Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ОТКРОВЕННЫЕ НАЗВАНИЯ

Неподалеку от Пятигорска стоят города-курорты с не менее откровенными названиями - Железноводск и Кисловодск, известные своими нарзанными источниками. Слово нарзан означает «богатырский», нарт - по-осетински «богатырь, силач». Пятигорск во времена Пушкина назывался Горячеводском, потому что первые здания курорта были построены у подножия гор, из которых били целебные родники горячей минеральной воды. Железноводск назван по источникам с «железистой» водой, а Кисловодск - по источникам с «кислой» водой. Название железнодорожной станции и города Минеральные Воды не требует объяснения, так же как и название городка Прохладного, расположенного к юго-востоку от Пятигорска, в местности, обильной холодными реками, текущими из ледников Кавказа, со снеговых вершин которого веет освежающий ветерок.

Владикавказ, (Верный Владикавказ носит сегодня иное имя - Орджоникидзе, столица Северной Осетии. Рядом с небольшой крепостцой-городком Верным и на месте самой крепостцы вырос огромный город-сад Алма-Ата, столица Казахстана.) , Грозный, Владивосток - имена городов-крепостей, поставленных царским правительством на завоеванных землях. Имена эти как бы говорят сами за себя: «Владей Кавказом», «Будь верным родине», «Стань грозным для врагов», «Владей Востоком». . .

И точно так же понятны нам прежние печальные названия многих белорусских селений: Голодное, Мохоеды, Бескоровичи... Немало таких названий было и у нищих русских деревенек. Н. А. Некрасов в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо» красочно выразил в географических названиях тогдашнюю жизнь русских крестьян

Подтянутой губернии, 
Уезда Терпигорева, 
Пустопорожней волости 
Из смежных деревень - 
Заплатова, Дырявина, 
Разутова, Знобишина, 
Горелова, Неелова, 
Неурожайки тож... 

Крестьяне бежали из голодных мест в надежде найти свое счастье на новых землях

Непоротой губернии, 
Непотрошенной волости, 
Избыткова села! 

Переселенцы из Гореловок, Нееловок и Неурожаек оседали на просторах казахских степей и Западной Сибири, в таежной глуши и на берегах широких дальневосточных рек, у подножий среднеазиатских гор, на склонах зеленых сопок, откуда был виден Тихий океан. И всюду поднимались молодые селения с радостными названиями - Светлое, Многоудобное, Привольное, Веселое, Отрадное, Приятное…

Но жизнь на новых местах для большей части переселенцев оказывалась темной, нерадостной, кабальной. И здесь были всё те же кулаки, урядники и жандармы. Память о родной покинутой земле рождала новые для этих новых мест и старые в то же время названия, которые присваивались переселенцами поднимавшимся Полтавкам, Черниговкам, Белгородкам...

Населенные пункты с названиями русских городов можно найти во многих частях света, куда переселялись русские, украинцы и белорусы в поисках лучшей доли, какой они не могли найти в прежние времена на своей родине. И на другом краю земли - в Канаде и Соединенных Штатах - есть селения, названные именами наших городов. «В Соединенных Штатах можно насчитать целый десяток Петербургов. Москва есть в штате Огайо, есть и еще две Москвы в двух других штатах. Один из Петербургов имеет целую сотню тысяч жителей. Есть Одесса. Не беда, если возле Одессы нет не только Черного моря, но и вообще никакого моря. Помещается она в штате Техас. Какого это одессита забросило так далеко? Нашел ли он свое счастье, этого, конечно, уже никто не знает», - писали И. Ильф и Е. Петров в своей книге «Одноэтажная Америка».

В появлении всех этих названий на зарубежных картах нет ничего удивительного. Многие европейские и азиатские города имеют двойников в Новом Свете, как называли когда-то Американский материк. В тех же Соединенных Штатах, куда стекались люди со всех концов мира, есть Парижи и Лондоны, Шанхай и Бомбей, Неаполи и Флоренции, Варшавы и Женевы. По этим названиям нетрудно определить, кто были первопоселенцы этих новых городов - французы, итальянцы или поляки...

Откровенные географические названия обычно сами подсказывают, откуда они произошли. К ним относится большое число населенных пунктов, названных по тем богатствам, на которых эти селения стоят: на угольных ли залежах, на железных рудах, на марганцовых или медных месторождениях. .. Вряд ли нужно объяснять, почему один из городов острова Сахалин назван Углегорском, а города на Урале и в Донбассе носят имена Углеуральска или Углешах-тинска. Не требуют объяснений происхождения названия портового поселка Угольный на Чукотском побережье Берингова моря, городов Нефтегорска на Северном Кавказе, Марганца на Украине, Медногорска, Асбеста, Изумруда и Алмаза на Урале, городка Никель и станции Апатиты на Кольском полуострове, поселка Слюдянки на Байкале, станции Оловянной в Восточной Сибири…Немало географических названий связано с залежами глины, песка, камня, мела, мрамора, соли и других минералов или с местами их разработок - карьерами, каменоломнями, рудниками…

В каждом отдельном случае нужно внимательно проверять географическое название на месте и на месте же знакомиться с историей географического пункта. Ведь очень часто случается, что первоначальное его название, основанное на каких-то видимых доказательствах, впоследствии утрачивает эти доказательства; к примеру, город Могилев на Днепре, как говорит предание, был назван по курганам - могилам, - от которых сейчас не осталось и следа. А Могилев на Днестре или иначе Могилев-Подольский называется по фамилии молдавского господаря Могилы, в честь которого его зять, воевода Потоцкий, выстроил замок, назвав его Могилов. Впоследствии вокруг замка выросло селение, а затем и город, чье имя было изменено на Могилев, которому в отличие от белорусского Могилева добавили второе имя - Подольский (по долине Днестра).

Десятки населенных пунктов на севере нашей страны называются: Солигалич, Сольвычегодск, Соликамск, Сольцы и др. В этих пунктах существовали соляные варницы. Сейчас соль завозят в эти города из других мест - из Соль-Илецка, Баскунчака, Славянска и Артемовска (неподалеку от него находится и железнодорожная станция Соль).

В Луганской области на Украине есть небольшой город Золотое, а также крупный поселок городского типа Алмазная. Из странного согласования - город Золотое и поселок Алмазная- легко установить, что когда-то город был селом, а поселок - станцией. Но в селе и вокруг села Золотого и близ станции Алмазной не добывали ни алмазов, ни золота. Поэтому такие названия, если их не проверить на месте, могут лишь ввести людей в заблуждение.

Населенные места называются иногда не по имени минералов, а по его цвету. Так, в Донбассе есть станция Меловая и неподалеку от нее станция Белая близ села Белого, расположенного на реке Белой, в районе которой издавна разрабатывали светлые огнеупорные глины. Севернее этих мест, на берегах Северского Донца, сложенных из меловых пород, и еще дальше, за Харьковом, у Белгорода, до сих пор добывают мел, как и в Белогорье Воронежской области. Все эти и подобные им названия - Старобельск на Украине, Бе-логлинск и Белая Глина на Северном Кавказе - связаны с теми же залежами ископаемых, от которых произошло название реки Меловой и слободы Меловатки на реке Красной. А залежи песка и камня породили такие названия, как Песчаная, Пески, Каменка...

Подобного рода географические названия, связанные с углем, нефтью, солью, железом и другими ископаемыми, мы можем встретить на картах Средней Азии, Закавказья, Сибири, Севера и Дальнего Востока. Но, для того чтобы расшифровать их, надо знать другие языки. Ведь даже на родственном русскому украинском языке слово железо - «зализо», нефть - «нафта», соль - «силь», а уголь- «ву-гиль». Таким образом, понятное для туркмена имя города Небит-Даг, а для казаха - имя города Темир-Тау мы поймем только после того, как узнаем, что «небит» значит нефть, а «темир» - железо.

У города Гарм на реке Сурхоб есть немало двойников в Таджикской республике: на реке Вахш стоит городок Оби-гарм, в ущелье Гиссарских гор есть курорт Ходжа-Обигарм. В переводе с таджикского языка слово «гарм» значит горячий, соответствуя тюркскому «иссык». И все эти названия свидетельствуют, что в этих населенных пунктах бьют из-под земли горячие источники.

Название Калаи-Хумб (или Кала-и-Хум, как писали прежде) происходит от двух слов: кала - «крепость, укрепленный город» и хум - «горшок, чаша». Две огромные каменные чаши, по которым это селение получило свое название, сохранились доныне. По местному преданию, каменные чаши, сделанные из одного куска камня, созданы руками дэвов (духов) по велению Александра Македонского. Эту сказку распространяли здешние муллы (мусульманские священники). Но местные ремесленники объясняют происхождение каменных чаш более прозаически: они были сделаны лет двести пятьдесят назад по заказу приезжего из Западного Китая кустаря для разведения красок и окраски бумажных тканей (цветными тканями в свое время славился Дарваз). А горная река, на которой стоит Калаи-Хумб, называется Оби-Хум именно потому, что по течению этой реки некогда добывался камень для выделки хумов. Вообще же в Средней Азии хумы делались обычно из глины и затем обжигались.

Название города Душанбе, столицы Таджикистана, в переводе значит «Понедельник». Это не удивило меня, потому что до посещения таджикской столицы я несколько дней прожил в Джума-базаре на реке Зеравшан в Узбекистане и знал уже, что по пятницам (этот день - «джума» - у мусульман считается праздничным днем недели) здесь бывает большой базар. А в Душанбе такие же базарные дни были по понедельникам.

По дороге в Душанбе я побывал в городе Пенджикенте. Мне было известно, что пяндж значит «пять», а кенд - «город». Но почему такое имя дано этому небольшому пыльному городку? Неужели на его месте стояли некогда пять селений? Лишь много лет спустя, работая в Военно-историческом архиве, я увидел на старой карте Туркестанского генерал-губернаторства совсем иное название городка - «Пянджшамбе», и смысл его раскрылся сразу же: оно было сродни и Джумабазару и Душанбе. Душанбе означало второй день недели (шанбе - по-таджикски «неделя»), то есть понедельник, «Джума» - пятницу, а «Пянджшамбе» - пятый день недели, то есть четверг. И этот городок был не каким-то таинственным Пятиградьем, а просто-напросто в нем по четвергам происходили базары.

Такие же откровенные названия носят русский город Торжок, происхождение которого объясняется торговым значением этого населенного пункта, и Кузнецкий угольный бассейн, получивший свое имя от селения Кузнецк и прославившийся своими угольными богатствами - при советской власти здесь было найдено впятеро больше угля, чем в Донбассе. Первоначальное же название город получил от стоявшей на его месте Кузнецкой крепости, а сама крепость от кузнецов, работавших тут с давних времен.

Иногда «откровенность» названия скрывается за непонятным словом, давно уже вышедшим из употребления.

Все знают город Керчь, где находится один из крупнейших металлургических заводов нашей страны. На керченских рудах в древности работали местные кузнецы, от которых и пошло само название города. Древнее слово кырч или корч означало «кузнец», корчиница - «кузница», корчин мех - «кузнечный мех». Историки-лингвисты связывают слово «кырч» со словом «крица» (откуда пошел термин «кричное железо»), то есть «свежая глыба вываренного из чугуна железа, идущая под огромный кричный молот, для отжимки, проковки и обработки», как пишет В. И. Даль в своем «Толковом словаре русского языка».

Название селения Аргунова тоже профессионального характера. В основе его лежит слово «аргун». Аргунами же во Владимирской губернии называли плотников.

Среди топонимических задач попадаются иногда неожиданные и странные. С одной из них мне пришлось столкнуться на Урале и в Восточной Сибири, когда я узнал о существовании в этих краях населенных пунктов с удивительными названиями: Лейпциг, Париж, Варшава, Берлин, Бранденбург, Шарлеруа... Это было удивительно! В таежной глуши, в диких скалах, у подножия зеленых сопок - и вдруг Шарлеруа!.. Гораздо легче представить себе Воронеж или Конотоп где-нибудь в Канаде, в Аргентине или в Соединенных Штатах, потому что каждому понятно, что эти названия дали селениям русские люди, попавшие на чужбину. Но здесь, за Уралом, в Сибири, невзрачная деревенька носит имя Парижа, а село, в котором всего десятка два дворов, зовется Лейпцигом...

Сибирские села с названиями знаменитых городов
Сибирские села с названиями знаменитых городов

Местные историки давно уж решили эту «тайну». Все эти названия принесли с собою русские солдаты, соратники Суворова и Кутузова. Под их водительством они изгоняли захватчиков из пределов родины, бились под Лейпцигом, брали Берлин, победителями непобедимого Наполеона входили в Париж. ..Ив память о славе русского оружия давали они новым селениям имена столиц и городов, сдавшихся на милость победителей.

В дневниках тридцатилетней давности, которые я вел в дни первых моих путешествий по Средней Азии, сохранилась топонимическая история, записанная в Самарканде. Однажды мой знакомый корреспондент республиканской газеты «Кзыл Узбекистан» повез меня к своим родственникам в пригородный кишлак на какое-то семейное торжество.

Гости съехались со всех сторон. Среди гостей были две девушки в паранджах и чачванах. В то время значительная часть женщин еще ходила в серовато-голубых паранджах, похожих на глухой мешок, окутывавший фигуру женщины с головы до пят, а узкое треугольное отверстие для лица закрывал чачван - густая сетка, сплетенная из черного конского волоса.

Но безобразное одеяние все же не могло скрыть ни молодости, ни природного изящества этих девушек, одна из которых оказалась двоюродной сестрой моего приятеля.

- Откуда она? - поинтересовался я. - Здешняя или из Самарканда?

- Нет, из Парижа, - весело ответил приятель, - а подруга ее из Мадрида. Это недалеко от Парижа.

- Что за шутки! - готов был обидеться я. - Тебя же серьезно спрашивают!

Но ему и в голову не приходило шутить; он недоуменно взглянул на меня и воскликнул:

- Уй, какая история! Так ты про тот Париж подумал, да? И про Мадрид, который в Испании? Так это же наши кишлаки, понимаешь? Здесь, под Самаркандом.

- Ничего не понимаю! - искренне удивился я. - При чем тут Париж или Мадрид?

И тут мне рассказали, что под Самаркандом существовали не только Париж с Мадридом, но и Каир и Пекин, появившиеся более пяти веков назад, во времена завоевателя Тимура или Тамерлана, которому принадлежит крылатое выражение, что «населенная часть мира слишком мала для того, чтобы иметь двух царей». Тимур сделал все возможное для доказательства правоты своих слов: он захватил всю территорию нынешних Туркмении, Узбекистана, часть Казахстана, Афганистана, Закавказья, большую часть Индии, Персии, Сирии, огромные пространства до Волги и Дона. Он жег и грабил русские города, разрушал чужие столицы и украшал свою собственную - древний Самарканд.

В дни Тимура город этот, по свидетельствам современников, был одним из самых богатых и красивых городов мира. Со всех концов завоеванных земель свозились в Самарканд не только награбленные драгоценности, но и представители всех отраслей искусства и науки, которых воины Тамерлана захватывали в покоренных странах. При Тимуре Самарканд украсился великолепными зданиями дворцов, храмов, гробниц, духовных учебных заведений. И тогда же вокруг города выросли новые селения, которым были даны имена столиц Испании, Франции, Китая и Египта, то есть тех стран, куда еще не дотянулась рука завоевателя.

Вспомнив эту небезынтересную историю, я понял, что русские солдаты с большим правом называли свои поселки Дрезденами, Лейпцигами, Берлинами и Парижами - ведь они не только мечтали об этих городах, а входили в них как победители.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'