Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

СКАЗКИ, ЛЕГЕНДЫ, ДОМЫСЛЫ

Немало сказок и легенд породили географические названия, и вряд ли найдется хоть один писатель, который не посвятил бы своего времени разгадкам топонимических тайн. С такими разгадками или попытками разгадок мы встретимся в произведениях классиков нашей литературы.

Отдал этому дань и великий писатель земли русской Лев Николаевич Толстой, из сочинений которого приведем небольшую сказку под названием «Шат и Дон».

«У старика Ивана было два сына: Шат Иваныч и Дон Иваныч. Шат Иваныч был старший брат, он был сильнее и больше, а Дон Иваныч был меньший и был меньше и слабее. Отец показал каждому дорогу и велел им слушаться. Шат Иваныч не послушался отца и не пошел по показанной дороге, сбился с пути и пропал. А Дон Иваныч слушал отца и шел туда, куда отец приказывал. Зато он прошел всю Россию и стал славен.

В Тульской губернии, в Епифанском уезде, есть деревня «Иван-озеро», и в самой деревне есть озеро. Из озера вытекают в разные стороны два ручья. Один ручей так узок, что через него перешагнуть можно. Этот ручей называют Дон. Другой ручеек широкий, и его называют Шат.

Дон идет все прямо, и чем дальше он идет, тем шире становится.

Шат вертится с одной стороны на другую. Дон прошел через всю Россию и впал в Черное море. В нем много рыбы, и по нем ходят барки и пароходы.

Шат зашатался, не вышел из Тульской губернии и впал в реку Упу».

С такими смысловыми объяснениями чаще всего приходится сталкиваться при попытке расшифровать то или иное географическое название. Почему «Шат»? Да потому, что он не идет, а шатается из стороны в сторону. А «Дон» иное дело. Слышите, как звучит слово - будто удар колокола: дон! дон!

В той же Тульской губернии, названной по имени главного губернского города, стоящего на реке Упе при впадении в нее речки Тулицы, можно было услышать такое объяснение : «Река Ту лица по лесам тулится. Лесами в древности наш край славился, и речка эта самая в дремучих лесах тулилась, пряталась. Отсюда ей и название пошло».

Насчет лесов спорить, конечно, не приходится. Леса под Тулой были знаменитые, недаром же здесь находилась оборонительная линия - тульские засеки. Да и сейчас еще можно встретить на земле Тульской области остатки этих лесов. Но происхождение названия речки от русского глагола «тулиться», то есть прятаться, скрываться, хорониться, весьма сомнительно, как сомнительно и предположение В. И. Даля, не лишенное, впрочем, остроумия: он полагал, что название города произошло от слова «тула», записанного им в бывшей Саратовской губернии и означавшего скрытное, недоступное место, затулье, притулье, для защиты, приюта или заточения.

Можно допустить, что «тула» или «тула» - слово нерусское, а также что не город был назван по реке, а речка - по городу. Так, по-видимому, и было: в древности городок стоял не у впадения Тулицы в Упу, а значительно выше по течению Тулицы и как бы главенствовал над всей речкой. Однако слова «упа» и «тула» не русского, а литовского происхождения: упе по-литовски «речка», а тула означает «поселение, колония». Очевидно, эта Тула была одним из самых восточных литовских владений - ведь в свое время литовское княжество занимало очень большую территорию. И небольшая речка, являющаяся притоком реки Упы, получила свое имя по слову, обозначавшему селение.

Крупный район города Архангельска называется Со-ломбалой. О происхождении этого названия рассказывали, будто оно родилось во время Петра Первого. Царь якобы приказал однажды устроить на этом месте бал в честь открытия новой корабельной верфи. А так как место это было сырое, болотистое, то землю устлали толстым слоем соломы. Отсюда и пошло название Соломбала.

Это, конечно, сказка, хотя Петр действительно не раз бывал на Белом море и в 1693 году, обратив внимание на глубину фарватера Северной Двины у большого острова напротив Архангельска, основал на острове корабельную верфь и адмиралтейство. Вокруг них впоследствии и разрослась Соломбальская слобода, но никакого бала тут, конечно, не устраивалось. Сейчас, когда вы уже знаете, что этот остров стоит у пролива, у вас, разумеется, не остается сомнения в происхождении названия «Соломбала» от «соломе», а не от «солома».

Происхождение названия города Соломбала
Происхождение названия города Соломбала

Вот почему при решении топонимических задач нельзя русифицировать чужое слово и подгонять его под всем понятный смысл.

Много географических названий коверкаются для того, чтобы придать им более ясный смысл, большую понятность. Примером этому может служить название «Яблоновый хребет» в Забайкалье, у подножия которого лежит город Чита, а неподалеку, к западу, - селение и станция Яблоново, стоящее как раз на перевале, в седловине Яблонового хребта.

Никакого отношения к яблокам и яблоням эти названия, конечно, не имеют: яблок здесь прежде не разводили из-за сурового климата. А местное монгольское название хребта было совсем иным: Яблени-даба. Термин даба имеет несколько значений: «гора», «хребет», «перевал», «седловина». Русские же, придя на Восток, для «большей понятности» русифицировали название хребта.

На месте знаменитого ныне города Братска, у Падун-ского порога, триста тридцать лет назад был заложен острог, названный Бурятским острогом. Но русские поселенцы сразу же изменили официальное название, и острог стал Братским, потому что русские со времени своего появления в этом краю называли местных бурятских жителей «братскими». И село, выросшее впоследствии неподалеку от острога, также стало называться Братским. На месте бывшего острога сейчас уже не осталось ничего, а на погосте (кладбище) этого поселения был похоронен знаменитый наш землепроходец Ерофей Павлович Хабаров.

В Москве существует переулок Сивцев Вражек на нынешнем Гоголевском бульваре. Происхождение названия переулка известно совершенно точно: на месте этой улочки был овражек или иначе - вражек, по дну которого протекала речушка Сивка, загнанная в прошлом веке в подземную трубу. Отсюда и родился Сивцев Вражек. Но некоторые жители этого района называли этот переулок Ситцевым Вражком. Ситцев Вражек, конечно, понятней, нежели какой-то Сивцев. Ведь сивых овражков не бывает, и поэтому-то и выдумали сказку, что был, мол, здесь когда-то овраг, где торговали ворованным ситцем.

Очевидно, любой из вас припомнит не одно такое искажение. Когда же эти покалеченные названия входят в обиход, то и получается какая-нибудь «вытерба», «Мамыри» или «Маросейка», из которых не так-то просто извлечь истинный смысл.

Мы не останавливаем внимания читателя на легендах и сказках о происхождении географических названий. Такими сказками и домыслами можно было бы начинить сотню толстых томов.

Но наряду со сказками и легендами есть

немало попыток объяснить то или иное название с научной точки зрения, подкрепляя эти объяснения более или менее правдоподобными доказательствами.

Есть в Орловской области город Мценск. Откуда происходит это название?

В. И. Даль полагал, что от пчелы, но рядом с этим предположением ставил знак вопроса. И ставил совершенно справедливо.

«В Костромской и в Вятской губерниях, - писал В. И. Даль, - пчелу называют «мчелой» или «мцелой». От этого и мчельник (пчельник) или мценец. А отсюда, вероятно, самое название города Мценска».

Несомненно, в основе многих географических имен лежат местные диалекты (говоры). Но в данном случае вряд ли можно привлекать искаженное в северных областях слово и связывать его с географическим названием более южной области, где северным говорам не было места.

Мценск - город древний, по возрасту своему ровесник Москвы; в летописях имя его появляется с 1147 года, но произносилось и писалось оно тогда несколько иначе: Меченеск или Мценеск. Объяснить древнее название, разумеется, нелегко, хотя ученым приходилось разгадывать более древние загадки и раскрывать тайны городов и даже народов, совершенно исчезнувших с лица земли. И происхождение названия Мценска, надо надеяться, будет со временем расшифровано.

Темен и смысл названия столицы Белоруссии - Минска. Это название впервые упоминается в летописи 1066 года, когда город был разрушен завоевателями, следовательно, он существовал значительно раньше XI века. В летописях город встречается под схожими названиями: Менск, Меньск, Менеск, Минеск.. . Есть предположение, что имя это связано с меновой торговлей и происходит от слова «мена». Но это только предположение.

Неясно также имя древней русской столицы Москвы. Десятки исследователей и ученых пытались разгадать загадку происхождения этого названия. Так как город получил свое имя по реке Москве, то задача расшифровать название сводилась, по существу, к чрезвычайно трудной разгадке имени самой реки.

В конце XVIII века ученые пришли к выводу, что слово «Москва» взято из языка сарматов, населявших в I и II веках огромные пространства нашей страны. По-сарматски это слово якобы означает «искривленная» или «крутящаяся». Применительно к реке Москве слово это подходило, так как русло реки действительно очень прихотливо, извилисто, искривлено.

Несколько позже слово «Москва» стали рассматривать как слово угро-финского корня - названия множества рек нашего севера, где жили народы финского племени, имеют то же окончание «ва». А что такое «моек» на таком же утраченном языке, как и скифско-сарматский, никто толком не знал.

В XIX веке ученые пытались произвести это загадочное слово от «мостков», которые якобы существовали в древности на Москве-реке. «Москва» - это искаженное название «Мосткова», то есть «Мостковая река», говорили ученые и среди них - известный историк, знаток московских древностей И. Е. Забелин.

Но гипотеза эта была признана произвольной, несостоятельной. От нее отказались и придумали десяток новых столь же «достоверных», которые по той же причине не получили признания.

Последние изыскания археологов привели к выводу на основе раскопок и находок на территории самого города, что первыми жителями на этой территории все же были скифы-сарматы.

Поэтому вернулись к старой гипотезе о сарматском происхождении слова «Москва». Но значения этого слова ученые так и не установили. Название нашей столицы остается неразгаданным.

Город Таллин на картах царской России назывался «Ревель», а до этого носил имя Колывань. Последнее название удерживалось за городом очень долго, с XIII века до начала XVIII века. Одним из фантастических объяснений происхождения этого имени была попытка вывести его из двух русских слов: «кола» (ограды) и «Иван». Но эта древняя этимологическая попытка объяснить загадочный топоним может служить лишь ярким доказательством того, что русские считали слово «Колывань» родным. И это не удивительно, так как имя Колывань встречается в суздальских летописях уже в 1223 году.

Более правдоподобной кажется попытка связать имя города с именем легендарного богатыря русских былин Колы-вана (Ивановича). Истоки этого имени приводят нас к героям эпоса соседних народов - Вейнемейнена, Леммикей-нена, Куллерво и других, которые в рунах называются обычно сыновьями Калева или по-фински - Калеван-поика («поика» - сын). Слагатели русских былин сделали из финского имени Калева - Калеван собственное имя Колуван или Колыван. Сказания о сынах Калева рассеяны по всей Финляндии, Эстонии и Карелии, где в наибольшем количестве были собраны руны Калевалы. Главный герой эстонского эпоса Калевипоэг тоже сын Калева. И от этого имени, вероятнее всего, пошло и старинное русское название города Колывани на Балтике и Колывани на востоке, в долине реки Оби, неподалеку от Томска (На сегодняшней географической карте СССР есть немало «колы-ванских» названий: помимо Колывани Новосибирской области, мы встретим город с таким же именем в Алтайском крае, селение Колы-ванское в долине реки Барнаулки и хребет Колыванский к северо-востоку от Семипалатинска.) . Сибирский городок Колывань не получил никакого отличия в своем названии, потому что, когда этот город образовался (в 1822 году), имя Колывань на западе уже исчезло с географической карты и ушло в историю. Вместо него появилось новое имя «Ревель».

Название Ревель, как утверждают некоторые ученые, произошло от шведского слова ревфелъ или датского ревлъ, что значит «мель». В латвийских хрониках к 1219 году это селение называлось Линданиз и связывалось с именем Линды, жены Калева и матери Калевипоэга. В скандинавских хрониках имеются очень похожие названия этого же города - Леденетс и Лиденес. Окружающая же селение местность тогда называлась Ревеле или Реваля, а в скандинавских сагах - Рефалянд. После захвата этого края датчанами в XIII веке город был переименован ими в Реваль (по русской транскрипции Ревель). Этим именем местное население никогда не пользовалось и заменяло его более понятным названием «Таанилинн» (линн - по-эстонски «город».) Поэтому название «Таани-линн» или «Таалинн», а затем «Таллин» нужно переводить просто, как «Датскоград». После изгнания датчан город вновь стал называться Колыванью, затем Ревелем и, наконец, Таллином. Но некоторые эстонские ученые, быть может, не без основания производят название города от двух слагаемых: «Линда + линн», откуда и могло произойти сегодняшнее имя столицы Эстонии.

Расшифровка древних топонимов дело трудное - ведь если нет прямых доказательств, то ученым поневоле приходится строить всякие гипотезы и предположения.

Но есть на картах нашей страны совсем молодые населенные пункты, а их отнюдь не таинственные названия уже успели обрасти всякими домыслами.

В Сибири на реке Енисей стоит город-порт Игарка. В Магаданской области есть населенный пункт Атка. В Охинском районе острова Сахалин существует поселок Дамир, неподалеку от залива Уркт, где находится и городок Асо.

Откуда же пошли эти новые названия: Игарка, Атка, Дамир, Уркт и Асо?

На месте заполярного порта Игарки в начале нашего века стояла бревенчатая избушка охотника-одиночки Егорки. Местные немногочисленные тогда жители этого края называли его Игорка. Первый поселок, выросший рядом с этим «станком» Егорки (а станками в Сибири и на нашем русском севере называли издавна рубленую избушку, служащую пристанищем рыбаков, лесников, охотников, звероловов), был назван искаженным именем «Игорка», которое вскоре изменилось на «Игарка». Такие «изменения» в начертании географических имен встречаются нередко, и чаще всего причиной этого служит случайная описка или опечатка.

Название поселка Атка действительно походит на местные географические названия, и в ряду таких имен, как Хупка или Амга, оно не очень выделяется. Но никакого отношения к местным языкам это название не имеет. Во время строительства знаменитой Колымской трассы на месте этого селения была расположена база автомобильно-тракторной колонны, или сокращенно АТК, откуда и пошло в дальнейшем новое географическое название.

Название поселка Дамир на Северном Сахалине заставило многих любителей докапываться до смысла географических имен, искать корни этого звучного названия в языках айнов и нивхов. Но не было никакой нужды разыскивать корни этого названия в словарях айнского или нивхского языков, потому что оно было дано комсомольцами, прибывшими на Сахалин в 1930 году в счет «тысячи двухсот», мобилизованных на освоение окраины страны. Со свойственным юношеству задором молодежь, строившая новый поселок, дала ему название-лозунг «Даешь мировую революцию», откуда после известного сокращения и родилось название Дамир!

Пример запутанного происхождения названий населенных пунктов
Пример запутанного происхождения названий населенных пунктов

Залив Уркт по звучанию своего названия очень походил на некоторые слова местных языков, но происхождение этого географического названия было весьма прозаическим: до постройки железной дороги сообщение с заливом по реке, впадающей в него, поддерживалось на катерах Управления речного катерного транспорта. Управление это существовало с 1930 по 1937 год, а затем, когда железная дорога вступила в эксплуатацию, было закрыто, но имя этого управления, как видите, сохранилось в названии залива.

Точно так же родилось и название городка Асо, весьма схожее с японскими названиями на соседних островах. Но к Японии оно не имело никакого касательства - городок этот возник в первые годы после установления на Сахалине советской власти как база одного из управлений рыбными промыслами острова «Асо-рыба», по имени Акционерного сахалинского общества.

Рядом со строительными площадками промышленных предприятий обязательно возникали поселки и городки, называвшиеся Итеэровскими. И сегодня еще кое-где остались возле заводов, фабрик и комбинатов поселки с явно нерусскими названиями: «Итеэр», «Итеэровский», «Итеэровка». Для участников строительства первых пятилеток в этих названиях не было ничего мудреного: тогда существовали не только поселки с таким именем, но и клубы, и магазины, и дома отдыха. ИТР означало «инженерно-технический работник». Сегодня же слово «итеэр» и все производные от него выходят из обращения, как исчезло уже неблагозвучное слово «шкраб», широко распространенное в первые годы революции и означавшее учителя, педагога - школьного работника.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'