Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВЕЛИКОЕ РАВНОВЕСИЕ

“Причины малы, а последствия велики. Достаточно одного щелчка, чтобы нарушить равновесие в природе”, - пишет французский ученей Р. Гейм в книге “Путешествие натуралиста вокруг света”.

Великое равновесие
Великое равновесие

Десятки тысяч лет люди пользовались богатствами природы, не подозревая, что все глубже и глубже вмешиваются в ход естественных процессов, все больше затрагивают весьма зыбкое равновесие, столь необходимое для существования жизни на нашей планете.

Всходило и заходило солнце. Тучи проливались дождем или осыпали землю пушистым снегом. Чередовались времена года, весной травы и деревья оживали, а осенью погружались в долгий сон, люди ловили рыбу, охотились, собирали съедобные коренья и плоды. Пахали, сеяли, снимали урожай, разводили домашних животных.

Привычный и размеренный ход природных явлений иногда нарушался бурями, землетрясениями, опустошительными наводнениями или страшными засухами. Гибли посевы, уходили дикие звери, исчезала рыба. Дым пожаров неделями и месяцами стоял над лесными массивами. После буйства огня оставались бесплодные, выжженные земли. С течением времени катастрофы стали более частыми и губительными, к стихийным невзгодам прибавились бедствия, прямо или косвенно вызванные делами человека. Но слишком мало было тогда известно о законах природы, чтобы правильно объяснить причины тех или иных отклонений от нормы, связать их с хозяйственной деятельностью людей.

Красив и безмятежен влажный пойменный луг. Под лучами жаркого солнца тянутся кверху злаки, нарядно пестреют синие головки колокольчиков, белые венчики поповника. Какие события могут нарушить покой этого растительного сообщества? Пройдет человек, сомнет траву, через час-два стебли поднимутся. Нарвет букет - что ж, луг богат цветами, не убудет. Выйдет на утренней заре олень пощипать аппетитную, блестящую от росы траву - тоже не беда. Через неделю трудно найти место, где пасся зверь, оно “затянется”, зарастет побегами оставшихся растений. Все как будто бы очень просто. Но простота здесь чисто внешняя. Недаром русский ученый-естествоиспытатель К. Рулье в середине прошлого века писал, что неиссякаемым объектом наблюдений для ученого может стать жизнь простой придорожной лужи. Все зависит от глубины наблюдений и научных методов.

Так и на нашем лугу. Вооружившись специальными приборами и методиками, мы, прежде всего “откроем” колоссальную сложность процессов жизнедеятельности растений. Узнаем, как в их листьях солнечная энергия превращается в органическое вещество. Обнаружим закономерности обмена веществ внутри организмов и во взаимоотношениях с окружающей средой, с ее, как говорят экологи, абиотическими (неживыми) факторами - почвами, влажностью, температурой...

Вооружившись специальными приборами и методиками откроем колоссальную сложность процессов
Вооружившись специальными приборами и методиками откроем колоссальную сложность процессов

Далее мы выявим закономерности распределения растений в пространстве и еще раз убедимся в верности простого житейского вывода о том, что они не встречаются “где попало”, а связаны с определенными участками ландшафта, с конкретными условиями среды.

Нетрудно также заметить, что определенным сообществам растений соответствует свой “набор” животных и что группировки растений (фитоценозы) и животных (зооценозы) вместе образуют достаточно типичные и устойчивые общности - биоценозы.

Если мы посмотрим теперь на участок нашего луга не как на простую сумму растений и животных, а как на природное единство, сформировавшееся на основании определенных закономерностей и сохраняющееся благодаря им же (а иного взгляда и быть не может), то представления о мнимой простоте быстро исчезнут. Мы обнажим голову перед мудростью природы - и окажемся правы.

К. Маркс и Ф. Энгельс в своих трудах много раз указывали на существование теснейших взаимосвязей между обществом и природой. Они предостерегали от игнорирования природных законов, от произвола по отношению к природе. Призывали помнить, что власть человека над ней не безгранична. Человек по-настоящему властвует над природой, только когда, глубоко познав ее законы, постоянно опирается на них в своей практической деятельности.

За последнее столетие наука сделала огромный рывок, за это время мы узнали о жизни Земли больше, чем за всю предыдущую историю человечества. Благодаря трудам многих ученых, и в особенности в результате исследований гениального провидца академика В. Вернадского, создано учение о живой оболочке Земли - биосфере, раскрыты закономерности круговорота веществ в ней. Наука установила, что процессы, протекающие в биосфере, включают в себя сотни и тысячи химических циклов. В далекой древности, когда еще человек не вмешивался в дела природы, циклы были замкнутыми, основанными на постоянном круговороте вещества и потоков энергии. Понимание этого стало поворотным пунктом в развитии наук о Земле.

Но производительные силы за нынешний век развивались невиданными темпами, воздействие человека на биосферу становилось все более сильным.

В древности человеку для удовлетворения всех потребностей было необходимо 18 химических элементов, в XVII веке - 25, в XIX - 47. В середине текущего столетия нам требовалось 80 элементов, не считая 11 трансурановых, открытых к 60-м годам.

Ежегодно из земных недр извлекается 100 миллиардов тонн разных горных пород. К концу XX века их будут добывать уже не менее 600 миллиардов тонн. Неудивительно, что многие биогеохимические циклы оказались нарушенными, “разомкнутыми”. Огромное количество новых веществ, появившихся в результате деятельности человека, оказалось вне естественного круговорота вещества и энергии.

Как нередко бывает, Действие обогнало Знание. Когда наука доказала существование всеобщей взаимосвязанности природных явлений и необходимость всегда и везде принимать во внимание Великое Равновесие, многое уже было испорчено или упущено...

Равновесие. Оно разное - простое, сложное, очень сложное, непостижимо сложное. Различны его формы, многообразны механизмы. Оно всегда относительно, подвижно, изменчиво, скрыто в глубинах процессов и явлений.

Английский эколог Ч. Элтон, уже став известным ученым, пленился однажды видом небольшого луга в окрестностях Кембриджа. Пленился не как любитель красивых пейзажей, а как глубокий исследователь. Возможно, он помнил слова К. Рулье о “научной неиссякаемости” любой придорожной лужи, а может, на него влияла логика развития науки. Во всяком случае, Ч. Элтон решил провести анализ всех форм жизни и - экологических связей на изумрудно-зеленом английском лугу. И чтобы полностью осуществить замысел, ученому (конечно, с многочисленными помощниками) понадобилось... 25 лет. Созданный им научный труд считается в экологии - науке о взаимоотношениях организмов со средой обитания - классическим.

А, между прочим, площадь изучавшегося луга - всего квадратная миля...

Пойменный луг не самый сложный биогеоценоз. Известны сообщества с колоссальным количеством компонентов и чрезвычайным разнообразием внутренних взаимосвязей - например, тропические леса. Все бесчисленные биогеоценозы взаимодействуют между собой, находясь в состоянии относительного равновесия. Наконец, постоянство среды обитания на нашей планете в каждый определенный период ее существования свидетельствует о глобальном равновесии биологических и химических процессов.

Равновесие вытекает из объективных законов природы. Оно отражает реальные свойства веществ и явлений, вступающих во взаимодействие. Без него не могло бы быть постоянства, а без последнего невозможной стала бы и сама жизнь, требующая для себя строго определенных условий. Устойчивость в природе - не равновесие двух одинаковых гирь, положенных на тарелки весов. Здесь все в движении, все состоит из циклов различной длительности, из кругооборота элементов и сложных соединений, из превращений энергии.

Компромиссные, буферные механизмы во взаимодействующих системах позволяют равновесию сохраняться даже при значительном изменении условий - внешних и внутренних. Познать до конца его причины и механизмы - значит глубже проникнуть в законы природы, взять в свои руки управление ими.

Английский ученый Д. Марш, автор первой фундаментальной книги о воздействии человека на природу, вышедшей в Лондоне более ста лет назад, высказал примечательную мысль. По его словам, деятельность людей приводит к рубежу, за которым необратимо нарушается природное равновесие, в то время как отклонения, возникшие под влиянием животных, имеют временный характер. Без вмешательства человека через определенное время все вновь станет на свои места.

Общеизвестен пример с триединством: лес, дикие копытные животные и крупные хищники. Олени и лоси объедают побеги деревьев, кустарников, траву. В свою очередь, на копытных охотятся волки, медведи, тигры, рыси. Когда оленей и лосей становится слишком много, они сильно повреждают лес. Но копытные “вскармливают” хищников, тех также становится больше нормы, и постепенно они притормаживают рост стада. Наступает суровая зима, выпадает глубокий снег, наст ограничивает свободу передвижения оленей и лосей, и хищники уничтожают большинство из них. Лес на некоторое время “вздыхает свободно”, залечивает раны, а численность хищных зверей быстро скатывается вниз: они подорвали свою кормовую базу и теперь “расплачиваются” за это.

Копытные 'вскармливают' хищников
Копытные 'вскармливают' хищников

Между тем копытные, освободившиеся, как говорят экологи, из-под пресса хищников, постепенно восстанавливают прежнее поголовье. Все начинается сначала.

Не правда ли, такое равновесие можно в какой-то мере сравнить с колебаниями маятника? Лишь мгновение бывает он в “нормальном” положении, посредине двух крайних точек. Но амплитуда маятника определенна, его колебания почти одинаковы, поэтому мы имеем право говорить об относительном равновесии.

Что же происходит, когда в триединство: лес, копытные, хищники вклинивается человек?

Один из авторов этой книги несколько лет работал в Воронежском заповеднике и был свидетелем большого бедствия, постигшего тамошнее стадо оленей.

Эти звери появились в Уманском бору после Великой Октябрьской революции. Их выпустили на волю из зверинца принцессы Ольденбургской, большой любительницы природы и охоты (ее замок до сих пор высится над обширной поймой Воронежа, на окраине поселка Рамонь). После организации резервата численность животных стала увеличиваться. Научные сотрудники, егеря охраняли и подкармливали оленей, а их естественных врагов - волков - истребляли.

И вот в середине 50-х годов сложилось положение, хорошо известное в экологической науке: уничтожив волков, человек не сумел полностью “заменить” их и взять контроль над стадом в свои руки. Оленей отлавливали, но недостаточно. Их развелось много, очень много, на тысячу гектаров - в среднем более 25 животных. Они съели наиболее доступные корма и стали голодать. Люди не замечали этого, они гордились постоянным ростом стада копытных. И трагедия наступила.

В 1965 году необычно рано выпало много снега. А в конце декабря установился антициклон: больше месяца температура воздуха была около 30 градусов мороза. Олени встретили зиму недостаточно упитанными (не уродились желуди, на которых они обычно откармливались осенью). Глубокий снег ограничил их передвижение. Голодные звери выходили к дорогам, к человеческому жилью, собирали клочки сена.

Работники заповедника, население поселков, окружающих заповедник, пришли на помощь бедствующим оленям, спасли многих животных. Но велик был и урон. Маятник слишком далеко качнулся в одну сторону. Разрушив естественное триединство, люди не позаботились о создании триединства искусственного.

“...Первоначально существовавшее в природе равновесие было нарушено с того времени, как человек стал располагать более совершенными техническими средствами, а плотность народонаселения перешагнула известный предел”, - пишет автор трагической и в то же время оптимистической книги “До того, как умрет природа”, французский профессор Ж. Дорст, один из руководителей Международного союза охраны природы.

“С нашим появлением континенты быстро дряхлеют”, - констатирует в “Зеленых холмах Африки” Э. Хемингуэй.

Дать полное представление о Великом Равновесии природы невозможно. Поэтому мы попытаемся показать, как неупорядоченная деятельность человека нарушила отдельные, более или менее значительные, звенья равновесия, изменила кругооборот веществ или энергии в нежелательном для нас направлении.

Все звенья равновесия как зерна в четках: каждое - первое, и оно же последнее. Не будем стараться найти конец и начало бесконечной цепи природных процессов. Возьмем несколько “зерен”.

* * *

Существует тепловой баланс Земли, причем его приходная и расходная части должны быть более или менее уравновешенными. То, что это действительно так, доказывает наше с вами присутствие на планете. Если бы она получала значительно больше тепла, чем расходовала, то мы бы, попросту говоря, давно уже поджарились; в противном случае у нас возникли бы серьезные трудности с “отоплением” планеты.

В приходной части естественного теплового баланса прежде всего значится солнечная энергия. Земля получает от Солнца 5·1020 больших калорий в год. Немного “подогревает” Землю энергия, выделяемая в процессах естественного радиоактивного распада, в результате вулканических извержений, лесных пожаров и т. д. В расходной части - энергия, постоянно рассеиваемая Землей в мировое пространство.

Конечно, баланс тепла никогда не был абсолютно стабильным и в целом для Земли, и для крупных ее областей. Известны периоды длительного потепления и похолодания, великие оледенения и прочие неприятности, от которых немало натерпелись наши отдаленные предки. Но тогда отклонения были лишь составными частями динамического равновесия. Своим последующим изменением тепловой баланс планеты, как и следовало ожидать, обязан людям. Они сумели значительно “подогреть” атмосферу.

Вплоть до XIX века человек использовал только энергию Солнца, употребляя в пищу растения и животных и сжигая древесину и жиры растительного и животного происхождения.

В настоящее время в США потребление всех видов энергии составляет 10 тысяч ватт на человека в сутки, За 200 лет оно увеличилось в 100 раз и продолжает ежегодно увеличиваться на 2,5 процента! При этом львиную долю составляет сжигание горючих ископаемых. Энергия ежегодно добываемого во всем мире топлива достигла 4,2 • 1015 больших калорий.

Ученые подсчитали, что, если численность населения Земли возрастет до 10 миллиардов, а потребление энергии достигнет современного уровня США, ее мировое производство составит колоссальную величину: 11О миллионов мегаватт в год! Угрожает ли такой рост нарушению общего теплового баланса атмосферы? Сам по себе, скорее всего нет, производимая энергия будет все-таки в 1000 раз меньше той, которую Земля рассеивает в мировое пространство.

Если мы возьмем более отдаленную перспективу, положение может выглядеть менее радужным. Потребление энергии во всем мире в конце 60-х годов составляло примерно 2,93 • 1013 киловатт-часов. Средние ежегодные темпы роста энергетики равны 4 процентам. Предположим, что они еще очень долго останутся неизменными. Тогда через 160 лет энергия, вырабатываемая человечеством, сравняется с отражаемой Землей солнечной радиацией. Однако и сейчас возможны серьезные местные нарушения, вызванные концентрацией тепла. С ними мы сталкиваемся в крупных населенных пунктах, в промышленных зонах.

...Постоянство газового состава атмосферы совершенно необходимо для существования современной жизни на Земле. 21 процент кислорода, немного более 0,03 процента углекислого газа, азот. Если кислорода становится меньше, а углекислого газа больше обычного уровня, дыхание затрудняется. Резкое изменение содержания этих газов ведет к губительным последствиям для большинства высокоразвитых организмов.

Всегда ли наша атмосфера имела такой газовый состав? Нет. Около 2 миллиардов лет назад в ней отсутствовал свободный кислород, зато было огромное количество углекислого газа. Жизнь первых примитивных организмов основывалась на внутренних, ферментативных процессах восстановления. Чтобы концентрация кислорода достигла 1 процента от современного уровня, понадобился миллиард лет. Его “накопили” первые организмы, обладавшие способностью к фотосинтезу. Такое содержание кислорода оказалось уже достаточным для окислительного типа обмена веществ и появления многоклеточных организмов - настоящих “фабрик” свободного кислорода.

Для достижения следующего важного рубежа в эволюции жизни на Земле понадобилось “только” 300- 400 миллионов лет. Кислорода в атмосфере стало в 8-10 раз больше, и вокруг планеты появился озоновый экран. Он стал надежной защитой организмов от ультрафиолетовой радиации. Бурно расцвела жизнь в поверхностных слоях океана, они заполнились мельчайшими, взвешенными в воде растениями, фитопланктоном. “Фабрики кислорода” заработали с еще большей силой.

Современная концентрация кислорода установилась в атмосфере примерно 50 миллионов лет назад. Ее постоянство стало бы невозможным, если бы круговорот кислорода не был строго сбалансирован с круговоротом углекислого газа.

Не станем приводить цифры, подробно характеризующие круговорот углерода в природе, хотя они и известны науке. Важно, что такой круговорот существует и что он (по крайней мере, до последнего времени) хорошо “подогнан” к круговороту кислорода. Напомним только, что есть два самостоятельных цикла круговорота углерода в биосфере - один на суше, другой в Мировом океане - и что связаны они через атмосферу.

Почти 50 миллионов лет газовый состав атмосферы Земли было стабильным. Но промышленная эра в развитии человечества грозит серьезно нарушить и этот, один из важнейших элементов мирового равновесия. Дымят бесчисленные трубы фабрик, заводов, тепловых электростанций, пароходов и паровозов. При сжигании горючих ископаемых в атмосферу попадает около 5 миллиардов тонн углекислого газа в год. Уменьшается фотосинтезирующая поверхность растений лесов, изменяются типы фитоценозов суши. Загрязнение океанов и морей нефтью и другими химическими веществами выводит из строя фитопланктон - другой важнейший “поглотитель” углекислого газа.

И вот последствия. С 1860 по 1955 год содержание углекислого газа в атмосфере возросло с 0,027 до ,0,032 процента, то есть на 18 процентов. Есть основания считать, что в наши дни выброс двуокиси углерода в атмосферу увеличивается на 0,2 процента в год. Некоторые ученые предполагают, что если существующие тенденции сохранятся, в 2000 году количество углекислого газа в атмосфере несколько превысит 0,04 процента.

Что сулит человечеству такой ход событий? Единого мнения среди ученых нет. Проблема слишком сложна: ведь в атмосфере противоборствуют могучие и изменчивые силы, происходят противоречивые процессы. По одной из весьма распространенных гипотез вследствие увеличения облачности и усиления так называемого “парникового эффекта” среднегодовая температура повысится на 0,8-3,0 градуса. Наибольший рост средней зимней температуры произойдет между 40 и 70-м градусами северной широты (на 1,7 градуса). В Северной Атлантике воды потеплеют в среднем на 2 с лишним градуса.

Начнут таять льды Арктики и Антарктики, что, в свою очередь, приведет к повышению уровня Мирового океана на 60 метров! Если предположить, что таяние растянется на тысячу лет, то и тогда каждое десятилетие уровень океана будет подниматься на 60 сантиметров. Значительная часть суши постепенно уйдет под воду. Изменится климат. Умеренные зоны по его характеру приблизятся к субтропическим, холодные - к умеренным. Изменятся границы распространения лесов. Участятся засухи, лесные пожары.

Другая опасность - уменьшение содержания кислорода. Снижается производительность его основных “фабрик” (леса, фитопланктон морей). Огромные количества этого газа сгорают в различных двигателях, используются в промышленных процессах...

Со временем человечество, безусловно, сумеет приостановить рост содержания углекислого газа в атмосфере, восстановит источники кислорода, будет более бережно расходовать его. Однако пока мы не располагаем такими возможностями, и поэтому приходится говорить о вероятных опасностях...

Преодолев огромные расстояния космического пространства, советские межпланетные станции достигли поверхности Венеры. Увы, они не обнаружили здесь ничего от той обетованной планеты, которая рисовалась воображению писателей-фантастов. “Утренняя звезда” оказалась сущим адом, и допустить вероятность существования там жизни, похожей на земную, можно только, если поверить, что она бывает в паровых котлах, работающих на форсированных режимах, при сверхвысоких температурах и давлениях.

Грустно расставаться с мечтой об “одноплеменниках” на Венере. Но, быть может, они все-таки когда-то жили там? И погибли, выпустив из рук рычаги управления технической цивилизацией? Не об этом ли говорит состав венерианской атмосферы, почти полностью состоящей из углекислого газа?

“Венерианская промышленность” поработала когда-то на славу! Так горько и мрачно прокомментировал результаты новейших космических исследований один из писателей-фантастов.

* * *

“Океан погиб летом 1979 года - значительно раньше, чем предполагали биологи.

Еще за десять лет до этого был замечен ряд угрожающих признаков: в 1968 году, например, ученые установили, что ДДТ тормозит фотосинтез морской флоры. Этому трагическому открытию большинство людей не придало особого значения. Лишь специалисты-биологи поняли, что речь идет о начале конца. Они знали, что вся жизнь в океане зависит от фотосинтеза - химического процесса, благодаря которому растения перерабатывают солнечную энергию в жизненную. Препятствовать этому - значит препятствовать жизни. Но ДДТ и другие хлористые соединения отравили почти всю землю и воду. Вот тогда-то стало ясно, что угроза катастрофы вполне реальна.

В 1975 году обнаружилось, что некоторые разновидности растительного планктона под воздействием хлоридов углеводорода изменили свою биологическую структуру, что, в свою очередь, предопределило перерождение зоопланктона - крошечных живых существ. Другие, более крупные обитатели моря были вынуждены приспособиться к этому новому зоопланктону, и, таким образом, началась цепная реакция видоизменений, охватившая всю морскую фауну. Некоторые виды рыб и морских животных начали исчезать.

Сложилась очень тяжелая обстановка. На чрезвычайной сессии Организации Объединенных Наций было принято решение запретить во всем мире производство инсектицидов, в состав которых входят хлористые соединения углеводорода. Но Соединенные Штаты не выполнили этого решения. Объяснялось это давлением со стороны нефтехимических монополий, получивших поддержку департамента сельского хозяйства. Магнаты химической промышленности и департамента сельского хозяйства склонили правительство на свою сторону”.

Эти строки не имеют ничего общего с научной фантастикой. Они принадлежат перу П. Эрлиха, крупного американского зоолога. Он относится к числу пессимистов, но его выводы основаны на реальных, быть может, только чересчур безнадежно истолкованных фактах.

“Пророчество” П. Эрлиха появилось в конце 60-х годов. Предсказанного им на 1975 год “перерождения” зоопланктона не произошло. Да и 1979 год не станет последним для Мирового океана, прекращение активных биохимических процессов в океане еще не приведет к разрыву жизненно важных циклов, не поколеблет самые основы Великого Равновесия.

Однако загрязнение Мирового океана прогрессирует, продолжается разрушение действующих в нем экологических механизмов. Опасность очень велика...

Равновесие бывает разным. Оно расчленяется на множество составных частей, взаимодействующих одна с другой. Его постоянство обеспечивают миллионы больших и малых кругооборотов вещества и энергии, расходящихся и снова сливающихся в единый поток жизни и необходимых для нее условий.

Известно немало примеров нарушения экологического баланса и в живой природе. Кто не знает об акклиматизации дикого кролика в Австралии и о том, к каким катастрофическим последствиям это привело? А завоз колорадского жука в Европу? Катастрофическое зарастание многих водоемов Евразии канадской элодеей - “водяной чумой”? Угрожающее полезным видам рыб шествие американского карликового сомика по рекам и озерам Европы происходит в наши дни.

Таких фактов тысячи. Они объясняются тем, что человек вырывает отдельные виды животных и растений из природных сообществ, где у них есть “свое место”, где они находятся под контролем регулирующих механизмов, вырабатывавшихся в течение тысячелетий, и помещает их в совершенно новые условия. Здесь они либо гибнут (чаще всего), либо, освобожденные от пут постоянного контроля, от своих обычных врагов, конкурентов и болезней, дают ужасающую вспышку численности, делаясь опаснейшими врагами человека.

Иногда какой-либо вид вырывается из-под контроля на своей родине; это происходит, когда нерасчетливая деятельность человека изменяет “соотношение сил” в сообществах, нарушает природный баланс (вспомним о примере с копытными, хищниками и лесом).

В последнее время много пишут о нашествии хищных морских звезд, уничтожающих кораллы, - настоящем бедствии, бороться с которым очень трудно. Что его вызвало? В каком месте человек освободил “пусковой механизм” явлений? Наука еще не нашла ответа. Подмосковные водоемы стремительно заселяет бычок-ротан, вытесняя другие, гораздо более ценные виды рыб. И в этом случае не очень понятны причины агрессии пришельца.

Но одно ясно: чем дальше, тем чаще мы будем сталкиваться с подобными фактами. Все многообразнее и глубже вмешательство людей в жизнь природы, все менее устойчивыми становятся природные сообщества под его воздействием.

Мы назвали лишь несколько звеньев из бесчисленного множества. Показали, воспользовавшись результатами научных исследований, что каждое из звеньев необходимо и что выход его из строя неминуемо приводит к изменениям всего баланса природы.

“Жизнь организована в планетарном масштабе, - говорил в середине 60-х годов крупный советский ученый В. Беклемишев. - Все живые существа - часть гигантской совокупности: живого покрова Земли. Человек входит в состав этого покрова, привнося в него новую организацию, в том числе и свои сооружения - “неживые структуры” живого покрова и составляющих его биогеоценозов”.

Так допустимо ли, чтобы эти “неживые структуры” вышли из-под контроля людей и поставили под угрозу существование самой жизни на всей планете? И с такой ли уж фатальной неизбежностью любое вмешательство человека в жизнь природы ведет к разрушению природного равновесия, к ухудшению условий жизни в нашем общем доме - на Земле?

* * *

Э. Кольер, сын лондонского дельца средней руки, совершенно не подозревал о существовании в природе равновесия, когда волею судеб попал в Чилкотинский округ Британской Колумбии. Э. Кольер бросил колледж, отказавшись от карьеры юриста, его не соблазняла жизнь фермера в обжитой части Канады. Его манили лесные дебри, звал ручей Мелдрам, на котором он побывал во время одной из поездок. Он впервые увидел место, где впоследствии ему пришлось прожить около тридцати лет, в 1926 году. Ручей пробивался сквозь густой лес. Иногда он расступался, по берегам виднелись поляны с яркой травой, окаймленные бордюром ив. Встречались немногочисленные свежие следы и лежки оленей, покопки черных медведей. Кругом царила глубокая тишина, на десятки миль не было ни единого жилища человека.

И вот он здесь, в одном из самых глухих мест Британской Колумбии. С ним его жена и маленький сын. Бабушка жены индианка, которая когда-то жила вместе со своим племенем в районе Мелдрам-Крик, рассказала им, что прежде тут были богатейшие угодья. Ручей перегораживали десятки бобровых плотин, в прозрачной воде плавали стаи форелей, и иногда крупные красивые рыбы выпрыгивали на поверхность в погоне за мухами и бабочками. В зарослях водяных трав находили прибежище тысячи гусей и уток. Олени вытоптали торные дороги к прудам и приходили к ним на водопой.

Когда Э. Кольер с семьей поселился на Мелдрам-Крик, здесь уже все было по-иному. Бобров истребили, их плотины разрушились, вода ушла, лишь жидкая вонючая грязь да остатки гниющих водяных растений остались на месте прежних водоемов.

Исчезновение воды в природе, где все от нее зависит, не может остаться бесследным. Намного обеднел животный мир долины Мелдрам-Крик, кроме бобра, исчезла ондатра, почти перевелась рыба, стала редкой водная дичь. С трудом можно было отыскать оленей и лосей. В лесах властвовали койоты, разоряя гнезда пернатой дичи и уничтожая кроликов.

Печальную картину опустошения Э. Кольер описал в автобиографической книге “Трое против дебрей”, перевод которой издан у нас. И здесь же рассказал о том, как ему удалось вновь сделать свой край богатым. Рассказ хотя и принадлежит перу простого траппера, ловца пушных зверей, стихийно проникнувшего в некоторые тайны природы, но он глубоко поучителен. Мысль о необходимости поддержания природного равновесия вначале незримо, а затем и прямо присутствует в книге.

Бобровые запруды! Вот главное звено утраченного равновесия. Эта мысль пришла Э. Кольеру на второй или на третий год жизни в лесу. Плотины поддерживали высокий уровень воды в ручьях и озерах, от них зависел весь водный режим территории. Но бобров давно уже нет ни здесь, ни в окрестностях, даже отдаленных. Значит, надо попытаться взять на себя их обязанности!

Семья Э. Кольера принялась за дело. Восстановили одну старую бобровую запруду, потом другую. Работая, строго придерживались “принятой” зверями технологии: так же укладывали ветки, цементировали их илом.

Результаты оказались чудесными. С приходом воды быстро ожила природа охотничьего участка Э. Кольера, вновь появились четвероногие и пернатые, прежние обитатели этих мест. Последствия самодельных гидротехнических работ ощутили даже фермеры за десятки миль от восстановленных водоемов. Ставшие полноводными ручьи, оросили страдавшие от засухи пастбища.

Человеку труднее, чем бобру, следить за плотинным хозяйством. Э. Кольер со страхом ждал, что внезапное наводнение, вызванное сильным ливнем, или бурный паводок разрушат плотины. Но тут на помощь пришли охотничьи организации провинции, прослышавшие об интересном опыте. В ручей выпустили две пары бобров. Немного времени понадобилось расплодившимся зверям для того, чтобы заселить все ручьи и озера на участке траппера. Повсюду поднялись их плотины и хатки.

Весной 1948 года на ручье Мелдрам жило уже около 200 бобров. Половодье тогда было очень высоким и бурным. Реки выходили из берегов, размывали земляные насыпи, затапливали населенные пункты. Угроза нависла и над районом Мелдрам. Казалось маловероятным, что бобровые запруды выдержат натиск весенних вод.

Но, по словам Э. Кольера, бобры не подвели людей. Каждую ночь они выходили из своих хаток и трудились без устали: поднимали уровень плотин так, чтобы разбушевавшийся ручей не переливался через них и не размывал эти сооружения. На “боевую вахту” встали старые взрослые самцы, годовалые бобры и бобрихи, у которых вот-вот должны были появиться малыши. Они трудились ради себя, но их труд способствовал также сохранению водоемов для рыбы, хороших условий для норки, выдры и ондатры. “И быть может, ради того, - добавляет автор, - чтобы живущие где-то рядом мужчина, женщина и девятнадцатилетний юноша не увидели, как все, что им было так дорого, исчезает под озверевшими потоками воды”.

Э. Кольер своими силами восстановил природное равновесие на маленьком участке земной поверхности. Пусть на незримо малую величину изменился общий гидрологический режим планеты, пусть прибавку в весе охотничьих животных на его участке можно выразить - по отношению к общей массе охотничьих животных Земли - числом с десятками нулей справа за запятой. И все-таки как-то сдвинулся в благоприятную сторону характер общего круговорота веществ и энергии, потому что в природе все взаимосвязано, все едино.

Сохранение равновесия не самоцель. Оно необходимо для того, чтобы планета наша была богатой и красивой, чтобы она могла без ущерба для себя обеспечить всем необходимым своих детей. Не надо делать из равновесия фетиш. Там, где действительно необходимо, ему следует придавать новые формы, переводить на новый уровень, заменять естественные процессы искусственными. Но недопустимо и уподобляться героям известной крыловской басни и растаскивать природу в разные стороны, забывая о всеобщей взаимосвязи в ней.

Иногда высказываются опасения, что призывы к соблюдению сохранения равновесия между природой и обществом означают прекращение развития производительных сил. Более того, раздаются призывы к искусственной приостановке такого развития. Видные зарубежные ученые, входящие в состав так называемого “Римского клуба”, - Д. Мидоуз и другие в начале 70-х годов обнародовали результаты моделирования процессов, протекающих в мировой экономике. И пришли к выводу, что ни сырьевые и энергетические ресурсы, ни окружающая среда не способны выдержать современных темпов роста производства. Выход - “нулевой рост”, отказ от дальнейшего развития экономики.

Подобная точка зрения глубоко ошибочна. Социальные запросы, потребности и возможности человечества постоянно изменяются - следовательно, всегда будут развиваться его отношения с окружающей средой, которая так же не останется неизменной. Задача заключается в том, чтобы направить развитие в нужную сторону, уменьшить издержки, связанные с техническим прогрессом. Именно поэтому все мы должны стоять на страже Великого Равновесия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'