Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Телеграфия

Условия развития телеграфии в пореформенный период

Господство в России иностранных фирм, сумевших оттеснить от участия в делах русского телеграфа даже такого заслуженного электрика, как Б. С. Якоби, продолжалось с 1850 по 1862 г. "В этот 12-летний период времени не образовалось ни одного русского техника по телеграфной части, - констатировала одна из газет в 1881 г., - иностранцы, боясь упустить столь выгодное для них дело, при устройстве телеграфов употребляли для работ только русских чернорабочих; людей же мало-мальски образованных ни под каким предлогом не допускали к делу; вообще иностранцы представляли дело столь важным и сложным, что оно вовсе не доступно понятиям русских людей. Такие же взгляды были усвоены и представителями администрации, наблюдавшей за действиями контрагентов" [1].

Между тем политическая обстановка уже в 60-х годах принудила правительство сделать некоторые уступки патриотически настроенным кругам русской инженерно-технической общественности. Эти уступки коснулись и телеграфного ведомства. После реакционного сановника и взяточника П. А. Клейнмихеля на пост главноуправляющего путями сообщений и публичными зданиями (должностного лица, которому непосредственно подчинялись русские телеграфы) был назначен в 1855 г. просвещенный инженер К. В. Чевкин, а в 1862 г. - известный ученый и строитель железных дорог П. П. Мельников.

В 1858 г. была учреждена школа для "изучения телеграфного искусства". Кроме того, с 60-х годов ряды гражданских телеграфистов стали систематически пополняться русскими специалистами из числа подготовленных в армии при техническом гальваническом заведении, созданном в 1856 г. на основе сформированной в 1840 г. особой учебной команды.

Оба учебных заведения служили для теоретического обучения гальванизму и способам применения его в военном деле. В числе их преподавателей значился и академик Якоби.

Был снят действовавший 15 лет запрет публиковать какие-либо сведения об отечественных телеграфах. Б. С. Якоби получил официальное уведомление, что его прошение, поданное еще в 1844 г., с просьбой разрешить опубликовать сведения о своих телеграфных изобретениях, наконец, удовлетворено, но по вполне понятным причинам ученый этим запоздалым дозволением не воспользовался. В 1859 г. увидело свет первое руководство по электротехнике, составленное исключительно по .оригинальным русским материалам [2].

Однако скоро стало совершенно очевидно, что коренных изменений в положение отечественной телеграфии перечисленные нововведения внести не могут. В 1875 г. на съезде русских промышленников указывалось, что причинами, препятствующими развитию отечественного телеграфного производства, являются: "1) монополия иностранных поставщиков на наших государственных телеграфных линиях; 2) открытая конкуренция для всех иностранных фабрик в России, вследствие ничтожной пошлины для ввоза телеграфных аппаратов и принадлежностей к ним, и 3) неимение подготовительных технических школ для образования русских техников и мастеров телеграфного дела" [3, с, 186].

Еще определеннее этот вопрос ставили русские электрики: "Чтобы способствовать еще большему развитию как телеграфной техники, так и вообще электротехники, России необходимо избавиться вовсе от иностранных контрагентов и производить все заказы по применению электричества русским электрическим заводам, мастерским и техникам" [1]. Разумеется, эти требования не были выполнены. Организованные в 1841 г. Б. С. Якоби в казематах Петропавловской крепости гальванические мастерские так и остались непревзойденным для всего дореволюционного периода образцом самостоятельного отечественного предприятия по производству телеграфной аппаратуры. Этому образцу пытались следовать многие русские электрики, но неизменно терпели поражение в неравной борьбе с иностранными фирмами.

Несмотря на то что первые телеграфные училища в России были организованы значительно раньше, чем в других странах, подготовка телеграфных специалистов дальнейшего развития не получала. Характерным для настроений русской технической интеллигенции того времени является выступление профессора С. А. Усова, заявившего, что "вопрос поставлен ребром: или мы хотим иметь инженеров, механиков, стоящих на одном уровне специального образования с их западными сотоварищами, или же нужды технического образования нам безразличны, и мы равнодушно перенесем промышленное и техническое порабощение нашего отечества превосходством западной цивилизации" [4-5].

Только в 1886 г. было открыто первое (и остававшееся в дореволюционной России единственным) высшее техническое училище телеграфных инженеров, преобразованное, как уже говорилось, в Электротехнический институт. За весь дореволюционный период это учебное заведение подготовило для русской телеграфии лишь 553 инженера.

Борьба за "телеграфный суверенитет", начавшаяся в 60-х годах прошлого столетия, обострила интерес к оригинальным работам русских электротехников и содействовала первым попыткам оценить истинное значение этих работ для телеграфии. Почин был сделан академиком И. X. Гамелем, дважды выступавшим в 1860 г. перед общим собранием Петербургской академии наук с докладами об основополагающем характере работ П. Л. Шиллинга в области телеграфии [6]. С 1881 г. русские электрики через VI (электротехнический) отдел Русского Технического общества и журнал "Электричество" начали довольно широко и систематически распространять сведения о русских работах в области телеграфии [7, с. 934-939].

На традициях русской электротехники воспитывались новые поколения изобретателей. Их усилия были направлены на поиски принципиально новых путей повышения производительности (эффективности) и надежности (помехоустойчивости) телеграфирования и на усовершенствование действовавшей аппаратуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'