Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

После бала

Вторник, 28 октября - последний день подводной вахты. Завершив намеченную программу исследований, акванавты не без грусти покидают свой дом. С ними и Кессонка. Она настолько привыкла к новым условиям жизни и к своему главному покровителю Вале Безза-ботнову, что однажды, когда тот опустился в нижний отсек и надел акваланг, она, преодолев извечную кошачью водобоязнь, отважно бросилась вслед за ним в открытый люк...

Эксперимент под водой окончен, но акванавтам, как прежде испытательному экипажу, еще предстоит провести немало времени в заточении в декомпрессионной камере.

А к вечеру на море разыгрался свирепый шторм. Его принес циклон, менее чем за сутки - быстрее курьерского поезда - примчавшийся сюда от границ Дании, где он зародился. По пути следования через Западную Европу, Украину и Северный Кавказ сила циклона непрестанно возрастала, захватывая огромные массы воздуха.

Прекратили работу все черноморские и азовские порты. Стоящие в гаванях корабли начали спешно бросать якоря, надеясь благополучно переждать непогоду.

Но шторм продолжал усиливаться и в ночь на 29 октября достиг двенадцати баллов!

В Очакове скорость урагана возросла до тридцати метров в секунду. В Туапсе - тридцать четыре, в Херсоне, Краснодаре и Анапе - до сорока!

Взлетали на воздух газетные и овощные киоски, звенели раздавленные ветром торговые витрины, рвались электрические провода, трещали деревья... С невероятным грохотом обрушивались на берег волны. Севернее Батуми косматые водяные валы громоздились на десятиметровую высоту!

Сильнейший ветер с берега почти на метр снизил уровень моря у одесских причалов. Зато у Таманского полуострова вода поднялась на целых два с половиной метра. Море вышло из берегов и хлынуло на сушу...

Такого разгула стихии давно уже не помнили жители окрестных мест и черноморские моряки.

Немало бед натворил шторм по берегам Абхазии. Досталось и лагерю ленинградских акванавтов, несмотря на заблаговременно принятые меры. Почти никто не спал. Время от времени срывало крепления то у одной, то у другой палатки, и надо было тотчас устранять повреждения, пока не смело с места всю полотняную хижину.

Сквозь металлические стены декомпрессионной камеры хорошо было слышно, как беснуется шторм. Гулко отдавались удары прибоя и доносился отчаянный скрип дощатых береговых построек.

Три дня длилась кутерьма на море. И вот снова тепло и солнечно - как будто ничего и не было.

30 числа срок карантина в барокамере истек, и акванавты, успевшие отвыкнуть от яркого дневного света, появляются перед теми, кто, не зная устали, заботился о них все эти дни. Акванавтам, взволнованным оттого, что ступили на твердую землю и вновь видят и слышат друзей, торжественно вручают букеты хризантем, фотографируют их.

Вечером в лагере состоялся банкет. В просторной многоместной палатке, служившей камбузом, установили столы, на которые взгромоздили батарею прославленных абхазских и грузинских вин. Стены банкетного зала разукрашены шутливыми рисунками и стихами, живописующими историю "Садко-3". Это постарались Слава Коваленко, Джон и Саша Агарков, шеф гидрометеослужбы лагеря. Веселье продолжалось далеко за полночь - впервые за много дней, прожитых акванавтами на берегу Черного моря.

Не обошлось и без курьезов.

Глубокой ночью, когда все спали, в палатку забрались воры и украли магнитофон. Кто-то прибрал к рукам и знаменитость экспедиции - Кессонку...

В затишье акванавты еще не раз навещали станцию под водой, подготовив ее к эвакуации. Как оказалось, из-за шторма дом сполз по склону на глубину сорока метров. Сам дом остался невредим, но вольер изрядно помяло. Что касается его обитателей, то они, конечно, разбежались кто куда.

Экспедиция подходила к концу. И с каждым днем "чемоданное" настроение все сильнее одолевало акванавтов.

Бережно упакованы бортовые журналы, пачки с фотографиями и ролики с отснятой кинопленкой. Сборы в дорогу подходят к концу. Уже получены билеты на самолет. И - домой! Акванавты возвращаются в Ленинград, где их не видели уже много месяцев, которые они провели в нелегкой командировке на Черном море.

Но... король умер - да здравствует король!

Проходит еще немного времени, и на берегу снова оживление. Начинаются первые приготовления к экспедиции в новом году.

В мае семидесятого года мне довелось снова побывать в Сухумской бухте и встретиться со своими героями. На берегу, у пирса АКИНа, высилась необычная металлическая конструкция, несколько напоминающая по своим очертаниям ткацкий челнок. Это новый вольер - со встроенным водолазным колоколом! "Садко" же в этот раз останется на берегу.


"Садко-2" у пирса акустического института

Колокол всего только временное убежище, акванавты заходят сюда лишь на несколько часов в сутки и ночуют на берегу. Из колокола с его четырьмя полуметровыми (!) иллюминаторами хорошо просматриваются окрестности. Очень удобно вести киносъемку. На макушке колокола горит самолетная лампа-фара. Ее можно повернуть и так и этак, направив лучи в желаемом для съемки направлении.

Все остальные наблюдения за обитателями вольера ведут приборы - гидрофоны, телекамеры, управляемые с берега.

- Вольер решили установить на глубине двенадцати-пятнадцати метров. Приповерхностные, наиболее освещенные и прогретые солнцем слои воды благоприятны не только для обитателей моря, но и для самих акванавтов. Декомпрессия при возвращении с этих глубин или вовсе не требуется, либо она непродолжительна и несложна, - рассказывает конструктор вольера Анатолий Игнатьев. - Вольер снабжен балластными цистернами, и потому он как бы парит в окружающих водах. На заданной глубине его удерживает мертвый якорь. При сильном шторме, включив лебедку, акванавты подтягивают вольер ко дну, где уже не страшны никакие волны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'