Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

 Выкладывай, что приберег!
 Рассказывай, что там в итоге,
 Медлительность - это порок.
 Стоять на пороге, И хватит.

Я. Смеляков

В этом, XX веке вычислительную машину ждет огромная интеллектуальная работа. Группа экспертов сделала в 1974 году осторожный прогноз развития искусственного разума на 40 лет, то есть до 2014 года. Полистаем страницы этого прогноза.

1980 год. Появятся интеллектуальные промышленные роботы - сборщики на конвейерах, кладовщики, строители домов и монтажники платформ для добычи нефти в открытом море. Славные ребята, работяги, общающиеся с человеком только на языке команд и рапортов.

1982 год. Нас ждет автомат для медицинского диагноза. Собственно, здесь речь о большом семействе "медицинских работников": о машинах широкого профиля - для общей оценки нашего состояния и обнаружения недомоганий, и об узких специалистах - компьютерах, ведущих уточняющий диагноз внутри уже определенной группы болезней. Советский кибернетик И. Полетаев указывает на "сверхчеловеческую интуицию" машинных врачей, связанную с полнотой и тщательностью проверки ими всех возможностей.

Ко многим из этих врачей придется ходить в поликлиники и больницы, но часть из них станет нашими домашними врачами. Для консультаций с ними сгодится экран телевизора и телефонный аппарат.

1985 год. Еще один крупный успех в области медицины. На прием к врачу явится безропотный больной - "биологическая модель личности". Этой модели врач передаст реальные показатели больного человека, равно как и свои предполагаемые назначения. Если поведение мнимого больного не понравится врачу (слишком консервативным или смелым лечением он может даже уморить своего пациента), то врач изменит приемы лечения. Поработав вволю с программой-симулянтом, врач выберет для настоящего больного лучшие лекарства, процедуры, режим. "Биологической моделью личности" усиленно занимается в нашей стране академик Н. Амосов.

1986 год. Искусственный разум сдаст все экзамены на архитектора. Термин "архитектор" я выбрал из многих родственных слов: проектировщик, конструктор, дизайнер, архитектор. Нелегкие эти специальности имеют в основе много общего. Искинт овладеет требованиями технической красоты и целесообразности, познает тяготы технических ограничений, вникнет в искусство сочетания типового и индивидуального, постигнет церемониал архитектурного дела: от утверждения технико-экономического доклада, через проектное задание и технический проект к рабочим чертежам, к тысячам синек - вот где простор компьютерным графопостроителям!

1988 год. Искинт станет школьным учителем и вузовским доцентом. Он превратит обучение в подлинно индивидуальный процесс: стратегия и тактика передачи знаний станут прямо зависеть от особенностей каждого человека, будут направлены на возбуждение его живого интереса, на мобилизацию его способностей; каждому ученику и студенту будет уделяться столько времени и внимания, сколько ему требуется. Искусственный разум готов пойти и в домашние учителя - сети связи, основанные на космических спутниках, помогут ему попасть к каждому ученику на дом, как только ученик этого пожелает. Телевизор и клавиатура станут местом встречи человека с машиной, средствами учебного диалога.

1990 год. Освоена профессия управляющего. Искинт постигает деловой мир в тончайших его проявлениях. Он приобретает деловую интуицию и деловую хватку. Достаточно настроить его па должность, и он превращается в плановика-экономиста, снабженца, диспетчера, регулировщика движения, руководителя отрасли, даже в Главначпупса. Работы по автоматизированным системам управления, которые отнимают у нас столько сил сегодня, находят в Искинте-управляющем высшее свое воплощение.

1992 год. Книгу, которую я надеюсь написать в год своего шестидесятилетия, отпечатает автоматическая машинистка. Точнее говоря, я продиктую Искинту свою книгу. К тому времени он научится распознавать человеческую речь и станет безупречно грамотен. Я уже не говорю о такой малости, как аккуратное расположение текста: поля, абзацы, размещение таблиц - это компьютер умеет и сейчас. За автора автоматическая машинистка книгу сочинять не возьмется, но найти и проверить цитаты, статистические данные, формулы, названия трудов почтенных коллег - подобная работа органически входит в ее обязанности.

1995 год. В конференц-зале установлена машина, синхронно переводящая с языка на язык; в издательстве - ее родная сестра, переводчица не речей, а статей и книг.

В связи с предсказанием о появлении на пороге нового века компьютерного перевода автору вспоминается другой прогноз, тоже весьма компетентный, но сделанный десятилетием раньше. Те эксперты в то время предсказывали, что автоматический перевод поспеет к 1974 году. В 1974-м пришлось переносить срок, да не на десять, а сразу более чем на двадцать лет.

Прогнозы делаются, а мир проявляет упрямую неаддитивность. С одной стороны, па пути к автоматическому переводу открылись огромные внутренние трудности, и лингвисты отошли на время от компьютеров, чтобы усовершенствовать свою теорию. С другой стороны, общество не так уж рвалось к автоматическому переводу с языка на язык, обходилось по старинке. Мировой штат переводчиков составляет сейчас более полумиллиона человек; эти толмачи худо-бедно справляются с делом и не торопятся оказаться безработными.

Любой прогноз исходит из определенной оценки внутренней трудности проблемы и из оценки общественной потребности в ее решении. Сдвиг в том или в другом нарушает сроки, а то и вовсе превращает прогноз в пустую мечту.

Направления развития Искинта, о которых шла здесь речь, не защищены от слоновой болезни "быстро растущих трудностей", не застрахованы от охлаждения к ним общественного интереса. Ученые, работающие в Искинте, верят в высокую вероятность этих прогнозов, надеются, что отклонения от них (в том числе и от нового срока рождения автоматического переводчика) будут небольшими.

Кто в бороне, а кто в стороне. Которые в стороне, злорадствуют, случается, по поводу отсроченных прогнозов. Чтобы их успокоить, сообщим самое для них приятное предсказание.

2000 год. К услугам людей, имеющих избыток свободного времени, появится автоматический друг-приятель. Сей развлекательный Искипт готов играть с ними в любые игры - в подкидного, в домино, в шахматы, в специально изобретенные, новые, увлекательные, дразнящие, головоломные игры.

Не стоит отмахиваться высокомерно от такого друга-приятеля. Мы вправе выбрать себе забаву по мерке и по вкусу, можно попросить его научить нас новой игре, а уж сражаться он будет яростно и без обмана.

Автору, например, нравится изобретенная сравнительно недавно игра "Жизнь". На многоклеточной доске возникают подвижные конфигурации из фишек, напоминающие то колонии простейших организмов, то очертания домов будущего. Чем смотреть скучные телевизионные передачи, я с удовольствием играл бы на том же экране в "Жизнь" с Искинтом.

Возникают, конечно, опасения, что дружба с компьютером приведет к разъединению людей. Но кто мешает нам играть в семейные и коллективные игры? И кто понуждает проводить свой досуг только в играх с Искинтом?

2014 год. В нашем доме начнет хозяйничать автоматический домашний слуга - и повар, и убиралыцик, и няня для детей. Подлинный Балда, говорящий на естественном языке, находчивый и ловкий. Получается, что за неполные сорок лет Искинт явится з нашу семью в четырех обличьях - врача, учителя, приятеля и слуги.

Они постучатся в двери именно в этой странной последовательности. Казалось бы, врача или учителя труднее создать, чем слугу, а выходит - легче. Непрост практический интеллект. Работы по Искинту кладут край заблуждениям, идущим еще от древнегреческой науки с ее культом теоретической мысли и презрением к практическим делам. Заурядным философом быть значительно проще, чем хорошим домашним работником.

В развитии Искинта, в многообразных его применениях слышна могучая поступь научно-технической революции, которая происходит во всем мире, но происходит по-разному.

В странах капитализма интеллектуальные машины не несут трудящимся облегчения от безработицы, инфляции, внутренней неуверенности. Сегодня в США процент безработных программистов существенно выше среднего уровня безработицы. Медицинские, архитектурные, учительские, сервисные блага делятся там сегодня неравномерно и несправедливо. Бескорыстная помощь Искинта не может изменить общественного неравенства. Плоды науки, как это не раз уже случалось, достаются в основном богатым и власть имущим.

Более того, Искинт как управляющий оказывается в капиталистическом обществе прямым врагом трудящихся, поскольку он направлен на бессовестную эксплуатацию их рук и ума.

Выступая на XXV съезде КПСС, Л. И. Брежнев подчеркнул, что "только в условиях социализма научно-техническая революция обретает верное, отвечающее интересам человека и общества направление. В свою очередь, только на основе ускоренного развития науки и техники могут быть решены конечные задачи революции социальной - построено коммунистическое общество".

В нашей стране от Искинта требуется не просто увеличение производительности труда, но одновременно и обязательно - помощь во всемерном проявлении творческих сил и способностей личности. Не погоня за максимальной прибылью, а стремление к гармоническому развитию человека лежит в основе нашего подхода к искусственному разуму. Союз философов и естествоиспытателей, завещанный Лениным, должен превратить труд каждого человека в одухотворенный и радостный процесс.

Подлинное объединение интеллектуальных ресурсов человечества, включая естественный и искусственный интеллекты, возможно лишь в обществе, свободном от частной собственности с ее ограничениями на создание научных и художественных ценностей. Поэтому есть все основания надеяться, что практический Искинт, по силе и глубине не уступающий человеческому мышлению, будет разработан в нашей стране в первые десятилетия XXI века. Академик В. Глушков смотрит на прогресс искусственного разума еще более оптимистично.

Он предполагает, что равносильный человеческому Искинт будет присутствовать на новогоднем празднике в 2000 году. За его предсказанием стоит тщательно разработанный план, стоит мощный Институт кибернетики, стоит целая плеяда энтузиастов Искинта, объединенных в украинском Совете по искусственному интеллекту.

Противостоит мнению В. Глушкова категорическое суждение американского математика X. Дрейфуса: "Искусственный интеллект не возникнет ни в 2000-м, ни в 3000-м году, ни вообще когда-либо". X. Дрейфус приводит два довода, подкрепляющих его пессимизм. Первый из них касается восприятия машин и живых людей. Простейшие организмы гораздо лучше распознают образы, чем самые сложные машины. Замедление в развитии машинного распознавания, по мнению X. Дрейфуса, не обычная запинка, а ступор, окаменение, предел.

Второй довод X. Дрейфуса связан с перебором вариантов в комбинаторных задачах. Комбинаторные задачи, например "Ханойская башня", до определенного уровня сложности ведут себя вполне пристойно: растет сложность задачи и пропорционально ей возрастает число переборов. Но просматривается некий предел, некая грань сложности, за которой пропорциональность исчезает. После этой грани небольшое усложнение задачи ведет к резкому (в математических терминах: экспоненциальному и даже гиперэкспоненциальному) росту числа переборов. В их стремительно набирающем силу вихре потонет любая вычислительная машина.

Вывод X. Дрейфуса: отдельные функции интеллекта можно воспроизвести в вычислительной машине, за мышление в целом и браться не стоит. Заключение американского математика тайно льстит каждому из нас. Вот какие мы мудреные, на мякине нас не проведешь и в комьютере не воссоздашь! Математик, он зря болтать не станет, он с помощью экспоненты доказывает.

Однако, черт подери, кто нам велит связываться с этой экспонентой? Нельзя ли обойти ее, крутую и непреклонную, стороной? Древние люди, когда охотились на мамонта, разве лезли на рожон?

Нет, они сперва рыли яму на тропе к водопою, маскировали ловушку, а потом гнали крупного зверя, пока тот сам не сваливался в западню.

Нужно изобрести западню для больших комбинатор-пых проблем. Именно этим занимается творческая группа специалистов в Институте кибернетики АН УССР во главе с В. Глушковым и Ю. Капитоновой. Сила математиков в изобретательности, а не в почтении к сложности.

Что касается X. Дрейфуса, невольно вспоминается случай, который произошел с ним в 1967 году. В то время он, называя специалистов по Искинту алхимиками, сомневался, что ЭВМ когда-нибудь сможет обыграть человека-любителя в шахматы. Ему была дана возможность сыграть с американской шахматной программой, и азартный Дрейфус проиграл.

Вы чувствуете, должно быть, что автор этой книги скорее антидрейфусар, чем дрейфусар. Но это "на уровне эмоций".

"Уровень эмоций" чреват ошибками. В 1959 году знакомые нам Г. Саймон и А. Ньюэлл обещали, что через 10 лет машина станет чемпионом по шахматам. Увы, не стала.

В 1968 году Д. Мичи обнадеживал, что разносторонности компьютера и способности его к обобщениям, равных тем, которые "мы требуем от наших коллег", не придется ждать долгие годы. Десять лет прошло, а мы все еще ждем.

В 1976 году молодые советские ученые Э. Попов и Г. Фирдман в солидной монографии провозгласили "золотой век искусственного интеллекта" и сообщили, что "сейчас главной отличительной чертой роботов должен быть разум, не уступающий разуму человека". Сейчас! Не уступающий!

Однако эмоциями комбинаторные проблемы не перешибешь. И на испуг проблемы распознавания образов не возьмешь. На математические возражения нужен математический ответ.

Сегодня такого ответа X. Дрейфусу нет. Автор верит, что ответом станет быстрое развитие математики смыслов. В комбинаторных задачах многие комбинации элементов бессмысленны; будущее исчисление позволит вынести их за скобки. В распознавании образов главное - цельная картина: грядущее исчисление вооружит нас операциями стягивания, под действием которых хаос элементов сольется в осмысленное изображение.

В 2000 ли году, или в 2050-м, но настанет время серьезной проверки способностей Искинта. Порядок такой проверки предложил еще в 1950 году английский математик Алан Тьюринг.

Пусть ваш собеседник находится в другой комнате, за стеной. Вы его не видите, но связаны с ним переговорным устройством. Вам разрешено задавать ему любые вопросы, он обязан отвечать. Сумеете ли вы в таких условиях выяснить, кто там за стеной: человек или машина?

Полагаю, вы ответите: "Сумею! Я ему такие вопросы придумаю, что он не вывернется и вскроет свое машинное нутро. А если за стеной человек, то, думаю, человек не обидится, поймет, почему я так строг. С человеком мы поладим".

Давайте вообразим ваш диалог с собеседником за стеной. Вы начинаете игру.

- Привет, машина! Как поживаешь? И слышите в ответ:

- Живу неплохо. А вот у Вас, вероятно, неудачи.

- С чего ты взяла?

- Ну, с незнакомым на "ты" объясняетесь, меня "машиной" обзываете. Я не больше машина, чем вы.

- Скажите, пожалуйста, сколько будет 5 + 3?

- Восемь.

- А если сюда прибавить еще 4?

- Двенадцать. Мне кажется, вы считаете свои расходы на проезд до Института кибернетики...

- Не понимаю.

- Сначала на метро ехали за 5 копеек, потом на трамвае за 3, а затем на троллейбусе - еще 4 копейки.

- Нет, я на своей машине добирался. Это я для примера. Будьте любезны, скажите, пожалуйста, любите ли вы Брамса?

- Предпочитаю Тухманова.

- Я слушал новый тухмановский диск. "По волне моей памяти", мне тоже понравилось. Вы имеете в виду эту пластинку?

- Нет, предыдущую. А точнее, песню "Жил-был я" на стихи Кирсанова. Удивительная вещь.

- Кто вы по специальности?

- Так, служащий.

- Точнее!

- Химик я.

- Назовите мне формулу серной кислоты.

- H2S04! А соляная кислота - HCl. Кстати, не приходилось ли вам заниматься высокополимерными пленками?

- Нет.

- Жаль, а то никак не разберусь тут с выбором катализатора. Но простите, отвлекся. Я вас слушаю внимательно.

- В каком году Наполеон победил при Ватерлоо?

- Насколько я знаю, при Ватерлоо Наполеон потерпел поражение. Было это, дай бог памяти, в 1814 году. Или в 1815-м.

- Наполеон посеял лен, когда поляки пели соловьями.

- Ах, прелестная скороговорка, связанная с Наполеоном и с поляками только созвучием... Признаюсь вам, я люблю скороговорки.

- Вы женаты?

- Да, уже четыре года.

- Дети есть?

- Понимаете, мы хотим сначала получить квартиру...

- Кооператив строите?

- Нет, на государственную надеемся, может, даже в этом году.

- Чего вы добиваетесь в жизни?

- Спросите что-нибудь полегче.

- Кто победит в первенстве страны по футболу?

- Тут вообще вопроса нет. Конечно, киевское "Динамо".

- Я читал, что футболист на поле в момент передачи мяча перерабатывает больше информации, чем академик на научном семинаре. Это правда?

- Не знаю. Академик, бывает, на семинаре спит, а футболисту на поле нужно быстро соображать. Но считать информацию я не берусь.

- Процессор заедает или магнитные диски обломались?

- Если это шутка, то довольно грубая.

- Кто такой Тьюринг?

- Тьюринг? Слышал такую фамилию... Книга вроде есть "Анти-Тыоринг".

- Там Дюринг, а не Тьюринг.

- Сдаюсь, неудачно пошутил. Я как-то в газете прочел действительно остроумную шутку на научную тему. Она сообщала якобы новости социологии: "Проводя анкетное обследование на текстильном комбинате № 8, ученые обнаружили, что дням рождения всех работающих соответствуют числа, заключенные в интервале от 1 до 31"...

Здесь собеседник начинает смеяться все веселее, все радостнее и, уже задыхаясь от смеха, заканчивает:

- Правда, комично? Наукообразие-то каково!

Вам остается только тоже рассмеяться. Собеседник "в курсе дела", бесполезно пытать его дальше, он легко прошел сквозь тест Тьюринга. Вы обязаны признать его человеком.

Обязаны признать. Вы задавали совсем не простые вопросы: и про жизнь, и про специальность, и про спорт, и про искусство, и про историю. Он, ваш собеседник, всякий раз отвечал уместно - не слишком научно, но и не глупо.

Вы попробовали поймать его на лингвистических фокусах - он не поддался. Вы решили проверить его чувство юмора - и здесь собеседник за стеной оказался на уровне.

Он был вежлив, контактен, даже мил.

Приходится признать его человеком.

Но душа ваша с этим не смиряется. Вы находитесь в конце повести об Искинте и отлично понимаете, что усовершенствованный Искинт тоже ответит на все вопросы. Усовершенствованный Искинт станет неотличимым от человека.

Круг моделирования мышления замкнется.

Когда это случится? Интересно знать мнение А. Тьюринга, изобретателя теста.

В 1950-м Тьюринг называл 2000 год. В 2000 году "шансы среднего человека установить присутствие машины через пять минут после того, как он начнет задавать вопросы, не поднимутся выше 70 процентов".

Обратите внимание, как осторожен А. Тьюринг. В качестве судьи у него взят "средний человек", а не опытный проверялыцик. Срок диалога ограничен 5 минутами. Вероятность разоблачения машины при этом высока.

Представьте себе, что вопросы задает специально подготовленный исследователь и что диалог с собеседником длится час. Сколько шансов тогда у Тьюрингова Искинта на то, чтобы остаться неузнанным?

Знаменитая работа А. Тьюринга "Может ли машина мыслить?" сочетала оптимизм с осторожностью. Последователи, воспроизводя "тест Тьюринга" в сотнях книг и статей, огрубили идеи английского математика. Оптимизм постоянно рос, а осторожность утрачивалась.

Кто сейчас вспоминает о том, что в этой же работе А. Тьюринг заявил: для полноценного Искинта достаточно быстродействия машины, равного 50 тысячам сложений в секунду?

Сегодня мы знаем, что необходимы миллионы операций в секунду. Но осознаем ли мы неслучайность промаха А. Тьюринга? В 50-м он не мог предвидеть подлинную сложность программ понимания естественного языка и программ умозаключений.

Каких подводных камней не замечаем сегодня мы? Давайте будем деятельны и предусмотрительны.

Давайте не пугать неизведанное - мол, эвристиками закидаем! - а идти вперед, шаг за шагом п год за годом. Могучее развитие Искинта вызывает не только восторги, но и опасения. Не являются ли исследования в этой области наукой "о ликвидации человечества"?

Ученые, создав модель мышления человека, не остановятся на достигнутом. Они выйдут из магического круга, искусственный разум станет быстро совершенствоваться и оставит человеческий ум далеко позади себя. Так случится рано или поздно, но случится обязательно.

Как же тогда человек? Ему уготована второстепенная роль "смазчика" интеллектуальных машин?

Сегодня есть ученые, которые говорят: такая постановка вопроса в корне неверна. Нет оснований противопоставлять людей и машины, надо объединять их, надо добиваться сотрудничества, симбиоза под главенством человека.

Автор рад согласиться с учеными-соглашателями. Но, как всякого живого человека, его гложет червь сомнения. Буду работать в сотрудничестве с машиной, буду ею руководить, только заслуженно ли?

Кто умнее - она или я? Чей интеллект растет быстрее - машинный или людской?

Есть у Я. Смелякова глубокое стихотворение, написанное еще в докибернетические времена. Вот оно.

 Тоньше и тоньше становятся чувства, 
 Их уж не пять, а шесть, 
 Но человек уже хочет другого - 
 Лучше того, что есть. 
 Знать о причинах, которые скрыты, 
 Тайные ведать пути -
 Этому чувству шестому на смену,
 Чувство седьмое, расти!
 Определить это чувство седьмое
 Каждый по-своему прав.
 Может быть, это простое уменье
 Видеть грядущее въявь!

Человек меняется, а создавая интеллектуальные машины, он меняется во сто крат быстрее. Мы совершенствуем свой интеллект на трудной дороге к Искинту.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'