Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск




Стол для рисования песком с подсветкой купить sandana.su.



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заграждения против ошибок внимания и памяти в редакционном обиходе. Бывают ли опечатки полезны? Почему в подшивках нет номера "Комсомолки" за 13 августа 1945 года. Многострадальные судьбы журналистских "ляпов" и их "технология". Есть ли у Леонардо да Винчи картина "Анаконда"?

- Конечно, существует немало сложных причин, уводящих журналиста от истины. Но есть ошибки, которые объясняются поспешностью, забывчивостью, халатностью, безграмотностью, наконец. А в результате рождается "брюква на деревьях", как говорил Марк Твен.

- Да, и такого рода ошибки, к сожалению, не единичны.

Машинописный текст, который посылают в набор, открывается "собачкой". Так называется в редакционном обиходе трафарет, для каждой редакции свой, где помечено: "Цифры и факты проверил...", "К набору подготовил...", и следуют обязательные подписи и автора, и других профессионально ответственных лиц. Любой материал проверяет сначала литсотрудник, затем заведующий отделом, а перед сдачей в набор ответственный секретарь. Кроме того, во многих газетах есть специальные бюро проверки. Затем корректура - проверка на грамматическую точность. И наконец, перед выходом в свет каждый номер дотошно читают главный редактор и "свежая голова" - дежурный сотрудник редакции.

В крупных газетах до десятка контрольных постов стоят на страже точности каждого предложения. И все же ошибки случаются. Их именуют "ляпы" малые и большие. За ними, как правило, следуют выговоры провинившимся - тоже малые, большие и строгие. А за строгим выговором может последовать увольнение нерадивого журналиста или корректора.

Иные "ляпы" бывают даже забавны, если о них вспоминать через несколько месяцев. К. Чапек шутит на этот счет: "Опечатки бывают даже полезны тем, что веселят читателя: зато авторы пострадавших статей реагируют на них крайне кисло, пребывая в уверенности, что искажена и испорчена вся статья и что вообще во вселенной царят хаос, свинство и безобразие". Юмор, конечно, спасителен, но в день появления "ляпа" в любой уважающей читателя и себя редакции наступает подлинный траур. Раздаются суровые и насмешливые звонки подписчиков, почта приносит первые письма с текстами опровержений, коллектив выясняет причины ошибки, ищет главного виновника. А поиски эти не так-то легки.

Если кто-нибудь захочет в подшивке "Комсомольской правды" найти номер за 13 августа 1945 года, он такой газеты не обнаружит. В тот день газета вышла с датой... 13 января 1945 года!

Как это могло случиться? Из типографии подняли весь ночной "архив". К редактору были вызваны все, кто имел отношение к выпуску. В оттисках полос, начиная с первого и кончая "подписным" (то есть окончательным оттиском полосы перед печатанием), все было правильно: 13 августа 1945 года. А на тиражном оттиске 13 января!

Оказалось, выпускающий в последний момент решил почище набрать дату, а наборщик почему-то вместо "августа" сочинил "январь".

Теперь этот эпизод вспоминается с улыбкой, а тревога в редакции в тот злополучный день была всеобщая. Все больно переживали нелепый "ляп".

Типичные промахи для пользы дела публикует "Журналист" в разделе "7 раз проверь" под рубрикой "Не вырубишь топором!". Вот абзац из очень квалифицированной ленинградской газеты "Смена": "Кролик действительно самое скороспелое и многоплодное сельскохозяйственное животное. Разводить его интересно и выгодно. Ведь от одной самки можно получить 60 шкурок и до 90 килограммов ценного мяса за год!"

Еще один курьезный промах извлечен "Журналистом" из публикаций "Советской Татарии". Газета сообщила: "В эти дни в музее истории города Набережные Челны экспонируются копии картин знаменитых западноевропейских художников. Среди них "Анаконда" Леонардо да Винчи".

Поистине "семь раз проверь". А после этого, иронизировали И. Ильф и Е. Петров, работавшие в пору творческой юности фельетонистами газеты "Гудок", после десяти проверок изумленные читатели получают первый том многотиражного издания с заголовком "Энциклопу-дия" вместо "Энциклопедия".

Фельетонист "Правды" А. Суконцев рассказывает о типичной, так сказать, "технологии "ляпа". "Один из моих коллег, довольно квалифицированный журналист, вернулся из командировки и, что называется, "отписался". Очерк его набрали и поставили в номер. Вечером главный редактор звонит автору:

- Нужно указать название колхоза.

Очеркист рылся, рылся в своем блокноте, который он, надо сказать, ведет безалаберно, и наткнулся на название деревни.

- Деревня Васильково, - говорит он редактору.

- Нужен колхоз, а не деревня.

Опять лихорадочно перелистывается блокнот, тщательно изучаются собственные каракули. И вдруг фамилия: "Лаптев". Очеркист звонит главному редактору:

- Колхоз имени Лаптева.

- Лаптева? - с сомнением переспрашивает редактор. - А кто такой Лаптев? Почему его именем назван колхоз?

Журналист не знает, и он брякает первое, что приходит ему в голову:

- Это в честь одного из полярных исследователей. Знаете, есть еще море Лаптевых.

- А при чем здесь Лаптевы?

- Не знаю. Кажется, один из них - их земляк.

- Кажется, кажется, - проворчал редактор и с тоской посмотрел на часы.

Очерк был напечатан, а через неделю пришло письмо из колхоза. Колхозники писали, что хотя их почтальон Леня Лаптев и неплохой парень, но они пока еще не думали о том, чтобы его имя присвоить колхозу.

Так безалаберные записи в блокноте стали виновником крупной газетной ошибки".

Случаются промахи и посерьезнее. В "Комсомольскую правду" пришло письмо из Самарканда. Четыре листа машинописного текста под заголовком "Маугли из Каратау" и подпись - кандидат географических наук, доцент кафедры физической географии Самаркандского государственного университета такой-то. Ошеломляющие факты сообщало письмо. В окрестностях горного кишлака Ингички более десяти лет назад обнаружили странное существо. По виду человек, он не имел одежды, скрывался от людей бегством, не умел разговаривать. Все же существо поймали, привели в кишлак. И здесь один из жителей признал в нем своего племянника, давно, в детстве, пропавшего мальчика Жияна. И вот автор письма делится своими наблюдениями: "...Жиян прожил в кишлаке уже двенадцать лет. Может спать на снегу. Ему чуждо чувство страха. Если потребуется, ночью в снег и ветер идет десять-пятнадцать километров до соседнего кишлака. Совершенно безотказен в работе. Редко злится. Очень силен. То съедает пищу за шестерых, то по трое суток не ест. Однажды сбежал в город Джизак. Шипел на автомобили, дико озираясь по сторонам, его с трудом изловили полдюжины милиционеров".

Кто из журналистов не отзовется на такое письмо! Явление чрезвычайное, свидетельство авторитетное. Правдивость изложения подкрепляют многочисленные детали. Надо писать! Надо ехать!

О событии стало известно московским ученым. Профессор Б. Поршнев, известный историк, в ту пору как раз работал над монографией о палеопсихологии - истории развития мышления у древнего человека. (Вышла эта книга "О начале человеческой истории" уже посмертно, в 1974 году.) В момент возникновения Маугли из Каратау все помыслы профессора концентрировались на том, чтобы найти подтверждение или опровержение своей гипотезе очеловечения. И вот профессор едет в кишлак спецкором "Комсомольской правды" вместе с журналисткой Т. Агафоновой.

Первое, что попалось на глаза в Самарканде, - местные газеты "Ленин юлы" и "Ленинский путь" на узбекском и русском языках. И там и там статья доцента "Маугли из Каратау" уже напечатана - ее прочли тысячи людей.

Бригада "Комсомолки" встретилась с редактором "Ленинского пути". "Да, мы отвечаем за публикацию,- заверил он, - рассказ о событии уже затребовала "Неделя".

После многих часов трудной горной дороги перед спецкорами "Комсомольской правды" кишлак Ингички. Человека по имени Жиян ученый и журналистка находят. Но ничего общего с выдуманным Маугли в нем нет. Ситуация необычна, но совсем-совсем в другом отношении. Жиян действительно в войну лишился родителей, действительно живет у родственника, действительно производит впечатление забитого существа. Но причина - не скитания в горах, а обращение хозяина семейства. Юноше необходима человеческая помощь и меньше всего журналистские рассказы.

А ложный слух, подкрепленный авторитетом двух областных газет, тем временем распространялся. В Самарканд уже прибыли журналисты из АПН и "Литературной газеты", сообщение передали зарубежные радиостанции, "Неделя" опубликовала очерк на эту тему редактора областной газеты.

Весь корреспондентский корпус собирается в сакле, где практически в услужении живет Жиян. Среди приехавших и автор письма в "Комсомолку". Хотя липа для профессора-историка очевидна, доцент-географ продолжает настаивать на своем мнении. И есть журналисты, склонные поверить первоначальной версии. Поверить единственно потому, что очень уж эффектный случай, что очень уж обидно добраться сквозь пургу в далекий кишлак и ни с чем уехать обратно. Кроме того, первая заповедь журналиста - выполнить задание редакции. Но не менее существенная заповедь - быть всегда досконально точным, чтобы не подвести редакцию.

"Известия", ответственные за публикацию "Недели", вскоре дали опровержение под заголовком "Исправление ошибки в связи с "Маугли из Каратау". Редакционная коллегия "Недели" извинилась перед читателями.

Бурно обсуждалась в журналистском мире эта незаурядная история. С ее подробным разбором выступил журнал "Журналист". Т. Агафонова вернулась к урокам "Маугли" в сборнике "Журналисты рассказывают". Научный обозреватель "Комсомольской правды" Я. Голованов напомнил, что хотя случай с Маугли редок, но все же не единичен. Он напомнил о "Березе Рихарда Зорге". Прощаясь с Россией перед трудной и дальней дорогой, отважный советский разведчик вырезал якобы на ней свои инициалы. Итог: береза действительно есть, но Зорге к ней никакого отношения не имеет.

"Дерево-людоед". Информация о нем шла по областным и районным газетам как эпидемия гриппа. Сообщалось, что где-то (по счастью, не на территории СССР) существует дерево, опутывающее зазевавшегося путешественника своими стеблями и высасывающее затем из него кровь или тихонько его переваривающее. Нет такого дерева ни у нас, ни в других, даже самых экзотических странах.

Необыкновенный "подвиг" Валентины Ткаченко. Во время учебных парашютных прыжков один из парашютистов зацепился за хвост самолета. Прыгнувшая следом В. Ткаченко спасла жизнь товарища. Весть о ее "подвиге" росла как снежный ком, уже поговаривали о награждении отважной девушки. Итог: все выдумка, от начала до конца.

Объединяя все эти случаи, Я. Голованов ставит диагноз - некомпетентность поистине огромная профессиональная проблема.

Но случается и другое - поверхностное отношение, как бы следование инерции, дань примелькавшемуся и потому успокоительному стандарту.

 Поверхностность, ты хуже слепоты.
 Ты можешь видеть, но не хочешь видеть.
 Быть может, от безграмотности ты?
 А может, от боязни корни выдрать 
 деревьев, под которыми росла, 
 не посадив на смену ни кола?! 
                          Е. Евтушенко 
предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'