Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

КЛУБ ИММУНОЛОГОВ

   «Ученый должен быть в курсе того, что происходит
 вокруг, иначе его работа не даст настоящих
 результатов. Он должен жить в мире, где занятие
 наукой обеспечивает возможность существовать,
 где есть товарищи, беседуя с которыми можно
 совершенствовать свои способности».

                                       Норберт Винер

Сфинкс в шляпе
Сфинкс в шляпе

Шло семнадцатое заседание клуба иммунологов. Как всегда, заседание вел организатор и постоянный председатель клуба Оганес Вагаршакович Бароян, действительный член Академии медицинских наук СССР, директор Института эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи Академии медицинских наук СССР. Это заседание было не совсем обычным. Нас посетил представитель Всемирной организации здравоохранения чешский иммунолог Зденек Трнка.

Бароян представил нам иностранного гостя. Зденек Трнка должен был сделать доклад о наиболее актуальных проблемах современной иммунологии. Прежде чем предоставить слово доктору Трнка, Оганес Вагаршакович рассказал, главным образом для него, историю нашего молодого клуба и некоторые принципы его возникновения и работы.

Мне сейчас трудно воспроизвести образную речь председателя клуба. Не потому, что я ее не помню, а потому, что в тот день я сам был особенно склонен к рассуждениям и размышлениям. И слова председателя интегрировали с моими размышлениями. Иногда соответствовали им, дополняя их и углубляя. Иногда рождали новые мысли, и тогда я, развивая их, менее внимательно слушал. Иногда я отказывался от своего прежнего суждения. Поэтому я наверняка спутаю, что слышал, а что домыслил сам.

Оганес Вагаршакович говорил о том, как важно общение ученых, как важно поделиться мыслями с понимающими твою работу людьми, как важно обсуждать, казалось бы, отвлеченные вещи, как важно «полировать» в беседе и споре «мозговые извилины».

А я думал о том, что научно-исследовательская работа в наши дни требует для своего проведения очень много условий — лабораторий, оборудования, хороших вивариев для содержания животных, квалифицированных помощников. Всего не перечислить. И для одних наиболее важным является одно, а для других другое. Иммунологи, занимающиеся проблемами трансплантации органов и тканей, не могут работать без чистолинейных животных. А биохимические исследования немыслимы без скоростных центрифуг и химически чистых реактивов. Астрономия невозможна без телескопов, а в геологии неизбежны экспедиции. Но иммунологу, биохимику, астроному, геологу необходимо иметь возможность уединяться со своими мыслями, необходимо иметь возможность и делиться ими. Делиться не только для того, чтобы о них узнали другие, ко чтобы апробировать их, послушать мнение друзей-коллег, усомниться или, наоборот, в еще большей мере увериться в чем-то.

Бароян говорил о том, что наш клуб возник в начале 1964 года, что основной девиз работы клуба — взаимный обмен экспериментальными фактами, мнениями, предположениями, идеями; обсуждение еще не законченных работ, коллективное обдумывание .исследований «в ходу».

А я думал, что взаимный обмен мыслями и фактами действительно обогащает всех. Поэтому-то и выпускаются тысячи научных журналов, ежегодно проходят тысячи .конференций, съездов, симпозиумов, совещаний в различных странах по самым разнообразным научным проблемам. Собираются и иммунологи.

Но все-таки конференции и съезды всегда несут отпечаток официальности, сковывающей непосредственный обмен мнениями. Нужны более непосредственные контакты, более непринужденные обсуждения. Ведь на конференцию, как правило, приносят уже законченное исследование. А важно было бы обсудить его среди специалистов во время экспериментирования, во время обдумывания, чтобы сделать как можно меньше ошибок, чтобы пойти максимально эффективными путями,

Наш председатель заговорил о том, что членами клуба являются молодые иммунологи, но незримо здесь присутствуют и «наши бессмертные». И я невольно подумал о ведущих советских иммунологах.

Григорий Васильевич Выгодчиков, действительный член Академии медицинских наук СССР, виднейший специалист в области иммунологии раневых инфекций, в число которых входят такие, как газовая гангрена, столбняк, гноимые инфекции. Решение проблемы создания иммунитета против этих инфекций в нашей стране связано с именем профессора Выгодчикова. Особенно большой вклад внес Григорий Васильевич в разработку стафилококкового анатоксина — препарата против гноеродных кокков.

Лев Александрович Зильбер, действительный член Академии медицинских наук СССР. С его именем связано открытие природы клещевого энцефалита и способов борьбы с этим тяжелым инфекционным заболеванием мозга. Он написал замечательные книги по антимикробному и противовирусному иммунитету. Последние пятнадцать-двадцать лет профессор Зильбер работал в области иммунологии и вирусологии рака.

Павел Феликсович Здродовский, действительный член Академии медицинских наук СССР. Помимо значительных работ в области болезней-рикетсиозов, к которым относится, например, сыпной тиф, много лет отдал выяснению механизмов регуляции образования антител, физиологическим законам регуляции иммунитета.

Павел Николаевич Косяков, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР, занимается исследованиями тканевых антигенов, закономерностей их распределения и выделения, иммунологическими особенностями различных тканей и органов.

Наш председатель говорил о нас — первых членах клуба иммунологов, его «фаундейторах», присутствовавших на первом организационном собрании. Он представил каждого из нас гостю нашего клуба.

А мне уже тогда было ясно, что в своей книжке об иммунологии я расскажу о клубе и назову имена его наиболее активных членов: Абелев Г. И., Брондз Б. Д., Гурвич А. Е., Гусев А. И., Кокорин Н. Н., Каулен Д. Р., Кульберг А. Я., Лямперт И. Я., Туманян М. А., Учитель Г. Я,, Фонталин Л. Н., Фриденштейн А. Я.

После Барояна выступал доктор Трнка. Он рассказал о первоочередных общечеловеческих иммунологических проблемах. Одна из волнующих, важнейших — трансплантационный иммунитет и его преодоление. От решения этой задачи зависят успехи хирургов. Лишь после этого они смогут более или менее гарантированно произвести операции пересадки органов.

Иммунологический барьер несовместимости тканей — самая трудная загадка сфинксов XX века.

Но и она будет разгадана!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'