Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Летка-енка" - премьера сезона

Тихие, прожженные солнцем улочки небольшого хуторка океанологов. Их по-деревенски уютные, приземистые дома, утопающие в зелени виноградных лоз, персиковых деревьев и айвы. Лужайка перед административным корпусом института и рощица совсем еще молодых сосенок, подступающих почти к самому морю... Мягкий, неслышный ветерок обдувает влажные от жары ладони рук. Тишина...

Вся эта благодать умиротворяет, неотразимо настраивает на дачный лад. Сладко клонит в дремоту. Хочется пойти к морю и, забыв про все дела, лениво разлечься на горячем гальковом пляже, созерцая окружающие красоты.

И впрямь идиллия. В тени деревьев юная воспитательница в короткой юбочке пасет стайку воркующих дошколят. Из-за ветвей показывается женщина с лукошком. Она нагибается и что-то поднимает с земли. Неужели?.. Подхожу ближе и не верю своим глазам - великолепные маслята! На берегу Голубой бухты разгуливают грибники!

А в это самое время у пирса толпится народ, явившийся на проводы акванавтов. Как и год назад, первыми уйдут испытатели: москвичи Георгий Стефанов, командир, Юрий Калинин, Вениамин Мерлин, Борис Яхонтов, врач, командированный сюда Научно-исследовательским институтом гигиены труда водного транспорта Минздрава РСФСР, и Алик Амашукели.

Первая ступень - одиннадцать метров.

И снова - почти точь-в-точь как в прошлогоднее капитанство Боровикова.

Четырнадцатого июля бухта вспенилась мутными волнами. Леденящий ветер, дождь, град.

Срывается с якорного распятия понтон-катамаран, стоявший в стороне от "Черномора". Слава богу, несет к берегу, а не в открытое море. Беспомощную, утлую посудину выбросило на скалы в левой части бухты. Его герметичные лодки-поплавки были разбиты и залиты водой.

Непоседлив и "Черномор". Срывается в пляс: подпрыгивая на целый метр - в такт волнам, - озорно исполняет "Летку-енку"... А ноги у "Черномора" не те, что в прошлом году - гидравлические, из отработавших свое шасси ИЛа-18. Но дом скачет, и нет сил угомонить. По полу катаются консервные банки, кружки, ложки - все, что плохо лежит, и сами акванавты, как матросы, ловят уходящую из-под ног палубу.

Несмотря на отчаянное волнение и почти всякое отсутствие видимости под водой, "Черномор" принимает гостя. Это Громадский, решившийся на вылазку в такую погоду. Он принес горячий обед и возвратился на берег.

Команда всплывать! С замиранием сердца следят с берега, как угрожающе близко приближается к берегу всплывший "Черномор", а затем его стремительно уносит назад.

Голубая бухта - особенная. Во время сильных бурь ветер нагоняет сюда столько воды, что она поднимается выше уровня моря. Вслед за тем эти воды с колоссальной скоростью отливают от берега, увлекая за собой все, что могут.

Когда еще только начался шторм, Владилен Николаев, подойдя на катере "Дооб", завел к дому прочный капроновый канат от ближайшей к "Черномору" рейдовой бочки. Когда же он поднялся на поверхность после того, как подстраховал "Черномор", то сообразил, что закрепил конец каната не в том месте, где следовало. Но идти вниз вторично уже не было сил. Тогда пошел Витя Усольцев. Он сделал все как полагается. Эту работу они закончили часа за полтора до того, как здесь побывал Громадский, доставивший последний обед для акванавтов.

Когда же "Черномор" всплыл, с того же "Дооба" завели еще один - стальной трос.

Акванавты закончили декомпрессию и, уже отдыхая на берегу, с тревогой следили, как метался на привязи тросов "Черномор". А шторм все усиливался. Как бы все же не сорвало дом и не унесло! И вот тогда принимается решение: вызвать из Новороссийска буксир-спасатель. С его помощью "Черномор" дополнительно ставят на якорь. Толстенный капроновый канат его подводят к дому водолазы Амашукели и Валерий Чернов. Теперь, кажется, не страшны ни волны, ни почти мальштремовские течения Голубой бухты...

За истекший год "Черномор" не только повзрослел - теперь на борту его красуется литер "2", - но и потяжелел на целых двенадцать тонн! За счет чего же? Появились мощные аккумуляторы, прибавилось газовых баллонов с азотом и кислородом. Изменился и внешний облик "Черномора": над верхней палубой выросла рубка, почти как у настоящей подводной лодки.

Перемены большие и радостные! Неподалеку от пирса, у самого уреза воды, построен водолазный корпус с декомпрессионной камерой и физиологическим кабинетом. Это царство водолазного специалиста экспедиции Иллариона Андреевича Раевского и многоопытнейшего врача-спецфизиолога Василия Антоновича Гриневича. Акванавты любовно называют его Дедом. Раевский еще лет двадцать тому назад, едва ли не первым в мире, в мягком скафандре - тогда об акваланге почти никто и не слыхал - достиг без малого четвертькилометровой глубины... Феноменален подводный стаж этого аса глубины - 15000 часов, или около шестисот дней! Почти два года жизни под водой!..

Глубина стоянки "Черномора-2" увеличивается вдвое. Двадцать два метра. Уходит в море второй испытательный экипаж подводного дома. Боровиков, Стефанов, Яхонтов, Подражанский и Виктор Бровко, подводник и спелеолог, на его счету - участие в экспедициях в затопленные пещеры Крыма и Кавказа. Проводить акванавтов пришли профессор А. С. Монин и гостящий в Геленджике крупный знаток акустики моря академик Л. М. Бреховских.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'