Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЗАЧЕМ РАССЕЛЯЮТ ЛЬВОВ

В великом многообразии и сложности природы хищные звери и птицы занимают свое особое и важное место. Зубастая пасть щуки, страшные когти ястреба, огромная сила медведя, стремительный бег гепарда - все это примеры приспособлений, благодаря которым хищникам удалось прочно обосноваться в живых системах и с успехом выполнять свою миссию. Вспомнив карася, которому щука не дает дремать, мы ясно видим большое эволюционное значение хищников: ведь «дремлет» либо больной, либо плохо приспособленный к жизни карась, и уничтожение его, являющееся трагедией для отдельной особи, - благо для всего карасиного рода.

Зачем рассляют львов
Зачем рассляют львов

Огромные перемены, которые произошли в последние десятилетия в окружающем нас мире, отразились и на отношении человека к хищным животным, на оценке их роли в хозяйстве и природных комплексах.

Около двадцати лет назад двое американцев - супруги К. и Л.Крайслеры - отправились на Аляску для съемки фильма о диких животных. Полтора года провели они в горных районах севера Аляски. Муж не расставался с камерой, а жена помогала ему, безропотно перенося все трудности лагерного быта в безлюдной местности. Попутно она вела подробный дневник и... выращивала случайно попавших к ней волчат.

У супругов было немало возможностей наблюдать за образом жизни волков в естественных условиях, особенно за их взаимоотношениями с северными оленями - карибу. Возвратившись домой, Л. Крайслер написала книгу «Арктическое безлюдье» (в русском переводе - «Тропами карибу»). Книге предпослано совершенно необычное посвящение: «Волкам полярной тундры и тем, кто хочет действовать, чтобы спасти им родину и жизнь».

Спасти жизнь волкам? Даже объективно настроенного натуралиста может насторожить такая постановка вопроса. Что это: желание прослыть оригинальной или прихоть дамы - члена одного из многочисленных обществ охраны животных, деятельность которых в США не всегда в ладах с наукой, а то и просто со здравым смыслом? Такие подозрения возникают, когда берешь в руки книгу. Но... она постепенно захватывает и читается с огромным интересом. И когда закрываешь последние страницы, становится стыдно за первоначальные сомнения. Они чудесны, эти волчата. Мы успеваем полюбить и Курка, и Леди, и других питомцев К. и Л. Крайслеров, поверить в яркое различие их «характеров», переживаем гибель зверей...

Л. Крайслер удалось то, что оказалось не по силам многим профессиональным зоологам, изучавшим поведение млекопитающих: она проникла в «душу» зверя по имени Волк и благодаря любви к животным и отсутствию предубежденности нашла в ней такие достоинства, которые позволили с чистой совестью начать книгу с необычного посвящения, вступиться за всеми презираемых и истребляемых волков.

Случайно ли 'появление книги, защищающей волков? Думается, нет.

Враждебное отношение к крупным хищникам мы унаследовали от далеких предков. Лев, тигр, медведь, леопард, рысь, волк - нетрудно понять ужас безоружного первобытного человека при встрече с этими сильными и ловкими зверями. Позднее, когда появилось огнестрельное оружие, они стали менее опасными для, людей. Но no-прежнему продолжали уничтожать домашних животных, наносили большой, часто непоправимый ущерб. Война с крупными хищниками длилась много веков и унесла жизни миллионов зверей. Она не могла не наложить отпечатка на наши взгляды: хищник - значит враг! Многие до сих пор принимают этот тезис на веру не задумываясь.

Первый «прорыв» в такой системе взглядов связан, пожалуй, с организацией заповедников и национальных парков. На заповедных территориях всякая охота была запрещена, не разрешалось даже хранить неопечатанное оружие. Помните, как Билл Обри, герой одного из рассказов Э. Сетона-Томпсона, живший на территории национального парка, убил койота - «обидчика» самоотверженного щенка Чинка, и что из этого вышло?

Подоспела охрана парка и обнаружила, что нарушен закон парка: старый Обри не имел права стрелять. В одного из диких обитателей. Карабин старика отняли и уничтожили, а самого Обри и Чинка с позором изгнали из парка, лишили права вернуться под страхом тюремного заключения. Это было в прошлом веке.

Шли годы. Сомнения в целесообразности повсеместного истребления крупных хищников высказывались все чаще. Волк, например, за многие века стал притчей во языцех. Каких только обвинений не предъявлялось ему (и часто вполне справедливых): миллионные убытки от уничтожения домашних животных, распространение бешенства и даже людоедство. В целом ряде государств «серый разбойник» был выбит начисто. В Великобритании он исчез еще в X веке. В лесах Средней Европы ему удалось продержаться до конца XVIII - начала XIX века.

Волки - санитары леса
Волки - санитары леса

Но условия и взгляды менялись. И вот уже в Швеции вначале запрещают охоту на волка в сезон размножения, а в середине 60-х годов берут сохранившуюся популяцию (всего около 10 животных) под полную охрану. Польские охотоведы добились прекращения истребления волка на территории страны. Они не ратуют за его абсолютную охрану, отнюдь нет. Просто, по их мнению, волк должен быть включен в список охотничьих животных и отстреливаться только в сезон охоты на «общих основаниях».

В семи штатах США сохранилось всего 6 тысяч волков, из них вне Аляски и Миннесоты - не более 100. Премии за отстрел этого хищника выплачивает только Аляска; второй «волчий штат», Миннесота, перестал поощрять уничтожение волка в 1965 году. В Мичигане, где сохранилось 40-50 волков, в 1965 году вообще запретили их отстрел, за нарушение запрета установили штраф в сумме 100 долларов и тюремное заключение сроком на 90 дней. В Висконсине, где имеется не больше 25 волков, браконьерам, кроме штрафа, угрожает шестимесячное пребывание за решеткой.

Профессор зоологии Бирмингемского университета Б. Гэп предлагает вселить волка в горные районы Шотландии, где тот был уничтожен еще в XVII веке, По мнению ученого, присутствие волка будет способствовать улучшению стада косуль. Профессор выступает также за то, чтобы завезти в шотландские леса американского бурого медведя и рысь.

Если говорить о медведе, то он давно уже охраняется во многих европейских странах. В 1964 году в Бескидских горах, в Польше, впервые за послевоенный период был убит один из них. Это вызвало гневное осуждение со стороны ученых и общественности.

В Норвегии последняя популяция бурого медведя, насчитывающая всего 20-25 животных, находится в нескольких десятках километров от Осло, в глухом районе между двумя горными долинами. Для ее охраны создан резерват площадью около 500 квадратных километров, ограничен туризм и многие виды хозяйственной деятельности. Особо важное значение придается охране берлог. В штате Арканзас, в США, в одном из лесничеств многочисленные кабаны стали сильно повреждать лесные посадки. Все попытки защитить их не давали результатов. Тогда решили... закупить в Канаде несколько черных медведей, чтобы они взяли на себя «охрану» лесонасаждений. Заодно импортные медведи должны служить приманкой для туристов, посещающих лесничество.

Начинает меняться отношение к бурому медведю и в нашей стране. С незапамятных времен добычу их в Сибири или на Дальнем Востоке считали само собой разумеющимся делом, не внушающим никаких сомнений. И даже всячески поощряли уничтожение косолапых - вплоть до выплаты премий. Теперь же... Заглянем, например, в правила охоты в Бурятии. Промысел медведя там разрешен только с 25 мая до 1 сентября. Более того: даже в сезон охоты для отстрела медведя надо заключить договор с заготовительной организацией. Известны факты, когда наказывали охотников-браконьеров, не выполнивших эти условия.

Полностью запрещен отстрел медведей на северо-западе РСФСР, в северных и северо-западных отрогах Тянь-Шаня и в некоторых других районах страны.

Лет пять-шесть назад и у нас предприняли попытку акклиматизации медведей. Несколько зверей выпустили в сосновых лесах охотничьего хозяйства Боровое, расположенного в Казахстане.

Львов также пытаются расселять. Происходит это в Индии. Там эти великолепные хищники сохранились только в одном районе страны - в заказнике Джир-Форест. Ученые добились разрешения на проведение единственного пока в своем роде опыта. В 1957 году самца и двух львиц, отловленных в Джир-Форесте, перевезли в заказник Чандрапрабха, за несколько сот километров. Возник второй очаг обитания львов в Индии, сейчас в нем насчитывается несколько десятков зверей.

* * *

Любопытно, что, задумавшись над ролью и местом хищников в природе и хозяйстве человека, ученые начали отыскивать симпатичные черточки в «характере» тех зверей, которых раньше по традиции считали «ужасными», «страшными», «отвратительными».

За рысью, например, закрепилась репутация очень коварного и опасного хищника. Бытовало мнение, что для человека она гораздо опаснее, чем, скажем, медведь или даже тигр, что ее «любимое» занятие, подкараулив в дремучем лесу человека, прыгнуть с дерева ему на шею и загрызть. Но в ГДР, Финляндии, Югославии и ряде других стран охота на рысь запрещена, и пока никаких страшных последствий этот запрет не вызвал. Некоторые советские ученые также призывают прекратить бесконтрольное истребление этой красивой, сильной, таинственной кошки.

Кто не испытывает отвращения при одном только слове «гиена»? Ночной разбойник, похититель детей, зверь, якобы пожирающий, будучи раненным, собственные внутренности! Зоологи, детально исследовавшие биологию пятнистых гиен в национальном парке Серенгети, нашли, что, по крайней мере, местные гиены гораздо лучше, «благороднее», чем думали о них прежде. Неправильным оказался взгляд на гиену как на типичного потребителя падали. Этот зверь охотится - и весьма успешно - на гну, зебр, и других копытных. В экологии его много интересного. Достаточно указать на существование особых объединений гиен, названных учеными кланами. Кланы - от 10 до 100 особей. Входящие в их состав звери держатся почти всегда вместе, вместе охотятся и защищают занятую ими территорию от посягательств чужаков из других стай.

И наконец, росомаха. Ненависть к этому хищнику в крови у промысловых охотников. Они считают его «таежным вором» и уничтожают при любом удобном случае. Однако норвежский режиссер А. Увесен, наблюдавший за образом жизни росомах при создании своего уникального фильма «Зовут лесные дали», решительно высказался в их защиту. Л. Крайслер, содержавшая росомах в неволе и видевшая их на свободе, сомневается в обоснованности многих предъявленных им обвинений. Известный советский зоолог О. Семенов-Тян-Шанский считает, что размеры ущерба, приносимого росомахой, сильно преувеличены, а «характер» самого зверя изображается в слишком уж мрачных красках.

Какими же доводами пользуются защитники крупных хищников? На первое место в современных условиях выходит, пожалуй, опасение навсегда потерять этих красивых животных, служащих настоящим украшением природы.

Ведь численность многих из них значительно поубавилась. Красивейший и интереснейший представитель семейства кошачьих в нашей стране - уссурийский тигр.

Он охраняется законом с 1956 года. Их осталось около 150. Численность тигра угрожающе низка и в других странах, очевидно, охота и хозяйственное преобразование, территории, главным образом вырубка лесов, и там ,-поставили тигра в трудное положение. В Индии от 2 до 4 тысяч тигров. И если несколько лет назад доктор биологических наук А. Слудский считал, что этих хищников, на Земле осталось тысяч пятнадцать, то сейчас эта цифра кажется слишком большой. Белых медведей в Арктике еще меньше - 10-15 тысяч. Их отстрел также запрещен, но нелегальная, браконьерская охота, к сожалению, продолжается. |В общем, людям есть о чем тревожиться. Истребить многих зверей теперь уже не составляет труда.

* * *

Некоторые ученые и охотоведы подчеркивают положительную роль хищников в поддержании жизненности популяций диких зверей. Л. Крайслер, воспринявшая , эти взгляды, пишет:

«Олень-жертва - это олень, который не может быстро бежать. А бежать быстро он не может либо по причине копытной болезни, либо оттого, что его легкие поражены ленточным червем, либо оттого, что его ноздри забиты личинками носового овода. И если больной олень погибает, это не урон для стада...» Иными словами, она утверждает, что волки ведут |селекцию диких оленей в природе, убивают больных, a это в конце концов идет на пользу виду в целом.

Большой знаток северного оленя, ныне покойный охотовед Л. Мичурин наблюдал в октябре 1963 года в горах Путорана, как стая волков преследовала табун северных оленей. Они быстро уходили от хищников.

Но вот неожиданно от стада начал отставать большой бык. Было видно, что он слегка прихрамывает. Волки очень быстро настигли быка и убили его. Ученые отогнали зверей. При осмотре оленя было установлено, что у него повреждены копыта,

Л. Мичурин проследил, как сказалось на состоянии популяции северного оленя массовое истребление волка, начатое в 1960 году на Таймыре. Ежегодно с самолетов охотники уничтожали от 135 до 260 волков, много медведей и росомах. В связи с тем, что хищники перестали «выбраковывать» неполноценных оленей, те начали чаще болеть. После 1963 года количество заболеваний у диких оленей возросло с 2 до 31 процента, увеличилось число погибших животных. По мнению исследователя, если человек в естественных условиях не может контролировать популяцию, то он должен возложить эту обязанность на волка, сократив охоту на него до необходимого минимума.

Л. Голгофская, научный сотрудник Кавказского заповедника, считает, что только волк сможет держать под контролем стадо диких копытных зверей на территории заповедника. Теперь, после уничтожения большинства хищников и сокращения браконьерства, они сильно размножились и наносят большой ущерб горным лесам.

Оговоримся сразу: селекционная роль хищников проявляется не всегда и не везде. Во время сильных настов волки режут всех встречных оленей или лосей, независимо от возраста и состояния здоровья, поскольку те беспомощны и не могут ни спастись бегством, ни обороняться. Хищники, охотящиеся из засады, - леопард, рысь, тигр, отчасти лев и другие - нападают на любую жертву, оказавшуюся в пределах досягаемости...

Ну а во что «обойдется» содержание волков в естественных условиях, если мы согласимся с целесообразностью этого шага, и какую «дань» они будут собирать с диких копытных животных? Такие данные есть. В частности, много сделал для изучения волка крупный канадский эколог Д. Паймлот. По его исследованиям, средняя потребность волка в мясе составляет 4,4- 5,9 килограмма в день (летом немного меньше, зимой больше). В лесных районах Канады один волк приходится в среднем на 150-300 квадратных километров территории. В зимнее время, когда хищники концентрируются в стаи, эта цифра может уменьшиться до25 квадратных километров. Сколько же должно быть диких копытных на такой площади, чтобы удовлетворить потребность одного волка в мясном корме? В среднем около ста голов. Тогда хищники будут изымать ежегодный прирост стада, равный 35-37 процентам, не затрагивая основного поголовья. Кстати, перу Д. Паймлота и его коллеги Р. Раттела принадлежит превосходная книга «Мир волка», вышедшая в Нью-Йорке в 1968 году. Росомаха, как и волк, может вести выборочную добычу жертв. О. Семенов-Тян-Шанский, много лет работающий в Лапландском заповеднике и изучающий, жизнь этого хищника, пишет о том, что она ловит крупных зверей с трудом. Обычно росомахе достаются подранки, больные и истощенные животные. Планомерно истребляя некоторых хищников, человек, оказывается, не только изменяет ход естественных процессов в неблагоприятную сторону, но и терпит чисто экономический ущерб. В начале 60-х годов в США на борьбу с хищниками расходовали ежегодно 2-3 миллиона долларов. И что же? Там, где пресс хищников был ликвидирован, численность ценных охотничьих животных подчас не только не увеличивалась, но и продолжала снижаться. В штате Мичиган с 1935 года на, премии за истребление хищников израсходовано 3,5 миллиона долларов, однако количество дичи вследствие этого не возросло. В Калифорнии в 1962 году на истребление койотов затратили 90 тысяч долларов, а вся сумма причиненного ими ущерба составила в штате за год... 3,5 тысячи, долларов. Некоторые фермеры самостоятельно постигли экологическую бессмысленность кампаний по уничтожению определенных хищных зверей. Они, например, увидели, что после истребления койотов начинают быстро размножаться дикие кролики и .вредить посевам люцерны.

Место же койотов «замещают» красные лисицы, гораздо более беспокойные и опасные, И фермеры не разрешают проводить на своих землях истребительные мероприятия. Недавно в США был принят закон, отменяющий выплату премий за добычу хищных зверей и запрещающий применение ядов для их истребления.

В некоторых странах сейчас предпочитают образовывать специальный страховой фонд, из которого возмещают убытки тем, кто понес ущерб от хищных зверей. Задрал, например, медведь корову у крестьянина, за хищником, коли он находится под охраной, не устраивают погоню, а выплачивают крестьянину сумму, в которую оценена погибшая корова.

Любопытно, что с ростом количества охотников хищники приобретают большое значение как объекты спортивной охоты. В Мичигане от продажи разрешений на отстрел медведей ежегодно выручают почти 250 тысяч долларов. А какое удовольствие доставляет облава с флажками на лисицу или на волка! А медвежья охота на овсах с лабаза или на берлоге! Нет, явно не стоит ради очень сомнительной сиюминутной выгоды лишаться всего этого.

* * *

Сказанное выше относится к хищникам млекопитающим. Но не менее яростному гонению длительное время подвергались и пернатые хищники. Многие годы среди охотников распространяли лозунг: «Убей ястреба - будет больше дичи!»

Ученые предложили когда-то объявить вне закона особо вредных, по их мнению, ястребов - тетеревятника и перепелятника, болотного луня. Ястребы уничтожали большое количество лесной пернатой дичи и полезных певчих птиц, лунь был грозой уток и лысух. Но разве охотники умели различать многочисленные виды хищных птиц, особенно в полете? И, кроме того, ведь так заманчив выстрел по большой, сильной птице!.. И вот в течение десятилетий пернатые хищники отстреливались буквально сотнями тысяч только потому, что природа вооружила их крючковатым клювом и большими, сильными когтями.

На Земле насчитывается 270-290 видов хищных птиц (в нашей стране почти 50), и только некоторые из них вредны для человека, да и то при определенных условиях. Отстреливались же все. У нас в конце 50-х - начале 60-х годов охотники приносили в ожидании обещанной премии по 100-150 тысяч пар лапок в год. Осмотр «трофеев» показывал, что в лучшем случае лишь треть их принадлежала действительно вредным

(в то время) птицам, остальные же были взяты у полезнейших, нейтральных и редких видов - канюка, пустельги, различных соколов, орлов и т. д.

Люди, которым сейчас за сорок, помнят еще былое обилие пернатых хищников. Над поймами кружили коршуны с их вильчатыми хвостами. Едва из поля зрения человека, едущего по реке, скрывалась одна группа этих птиц, как можно было видеть другую. Над лесами парили канюки и большие подорлики, слышались их характерные голоса. Вдоль полевых дорог, на столбах и стогах хлеба сидели пустельги. Временами они поднимались в воздух, несколько мгновений, как крупные бабочки, красиво трепетали на одном месте, а затем стремительно «ныряли» к земле. Обратно на столб или стог они возвращались уже с добычей - какой-нибудь мышью. На большой высоте проносились соколы. Особенно 1 привлекал взор быстрый, «реактивный» полет кречетов. Иногда можно было увидеть, как на недоступной остальным птицам высоте величественно кружит царь-птица - беркут. Орел, ястреб, скопа, появляющийся в конце осени мохноногий канюк-зимняк дополняли эту компанию. Можно было по-разному относиться, как теперь пишут, к «хозяйственному значению» хищных птиц, но не любоваться ими было невозможно. Они настоящее украшение природы. И даже резкий, как удар меча, бросок ястреба-тетеревятника из густой кроны на тетерева, предсмертный крик жертвы, кружение в воздухе перьев и колдовской взгляд желтых глаз победителя, держащего в своих цепких лапах добычу, не могли возбудить в нас настоящего гнева и негодования. Умом можно понять: «вредный хищник» погубил полезную птицу, нанес ущерб охотничьему хозяйству. Но как ловко, красиво это сделано!..

Не требуется специальных учетов, чтобы убедиться в угрожающем оскудении фауны наших хищных птиц. Вспомните, сколько их вы встретили за день летнего путешествия по рекам, лесам и горам? Двух-трех, самое большее, против многих десятков в прежние годы.

Профессор МГУ А. Чельцов-Бебутов проехал в 1968 году на автомашине почти 1200 километров по маршруту Петропавловск - Омск - Новосибирск - Барнаул. Он встретил на пути всего 22 хищные птицы. В пересчете на 100 километров приходилось в среднем 1 пустельга, 0,5 кобчика, десятые и сотые доли других пернатых хищников. А ведь этот район так называемого березового лесополья прежде изобиловал ими!..

По данным орнитолога В. Галушина, в центральных районах европейской части СССР в конце 60-х годов гнездилось около 40 тысяч пар хищных птиц. Наиболее многочисленными были обыкновенный канюк (16,2 тысячи пар) и черный коршун (7,5 тысячи пар). Ястребов-перепелятников - 3500 пар, тетеревятников - 1600, полевых луней - 1 тысяча, луговых - 800, болотных - 500 пар. Кроме того, здесь имелись 3 тысячи пар осоедов, 2300 чеглоков, 400 пар пустельги обыкновенной, 500 пар кобчиков. Орлан-белохвост и скопа находились на грани исчезновения.

Может показаться, что хищников все-таки немало - 80 тысяч! Но ведь и площадь района как-никак 270 тысяч квадратных километров, так что на каждый квадратный километр приходилось меньше одной трети птицы.

В зоологической и охотоведческой литературе неоднократно описывались неблагоприятные последствия слишком интенсивного отстрела пернатых хищников. Приведем только один, очень наглядный пример.

Малый суслик - опасный вредитель сельского хозяйства. Он уверенно чувствует себя только среди низкой полупустынной растительности. Здесь он может заблаговременно заметить летящего хищника и вовремя спрятаться в нору. По этой причине грызун избегал селиться среди высоких трав, в том числе и в культурных злаках.

Но вот степные орлы, курганники, степные и полевые луни, обыкновенный канюк и другие хищники, державшие «под контролем» численность сусликов, были почти повсеместно выбиты. Огромные массивы степей распахали и превратили в культурные поля. Суслики, избавившиеся от врагов, смело устремились на поля. Расширился ареал грызунов, увеличилась их численность, и соответственно резко возрос наносимый ими ущерб.

Сельское хозяйство отреагировало на это усилением химических способов борьбы с грызунами. Но яды HP достигают цели: часть грызунов сохраняется, а полезные животные, в том числе хищные звери и птицы, уничтожающие мышей, сусликов и других вредных зверьков, гибнут. Получается заколдованный круг...

В середине 60-х годов кампания по уничтожению пернатых хищников начала утихать. За их истребление в большинстве республик уже не выдают премий. Но хищных птиц, как мы видели, осталось все-таки мало, очень мало.

* * *

Везде ли и всегда преодолено резко враждебное отношение к хищным зверям и птицам?

Отнюдь нет. Во Франции после второй мировой войны развернулись своеобразные боевые действия, объектом которых стали... волки. После почти столетнего отсутствия хищников была обнаружена волчица е молодыми. Немедленно объявили тревогу. Для уничтожения «страшных» зверей бросили пять бригад полиции, мобилизовали около 3 тысяч охотников! В поддержку этой армии придали вертолеты! Усилия оказались не напрасными - Францию избавили от «волчьей опасности».

Иной раз в продолжающемся преследовании хищников оказывается виновной пресса, публикующая маленькие сенсации об уничтожении рыси, которую (об этом не пишется) голод и глубокие снега загнали в лесной поселок. «Опасный сосед» - дает броский заголовок газета и подробно описывает, как, обнаружив медведя, «все село встало на ноги» и в конце концов охотники убили добродушного и становящегося в последнее, время редким кавказского бурого медведя.

«Не щадите хищников!» - бросает клич другая газета, предавая анафеме волков. Она не ставит вопрос разумно сократить численность «серых помещиков», действительно нападающих иногда на стада овец, а призывает к их полному истреблению в крае, республике.

Прекрасный царственный зверь, леопард, на территории Советского Союза сохранился преимущественно в Копет-Даге и северо-западном Бадхызе. Он становится редким, появилась угроза его полного уничтожения. И все-таки преследование леопарда до утверждения «Красной книги СССР» продолжалось. За добычу каждого зверя выплачивали премию в размере 50 рублей.

Почему же истребляют леопарда? Считают, что он может нападать на человека, хотя никто не припомнит случая, когда хищник бросился сам, не будучи раненным или поставленным в безвыходное положение. Нападения же на скот редки и не причиняют заметного ущерба, поскольку леопард очень малочислен.

Иногда крупные хищники становятся жертвой корыстолюбия, коммерческих интересов. Так происходит, например, с тигром в Индии. Недавно там повсеместно, за исключением территории штата Мадхья-Прадеш, по рекомендации Международного союза охраны природы был установлен пятилетний мораторий на отстрел тигров. Запрет рассматривается природоохранительными организациями в качестве важнейшего в системе методов по защите вида. Однако фирмы, проводящие коммерческие охоты на тигра, встретили решение с нескрываемой яростью. Они начали широкую кампанию, доказывая опасность этой меры для населения, спекулируя на отдельных случаях нападения зверя на человека. В кампанию были вовлечены некоторые партии, дело получило политическую окраску.

...Предположим, что природоохранительные тенденции повсеместно восторжествуют и рядом с нами будет жить некоторое количество крупных хищных зверей. Что мы можем ожидать от такого сосуществования?

Есть достаточно наблюдений, которые позволяют более или менее определенно ответить на вопрос. Всем, по-видимому, приходилось видеть фильмы о национальных парках Африки. Целые прайды львов возле машин с туристами; леопарды, спящие на деревьях и не обращающие внимания на фотографа; тигры, дремлющие в кустарниках неподалеку от оживленных автодорог... Оказалось, что при определенных условиях грозные хищники могут быть безопасными для человека.

Но, слишком «приблизив» к себе хищных зверей, мы все-таки можем встретиться с неприятностями. Об этом красноречиво свидетельствует история с медведями в национальных парках США.

Длительная охрана привела к тому, что они совершенно перестали бояться людей, подходили к лесным отелям, к автомобилям, выпрашивали у туристов подачки, и те охотно давали им всякие лакомства. Многие звери повадились посещать мусорные свалки близ отелей и кемпингов. Сердобольные служащие гостиниц часто подбрасывали мишкам хлеб, сахар и другие лакомства. Короче говоря, люди в национальных парках США стали на «ты» с медведями и очень гордились этим.

Однако с течением времени в лесной идиллии появились неприятные признаки. Медведи все чаще стали проявлять свой «дурной нрав», вступать в конфликты с человеком.

До 1960 года, за 80 лет охраны, медведи ранили всего 25 человек. В последующем количество нападений гризли увеличилось до 5 в год; от зверей страдал один из каждых 1,5 миллиона посетителей национальных парков. В 31 проценте случаев гризли бросались на пеших туристов (в основном медведицы с медвежатами), в 61 - на туристов, находящихся в лагере, главным образом спящих. В 6 процентах случаев нападения вызваны провоцированием хищников, неправильным поведением самих туристов.

В Иеллоустонском парке в 1965 и 1966 годах из 4 миллионов посетителей от черных медведей пострадал уже 101 человек. Чаще всего это происходило, когда, нарушая правила, туристы подкармливали хищников. Особо опасным оказались звери, поселившиеся близ кемпингов и гостиниц. Они чувствовали себя полными хозяевами, были очень привязаны к своим местам и возвращались даже после переселения за 40-50 километров.

За 97 лет смертельным исходом закончилось 5 нападений гризли на людей. Можно сказать «немного», если бы речь не шла о гибели человека. Особенно трагичным оказался случай в национальном парке Глейзер (штат Монтана), где в августе 1967 года медведь убил двух женщин. Это заставило администраторов и ученых по-новому взглянуть на проблему «человек - медведь».

Стало очевидным, что в некоторых национальных парках косолапых стало слишком много. Так, «емкость» Йеллоустонского парка не превышает 200 гризли, а в конце 50-х годов их было там около 500. Испытывая недостаток в корме, они стали постоянными посетителями кухонных свалок. Голод и «уверенность» в отсутствии опасности со стороны человека позволили развиться у них агрессивным стремлениям.

Охране национальных парков уже в течение многих лет вменялось в обязанность выслеживать «неблагонадежных зверей», прогонять их из населенных мест, а . возвратившихся обратно отстреливать. В том же Иеллоустонском парке ежегодно уничтожали до 34 беспокойных черных медведей и гризли. Все это, однако, не дало ожидаемых результатов.

Ученые пришли к выводу, что главное - не допускать появления перенаселенности медведей в национальных парках, своевременно регулировать их численность. Запрещена подкормка медведей на кухонных свалках и у дорог. Надеются, что эти меры восстановят нормальные взаимоотношения между человеком и медведем; последний будет жить в отведенных ему местах, но держаться на почтительном расстоянии от нас. Да и мы должны помнить, что панибратство с дикими хищниками весьма опасно. Достаточно вспышки плохого настроения у нашего давнего лесного знакомого - и мы уже не успеем пожалеть о чрезмерной доверчивости...

Вне заповедников и национальных парков необходимая дистанция между медведем и человеком поддерживается при помощи охоты. Медведю в таких условиях и в «голову не придет» стаять у дороги и выпрашивать подачки у прохожих и проезжих. Но случается иногда, что обычно миролюбивые и осторожные звери становятся агрессивными и очень опасными. В чем причина превращений? Разумеется, голод.

В отдельные годы тайга не родит ни кедрового ореха, ни ягод, снижается численность дичи. Не успевшие «запастись» на зиму жиром, голодные и злые, медведи не залегают в берлоги, а бродят по тайге в поисках любого корма, дерутся друг с другом, поедают побежденных противников. В это время встречи с шатунами не сулят человеку ничего хорошего. Резко учащаются случаи нападения медведя на человека. Одиночка охотник с дробовиком, геолог, заснувший в спальном мешке у костра, запоздавший сельский школьник... Да, страшными становятся в такую пору медведи. Голод на обширных территориях тайги был в 1961-1962, 1968-1969 годах. Эти годы отмечены значительным усилением агрессивности медведей.

Бессилен ли человек перед такой опасностью? Конечно, нет. Предсказать появление шатунов можно за два-три месяца до наступления зимы. А предсказав, принять необходимые меры: запретить охоту в тайге, в одиночку, предупредить местное население, организовать бригады по истреблению шатунов и т. д.

Побаивается таежный люд медведей и не в пример легкомысленным туристам относится к ним серьезно: при встрече уступит дорогу, зря не зацепит, снаряжаясь на медвежью охоту, возьмет надежную лайку, верного компаньона, проверит, как заряжены патроны. Но и пошутить на медвежьи темы не прочь люди, живущие в таежных селах и на заимках, Рассказы о медведях, об их проделках - неистощимый источник развлечения для охотников, рыболовов, лесорубов.

Об одном занимательном случае поведал как-то нам старожил с реки Нижний Васюган, что течет на севере Томской области. Это бывший речник, водил по Васюгану и Оби катера, самоходные баржи. Плыл он как-то на катере по Васюгану. Дело было в начале лета, вода уже почти вошла в берега, но холодной была изрядно. Команда состояла из четырех человек.

Огибаем лесистый мыс, - рассказывал старик, - видим, кто-то в воде плещется. Солнце навстречу, глаза слепит, сразу не разберешь кто. Ребята заохали: «Во, братцы, храбрый какой, вода ледяная, а он купаться полез!» Вдруг моторист как завопит истошным голосом:

- Ребята, да это медведь через Васюган перебирается!

Ну, рулевой сразу наперерез косолапому, а остальные, кто за багор хватается, кто топор из каюты тянет. Подкатили к медведю на самой середке. Он было от нас, да разве от катера увернешься? Рулевой ему перед носом борт поставил, а команда давай цеплять зверя баграми. Прямо ополоумели все, не знают, что делают.

И вдруг не успели мы и глазом моргнуть, как он из воды поднялся, лапами борт обхватил - и шасть в катер! Один багор, словно спичка, лопнул, второй - в воду.

Что и говорить, и мы медлить не стали. Медведь в катер, а мы с него в разные стороны, как лягушки, попрыгали. Плывем и оглядываемся, за кем медведь вдогонку кинется. Рулевой наш, моряк бывалый, все ныром уходил: высунет голову, глотнет воздуха и опять под воду. У самого берега штаниной за корягу зацепился. Потом рассказывал, почудилось ему, что медведь догнал его и за ногу тянет. Сердце екнуло, хотел крикнуть - вода в рот полилась. Чуть не захлебнулся.

Однако бог миловал, не погнался за нами мишка. Обошел катер, рявкнул раза три для порядка и остался на нем.

Картина была со стороны поглядеть! Плывет по раздольному Васюгану катер, мотор постукивает, дымок синий над водой вьется, а на корме Михаиле Иванович - и капитан и рулевой. Конечно, нам не до смеха, перепугались все.

Но пришел все-таки и наш черед улыбаться. Уж на берегу все собрались, стоим, отряхиваемся, на медведя глаза пялим; куда, проклятый, заедет на нашем катере. А метрах в двухстах ниже места, где он к нам в гости пожаловал, Васюган крутой поворот делает и песчаная коса далеко к середине реки выходит. Ну, катер на полном ходу прямо на ту косу так и въехал. Медведь с кормы от толчка кубарем в реку, головой вниз. Вынырнул, вылез на берег, отряхнулся на косе и в лес направился. Рулевой наш, который ближе всех к нему был, говорил, что, прежде чем совсем в тайге скрыться, зверь обернулся и погрозил лапой: смотрите, мол, попробуйте еще раз баграми тронуть! Но, правда, я этого не видел. А плывущих через Васюган медведей с тех пор стороной объезжали, зачем их напрасно тревожить...

Исчезнут медведи - уйдет в прошлое и часть фольклора, связанная с удивительным, самобытным зверем. И это еще один аргумент в его защиту.

Подведем некоторые итоги. Не надо впадать в крайности. Никто не предлагает специально разводить крупных хищников и молчаливо следить за тем, как стаи волков уничтожают овец, а тигры-людоеды терроризируют целые районы. Численность хищников должна поддерживаться на разумном (чаще всего очень низком) уровне, а распределение их по территории - согласовываться с особенностями хозяйственной деятельности. Волкам, например, совершенно не место в районах развитого северного оленеводства и интенсивного сельского хозяйства. Речь идет о другом - о праве крупных хищников на существование. Ведь исчезновение с лица Земли какого-либо вида животных или растений - невозвратимая утрата для всего человечества и науки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'