Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЛАВА 1. ЖИЗНЬ ДЛИНОЮ В 95 ЛЕТ

РАДОСТИ И ОГОРЧЕНИЯ ДЕТСКИХ ЛЕТ

Андрей Тимофеевич Болотов родился 7 октября 1738 (Все даты указаны по старому стилю, кроме событий, имевших место после 1918 года) г. в деревне Дворяниново Алексинского уезда Тульской губернии (ныне Заокский район Тульской области), в семье небогатого помещика.

Жизнь длиною в 95 лет
Жизнь длиною в 95 лет

По существовавшим в те времена законам все дворяне обязаны были состоять на государственной службе: служить в армии или быть чиновниками в различного рода казенных учреждениях. Выполнял свой дворянский долг и отец Андрея Тимофеевича — Тимофей Петрович Болотов; он служил в армии и был командиром Архангелогородского полка.

Служба отца в армии осложняла жизнь семьи: полк часто перемещался с одного места на другое, что вызывало и переезды Болотовых. Пока Андрюша был малолетним, это не так уж сильно отражалось на его воспитании, поскольку мать могла сделать все, что было необходимо для сына в этом возрасте. Смена обстановки даже в какой-то мере способствовала развитию ребенка. Он знакомился с новыми городами при переездах (а они тогда осуществлялись на лошадях в течение длительного времени), видел разнообразные природные ландшафты. Может быть, эти детские впечатления и пробудили у Андрюши любознательность, склонность к наблюдению, умение подмечать то, что незаметно для других, — те качества, которые так необходимы ученому.

По мере того как мальчик взрослел, кочевой образ жизни семьи все больше становился помехой для получения им надлежащего образования. Правда, отец принимал все зависящие от него меры, чтобы Андрюша не предавался одним детским забавам и не остался неучем. Ему хотелось, чтобы сын изучил иностранные языки (в те времена в дворянских семьях обязательным считалось владение французским и немецким языками и желательным — итальянским и английским), математику, физику, черчение, а также географию.

Разными путями шло образование мальчика. Многое, конечно, мог дать ему и сам отец, для своего времени он был весьма образованным человеком. Но должность командира полка не оставляла Тимофею Петровичу свободного времени для занятий с сыном. Обучение немецкому языку было поручено унтер-офицеру полка Миллеру. Этот, с позволения сказать, «учитель» и сам-то не владел литературным немецким языком (хотя и был немцем). Кроме того, он был невежествен и груб, а из методических приемов предпочитал зубрежку и розги. Однажды Миллер предупредил Андрюшу, что на следующий день будет проверять, как тот знает русское значение выученных немецких слов, причем за каждый неправильный ответ ученик получит в наказание три удара розгой. Андрюше уже не раз приходилось получать от учителя подобное наказание, и он достаточно хорошо представлял, что это такое. Поэтому, перепуганный предстоящим испытанием, мальчик забыл даже те слова, которые прекрасно знал. В результате, слов, значения которых Андрюша не смог назвать, набралось две сотни, а ударов, следовательно, он должен был получить шестьсот. Ни мольбы, ни слезы мальчика не подействовали на жестокого учителя. С немецкой педантичностю, зажав между колен голову ученика, он отсчитывал удар за ударом. Наконец, измученный мальчик перестал уже кричать, и неизвестно, чем бы закончилась экзекуция (Миллер начал отсчитывать уже третью сотню), если бы в дело не вмешалась хозяйка квартиры, которую снимали Болотовы. Увидев жестокую расправу немца с мальчиком, она энергично вмешалась и вырвала жертву из рук мучителя. Вполне естественно, что хороших знаний от Миллера Андрюша не получил.

Полковой писарь Красиков был первым человеком, заронившим в душу мальчика искру влечения к изобразительному искусству. Он умел неплохо изображать корабли на фоне морского простора и на стоянке в гаванях и научил юного Болотова рисовать как карандашом, так и красками.

Для более быстрого прохождения по лестнице военной иерархии и получения соответствующих чинов в XVIII веке дворяне записывали сыновей на военную службу еще в детском возрасте. Так же поступил и Тимофей Петрович, записав Андрюшу в свой полк, где тот вскоре стал капралом.

Радости мальчика не было пределов. Когда ему сшили военную форму, он облачился в мундир и стал щеголять в нем перед своими сверстниками. Вскоре Андрюша научился мастерски бить на барабане (для него сделали специальный, небольших размеров). Однажды он продемонстрировал свое искусство перед генералом, производившим смотр полка. Тому понравилось мастерство маленького капрала, и на плечах мальчика появились сержантские погоны.

Были в жизни Андрюши периоды регулярной и серьезной учебы. Так, когда полк находился в Прибалтике, отец договорился с местным помещиком Нетельгорстом о том, что Андрюша будет заниматься вместе с его детьми. Об этом периоде своей жизни Андрей Тимофеевич впоследствии вспоминал с большой теплотой, поскольку, помимо знаний, он получил здесь навыки хорошего поведения в повседневной жизни и в обществе.

Большую роль в образовании Андрюши сыграл также дядя по матери Тарас Иванович Арсеньев, живший в Петербурге. Когда мальчик подрос и ему потребовалось более серьезное обучение, дядя взял его к себе и устроил в частный пансион учителя кадетского корпуса Ферре. В пансионе учили французскому языку, истории и географии. Поскольку многие учителя не знали русского языка, преподавание велось на французском, что, с одной стороны, затрудняло восприятие учебного материала, с другой же — помогало лучше овладеть французским языком.

Приходилось встречаться Андрюше и с преподавателями рисования. Мальчик подолгу наблюдал, как они готовят краски и холст для картин. Он еще больше загорелся желанием научиться хорошо рисовать. Андрюша написал отцу и попросил его нанять учителя рисования. Тот согласился, и вскоре у мальчика появился учитель Дангауер. Правда, Андрюше первое время было не по душе, что Дангауер не разрешает ему сразу работать красками, а знакомит с теорией изобразительного искусства, учит рисовать карандашом. Но вскоре он понял правоту учителя и стал работать прилежно.

В 1750 г. Тимофей Петрович почувствовал себя плохо и, не надеясь на выздоровление, вызвал сына к себе в полк, который тогда находился в Выборге. Смерть отца осложнила жизнь юного Болотова. Ведь ему тогда было лишь 12 лет, а он числился в армии. Помог муж одной из сестер Андрюши (Марфы Тимофеевны), Андрей Федорович Травин — офицер того же полка. При его содействии мальчик получил от военной коллегии отпуск до совершеннолетия (в те времена 16 лет).

Андрюша вернулся к матери в Дворяниново. Однако там он прожил недолго. Мать заметила, что, увлекаясь свободной деревенской жизнью, мальчик начал забывать имевшиеся у него знания, и вскоре отправила его в Петербург к дяде. Тарас Иванович устроил его в семью генерала Я. А. Маслова, у детей которого были хорошие домашние учителя. На этот раз, кроме французского и немецкого языков, Андрюша основательно изучил математику, физику, черчение.

В 1752 году Андрей остался круглым сиротой, умерла Мавра Степановна — его мать. Как ни настаивал Тарас Иванович на продолжении мальчиком учебы, тот рвался в деревню и в конце концов добился своего — дяде пришлось отпустить его.

А время все шло, и, наконец, окончился отпуск. Попробовали было родные получить для юноши еще одну отсрочку, но хлопоты не увенчались успехом. Московская контора, куда они посылали ходатая, отказала, посоветовав обратиться в военную коллегию, которая уже предоставляла Андрею отпуск. Однако тогда Россия уже готовилась к войне с Пруссией, отпуска из армии не разрешались, и волей-неволей пришлось Андрею возвращаться в полк. Было это в 1754 году, полк тогда находился в Лифляндии, недалеко от Риги.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2015
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'