Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Сталевары

В 1820 г. горбатовский купец Полюхов подал заявку на привилегию на изобретенный им способ производства стали. Вместе с заявкой он представил "образцы инструментов из сей стали" и самую сталь.

Заявка Полюхова поступила на рассмотрение в Департамент горных и соляных дел министерства финансов.

Департамент роздал питерским заводам образцы для испытания и разослал по всей России запросы на те заводы, которые, по его сведениям, могли производить сталь.

Петербургский монетный двор после произведенных испытаний дал заключение о стали Полюхова: "...она оказалась на дело инструмента годною и прочною, сыпь имеет мелкую и ровную". Сталь была в изломе мелкокристаллической и однородной.

Известный в те годы техник и промышленник Битепаж, нашедший в России свою вторую родину, еще выше оценил сталь Полюхова. Он сообщил Департаменту, что "присланный к нему кусок полюховской стали с английскою совершенно одинаковой доброты и по деланным им опытам имеет все свойства, которыми отличается иностранная". Испытания убедили Битепаж а в том, что сталь Полюхова может заменить иностранную, покупаехмую по высокой пене за рубежом для производства инструментов.

Отличный отзыв дал Вобер, управляющий Шлиссельбургской ситцевой фабрикой. Он сообщил Департаменту, что "сталь Полюхова во всех частях самой лучшей доброты к употреблению инструментов для сей фабрики и оная не уступает ни английской, ни штейермаркской в инструментах для точения стали и железа, для обточения медных цилиндров для печатания ситцов и на дело штемпелей для гравирования цилиндров".

Механики, монетчики, ситцепечатники, инструментальщики единогласно признали сталь Полюхова отличной и способной выдерживать соревнование с лучшими сортами зарубежной стали. Успешные испытания, однако, не помогли Полюхову.

В России кроме него многие умели делать отличную сталь и вообще самое производство стали было давным-давно известным. Сталь умели делать еще допетровские мастера, а про петровских и позднейших и говорить не приходится. Производство стали уже в значительной степени развили и усовершенствовали предшественники и современники Полюхова. В Департамент горных и соляных дел поступили сведения о производстве стали на Верх-Исетском, Нижне-Исетском, Елизавето-Нердвинском, Невьянском, Шурма-Никольском, Юрезань-Ивановском, Алапаевском, Пожевском, Катав-Ивановском, Ревдинском, Каслинском, Саранинском, Боткинском, Буйском и других заводах.

В августе 1823 г. Полюхову отказали в привилегии на производство стали на его заводах: "Департамент горных и соляных дел, находя, что приготовление стали в разных ее видах доведено уже в России до совершенства и на других заводах и притом выделка ее, быв весьма уже значительна, составляет важную ветвь частной промышленности, полезную и для самого государства... полагать прошение купца Полюхова без уважения".

При этом указали: "...выдача привиллегии, испрашиваемой Полюховым на изключительное приготовление стали на его заводах изобретенным им способом, неминуемо остановит прочие сего рода заведения... послужит к подрыву и разорению заводчиков... а сие противно выгодам самого правительства".

Ко времени заявки Полюхова основная масса стали получалась в России из так называемого уклада. "Рафинированная сталь из уклада имеет самое большое употребление", - писали в "Журнале мануфактур и торговли" в июне 1825 г.

Русские новаторы, не удовлетворяясь давно известными приемами, упорно изыскивали новые способы производства стали. Оригинальный способ разработал Подоксенов, талантливый техник первой четверти XIX в., управитель Нижне-Исетского завода, где производили сталь особым цементированием "по его прожекту". На Нижне-Туринском заводе разработал свой оригинальный способ производства стали Антроп Кетов. Затем здесь дело было продвинуто значительно вперед Львом Симбирцевым. прибывшим из Нижнего Тагила и обучившим новым способам в Нижней Туре Демида Крохалева. В дальнейшем на Нижне-Туринском заводе усовершенствовал производство стали тагильчанин Андрей Субботин, передавший свое мастерство упомянутому Крохалеву.

Немало новаторов, вырабатывавших все новые и более совершенные Способы производства стали, работало на заводах Баташева, на Пожез-ском заводе Всеволожского, на казенном Боткинском заводе.

В декабре 1820 г. в Департамент горных и соляных дел послали с Баташевских заводов описание: "Способ делания стали на заводах г-на коллежского асессора Ивана Родионовича Баташева". С гордостью сообщили следующее: "Все сорта сталей, какие до селе известны, с давних времен выделываются на заводах г. Баташева и не только употребляются на свои заводские нужды, но и продаются частным людям и самой казне. Тульский оружейный завод не раз заказывал значительные количества, отдавая здешней стали преимущество пред другими. Самой булат, или подражание дамаскинской стали, делался на заводах г. Баташева с успехом".

На Баташевских заводах издавна изготавливали "сталь натуральную", вырабатывая ее непосредственно "из руды в доменках".

Кроме того, здесь издавна вырабатывали посредством томления "цементованную" сталь.

С 1806 г. на этих заводах вырабатывали литую сталь.

Литую сталь производили также на Пожевском заводе, где ее изготавливали "на малинькой домне".

Особенную известность в те годы получили работы Семена Ивановича Бадаева, занимавшегося созданием новых способов производства стали.

Бадаев был крепостным Рагозина. После испытаний стали, получившей известность под именем "бадаевской", талантливый сталевар был выкуплен правительством у его владельца за 3000 рублей ассигнациями. Кроме того, Бадаева наградили медалью.

Описание производства стали, составленное в связи с делом Полюхова П. Г. Соболевским, управителем Боткинского завода, сообщает о первых опытах, производившихся Бадаевым еще в Петербурге. Работы выполнялись в следующей последовательности: цементирование железных прутков в "черном цементе" - разламывание полученной "томленой стали" и растапливание ее с флюсом, что давало белый чугун, из которого снова отливали прутки - цементирование прутков в "белом цементе" - цементирование полученного сталистсто железа в "черном цементе" - прокатка стальных прутков. В дальнейшем, в 1811-1815 гг., Бадаев применил на Боткинском заводе более простой способ: изготовление прутков из железа - цементирование прутков с глиной - проковка прутков - цементирование прутков с углем - проковка прутков.

Сталь Бадаева сперва уступала английской, но затем он улучшил ее производство, применяя различные способы, вплоть до изготовления литой стали. Он произвел интересные опыты изготовления сплава стали с платиной. В конечном счете он выработал способы производства стали высокого качества, обладающей способностью отлично свариваться и весьма вязкой. Эта сталь применялась для таких ответственных инструментов, как монетные штампы.

В 1830 г. в газете "Северный Муравей" писали, что сталь Бадаева не уступает по своему качеству лучшим иностранным образцам.

Немало потрудились и другие русские новаторы, занимавшиеся производством и переработкой стали. В связи с работами Бадаева по производству литой стали на Боткинском заводе сын мастера Федор Мезенцев "придумал ручной винтовой штамб для приготовления плавиленных горшков".

Оригинальный способ производства литой стали разработал управитель Велетминского завода Пономарев, много потрудившийся вместе со своим сыном.

Замечательные мастера по стали сформировались в первой четверги XIX в. в будущих русских центрах производства стальных изделий, получивших мировую известность. Крестьянин села Ворсма Иван Гаврилович Завьялов самоучкой овладел технологией стали и высоко поднял производство стальных ножей в Ворсме.

Шереметевский крестьянин Калякин в селе Павлово разработал своеобразные способы производства стальных изделий. К 1837 г. он обучил своему мастерству более ста человек.

Замечательные сталевары выросли на русских оружейных заводах в Ижевске, Туле, Сестрорецке, Златоусте.

Именно в Златоусте вырос выдающийся русский металлург первой половины XIX в. Павел Петрович Аносов, имя которого с признательностью произносит во всем мире каждый металлург, знающий историю своей специальности.

По окончании Института корпуса горных инженеров в 1817 г., Аносов поступил на Златоустовский завод, где работал до 1847 г.; последние 16 лет - в должности начальника Златоустовских заводов. В 1819 г. он составил отличный труд "Систематическое описание горного и заводского производства Златоустовского завода". В дальнейшем он выполнил здесь много новых дел в области геологии, горного дела и металлургии. Он разработал особый способ извлечения золота из песков путем сплавления с чугуном, создал оригинальные золотопрсмывальные машины, первым применил паровую машину на золотых приисках.

Наиболее важны труды Аносова как исследователя и изобретателя в производстве стали.

В 1827 г, он опубликовал свой труд: "Описание нового способа закалки стали в сгущенном воздухе". В 1837 г. Аносов выступил в печати с новым трудом: "О приготовлении литой стали".

Во всем мире стремились сохранять в секрете свои способы производства стали, а Аносов четко поставил вопрос о необходимости покончить с кустарными секретами и поставить все дело развития производства стали на строгую научную основу. Вместе с тем он показал, что все необходимое для производства литой стали можно изготовить в любом месте. Его опыты доказали, что тигли для производства стали можно делать не только в Пассау, как было принято считать до него. За "пассауский горшок" приходилось платить по 25 рублей, а тигли Аносова обходились заводу по 44 коп. за штуку.

Аносов уверенно разбивал старые отжившие традиции и вводил новое, вопреки нападкам на него некоторых ученых-теоретиков. Ему говорили, что тигли, сделанные по его способу, не выдержат высокую температуру плавления стали, а он спокойно делал свои тигли и плавил в них не только сталь, но и золото. Его новаторство обеспечило мировую славу злато-устовской стали, из которой вырабатывали отличное холодное оружие, инструменты и различные ответственные орудия. Он добился проката тонких листов отличной стали. Златоустовская сталь начала идти буквально нарасхват.

Рис. 33. Павел Петрович Аносов (1797-1851)
Рис. 33. Павел Петрович Аносов (1797-1851)

Аносов упорно продолжал свои труды.

В 1841 г. в Петербурге вышел из печати классический труд, ссылки на который и теперь постоянно встречаем в мировой литературе по стали: "О булатах. Сочинение Корпуса горных инженеров генерал-майора Аносова. Содержание; описание опытов, предпринятых для получения булатов: понятие, приобретенное из сих опытов; о различии булатов от стали и открытие самих способов приготовления их". Вторая часть книги, изданная с пометкой на титульном листе - Златоуст, содержала "Журнал опытам с 1828 по 1839 год с краткими замечаниями".

Рис. 34. Титульный лист приложения к книге П. П. Аносова
Рис. 34. Титульный лист приложения к книге П. П. Аносова

Аносов поставил перед собой задачу открыть тайну изготовления древни;, булатов, утерянную за много времени до его дней, Он справедливо сказал: "Булат и до сих пор составляет, по моему мнению, неразгаданный металл". Также правильно он указал, что в России познакомились с булатами раньше, чем на Западе, и что все написанное на Западе булате "не заключает в себе удовлетворительных сведений".

Ко времени его работы искусство изготовления булатов в значительной мере было забыто и на Востоке. Со времени покорения Сирии в XIV в. Темир-Лангом там утратили искусство производства дамасских клинков.

"Грузинские мастера, - писал Аносов, - уверяют, что искусство приготовлять табан потеряно в самой Азии около шестисот лет".

Русский исследователь поставил перед собой задачу открыть тайку и ввести в практику изготовление клинков из таких сортов булата, как табан, кара-табан, харасан, кара-харасан, гынды, куш-гыкды, нейрис, шам и иные. Он задумал разгадать и сирийский булат, и древнеиндийский вутц.

Аносов произвел множество научно поставленных опытов, изучил применение железа различного происхождения, исследовал влияние на сталь различных присадок: золота, платины, марганца, хрома, алюминия, титана и т. д. Он изучил влияние таких флюсов, как глина белая и кирпичная, стекло, известь, доменный шлак, обожженный горновой камень, окалина. Целую серию опытов он посвятил изучению влияния на качество металла "различных тел, содержащих углерод". Во время таких опытов им применялись: бакаутовое дерево, ржаная мука, сырая береза, рог, слоновая кость, чугун, графит, сажа, алмаз.

Рис. 35. Страницы из журналов опытов П. П. Аносова по приготовлению литой стали и булата, описывающиг опыты 1831 года, когда впервые был применен микроскоп для исследованил структуры металла
Рис. 35. Страницы из журналов опытов П. П. Аносова по приготовлению литой стали и булата, описывающиг опыты 1831 года, когда впервые был применен микроскоп для исследованил структуры металла

Рис. 35. Страницы из журналов опытов П. П. Аносова по приготовлению литой стали и булата, описывающиг опыты 1831 года, когда впервые был применен микроскоп для исследованил структуры металла
Рис. 35. Страницы из журналов опытов П. П. Аносова по приготовлению литой стали и булата, описывающиг опыты 1831 года, когда впервые был применен микроскоп для исследованил структуры металла

Аносов упорно боролся за разработку способа производства булата, под которым "каждый россиянин привык понимать металл более твердый и острый, нежели обыкжшенная сталь". Он стремился создать технику производства особенной стали, сочетающей высшую вязкость и упругость полосы с предельной твердостью лезвия.

Действуя так, он стал зачинателем производства высококачественных сталей.

Еще в 1828 г. он приготовил чудесный клинок, привлекший всеобщее внимание и отданный в дар естествоиспытателю Гумбольдту, побывавшему на Урале. В 1829 г. сталь Аносова уже смогла заменять при производстве инструментов лучшую английскую сталь. В 1830 г. он разработал способ производства отличной титанистой стали. В 1833 г. он получил стали, на которых все явственнее выступал узор древнего харасана: "...получен был клинок настоящего булата". С каждым годом ему удавалось изготавливать все новые и более совершенные булатные клинки. В 1836 г. удалось получить клинки, воспроизводившие древние шам и "изрядной харасан". В 1837 г. он дал уже целую серию булатов: куш-гынды, крупный харасан, табан с мелкими и крупными узорами, кара-табан.

Тайны булата не стало.

У подножья горы Косотур златоустовские мастера ковали отличные клинки, легко перерезывавшие тончайший газовый платок, подброшенный в воздух, в то время как клинки из лучшей для того времени английской стали способны были разрубить в воздухе лишь тяжелую шелковую ткань, Булаты Аносова рубили кость и металл без повреждения лезвия. Наступив ногой на конец шпажного клинка, его без вреда можно было согнуть под прямым углом.

"Это есть без сомнения предел совершенства в упругости, которого в стали не встречается", - справедливо писал Аносов.

Русский новатор выполнил свою задачу на основе систематических и отлично по тому времени поставленных научных опытов.

Рис. 36. Чертежи печей для производства булата. Pис. работы П. П. Аносова: 'О булатах', 1841 год (опубликовано в 'Горном журнале' и отдельной книгой)
Рис. 36. Чертежи печей для производства булата. Pис. работы П. П. Аносова: 'О булатах', 1841 год (опубликовано в 'Горном журнале' и отдельной книгой)

Выковывая свои клинки, Аносов вместе с тем "выковывал" основы науки о стали. Придавая исключительное значение изучению самой сущности металла, он особенно тщательно изучал физическую структуру металла и химический его состав.

В его лице новатор производства сочетался с новатором науки, В 1831 г. он записал о стали, приготовленной из златоустовского мягкого железа: "...узоры едва приметны в микроокоп".

Так впервые русским ученым был применен микроскоп для исследования металлов. Опередив ученый мир, Аносов положил начало микроанализу металлов. Он стоит первым у истока металлографии, основной опоры всей современной металлургии.

Наш народ бережно хранит в своей памяти дела Аносова и златоустовских искусников его времени, во главе которых тогда действовали такие мастера, как Е. Бушуев, Ф. Тележников, П. Уткин и многие другие, вплогь до выдающегося мастера производства златоустовской стали Швецова, умершего на исходе XIX в.

Сила русского творчества в производстве стали сказалась в том, что почин Аносова был продолжен, и притом блестяще, еще в тяжелых условиях старой России, именно в те годы, когда на Западе Бессемер, Мартен и другие разрабатывали свои способы производства стали. Это были годы поражения феодально-крепостнического строя во время Крымской войны и вместе с тем годы новых творческих дел русского народа.

Павел Матвеевич Обухов создал в середине XIX в. новый способ производства большого количества стали. Выработав технику производства крупных стальных отливок, он изготовил первые русские стальные пушки.

По окончании Института корпуса горных инженеров Обухов работал некоторое время на Гороблагодатских заводах. В 1846 г. он уехал на два года в заграничную командировку, во время которой знакомился с передовыми достижениями зарубежной горнозаводской техники. Он понял, что тогда одной из самых важных задач для обороны страны было создание новых способов производства стали, которые позволили бы давать в большом количестве высококачественный металл.

По возвращении на Урал в 1848 г. Обухов начал работать управителем Кушвинского завода, где занялся поисками новых способов производства стали. В дальнейшем он был управителем Юговского завода, а в 1854 г. перешел на новую работу - управителем Златоустовской оружейной фабрики. Здесь он смог опереться на помощь замечательных мастеров и на отличные традиции, выпестованные его предшественником Аносовым. Много помогла делу кипевшая тогда в Златоусте работа по боевому снабжению русской армии, особенно усилившаяся в дни обороны Севастополя. Именно в Златоусте Обухов успешно завершил свои искания.

Вырабатывая свою замечательную сталь, Обухов произвел множество опытов. Он испытывал сталь в самых разнообразных изделиях. Еще в 1855 г. из Златоуста писали в Петербург: "В настоящее время у многих златоустовских охотников имеются винтовки, приготовленные из стали капитана Обухова, отличающиеся верностью боя и крепостию".

Изготовив из своей стали ружейные стволы, он тщательно исследовал их и опробовал на разрыв: "...чтобы еще больше убедиться в вязкости и тягучести металла, по предложению капитана Обухова, этот ствол был согнут в холодном состоянии в кольцо, но и после этой разрушающей пробы на стволе не было обнаружено и следа пороков".

Из стали Обухова приготовили отличные кирасы. Эти стальные панцыри стоили не дороже изготавливаемых из обычной стали, но зато оказались несравненно прочнее. Пули, пробивавшие обычные кирасы, оставляли неповрежденными обуховские.

Опыты и испытания показали, что Обухов создал сталь, превосходящую все известные сорта того времени.

Струги из кирасской стали Обухова обстрогивали до 2-3 тысяч кож, тоуги из английской стали выходили из строя после обработки 5-8 десятков кож.

Обухов дал сталь, стоившую от 1 руб. 60 коп. до 2 руб. за пуд, а пуд стали Круппа обходился в 5 руб. 50 коп., за английскую сталь приходилось платить по 15 руб. за пуд.

В 1857 г. Обухов получил привилегию на изобретенный им способ массового производства однородной стали, отличающейся высоким качеством.

Способ Обухова, как писали в то время, "состоит в обезуглероживании чугуна помощью окиси железа, сплавляемой вместе с чугуном".

Рис. 37. Клеймо на первой стальной пушке П. М. Обухова, выдержавшей более четырех тысяч выстрелов и премированной на Всемирной выставке 1862 года в Лондоне
Рис. 37. Клеймо на первой стальной пушке П. М. Обухова, выдержавшей более четырех тысяч выстрелов и премированной на Всемирной выставке 1862 года в Лондоне

В те годы было распространено мнение, что все "посторонние тела, заключающиеся в стали, производят обыкновенно вредные влияния на ее качества и в особенности кремний". Обухов, следуя по пути Аносова, высказал новый взгляд. Обухов утверждал, что качество стали определяется как равномерностью распределения в ней углерода, так и некоторыми примесями - титаном, глинием (алюминием): "Титан и глиний, по мнению г. Обухова, придают стали вязкость, а потому в своем способе выбором чугуна, количеством и составом руды (магнитного железняка), способом плавки он по произволу увеличивает количество углерода, уничтожает кремний и вводит в состав литой стали титан и глиний.

Описание способа Обухова доказывает, что он разрабатывал основы производства высококачественной стали.

Для изготовления стали он брал чугун "белый, по возможности чистый и преимущественно выплавленный из руд магнитного железняка". Он применял магнитный железняк "малоблагодатский, кочконарский и железняк, добываемый близ Златоустовского завода", считая наилучшим кочконарский, как содержащий "достаточное количество гитана и меньше кремнезема".

Обухов в дальнейшем улучшил свой способ и разработал проект производства стальных пушек в России.

В 1859 г. началось изготовление пробных стальных пушек, в чем Обухову помогали такие златоустовские искусники, как мастер Ховрин и его товарищи. В 1860 г. первые русские стальные пушки показали свои отличные качества. Они вскоре получили мировое признание.

В 1862 г. на Всемирной выставке в Лондоне получила высокое отличие стальная пушка Обухова, выдержавшая без повреждения более 4000 выстрелов.

Обухов приступил к созданию в Петербурге большого сталепушечного завода, известного затем под именем Обуховского. Этот завод в дальнейшем стал одним из лучших орудийных заводов в Европе. В 60-х годах XIX в. построили Пермский сталепушечный завод, объединенный в дальнейшем с заводом по производству чугунных пушек, после чего эти заводы стали называться "Пермские пушечные заводы".

На основе, созданной Аносовым в Златоусте, развилось творчество Обухова. На основе работ русских новаторов блестяще развернулось творчество Дмитрия Константиновича Чернова, составившее целую эпоху в истории мировой науки.

В 1866 г. Обухов пригласил на свой сталелитейный завод Чернова. Это произошло за три года до смерти Обухова. В эти годы во всем мире началось бурное развитие сталелитейного производства, основанного на массовом производстве тигельной, бессемеровской и мартеновской стали. Сталь вырабатывали в огромном количестве по сравнению с предшествующим периодом, а в производстве продолжали сохраняться дедовские обычаи. Температуру определяли "на глаз", по цвету накала металла. Наука о металле, о его структуре, физических свойствах, одним из основателей которой был П. П. Аносов, все еще оставалась в зачаточном состоянии.

В 1866 г. Д. К. Чернов поступил на Обуховский завод, а в 1868 г. он выступил с новыми идеями перед научно-техническим миром. Это были революционные идеи, вызвавшие подлинный переворот в металлургии.

"Критический обзор статей г.г. Лаврова и Калакуцкого о стали и стальных орудиях и собственные Д. К. Чернова исследования по этому предмету", - так назвал Д. К. Чернов свой доклад Русскому техническому обществу и статью, опубликованную в Записках Общества в 1868 г.

Чернов открыл, что сталь при нагревании не остается неизменной. Он впервые установил, что при определенных температурах сталь претерпевает особые превращения, изменяющие ее строение и свойства. Эти критические температуры теперь известны во всех странах мира под названием "точек Чернова".

Открытие Чернова имело выдающееся значение для теории и практики металлургии.

Тысячелетиями люди пользовались металлом, не зная его основных свойств и действуя на ремесленный лад. На смену голому опыту русский ноьатор ввел научное знание и научное предвидение, Он превратил ремесло и искусство, основанные на опыте, в точную науку, основанную на знании и правильном понимании законов природы.

Точка а Чернова, соответствующая темновишневому калению, дала возможность правильно определять температуру закалки. Точка b внесла научное понимание изменений стали при нагревании, что позволило выпускать стальные поковки самого высокого качества. Идеи Чернова были так смелы, неожиданны и гениальны, что только в 1886 г, их смогли продолжать и развивать за рубежом Осмонд и последующие исследователи.

Рис. 38. Дмитрий Константинович Чернов (1839-1921)
Рис. 38. Дмитрий Константинович Чернов (1839-1921)

Высказанные в 1868 г. идеи Чернова сперва вызвали у многих смущение и даже недоверие, на которые великий ученый достойно ответил. Свой доклад Русскому техническому обществу он закончил словами:

"Что касается вообще до проводимых мною идей, то я уже получил упреки в том, что слишком смело высказываю свои выводы; но пусть же я покажусь еще смелее и выскажу окончательное заключение из своих наблюдений в следующих словах: вопрос о ковке стали, при движении его вперед, не сойдет с того пути, на который мы его сегодня поставили".

Русский новатор оказался прав. Все последующее развитие техники подтвердило, подтверждает и будет подтверждать то, что внес нового в науку Д. К. Чернов. Труды великого металлурга получили мировое признание еще при его жизни.

В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже директор Общества французских металлургических заводов Шамон Монгольфье обратился к экспертам-металлургам с речью, в которой сказал:

"Считаю своим долгом открыто и публично, перед столькими знатоками и специалистами, заявить, что наш завод и все сталелитейное дело своим настоящим развитием и успехами обязано в большой степени работам и исследованиям русского техника г. Чернова и приглашаю вас выразить ему нашу искреннюю признательность и благодарность от имени всей металлургической промышленности".

Как и все передовые русские деятели, Д. К. Чернов был человеком чрезвычайно широкого кругозора. Им разработана оригинальная теория зависимости звучания музыкальных инструментов от расположения волокон дерева и собственноручно сделаны отличные скрипки. Он провел интереснейшие работы, связанные с созданием аэроплана, а также успешно занимался ботаникой, математикой, астрономией.

Отец современной металлографии - так именует Д. К. Чернова мировая наука, лучшие люди которой посвящают ему свои классические труды, как это сделал Генри Гоу, автор замечательного труда о железе, стали 41 сплавах.

Альберт Портевэн в некрологе, напечатанном в "Revue de Metallurgie" в 1921 г. - в год смерти Д. К. Чернова, - справедливо закончил свое описание жизненного и творческого пути основоположника современной науки о металле:

"Столь прекрасная жизнь, получившая мировую оценку, делает великую честь России".

Дело Д. К. Чернова было продолжено его учениками.

Питомец Петербургского Технологического института Альфонс Александрович Ржешотарский поступил по окончании института чернорабочим в сталелитейный цех Путиловского завода, а через полгода стал здесь заведующим мартеновской печью. В следующем 1876 г. он начал работать на Обуховском заводе как помощник Д. К. Чернова, руководившего здесь бессемеровским цехом. В 1876 г. вышла из печати первая работа Ржешотарского "О бессемеровании". В 1878 г. ему пришлось занять место своего учителя, покинувшего Обуховский завод.

Ржешотарский сумел сочетать повседневную производственную деятельность с научно-исследовательской работой. Продолжая и развивая дело своего учителя, он сосредоточил внимание на двух проблемах - Микроструктуре стали и ее закалке, взаимосвязь которых тогда металлурги представляли себе весьма смутно. Научную разработку этих проблем, имевшую громадное теоретическое и практическое значение, Ржешотарский использовал для правильной постановки производства. Введя в заводскую практику новейшие научные приемы и приборы для наблюдений и управления технологическими процессами, он усовершенствовал производство литой стали и поднял технику изготовления стальных пушек и брони на высоту, небывалую не только в России, но и за ее рубежами.

Ржешотарский достиг выдающихся успехов в получении беспузырчатой и специальных сталей. В 1882 г. вышла из печати его "Теория закалки", а в 1884 г. - "Металлургия стали". В 1889 г. он впервые в России организовал на Обуховском заводе производство брони из никелевой стали.

В 1895 г. Ржешотарский создал на Обуховском заводе первую русскую микрофотографическую лабораторию. В 1898 г. на осчове работ, выполненных в этой лаборатории, он опубликовал книгу и атлас: "Микроскопическое исследование железа, стали и чугуна". Это - первое систематическое исследование микроструктуры черных металлов и тех изменений, которые зависят от термической и механической обработки. Русское техническое обшество присудило автору этого труда золотую медаль.

Русский первенец - микрофотографическая лаборатория Ржешотарского - вызвал создание на сталелитейных заводах подобных лабораторий, работа которых опиралась на его исследования, обобщенные в названных книге и атласе.

В 1904 г. А. А. Байков в некрологе, посвященном памяти своего учителя Ржешотарского, писал о "Микроскопических исследованиях" последнего: "Можно смело сказать, что не только в нашей, но и в европейской литературе нет другого труда, столь полного исследования этого вопроса и притом примененного непосредственно к практическим целям, и в этом отношении исследование это навсегда остается классическим".

С 1899 г. Ржешотарский стал главным металлургом Обуховского завода, а в 1902 г. занял кафедру металлургии в Петербургском Политехническом институте, где на его долю выпала разработка постановки преподавания и практических работ на металлургическом отделении. Здесь он заложил ту основу, на которой в дальнейшем расцвело творчество его ученика академика А. А. Байкова, чьи выдающиеся труды по теории металлургических процессов были отмечены уже в наши дни присвоением ему звания Героя Социалистического Труда.

Александр Александрович Байков, продолжая начатую русскими исследователями разработку физико-химических основ металлургии, создал оригинальную теорию металлургических процессов. Он первый открыл, что закалка, которая была ранее известна только в стали, представляет общее явление для всех систем, образующих твердые растворы. Это открытие навсегда вошло в теорию металлургии как ее основное положение. Байкову принадлежит также честь создания оригинальной методики и средств исследования металлургических процессов. Разработка точнейших способов физико-химического анализа металлов, производство специальных сталей и их термическая обработка, изучение строения сплавов при высоких температурах и другие выдающиеся дела неразрывно связаны с его именем. Многими замечательными открытиями изобилуют труды представителей русской школы в металлургии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'