявлении обвинила Рейгана в создании фантастического сценария для "звездной войны".

...Хотя Рейган и мог бы ожидать заявления такого рода из политических кругов, он, без сомнения, был поражен реакцией научной общественности. В своей речи он недвусмысленно обращался к тем, "кто дал нам ядерное оружие, чтобы они обратили свои таланты на благо человечества и мира во всем мире, чтобы они дали нам средства сделать ядерное оружие неспособным и устаревшим" путем разработки противоракетной техники. Одобрение высказали лишь некоторые члены существующего в настоящее время научного совета при Белом доме, которым руководит Киуорт. Но около десятка других известных ученых приняли идею в штыки. Вольфганг Пановский - директор Стэнфордского линейного ускорителя, сказал, что это заявление является "тревожащим по своему духу". Джером Визнер - бывший научный советник в Белом доме и недавний президент Массачусетского технологического института, - что "это фактически объявление новой гонки вооружений". А Ричард Гарвин - физик из Ай-би-эм, ограничился репликой, что "это не пройдет".

Киуорт и другие сотрудники Белого дома так восстанавливают в памяти историю подготовки этого предложения. С тех пор как Рейган был введен на свой пост, его навестил ряд консервативных военных аналитиков, полагавших, что Соединенным Штатам следовало бы создать стратегический щит. Одним из них был Эдвард Теллер, который разговаривал с Рейганом прошлой осенью о возможности создания лазеров с ядерной накачкой с целью разрушения советских ракет вскоре после их запуска.

Киуорт, который с энтузиазмом поддерживает идею президента, искал совета по поводу речи у Соломона Бухсбаума и Уильяма О. Бейкера - двух ученых из лаборатории Белл, которые состоят в научном совете при Белом доме. В конечном итоге он включил их в группу из 13 ученых, приглашенных в Белый дом на обед как раз в тот вечер, когда шло выступление по телевидению. "Нам сказали, что президент объявит о новой важной инициативе и что он нуждается в поддержке научной общественности", - вспоминает Бартон Рихтер - технический директор Стэнфордского линейного ускорителя. Среди других приглашенных были Харолд Эгню, Ганс Бете, Джон Фостер, Эдуард Фримэн, Уильям Ниренберг, Франк Пресс, Чарльз Таунс, Виктор Вайскопф, Саймон Рамо и Теллер.

Предложение президента встретило разнообразную реакцию у присутствующих.

Эгню: "Моя единственная оговорка заключается в том, что будущие борцы за мир убьют это предложение, прежде чем оно получит возможность начаться".

Бухсбаум; "Хотя ни на научном, ни на техническом фронте не выкристаллизовалось ничего, что могло бы оправдать разработку противоракетной защитной системы, день 23 марта так же хорош, как и остальные, для объявления программы увеличения исследований".

Рамо: "Нельзя быть уверенным, что нападение не усилится вместе с усилением защиты".

Ганс Бете: "Чрезвычайно встревожен тем, что мы идем прямо к космической войне. Мы попадем в серьезную беду, если такая система заработает". Он сказал, что обладание одновременно и наступательным и обороительным оружием даст возможность Соединенным Штатам нанести первый удар без страха получить возмездие, а это в высочайшей степени дестабилизирующая перспектива. "Мы не можем день ото дня менять наступательное оружие на оборонительное - должно быть какое-то перекрытие". Бете сказал также, отмечает "Сайенс", что, когда он выдвинул это возражение в Белом доме, "то получил практически нулевой ответ, настолько пустой, что я его не запомнил".

Герберт Иорк, Ли Дюбридж, Джеймс Ван Аллен, Уильям Пикеринг, Карл Саган и Виктор Вайскопф согласились с ним. Но не похоже, констатирует "Сайенс", чтобы их советы проникли в Белый дом.

Между тем еще не поздно устранить нависшую над миром угрозу. И в первую очередь прекратить милитаризацию космоса. А что для этого нужно сделать? Отказаться от использования спутников, орбитальных станций и кораблей многоразового использования в военных целях. Вот тогда, возвращаясь к свидетельству того же Джека Лусмы, люди в Америке перестанут "путать" Национальное управление по исследованию космического пространства с военным ведомством.

Да и такая ли уж это надежная "защита от нападения русских" - пресловутая система противоракетной обороны, столь активно пропагандируемая президентом Рейганом? По крайней мере, многие американские ученые сомневаются в абсолютной ее эффективности. Так, по их расчетам, если даже создание системы противоракетной обороны, несмотря на многочисленные технические и научные трудности, станет реальностью и с ее помощью США установят антиракетный заслон над всей своей территорией, одна из каждых 20 ракет противника все равно достигнет цели. К тому же противник вряд ли будет ожидать в бездействии завершения работ над американской системой противоракетной обороны и придумает что-то свое, какие-то собственные контрсистемы. И хотя "стопроцентно надежная" система противоракетной обороны в космосе, как утверждает Рейган, представляет "новую надежду для наших детей в XXI веке", американские ученые относятся к ней с недоверием, характеризуя как "наиболее рискованную затею", нарушающую военное равновесие между США и СССР.

Так, в случае начала испытаний КПС (не говоря уже о начале развертывания) под вопросом окажется бессрочный Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (подписанный 26 мая 1972 года в Москве), пункт 1 статьи V которого гласит: "Каждая из сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования". Между тем значение советско-американского Договора о ПРО в настоящее время особенно велико, поскольку он остается единственным ратифицированным и действующим соглашением по ограничению стратегических вооружений.

Если даже в обозримой перспективе советско-американские отношения улучшатся настолько, что американская сторона будет готова политически пойти на достижение взаимоприемлемых и равноправных соглашений по ограничению и сокращению стратегических вооружений, то наличие даже в ограниченных масштабах испытанных и развернутых элементов космической противоракетной системы может намного усложнить прогресс переговоров и значительно уменьшить шансы на современное достижение советско-американской договоренности.

Введение в структуру стратегических сил одной или обеих сторон еще одного (качественно нового) компонента намного усложнит, запутает всю систему оценки стратегического баланса, создаст дополнительные сложности в оценке соотношения сил партнеров по переговорам. К тому же, вероятнее всего, развитие КПС, как это имело место в случае со стратегическими наступательными вооружениями, у двух ведущих ядерных держав пойдет различными путями, что еще больше увеличит асимметрию стратегических сил сторон, сделает их еще более трудносравнимыми. Асимметрия может оказаться еще более значительной, если принимать во внимание потенциальные средства противодействия (контр - КПС) и те системы, которые, в свою очередь, могут быть созданы для поражения средств контрКПС.

С учетом космической противоракетной системы и контрКПС будет значительно труднее достичь договоренности об ограничении и сокращении стратегических сил СССР и США, необходимость ее сделать понятной для широких общественных кругов, справедливо играющих все более важную роль в решении вопросов войны и мира.

В числе международно-политических последствий развертывания космической противоракетной системы США нельзя не отметить то, что ее создание поставит практически барьер на пути советско-американского сотрудничества по использованию космического пространства в мирных целях. Потенциальная же ценность такого сотрудничества представляется очень значительной в экономическом и научно-техническом плане, поскольку космические программы СССР и США по многим своим параметрам являются взаимодополняющими. Велика была бы значимость такого сотрудничества и в политико-психологическом плане - с точки зрения улучшения всей атмосферы советско-американских отношений, обеспечения доверия между народами и лидерами двух великих держав.

Оценивая потенциальное воздействие широкомасштабной космической противоракетной системы на стратегический баланс, можно с весьма большой степенью уверенности заключить, что в результате ее создания заметно увеличится опасность первого (упреждающего) удара, возрастет вероятность принятия ошибочных решений в кризисной обстановке. Следовательно, стратегическая стабильность будет уменьшена, несмотря на сохранение у сторон примерного равенства (паритета) в стратегических вооружениях.

Развертывание стратегического "оборонительного оружия" наверняка послужит и началом цепной реакции создания все новых и новых систем оружия, которые приведут к сверхусложнению стратегического баланса и увеличат степень неопределенности в процессе принятия военно-политических решений. Вопрос о создании космической противоракетной системы в силу наличия диалектической связи между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями во многом определяет возможность достижения советско-американских (а в перспективе и многосторонних) соглашений по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений, проведения мероприятий по их перестройке в направлении повышения стратегической стабильности. Аннулирование бессрочного Договора между СССР и США об ограничении системы противоракетной обороны, несомненно, в свою очередь, уменьшит шансы на достижение взаимоприемлемых соглашений об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений на обозримую перспективу.

Стабилизирующий режим, созданный Договором о ПРО от 1972 года, может быть значительно усилен заключением соглашений по неразмещению в космосе оружия любого рода, по запрещению применения военной силы как в космическом пространстве, так и из космоса в отношении Земли, а также по запрещению противоспутникового оружия.

Огромные средства, которые должны пойти на создание космической противоракетной системы, научно-технические возможности, уже имеющиеся в этой области, могут быть эффективно использованы для широкомасштабных международных, двусторонних и национальных программ мирного назначения, призванных способствовать ускорению решения все более острых глобальных проблем - экономических, энергетических, сырьевых, экологических, а также создавать заделы для успешной деятельности в космосе будущих поколений землян. При этом могут быть загружены в значительной мере те же отрасли промышленности, которые предполагается использовать для создания космической противоракетной системы США.

А научных и практических проблем, требующих объединенных усилий ученых многих стран, более чем достаточно. Взять хотя бы очередное возвращение кометы Галлея. Оно, вероятно, станет одним из важнейших космических событий ближайших лет. Между тем геометрия наблюдения кометы с Земли в 1986 году довольно неблагоприятна. Поэтому и появилось несколько проектов, цель которых - изучение кометы с помощью космических аппаратов. Один из них - создание межпланетной автоматической станции "Венера-Галлей" (или, сокращенно, "Вега"),

Межпланетная автоматическая станция "Венера-Галлей" будет выведена на траекторию полета к Венере уже в этом, 1984 году. В начале следующего года она пролетит около Венеры, и от нее отделится спускаемый аппарат, который совершит посадку на поверхность планеты. Затем траекторию межпланетной станции при помощи корректирующего импульса изменят, и в марте 1986 года она пройдет сквозь голову кометы Галлея вблизи нисходящего узла ее орбиты. При этом окажутся возможными оптические исследования внутренней комы (включая получение ТВ-изображения, спектроскопические исследования в диапазоне от 1200 ангстрем (А) до 12 микрометров (мкм) и поляриметрию), а также ядра, потоков пылевых частиц и их химического состава, физических характеристик плазмы, магнитного поля. В экспериментах на кометном зонде и венерианском спускаемом аппарате принимают широкое участие ученые Франции. А в исследованиях кометы - Болгарии, Венгрии, Польши, Чехословакии, Австрии и ФРГ.

"Вега" предусматривает выполнение двух задач: вопервых, исследования Венеры и, во-вторых, - кометы Галлея. Основная часть станции несет на себе большой комплекс аппаратуры для исследования кометы и встретится с последней примерно через 7 месяцев.

Нужно сказать, что кометный зонд разрабатывается на базе станции, много раз доставлявшей советские спускаемые аппараты на Венеру. На трассе перелета и раньше проводились исследования межпланетной плазмы и астрономические эксперименты, но это было своего рода дополнительной частью программы. В миссии же "Вега" впервые "невенерианская" часть программы станет важнейшей.

Несколько слов о международном статуте проекта. Вся работа по созданию самого космического аппарата ложится на Советский Союз, однако, учитывая большой интерес международной общественности к исследованиям кометы Галлея, Академия наук СССР привлекла к участию в нем ученых разных стран. В разработку научных приборов и систем, предназначенных для обеспечения их работы, большой вклад внесут специалисты не только СССР, но и многих стран Западной и Восточной Европы. Руководство проектом осуществляется международным научно-техническим комитетом (МНТК), в состав которого входят представители девяти государств. Это первый большой космический проект международного характера, проводимый по инициативе нашей страны, и опыт его реализации будет, как мы надеемся, полезен для развития международного сотрудничества в космических исследованиях.

Орбитальные параметры кометы Галлея известны очень хорошо (хотя для целей проекта мы хотели бы знать их еще лучше), однако физическое строение ее (так же, впрочем, как и других комет) изучено плохо. Дело в том, что почти вся масса кометы сосредоточена в ядре, а кометных ядер никто никогда не наблюдал, хотя имеются весьма правдоподобные модели, основанные на анализе тех явлений, которые наблюдаются в коме и хвосте. И мы полагаем, что среди всех комет именно комета Галлея является оптимальной целью для первого космического полета, несмотря на неудобства, связанные с ее обратным движением по орбите. В пользу этой точки зрения говорят два серьезных аргумента: во-первых, комета Галлея является долгопериодической, а только для таких комет орбита достаточно хорошо определена с точки зрения космической навигации, и, во-вторых, среди долгопериодических комет только она имеет физические характеристики молодой активной кометы.

Особенности же научной программы миссии "Вега" определяются балансом между научной значимостью поставленной перед исследователями задачи и реальными возможностями ее решения. При этом серьезной проблемой становится пылевая опасность (при скорости встречи около 80 километров в секунду). Так что, чем ближе к ядру, тем больше масса пылевого экрана, а значит, меньшим должен стать вес научной аппаратуры. Кроме того, возрастает риск "промахнуться", пролететь около ядра с темной, а не светлой его стороны. После взвешивания всех "за" и "против" было решено, что номинальное расстояние пролета - 10 тысяч километров - является оптимальным, так как оно достаточно мало, чтобы "увидеть" ядро при помощи ТВ-камеры и других оптических приборов, и достаточно велико, чтобы космический аппарат имел шанс выжить при полете через кому. Вот какие замечательные исследования возможны при мирном космосе.

Но... космос может стать и той боевой платформой, с которой обрушится на человечество ядерная смерть. Об этом надо постоянно помнить. Особенно ученым. Ибо они в первую очередь несут перед людьми и родной планетой ответственность за те идеи, открытия, изобретения, что способны служить как мирным, так и военным целям. Еще много веков назад великий Плиний очень образно определил двоякость предназначения любого шедевра человеческой мысли и творения его рук: "Мы должны поведать о металле, известном нам под названием "железо", о металле самом полезном и самом губительном в руках человека. Ибо при помощи железа мы копаем землю, сажаем деревья, возделываем наши виноградники и заставляем их каждый год наливаться свежими соками, срезая засохшие лозы. С помощью железа мы возводим дома, дробим камни и выполняем множество других полезных работ. Но с помощью железа также ведутся войны, совершаются убийства и грабежи. И это происходит не только в рукопашном бою, но даже на расстоянии, с помощью метательных машин и крылатого оружия, пускаемого то катапультой, то человеческой рукой и снабженного перьями. Последнее я рассматриваю как самое преступное изобретение, придуманное человеческим разумом. Ибо, как бы желая навлечь на человека быстрейшую смерть, мы дали железу крылья и научили его летать. Так давайте же не будем судить Природу за то, в чем повинен сам человек".

Что же, последуем мудрому совету мудрого человека: не будем судить современный металл, летающий несравненно быстрей и выше, нежели тот, плиниевский. Он творение рук человеческих и по его воле претерпевает метаморфозы, превращаясь то в скальпель, врачующий раны, то в оболочку смертоносной ракеты, орбитальных станций или спутников-убийц. Тех самых спутников, с помощью которых можно получать сегодня самую различную информацию о космосе и состоянии поверхности, атмосферы родной Земли. А узнать надо многое. Так, в наши дни серьезную озабоченность вызывает воздействие на стратосферу и содержащийся в ней озон выхлопных газов сверхзвуковой авиации, соединений азота и брома, которые выделяются при разложении удобрений, а также фреона - продукта хозяйственной деятельности человека. Возникает вопрос: приводит ли деятельность человека к опасному для всех живущих на планете уменьшению слоя озона?

Чтобы понять это, нужно тщательно следить за глобальным распределением как самого озона, так и других газовых компонентов стратосферы, которые определяют его баланс озона. Успешный эксперимент такого рода был выполнен летчиками-космонавтами А. Губаревым и Г. Гречко на борту научной станции "Салют-4". Сделать это можно было бы быстрее, если бы между СССР и США существовали отношения доверия. Особенно в вопросах освоения и использования космического пространства.

Конечно, смешно было бы думать, что с высоты 350 километров, а именно с такого расстояния космонавт наблюдает Землю, можно различить в океане косяки рыбы. Но человеческий глаз и из космоса способен тонко воспринять изменения цвета океана. И уже на основании цветовых контрастов океанических вод космонавт в состоянии сделать необходимые выводы и обобщения. А они выливаются в практические рекомендации народному хозяйству, научным центрам. И нужно сказать, что такие рекомендации, как правило, оказывались состоятельными. Разумеется, только "на глазок" такие исследования не ведутся, но и личностные, визуальные наблюдения космонавтов не исключаются. Они - часть научной программы, осуществляемой экипажами. Или взять опасения, все чаще и чаще высказываемые в последнее время, о возрастающем уровне загрязнения водных бассейнов, наносящем ощутимый урон биосфере. Как вовремя предупредить эту угрозу?

Новейшие исследования советских космических экипажей показали, что надежными индикаторами загрязнений могут стать регистрируемые из космоса контрасты температуры чистой и загрязненной поверхности воды, а также контрасты степени поляризации отраженного водой солнечного света.

А ведь четверть века назад, когда сам факт: человек в космосе! - буквально взбудоражил планету, мысль о том, что космос когда-нибудь будет служить Земле, многим и в голову не приходила. В ту пору люди были переполнены радостью оттого, что они сильны. Оттого, что разум подарил им невиданные крылья. Но уже спустя несколько месяцев после полета Ю. Гагарина встречались люди, очень деловито и по-хозяйски подсчитывавшие, во что мог обойтись государству этот полет и как скоро окупится он космической службой на благо земных нужд человечества. Те люди не были скупцами. Просто всю жизнь проработали они на Земле. И главной их заботой был хлеб. И необычные обязанности - выяснение, не останется ли в долгу перед Землей космос, - взяли они на себя по праву тех, чьим трудом создано все на нашей планете. По праву хозяев. Слишком уж весомой монетой оплачиваются многие космические эксперименты, чтобы не ожидать от них практической отдачи. Жизнь доказала: космос сегодня исправно служит людям.

Взять хотя бы то же сельское хозяйство, определение оптимальных сроков сева. Скажем, как совсем недавно выбирались они земледельцем? По старинке, интуитивно. По теплу, по "дыханию" земли. Хлеборобские навыки подсказывали: сеять нужно только сейчас, позже - потеряешь урожай. Но никакая интуиция на свете не в состоянии предугадать в теплый весенний день завтрашние заморозки, беспокойство грунтовых вод, таяние снегов в горах, которые, быть может, от полей лежат за тысячу верст, но которые в состоянии не только снизить их урожайность, но и вовсе погубить посевы. А космическое "око" - всевидящее. И состояние грунта, и вскрытие рек, и освобождение земли от снега, и появление всходов на пастбищах - из космоса все как на ладони. Могут ли эти данные помочь интенсификации сельского хозяйства?

Безусловно. Но на сельское хозяйство страны работают сегодня и космические системы связи, службы Солнца, метеорологии. Так что современному сельскому хозяйству без помощи космических служб уже не обойтись. И, согласитесь, такие задачи куда благороднее, нежели служение войне и смерти.

"Космос должен быть мирным!" - говорят советские люди и вместе с ними все ученые страны. И не только говорят, но и делают все возможное для того, чтобы мир стал реальностью. А министерство обороны США в соответствии с планами милитаризации космоса в то же самое время объявляет на всю планету о желании разместить "абсолютное космическое оружие" на... Луне.

"...На первый взгляд, - пишет по этому поводу "Дейли телеграф", - такая идея должна показаться безумной, но она всерьез рассматривается в качестве одной из будущих альтернатив группами специалистов в Редстоунском арсенале в Хантсвилле (штат Алабама) и в штабе стратегической авиации в Омахе (штат Небраска). Подумайте о преимуществах пилотируемой лунной лазерной боевой станции. Единственное техническое препятствие этому на сегодняшний день - создание лазера, достаточно мощного и с достаточно тонким лучом, чтобы быть в состоянии уничтожить космические летательные аппараты на расстоянии 238 тысяч миль, но после того, как он будет установлен, его практически невозможно будет найти, поскольку его можно спрятать среди лунных кратеров и каньонов".

Ничего не скажешь - достойное применение находят себе по воле американских стратегов выдающиеся достижения человеческого разума! Но и надежно спрятанного, совершающего грязное убийство из-за угла лазерного оружия на Луне американцам маловато. И они "страхуются" еще парой боевых орбитальных станций в дальнем космосе. Вот тогда, по их мнению, они уже наверняка смогут контролировать, и причем круглосуточно, все околоземные орбиты.

Между тем космический дозор способен послужить людям иным способом. Так, и это хорошо известно из практики советской космонавтики, немало полезных сведений, имеющих народнохозяйственное значение, дает анализ материалов многозональной съемки, проведенной космонавтами с разных высот. Высокоэффективной для изучения окружающей среды оказалась также разномасштабная фотосъемка из космоса. Ее результаты сегодня используют в своей работе и геоботаники, и геоморфологи, и гидрологи, и представители других наук о Земле. Таковы цели и задачи мирного космоса, работающего на практические нужды человека. А милитаризованного? Взять хотя бы такой, кажущийся на первый взгляд весьма далеким от проблемы "мир - война" аспект его освоения, как космическое телевидение. Дело в том, что с развитием космической техники появилась уникальная возможность непосредственного телевизионного вещания. Однако, если эту же самую возможность не узаконить жесткими рамками международно-правовых норм, то те же Соединенные Штаты незамедлительно воспользуются ею для пропаганды своих воинственных планов. И вместо столь многообещающего культурного обмена и дальнейшего сближения народов и государств прорастут в сердцах людей зловещие зерна страха и недоверия. Вот как способна чудовищно трансформировать самую, казалось бы, выдающуюся научную победу злая воля тех, кто хочет подчинить даже успехи в исследовании космоса нуждам войны. Возможности же мирного космоса безграничны.

Взять, к примеру, геологию, обретшую благодаря невиданным возможностям дистанционного изучения Земли совершенно уникальную перспективу - исследовать геологическую природу явлений и объектов самых различных масштабов: от локальных до глобальных. Исследования, ведущиеся с космических кораблей и орбитальных станций, позволили человеку совершенно по-новому взглянуть на родную планету, разгадать многие ее тайны, определить предположительно месторождение многих полезных ископаемых. Потому что "увидеть" сквозь толщу Земли смогли только суперсовременные приборы, установленные на спутниках и орбитальных станциях. А увидев, прочитать геологическую историю планеты по обнаруженным из космоса крупным зонам тектонических нарушений и кольцевым структурам. В результате чего могли образоваться эти гигантские аномалии?

Тектонические нарушения, считает современная наука, вызваны разрывами, и "корни" их следует искать в мантии Земли. У кольцевых структур иная природа. Вероятней всего, они образованы как следствие блоковых сдвигов фундамента, а может быть, возникли еще в процессе формирования самой земной коры.

Разумеется, ответить более или менее точно на этот вопрос трудно, поскольку само образование земной коры проходило около 4,5 миллиарда лет тому назад. Так что же дало в таком случае появление космогеологического направления в изучении нашей планеты?

Очень многое. Ни мало ни много - переосмысление некоторых классических, веками складывавшихся представлений о развитии и закономерностях распределения в недрах Земли месторождений полезных ископаемых.

Оказалось, к примеру, что побережье Охотского моря, "рассмотренное" из космоса, представляет собой крупнейшие концентрические образования, "просвечивающие" сквозь многокилометровую толщу пород. Между тем установлено: распределение месторождений многих рудных полезных ископаемых связано именно с такими структурами. Но аналогичные структуры выявлены космическими исследованиями на Луне, Марсе и других планетах Солнечной системы. Значит, общность процессов, протекавших когда-то на этих небесных телах, может быть сопоставима и изучена. И вероятней всего, что на Земле кольцевые структуры появились на ранних стадиях образования земной коры. А что стоит за концентрическими разломами? Связь глубинных расплавов с поверхностью Земли на более поздних стадиях развития.

Конечно, и сами по себе все эти данные имеют колоссальное значения для дальнейшего развития науки, но у них есть еще и прикладной, практический "профиль". Обнаружены, скажем, из космоса кольцевые структуры, значит, в центральных ее частях, там, где концентрируются магматические породы, можно искать медь, титан, хром, никель. Ну как тут не вспомнить знаменитые сказы Бажова, его чудо-богатырей, обживавших когда-то, по преданию, суровый Урал? Главный из них, получивший прозвание Денежкина, имел-де "стакан с мелкими денежками из всяких здешних камней да руды... сделан тот стакан из самолучшего золотистого топаза и до того тонко да чисто выточен, что дальше некуда. Рудяные да каменные денежки насквозь видны, а сила у этих денежек такая, что они место показывают.

Возьмет богатырь какую денежку, потрет с одной стороны - и сразу место, с какого та руда либо камень взяты, на глазах появится. Оглядит богатырь, все ли в порядке, потрет другую сторону денежки - и станет то место просвечивать. До капельки видно, в котором месте руда залегла и много ли ее".

Вот как поэтично выразил наш народ свою извечную мечту о возможности "видеть сквозь землю". Но сказка еще долго оставалась бы сказкой, если б тот же народ не создал науку, промышленность, превративших мечту в реальность. Если б не взрастил племя богатырей, оказавшихся способными вырваться из гравитационного "плена" родной планеты, чтобы взглянуть на нее из космоса. Да и не только взглянуть, а сделать все для того, чтоб космические возможности послужили бы земным нуждам.

А для этого прежде всего необходим мир на земле. Потому что и космические пути начинаются для человека все же на земле. Будут ли на этих путях ожидать посланцев нашей планеты лазерные капканы, спутники-убийцы или космические корабли-исследователи - зависит от доброй воли всех людей. А пока милитаризация космоса все еще идет бурными темпами. Так, по подсчетам, проведенным "Нью-Йорк таймс", создание только первого поколения лазерного оружия для системы противоракетной обороны обойдется Соединенным Штатам в 100 миллиардов долларов. Между тем эти деньги можно было бы направить на мирные цели. Так, выведение СССР на орбиту спутника "Молния-1" (1965 год) стало началом развития спутниковой связи в нашей стране. Основной задачей запуска первых спутников этой серии являлась отработка принципов построения линий телефонно-телеграфной радиосвязи и передач программ Центрального телевизионного вещания с целью создания в последующем эксплуатационных систем спутниковой связи. Какие же изменения произошли с тех пор?

Одно из важнейших преимуществ спутниковой связи - охват большой территории с одного спутника-ретранслятора. К 1969 году были введены встрой наземные системы "Орбита", предназначенные для приема программ Центрального телевидения СССР через спутники "Молния-1" в Подмосковье, Владивостоке, Мурманске, Ашхабаде и ряде других городов. Это позволило более 20 миллионам жителей труднодоступных и удаленных районов Дальнего Востока и Крайнего Севера включиться в сеть телевизионного вещания. В последующие годы наряду с расширением сети наземных станций системы "Орбита" происходило развитие средств спутниковой связи. Были созданы и запущены спутники "Молния-2", "Молния-3". Разработано и внедрено в производство усовершенствованное приемно-передающее оборудование, которое обладает более высокими техническими характеристиками. Были запущены на синхронную орбиту спутники "Радуга", предназначенные для обеспечения в сантиметровом диапазоне волн непрерывной круглосуточной телефонно-телеграфной радиосвязи и одновременной передачи цветных и черно-белых программ Центрального телевидения.

Сегодня система космической связи прочно вошла в жизнь. Жители страны пользуются телефонной и телеграфной связью, осуществляемой через спутники, смотрят телевизионные передачи Центрального телевидения в различных городах. Ряд подобных станций, созданных в системе "Интерспутник", уже работает в странах социалистического содружества.

Вот что может мирный космос. Но "битва" за него, которую столь решительно ведут сегодня США, необоснованные претензии американцев на беспредельное господство в космическом пространстве ничего общего с исследовательскими и научными задачами не имеют. Да и сами цели такой "битвы" отнюдь не назовешь праведными. Все они предусматривают решение единственной задачи - достижение военного превосходства США над СССР. Именно поэтому правительство Рейгана и не скупится на средства для милитаристского обживания космоса. Судите сами: и без того колоссальные ассигнования на создание противоспутниковых комплексов и лазерных систем к 1988 году увеличатся в 12 раз, а стоимость всей гигантской машины смерти, разместившейся на космических высотах, составит сотни и даже тысячи миллиардов долларов. И что примечательно: расходы на космическое оружие растут значительно быстрее, чем военный бюджет вообще. Так, если на все космические разработки, связанные с милитаризацией, США выделяют 15 миллиардов долларов в год плюс 10 процентов ежегодной прибавки, то военный бюджет в целом растет ежегодно на 7 процентов. Или взять те же искусственные спутники Земли... Им американская военщина уделяет особое внимание, отводя "роль" стражей космоса и убийц. Но вспомним, как и с какой целью вышел на орбиту первый советский искусственный спутник Земли. За ним следили с надеждой люди всех стран и континентов. Он был посланцем мира. Он объединял, а не противопоставлял друг другу народы разных национальностей и государств. Спутники и сегодня должны служить изучению родной планеты. Так, направив в космические дали летающую научную лабораторию, ученые получили возможность лучше узнать свою планету. Например, именно космические исследования позволили совершить качественно новый скачок в метеорологии. Новые методы исследований, новый широкий объем метеорологической информации в сочетании с эффективными методами ее обработки и анализа раскрывают невиданные ранее возможности совершенствования прогнозов.

Большое значение для народного хозяйства в этом плане имеет космическая система "Метеор", состоящая из ИСЗ "Метеор", пунктов приема, обработки и распространения информации. Данные системы "Метеор" используются в Гидрометцентре СССР и передаются в другие страны по программе международного сотрудничества. С помощью спутников были обнаружены сотни циклонов, уточнены места тысяч атмосферных фронтов, многие страны были предупреждены о развитии и распространении ураганов, тайфунов, циклонов.

Еще до рождения космической метеосистемы с помощью спутника "Космос-122" в сентябре 1966 года над Тихим океаном были зафиксированы одновременно два тайфуна - "Алиса" и "Кора". А ведь стихийные бедствия приносят огромные убытки экономике стран, только от одних тайфунов Азия ежегодно несет убытки в 500 миллионов долларов. Без сомнения, перспективы метеорологических исследований на орбитальных космических аппаратах очень широки и разнообразны, и проведенные до сих пор эксперименты являются лишь начальным этапом таких исследований. Здесь еще предстоит многое изучать.

Так что поистине неисчерпаемы возможности использования космоса в интересах развития народного хозяйства. С помощью космических аппаратов можно наладить, и я уже говорил об этом, точное регулирование времени начала сельскохозяйственных работ, что в масштабе планеты способно дать прибыль в 15 миллиардов долларов. Невесомость и глубокий вакуум космоса позволяют разработать технологические процессы, которые ведут к качественно новому уровню промышленного производства. Здесь, например, можно получить сплавы исключительно высокой чистоты и качества, большие возможности открывает космос перед металлургами, которые могут придавать расплавам, находящимся во взвешенном состоянии, любую нужную конфигурацию. Космические фабрики, космические заводы внесут огромный вклад в развитие научно-технической революции.

Все это дело завтрашнего дня, но можно, конечно, заглянуть и в более отдаленное время. И хотя судить о нем сегодня мы можем, несмотря на все расчеты и предвидения науки, все же только с позиций гипотез, очевидно одно: с одной стороны, удивительно возросшие возможности науки дадут людям будущего власть над многими явлениями природы, а с другой - поставят перед ними необходимость разрешения таких проблем, с которыми современное человечество лишь начинает сталкиваться. Например, чрезвычайно остро встанет вопрос о предотвращении загрязнения стратосферы и атмосферы Земли. Дело в том, что еще в 70-х годах на страницах западной прессы всерьез обсуждался вопрос о возможности распыления брома со спутников для создания в озонном слое планеты "окон", через которые космическая радиация смогла бы "излиться" на отдаленные районы планеты. Но жизнь показала - отдаленных районов в смысле изолированности от общего круговорота веществ на Земле не существует. Вот почему тогда же, в 70-е, была принята конвенция о запрещении военного или иного вредного воздействия из космоса на природу и окружающую среду. Насколько эта конвенция оказалась своевременной, стало очевидным, как только угроза милитаризации космического пространства приобрела угрожающие размеры.

Чрезвычайно вредны для окружающей среды и продукты сгорания твердотопливных ракетных двигателей первой ступени. Крупномасштабное же осуществление программы "Спейс шаттл", предусматривающее увеличение числа запусков, губительно для природы. Дело в том, что при запуске космического корабля в атмосферу, а точнее, в ее верхние слои выбрасывается почти триста тонн порошка окиси алюминия - активного катализатора процесса образования кристаллов льда в перистых облаках. Но лед, как прекрасно известно науке, активно отражает солнечные лучи. Может ли многократное увеличение таких "отражателей" в атмосфере планеты не сказаться на изменении температуры окружающей среды и в конечном счете на климате планеты? Специальная комиссия американского конгресса, изучавшая эту проблему, пришла к выводу: если количество запусков возрастет хотя бы до 85 в год, начнется катастрофическое истощение озонного слоя. А он защищает жизнь на Земле от жесткого ультрафиолетового облучения. Есть ли выход из создавшегося положения?

Безусловно. Нужно заменить твердотопливные ускорители. Однако эта работа требует и времени, и соответствующих ассигнований. Создание новых двигателей обойдется США, по подсчетам специалистов, в полтора миллиарда долларов.

А другие мирные проблемы, над которыми уже сегодня следовало бы сообща подумать ученым всех стран? Они не интересуют служителей Пентагона. Между тем работы для исследователей, экспериментаторов, ученых на нашей планете непочатый край. Например, уже сегодня очевидно: рано или поздно запасы древесины, угля, нефти, торфа на Земле будут израсходованы. И человеческий гений, неутомимый в своем предвидении, уже открыл новый, поистине неиссякаемый источник энергии - атомное ядро. Тем не менее нужны резервы. Такой источник существует. Ежедневно он дает Земле колоссальное количество энергии, гораздо больше, чем мы можем получить из наших тающих запасов угля и нефти. Это - Солнце.

Проектов получения солнечной энергии много. С течением времени они становятся из фантастических все более реальными. Например, применение для этих целей стационарных спутников. Предполагается смонтировать на них мощные солнечные батареи. Электрическая энергия этих электростанций будет преобразовываться в электромагнитное излучение и в виде узкого луча направляться на Землю. Здесь полученная энергия вновь превратится в ток и по линии электропередачи передастся потребителям. Конечно, до реализации подобных проектов еще очень далеко. Но уже сейчас солнечные батареи помогают нам решить проблемы колоссальной важности: без них, в частности, были бы невозможны достигнутые успехи в освоении космоса. Электрооборудование и радиоаппаратура искусственных спутников Земли и космических аппаратов получают электроэнергию от солнечных батарей.

Эти батареи сделали возможным и фотографирование с советской космической станции обратной стороны Луны. Позже они обеспечили радиосвязь с космическими обсерваториями на расстоянии в сотни миллионов километров, позволили принимать ценнейшую информацию с космических станций, направляемых к Венере и Марсу.

Началом международного сотрудничества в исследовании космического пространства следует считать запуск первого искусственного спутника Земли. С тех пор нашли прочное утверждение различные формы сотрудничества в исследовании космоса. Это и совместные теоретические работы, эксперименты на космических аппаратах, и запуск спутников других стран советскими ракетами-носителями, и работа интернациональных экипажей на космических орбитах.

Большой вклад в дело координации изучения космоса вносит Совет по международному сотрудничеству в области исследования и использования космического пространства при Академии наук СССР - "Интеркосмос". Созданный в 1966 году, он осуществляет программу сотрудничества с социалистическими странами: Болгарией, Польшей, Венгрией, ГДР, Монголией, Кубой, Румынией, Чехословакией. На основе двусторонних межправительственных соглашений СССР сотрудничает, в частности, с Францией и США. Академия наук СССР заключает также соглашения о сотрудничестве с организациями, координирующими космические исследования целого ряда стран. На территории многих государств Европы, Дзии, Африки и Латинской Америки расположены совместные станции оптических наблюдений за искусственными спутниками Земли. Советский Союз предоставил зарубежным ученым для исследования образцы лунного грунта, доставленные на Землю советскими автоматическими станциями.

Программа мира, которая активно проводится нашей страной, способствуя улучшению международной обстановки, благотворно отразилась и на сотрудничестве в космосе. Так, одной из самых ярких страниц в изучении космоса стала работа экспериментального полета "Аполлона" (стартовавшего с американского космодрома имени Д. Кеннеди) и "Союза-19", ушедшего в космос с Байконура. Совместная программа этого полета (ЭПАС) предусматривала испытание средств сближения и стыковки, созданных советскими и американскими специалистами, осуществление стыковки кораблей и совместного полета в течение двух суток; выполнение взаимных переходов космонавтов из корабля в корабль и проведение научных и технических экспериментов в ходе полета; проведение научных экспериментов во время автономного полета корабля "Союз-19" и "Аполлон". Эта программа, открывшая новые перспективы совместной работы различных стран в мирном освоении космического пространства, была, как известно, успешно выполнена.

Здесь я хотел бы обратить внимание читателей на следующее обстоятельство: отправляясь в совместный полет, советские и американские космонавты по-братски делили между собой ответственность за успешное осуществление возложенной на них миссии. И люди всей Земли видели в них не просто посланцев двух великих держав мира, а представителей всех народов Земли независимо от их вероисповедания и социальных убеждений. Но прежде всего они были посланцами науки своих стран, ее представителями. Пожалуй, вряд ли можно найти в истории человечества другой такой пример слияния, взаимопроникновения и взаимообогащения задач национальных наук с общечеловеческой. Как в годы второй мировой войны, когда их народы, плечом к плечу сражаясь с фашизмом, утверждали мир на Земле, так и во время этого полета, демонстрируя возможности изучения космоса, космонавты США и СССР служили все тому же делу стабильного, прочного мира на Земле.

Не менее яркой демонстрацией успеха объединенных усилий науки в деле освоения космоса и практического использования таких исследований может служить создание международной службы, именуемой сегодня космической "Скорой". Суть ее в том, чтобы с помощью современной космической техники организовать надежную систему обнаружения мест бедствия судов и самолетов и проведения поисково-спасательных работ.

Насколько такая задача актуальна, можно судить по следующим работам: 25 тысяч судов грузоподъемностью от 100 и более тонн, почти 15 тысяч бурильных и нефтедобывающих установок, тысячи катеров, яхт, шлюпок, лодок ежедневно уходят в морские просторы. Приплюсуйте к этому количеству еще исследовательские корабли и аппараты, ведущие работы по освоению Мирового океана, и станет очевидно, что оказание им в случае бедствия скорой и высокоэффективной помощи - одна из актуальных задач науки в рамках интернационального содружества.

Проект системы космической "Скорой" помощи, получивший название КОСПАС - САРСАТ (Космическая система поиска аварийных судов - Поисково-спасательный спутник), сегодня пользуется в мире самой широкой популярностью. Четыре государства (СССР, США, Франция, Канада) в рамках данного проекта уже ведут успешный поиск судов и самолетов, терпящих аварию.

А началось все с эксперимента, проведенного еще в 1977 году по плану двустороннего сотрудничества между Советом "Интеркосмос" при АН СССР и Национальным управлением по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА), когда состоялась встреча специалистов, решивших совместно осуществить эксперимент, связанный с использованием спутников для поиска и спасения судов и самолетов. Причем была достигнута договоренность об использовании советских и американских спутников и определены основные параметры систем. Для согласования технических и организационных вопросов и осуществления проекта КОСПАС - САРСАТ организовали международную координационную группу. А 30 июня 1982 года был запущен советский спутник "Космос-1383", на котором впервые в мире, установили аппаратуру для определения координат судов и самолетов, потерпевших аварию.

Для системы КОСПАС - САРСАТ стороны, участвовавшие в эксперименте, избрали низколетящие спутники (высота 800-900 километров, две частоты для аварийных радиобуев: 121,5 МГц и 406,1 МГц). Дело в том, что спутники, летающие на указанных высотах, имеют достаточную радиовидимость и малое аэродинамическое торможение. К тому же частоту 121,5 МГц уже используют в мире более 200 тысяч аварийных радиобуев.

Правда, наша страна предложила также использовать при поисковых работах еще и частоту 406,1 МГц. Такой выбор вполне понятен: именно эта частота дает самую высокую точность определения места катастрофы. К тому же она закреплена за аварийными спутниковыми радиобуями Международным регламентом радиосвязи, посылающими сигналы бедствия с огромной площади круга, диаметром почти в 6 тысяч километров. Эксперимент показал, что для получения на экваторе сигналов радиобуя с минимальной задержкой практически достаточно четырех спутников. Все эти данные "принес" нам с орбиты советский "Космос-1383", а в марте прошлого года ушел в космический дозор второй советский спутник системы КОСПАС - САРСАТ - "Космос-1447", вслед за ним встал на "вахту" по спасению судов, терпящих катастрофу, американский спутник.

Сигналы спутников-спасателей принимают сегодня в Москве, Тулузе, Сент-Луисе, Сан-Франциско, на Аляске. Скоро приступят к работе такие же станции в Архангельске, Владивостоке, Тромсе (Норвегия) и, вероятно, несколько позже в Западной Сибири. А вот в южном полушарии планеты пунктов приема информации, сообщаемой спутниками, все еще нет. А они очень нужны и здесь, просто необходимы. Ведь от того, будут ли они там смонтированы, зависит жизнь и судьба десятков, сотен людей, попавших в катастрофу. Насколько же космическая помощь может быть эффективной, сегодня знают все люди Земли. Слава необычных спасателей буквально на крыльях облетела мир. А началась она с дозора "Космоса-1383". Вот как об этом рассказывают представители Всесоюзного объединения "Морсвязь-спутник".

"Первыми спасенными благодаря системе КОСПАС - САРСАТ оказались трое жителей Канады - Г. Химскерк, Д. Зейглехейм и Г. Ван-Амелсвурт... Самолет "Сессна-172" разбился в горах западной Канады, в провинции Британская Колумбия, 9 сентября 1982 года в 11 часов утра. Ранее в том же районе 19 июля 1982 года исчез самолет, на котором летели два человека. Один из них был сыном Г. Химскерка. После прекращения поисковых ' операций в августе 1982 года официальной канадской спасательной службой Г. Химскерк начал розыск сына на арендованном самолете. Авария самолета произошла над глубокой, поросшей лесом долиной, окруженной горами высотой 2000-2500 метров. Самолет упал на 15-метровые деревья и развалился. При этом все трое, находившиеся в нем, пострадали - у одного оказались сломаны ребра, у другого - нога, у третьего - рука. Имевшийся на самолете аварийный радиобуй (на частоте 121,5 МГц) при падении не включился - оторвалась антенна. Понимая, как нелегко их обнаружить в глубокой горной долине, пострадавшие, несмотря на полученные ранения, взобрались на вершину горы. Туда же они втащили аварийный радиобуй и включили его в 15 часов. Тем временем авиационная спасательная служба Канады установила факт исчезновения самолета, так как он не вышел на контрольную радиосвязь. В 18 часов 30 минут ее сотрудники обратились за помощью в центр системы КОСПАС - САРСАТ, находящийся в Оттаве.

Советский спутник "Космос-1383" как раз в это время пролетал над западной Канадой во втором часу ночи 10 сентября 1982 года, и уже в 2 часа канадская спасательная служба получила данные о месте гибели самолета. В 5 часов утра спасательный самолет обнаружил пострадавших. В 13 часов 30 минут к ним спустились спасатели-парашютисты, оказавшие первую медицинскую помощь, а в 16 часов прибывший вертолет забрал всех с места аварии..."

Ну а если бы такой помощи еще не существовало в мире? Были бы спасены канадские жители?

Маловероятно. Во-первых, потому, что сами поиски заняли бы не менее четырех дней, во-вторых, без медицинской помощи пострадавшие долго не продержались бы. Есть и другие, не менее яркие примеры деятельности системы КОСПАС - САРСАТ.

Но нужно сказать, что пока еще эта удивительная система переживает только период становления, период эксперимента. Так, нет связи между поисково-спасательной службой, существующей в разных странах мира, и спутниковой системой определения катастрофы. А насколько она необходима, понятно всем. Не разработаны принципы радиосвязи на море, над ними только что начала работать Международная морская организация (ИМО). Предположительно же глобальная система связи на море начнет действовать в 1990 году. Разумеется, без ИНМАРСАТа - Международной организации морской спутниковой связи - такой большой научно-практической задачи не решить. Сегодня в деятельности ИНМАРСАТа принимают участие 38 государств. В том числе СССР, США, Англия, Япония, Норвегия, Италия, Франция. Спутники, работающие на геостационарных орбитах над Атлантикой, Тихим и Индийским океанами, несут мирный дозор над мирной планетой. И это прекрасно. Потому что космические орбиты самими законами природы предназначены для совместного использования мировым сообществом.

Захватывает дух от научных достижений, ставших результатом реализации программ исследования космического пространства. Казалось бы, только так, в таком направлении и должно развиваться изучение космоса, вселенной, Земли. Тем чудовищней кажутся меры, предпринимаемые США и НАТО по милитаризации космоса.

Не секрет, что уже установился ряд способов военного использования околоземных орбит. Причем в ряде случаев оно носит стабилизирующий характер, например, для целей версификации и контроля по выполнению соглашений ОСВ. Но в последнее время использование космических орбит стало приобретать особо опасный оттенок - речь идет о приготовлениях к выводу на орбиты систем оружия.

В течение ряда лет этот вопрос находился на обсуждении в ООН. Наша страна предложила Генеральной Ассамблее ООН достаточно простую и надежную формулировку - запретить вывод на космические орбиты оружия любого рода. Однако Соединенные Штаты с самого начала заняли позицию, блокирующую дискуссию по этому вопросу.

В то же время в США готовятся испытания новых противоспутниковых систем самолетного базирования (начиненная взрывчатым веществом двухступенчатая ракета подвешивается к брюху самолета Ф-15). В свое время американская сторона прекратила двусторонние консультации по поводу противоспутникового оружия.

И вот недавно из заявления Рейгана мы узнали о новой широкомасштабной программе милитаризации космического пространства. Между тем совершенно очевидно, что любое военное столкновение в космосе с огромной вероятностью может вызвать военный пожар на Земле.

Наиболее опасная сторона такого рода планов состоит в том, что они демагогически рассчитывают на психологию рядового обывателя, который далек от современных достижений науки, от дискуссий, ведущихся в международном сообществе по проблемам сокращения гонки вооружений, который устал от висящей над ним ядерной опасности и которому может показаться спасительным вынос военных действий в космическое пространство. Именно таким в своих выступлениях пытался представить светлое будущее для рядового американца президент Рейган.

Вот почему объединения сил международного научного сообщества, особенно той его части, которая связывает свою творческую жизнь с развитием ракетно-космической техники, с дальнейшим изучением и освоением космического пространства, должно сопровождаться широким разъяснением опасности, которую несет развитие космических систем военного назначения. Надо всячески способствовать тому, чтобы атмосфера космического сотрудничества, установленная в эпоху полета "Союз" - "Аполлон", была бы восстановлена. Между тем объединение усилий по изучению космоса могло бы принести замечательные результаты. И в конечном счете выиграли бы мир, наука и человечество. Ведь для того, чтобы познать собственную планету, люди, преодолев земное притяжение, вырвались-таки из ее гравитационного плена. "Прорыв" в космос стоил им колоссальных усилий. В том числе и финансовых. Знаете, во что обошлась США каждая секунда пребывания на Луне экипажа "Аполлона-11"? В 30 тысяч долларов! Астронавты же находились на Луне 2 часа 14 минут, или более 8 тысяч секунд. Недешево заплатили те же американцы и за 22 килограмма лунного грунта - миллиард долларов. Но сколь ни велики эти расходы, в конечном-то счете они служили и служат миру и познанию общего нашего дома - Земли. А ее-то и хотят сегодня уничтожить из космоса, само изучение которого стало реальностью благодаря возможностям земной науки.

Не парадоксальна ли подобная ситуация? Но парадокс тот зловещий. И он должен быть разрешен. Космос должен быть мирным! - такова воля народов Земли. И в полном соответствии с ней наша страна делает все необходимое для того, чтобы не допустить милитаризации космического пространства. Суть всех советских предложений в том, чтобы в первую очередь договориться о полном запрете испытаний и развертывания любого оружия космического базирования для поражения объектов на Земле, в воздушном и космическом пространстве, радикально решить вопрос о запрещении противоспутникового оружия.

Советский проект "О запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли", направленный генеральному секретарю ООН X. Пересу де Куэльяру для включения в повестку дня XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН, сделал бы реальностью заветную мечту всех людей Земли о чистом небе над головой, о спокойном и радостном будущем.

Идея мирного, не "загрязненного" всеми видами оружия космоса всегда была близка всему советскому народу и ученым, работающим в области исследования космических проблем. И хотя наша наука уже давно не выступает в роли только пассивного наблюдателя процессов, происходящих в космическом пространстве, а все более вторгается в их ход, используя искусственные источники плазмы, электронные и ионные, она служит человечеству и миру.

Космос откроет человечеству удивительные тайны, он сделает его всемогущим. Мы и сегодня, как, я надеюсь, очевидно из этой статьи, стали намного сильнее благодаря объединенным усилиям стран мира в исследовании космического пространства.

Вот почему все настойчивее, все громче звучит на всех континентах голос ученых: прекратить милитаризацию космоса! Не допустить "звездной войны"!

Эта же тревога за судьбы человечества и мира и в обращении американских ученых к главам правительств США и СССР с призывом о прекращении милитаризации космоса. Этой же цели служит проект резолюции о запрещении развертывания космического и противоспутникового оружия, внесенное в конгресс США 120 членами палаты представителей и 28 сенаторами.

Что ж, будем объективными - пока еще к голосу науки за океаном прислушиваются далеко не всегда. Но вспомним уроки истории: голос истины не смогли убить ни пылающие костры инквизиции, ни марширующие фашистские орды. Такова уж ее суть... А именно ей служила и служит наука, все решительней поднимающая голос в защиту человечества и Земли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'