Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск







предыдущая главасодержаниеследующая глава

История трагического рекорда

В декабре 1962 года близ островка Санта-Каталина, у тихоокеанского побережья США, погиб английский журналист Петер Смолл. Едва не расстался с жизнью и Ганс Келлер. При попытке помочь им погиб еще один аквалангист - двадцатидвухлетний студент Крис Уитеккер.

Подводные пловцы Петер и Мэри Смол незадолго перед трагедией у острова Санта-Каталина
Подводные пловцы Петер и Мэри Смол незадолго перед трагедией у острова Санта-Каталина

А через несколько дней покончила с собой безутешная вдова Петера Смолла. Супружество их было коротким. Еще два месяца назад счастливые молодожены принимали поздравления от родных и друзей...

Что же произошло в то роковое утро в окрестностях Санта-Каталины и какие события предшествовали этому?

Личность швейцарца Ганса Келлера по сей день окружена покровом таинственности. Усомнившись в классическом тезисе об азотном опьянении, Келлер составил газовую смесь, содержащую пять процентов кислорода и... девяносто пять процентов азота, и начал готовиться к погружению. Сколько-нибудь смыслящие в водолазном деле специалисты назвали бы это самоубийством. Однако сам экспериментатор был спокоен и верил в успех.

- Причиной глубоководного опьянения является не азот, как это принято считать, а наркотическое действие углекислого газа. Он скапливается из-за нарушения газового обмена при повышенном давлении, - заявляли Ганс Келлер и его консультант, профессор физиологии Альберт Бюльман.

А вот и дно. Глубина девяносто шесть метров!

Келлер отправляется в обратный путь. И через каких-нибудь тридцать минут он, живой и невредимый, уже сидит на плоту и принимает поздравления друзей. Весь эксперимент занял меньше часа.

На следующий год Келлер опустился на глубину ста двадцати метров. Как и при первом погружении, он не испытывал ни малейших признаков азотного наркоза.

В то же лето Келлер предпринимает еще одно погружение в глубины озера Лаго-Маджоре в Швейцарии. На сей раз он достиг 156 метров! А спустя сорок пять минут, довольный и улыбающийся, он предстал перед корреспондентами.


"Моя цель - достичь тысячеметровой глубины", - заявил Ганс Келлер

По существующим правилам возвращение с этой глубины должно длиться семь часов. Теоретики водолазного дела были в смятении. Стало очевидным: Келлер разом победил и глубинное опьянение, и кессонную болезнь.

Осенью того же года Келлер в барокамере имитировал погружение на двести пятьдесят метров!

Весной 1961 года Келлер приезжает в Тулон, в Лабораторию подводных исследований французского военно-морского флота, возглавляемую Кусто.

Один из этих опытов контролировал сам Кусто.


25 апреля Келлер, не покидая барокамеры, "погрузился" на триста метров! Имитация погружения заняла всего сорок восемь минут вместо пятнадцати часов, полагающихся по норме.

Келлер пообещал повторить то же самое в естественных условиях - побывать на глубине 250, а затем и на глубине 300-350 метров!

После этого заколебались даже самые упрямые скептики из числа подводных специалистов.

- Да, тут что-то есть... - растерянно отвечали они в ответ на просьбу корреспондентов прокомментировать последние достижения швейцарца.

Наконец, Келлер решает переступить порог лаборатории и провести новое погружение в открытом море. Надеясь на свой метод и секретные смеси, Келлер пообещал проникнуть на глубину 1000 футов - несколько больше трехсот метров! Это была настоящая сенсация!

Новое погружение состоялось в Калифорнийском заливе, неподалеку от Лонг-Бича.

Ранним утром 4 декабря 1962 года экипаж "Атлантиса" - лифта, построенного специально для этого погружения,- занимает свои места. Накануне, при контрольных погружениях, Смолл испытал сильный приступ кессонной болезни. Но от спуска с Келлером решает не отказываться - слишком уж велик соблазн. Помимо спортивного интереса подводника, в Смолле заговорил азарт журналиста: он непременно напишет репортаж об этом замечательном погружении.

По программе следовало достичь глубины 1000 футов, открыть нижний люк "Атлантиса" и в аквалангах выйти на дно. Здесь акванавты должны водрузить два флага - швейцарский и американский, поплавать минут пять, возвратиться в лифт и дать сигнал к подъему.

Наблюдатель у экрана телевизионного монитора увидел, как из "Атлантиса" вышел один человек и вопреки намеченной программе тотчас же возвратился в лифт.

Что-то случилось!.. Но телефон бездействовал. Последовал приказ немедленно поднять капсулу. Включили лебедку.

Через семнадцать минут грохот подъемника прекратился. Стальная капсула остановилась на глубине шестидесяти метров. Теперь уже было отчетливо видно, как из неплотно закрытого люка вырывались клубы сжатого воздуха. Изображения их заполнили весь экран телевизора. Падение давления внутри лифта нарушало все графики и расчеты Келлера.

Два человека надели акваланги и, сойдя по трапу корабля, бросились в воду. Это были Дик Андерсен и Крис Уитеккер, друг Петера Смолла. Вскоре они появляются на поверхности. В маске Уитеккера была кровь. Он повис на веревке, не имея сил подняться по трапу. Но там, внизу, гибнут люди. Спасатели, немного отдышавшись, вновь скрываются под водой.

Так вот в чем причина утечки! В створке люка застрял кончик ласта. Андерсен ножом вталкивает его внутрь. Цепочка пузырьков сразу же прерывается. Уитеккер подает рукой сигнал: можно возвращаться! Дик Андерсен убирает нож и, не теряя времени, всплывает. Вот он уже поднимается по трапу. Но почему медлит Уитеккер? Андерсен останавливается, надевает маску и снова ныряет в море. Уитеккер бесследно исчез. Спасая товарища, он погиб сам, и его тело погребло море...

Капсулу с двумя пассажирами подняли на борт. Но внутри лифта по-прежнему царило гробовое молчание. Что произошло и живы ли оба путника?

Бесконечно долгое и тягостное ожидание неожиданно прерывает телефонный звонок. Это незадолго до окончания декомпрессии пришел в себя Ганс Келлер. Спустя несколько минут люк "Атлантиса" тяжело раскрылся, и Келлер, отказываясь от помощи, сам выбирается из лифта.

Безжизненное тело Смолла выносят на руках. На его губах запеклась кровавая пена. Все попытки врачей спасти журналиста, ни к чему не привели. Петер Смолл умер, не приходя в сознание.

У тела Смолла склонилась на коленях его жена Мэри и сквозь рыдания, негромко, как молитву, читает сонеты Шекспира.

- Мы не верим в бога и договорились с Петером, что в такой ситуации, случись она, мы будем читать Шекспира, - сказала она товарищам своего покойного мужа...

Придя в себя, Келлер рассказывает о том, что произошло в "Атлантисе".

Неожиданно нарушилась подача газа... Однако Келлер и Смолл еще надеялись на благополучный исход, и "Атлантис", не сворачивая с курса, медленно проходит весь намеченный путь - 1000 футов. Не изменяя первоначальному замыслу, Келлер ненадолго покидает лифт, чтобы оставить на дне оба вымпела. Борясь с удушьем, в полуобморочном состоянии возвращается он в "Атлантис". Едва захлопнув крышку люка, из последних сил стаскивает маску и открывает вентиль баллона с простым сжатым воздухом. Смолл уже давно без сознания. Силы окончательно оставляют и самого Келлера. Он падает без чувств. В это время на корабле бьют тревогу и включают лебедку...

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'