Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Человек, печальный свидетель потопа...

1864 год... Четверть века, к неописуемому ужасу не только европейца-обывателя, но даже ученого, продолжается атака па святая святых: привычные представления о происхождении человека. Француз Эдуард Лартэ, основатель и глава новой науки - палеонтологии человека, развернул раскопки грота Ла-Мадлен, расположенного в долине реки Везеры, в Дордони. Многое среди находок, которые извлекли рабочие :и глинистой толщи, уже знакомо: кости диковинных животных, камни со следами симметрично расположенных сколов, рога северного оленя с нарезками, сделанными острым инструментом.

Но то, что лежит у него на ладони, заставило онеметь от неожиданности. Да полно, наяву ли вес происходит? А может быть, это сказочный сон или галлюцинация? Во всю длину и ширину крупной пластины, отщепленной от бивня, видны уверенно прочерченные плавные линии, складывающиеся в рисунок. Осторожно, словно опасаясь, что загадочное видение исчезнет, Лартэ очистил поверхность кости от прилипших кусочков желтой глины. Появились новые штрихи и полосы...

На желтоватой и гладкой, как бы намеренно отполированной поверхности обломка старого бивня проглянула очерченная скупыми штрихами фигура одного из самых гигантских животных Земли - слона! Все в этой находке, начиная от сюжета рисунка и кончая манерой исполнения, поражало Лартэ. Его суровое лицо с упрямо поджатыми губами и глубоко запавшими глазами, прикрытыми стеклами пенсне, стало еще более сосредоточенным. Забыв про все на свете, он разглядывал пластину с необыкновенной гравюрой.

А задуматься было над чем. Эдуард Лартэ держал в руках уникальную находку - новое подтверждение идеи о глубокой древности рода человеческого. Впрочем он ни на йоту не сомневался в справедливости этой идеи - предмета ожесточенных споров последних десятилетий. Он знал, что камни со следами сколов не что иное, как орудия первобытного человека, а обломки костей животных, в изобилии рассыпанные на месте становищ, чаще всего в пещерах, - остатки его трапез. Когда пировали наши предки в гроте Ла-Мадлен, рассказывают кости носорогов, слонов, бизонов, лошадей - животных, которые теперь не встречаются во Франции. Как же давно это было, если следы жизни древних покрылись многометровой толщей глины, а звери, некогда бродившие по долине Безеры, успели исчезнуть навсегда!

Правда, подобные рассуждения убеждают далеко не всех. Но что скажут противники теперь, когда он, Эдуард Лартэ, предъявит пластину из бивня с рисунком слона? Это не грубый каменный нож, который для непосвященного выглядит простым обломком камня, неотличимого от тысяч других, рассыпанных у подножий скал, и не кость, лишенная плоти и составляющая малую частицу скелета неизвестного животного. Гравюра па пластине - подлинное произведение искусства. Животное выписано не статично. Оно готово к нападению: тяжелая туша подалась вперед, хвост угрожающе поднялся вверх, круто загнутые бивни готовы сокрушить невидимого врага. Упрямо склоненная лобастая голова и взбугрившаяся спина подтверждают напряжение и ярость слона. Даже глаз с морщинками кожи под ним, кажется, смотрит подозрительно и настороженно, выжидая удобный момент атаки. Изобразить такое под силу только внимательному наблюдателю и тонкому знатоку повадок слонов. Ни о какой подделке не могло быть и речи. Да и кому из фальсификаторов придет в голову мысль, что человек эпохи слонов умел рисовать.

В который раз рассматривая рисунок, Лартэ обратил внимание на линии, опускающиеся параллельно друг другу от груди и живота. По-видимому, художник-гравер условно обозначил шерсть, покрывающую тело слона. Тогда на пластинке изображен совершенно определенный вид слона - мамонт, который жил в Европе, когда на ее территории установилось сильное похолодание. Недаром же рисунок выгравирован па пластине, отщепленной от бивня мамонта!

Итак, человек каменного века, будто зная, что пройдут тысячелетия и далекие потомки затеют спор о его существовании, оставил в пещере Ла-Мадлен своеобразную визитную карточку, подтверждающую правоту тех, кто верил в глубокую древность человеческого рода.

Открытие Эдуарда Лартэ, одно из ярких, но далеко не единственное подтверждение древности появления человека на Земле, несмотря на свою необычайную доказательность, к сожалению, не стало решающим. Слишком уж неожиданным оказалось само явление первобытного искусства. Но разве не тот же злосчастный скептицизм ставил под сомнение другие открытия исследователей на пути к познанию истины, какой бы крамольной ни казалась она на первый взгляд?

Когда говорят об изучении древнейших культур каменного века, обычно вспоминают французских и английских исследователей Буше де Перта, Джона Эванса, Эдуарда Лартэ, Габриэля де Мортилье. Их заслуги в становлении раздела археологии, изучающего самого раннего человека, не подлежат сомнению. Сквозь насмешки и издевательства, скептицизм и недоверие ученых-ортодоксов пронесли они веру в существование культуры «человека, печального свидетеля потопа», современника вымерших гигантских слонов, носорогов, бегемотов и древних лошадей. Жизнь Буше де Перта, Джона Эванса, Эдуарда Лартэ, Габриэля де Мортилье полна драматической борьбы с противниками и волнующих открытий, не оставивших камня на камне от библейской легенды о сотворении человека господом богом по своему образу и подобию.

Сейчас трудно представить время, когда абсурдной считалась мысль о существовании человека более 6 тысяч лет назад; тогда, согласно библии, произошел всемирный потоп и старец Ной, построив по божественному наущению свой знаменитый ковчег, отправился в спасительное странствие по безбрежному океану, захлестнувшему Землю. Достаточно, однако, вспомнить первые десятилетия XIX века и муки одного из великих французских археологов, Буше де Перта, родоначальника раздела науки, связанного с древнейшими этапами истории человечества, чтобы понять, насколько трудно было закладывать фундамент того, что теперь считается очевидным и даже банальным. В 1836 году Жак де Кревекер (или, как он просил себя называть, Буше де Перт), душа светских компаний, таможенный чиновник Наполеона Бонапарта и поклонник его сестры, красавицы Полины, неожиданно страстно увлекся поисками доказательств глубокой древности человека, покинул столицу и переселился в Аббевиль, где стал директором таможенного бюро, а несколько позднее занял пост председателя Аббевильского общества естествоиспытателей. Одаренность всегда многогранна: он сочинял стихи и писал романы, увлекался политикой. Исследователь с головой уходит в поиски костей древнейших животных и «обколотых камней», которые, как он уверяет, оставлены тысячелетия назад «допотопным человеком». Буше де Перт разворачивает систематические археологические поиски. В 1838 году он находит в древнейших отложениях вместе с костями вымерших животных первые каменные топоры, рубила. А в 40-е годы выступает с публикациями, которые буквально ошеломили публику и шокировали ученый мир.

Что это - нахальство невежды или откровенное хулиганство и богохульство тронувшегося умом таможенника?

Парижские академики подвергали язвительным насмешкам чудака, «еретика и скандалиста» из Аббевиля, осмелившегося вопреки библии упрямо твердить, что человек, последнее и самое совершенное творение господа, жил до великого потопа вместе с мамонтом и носорогом, бегемотом и слоном. Ведь сам Кювье (есть ли в естествознании авторитет выше!) доказал, что мамонт был уничтожен потопом, последней из грандиознейших на Земле катастроф, а человек появился позднее.

Однако упрямец де Перт продолжал свое дело. Он написал книгу «О кельтских допотопных древностях», где на основании известных находок доказывал свою правоту, и послал свой труд в Академию наук. Там его встретили равнодушно. Де Перт предложил собранные коллекции Парижскому музею, а затем академии, но те отвергли его великодушный дар. Враги археолога из Аббевиля воздвигли на его пути «самое страшное препятствие - молчание»!

Но, к удивлению академиков, несмотря на их уничтожающую язвительность и демонстративное пренебрежение, происходит нечто странное и необъяснимое: у Буше де Перта находятся сторонники не менее фанатичные и последовательные, чем он сам. Что заставляет бельгийского философа Шмерлинга изо дня в день спускаться в глубокие холодные пещеры, ползать по узким скользким галереям и при свете коптящих факелов копаться в грязи, выискивая невесть как попавшие туда кости? Неужели все это делается только для того, чтобы написать два толстых тома с доказательствами одновременности существования предков человека и вымерших, «угасших четвероногих», сочинение, не замечаемое «серьезными учеными» в течение четверти века?! Первыми сдались геологи. 26 апреля 1858 года англичане Лайель, Фальконер, Эванс, Флауэр посетили Аббевиль и убедились в правильности выводов Буше де Перта. К тому же заключению пришли затем Престович и Леббок, Лайель оценил наконец по достоинству труды Шмерлинга. Одна за другой выходят книги, и в них на основании геологических и палеонтологических данных доказывается глубокая древность человеческого рода, насчитывающего десятки тысячелетий.

Наконец, в 1861 году Эдуард Лартэ, основываясь на полученных им при раскопках пещер Франции материалах, предлагает первую периодизацию первобытного общества. Он разделяет его на четыре больших периода: век зубра и первобытного быка, век мамонта и носорога, век северного оленя и век пещерного медведя. В следующем, 1862 году Леббок предложил ранний период каменного века, для которого характерны оббитые орудия, называть палеолитом, древнекаменным веком, а время, когда появляются шлифованные каменные орудия и глиняная посуда, - неолитом, новокаменным веком.

В конце 60-х годов вышли из печати великолепные работы Габриэля де Мортилье. На основании техники обработки каменных орудий он выделил «ориньякский» слой, «солютрейский» и «мадленский» типы, характеризующие культуры палеолитического человека, существовавшие на территории Европы 40-12 тысяч лет назад. Еще более древние слои с «ручными топорамл», оббитыми с двух сторон, и массивными скреблами получили название шелль, ашель и мустье. Возраст наиболее древних культур достигал полумиллиона лет!

Это не значит, однако, что величие подвига Буше де Перта признали все. Особенно долго сопротивляется «официальная» наука. Не случайно поэтому, когда в 1875 году Виктор Мэнье написал книгу о жизни «чудака из Аббевиля», власти долго препятствовали ее выходу в свет. А невежественные родственники и наследники великого археолога безжалостно сожгли его книги и рукописи...

Человек, печальный свидетель потопа
Человек, печальный свидетель потопа

И сегодня не каждый задумывается над тем, что было время, продолжавшееся достаточно долго, когда не было человека на Земле. В подобном утверждении нет ничего парадоксального или удивительного. Возраст древнейшего человека на Земле составляет около полутора миллионов лет, и, следовательно, был такой период истории нашей планеты, когда по ней вообще не ступала нога человека. А его предки, не подозревая о «предначертанной» им самой природой великой роли, беспечно резвились на вечнозеленых деревьях, с опаской поглядывая на загадочную, полную неожиданностей и опасностей землю.

Какие причины заставили «первых колумбов» открыть и освоить бескрайние пространства Земли? Что за силы увлекли их из роскошных тропиков на холодный север с его неприветливой тайгой? Новые охотничьи угодья? Страсть к бродяжничеству и приключениям? Просто желание посмотреть, что там, за очередным поворотом реки? Земля хранит бесценные свидетельства, которые приоткрыли завесу над замечательными по значимости событиями и величественными подвигами, связанными с древнейшим человеком, нашим предком.

Воображение привыкло рисовать его жалким дикарем, троглодитом - пещерным жителем. Но ведь именно ему, первобытному человеку, выпало на долю невероятно трудное - первым «путешественником» и «географом» шагать по Земле, открывая самые отдаленные и труднодоступные ее уголки. Это он за 40-50 тысяч лет до Колумба сумел пересечь из конца в конец Сибирь, форсировать Берингов пролив и открыть Новый Свет, Америку. Это он первым начал осваивать богатства Земли, когда с успехом охотился на слонов, мамонтов и носорогов, бизонов, северных оленей, песцов и зайцев, научился выискивать подходящее для изготовления каменных орудий и украшений сырье - кремень и кварцит, кварц и нефрит, халцедон и агальматолит. Древний человек победил жестокий холод, когда не только освоил огонь, но и с гениальностью прирожденного архитектора научился строить из дерева, костей мамонта и каменных плит хорошо приспособленные для условий севера дома. «Разработанный» закройщиками и портными каменного века меховой комбинезон, плотно охватывающий тело, предохранял его от самой лютой стужи.

Тяжелую борьбу за жизнь вели люди древнекаменного века. Она отнимала большую часть времени и энергии, изнуряла, подавляла и временами, очевидно, вызывала отчаяние и приводила к гибели. Однако это не значит, что первые покорители Земли заботились только о «хлебе насущном». Они оставили после себя волнующие и удивительные по силе образцы искусства - наскальную живопись, скульптуру, украшения. Творческий гений первобытных людей красноречивее любых слов свидетельствует, как давно не «хлебом единым» жив человек. Искусство первых людей - не только призыв, обращенный к таинственным духам природы, и мольба о защите от несчастий и бед. Оно - показатель сложности духовного и интеллектуального мира, многосторонних способностей и талантов первобытных охотников.

Первым всегда трудно, но быть первым сотни тысяч лет назад - можно ли представить меру тяжести, обрушившуюся на плечи человека? Он выдержал ее и потому заслуживает не жалости и снисхождения, а безграничного восхищения и удивления.

Трудно сказать, какие из черт, особенно привлекательные в современном человеке, зародились в те далекие времена. Частицы железного характера и бесстрашия космонавта, когда он вырывается в просторы вселенной; тонкость, изящество и проницательность ума физика, анализирующего основы мироздания; одухотворенность лирика, художника и поэта - разве не перешло все это к нашим современникам через многие поколения от тех, кто «штурмовал» Землю, открывал тайгу Сибири и пустыни Монголии, саванны Африки и высоты Памира? Прежде чем завоевать небо, надо было освоить планету. Поэтому так интересно попытаться взглянуть сквозь мглу тысячелетий на самых древних покорителей Земли.

Задача увлекательно рассказать о них полна трудностей. Слишком велика дистанция времени, слишком мало оставили века и тысячелетия от ушедшей в безвозвратное прошлое жизни. Земля обычно хранит только поражающие человека XX века грубые каменные орудия, костяные инструменты да кухонные отбросы того времени. Здесь нет броских, ослепляющих блеском и вычурностью ювелирных украшений бронзового века, эффектных образцов орудий и оружия, разнообразных, иногда неожиданных, предметов быта, гробниц и склепов, наполненных золотом и всевозможной утварью. Напрасно искать даже в самых древних из сохранившихся летописей рассказы о первых «землепроходцах», об их вождях и предводителях, о мирном труде и военных столкновениях - люди забыли их предания и легенды, сказания и сказки. Сохранилось лишь немногое, что не смогло уничтожить время.

Находки археологов, занимающихся древнекаменным веком - палеолитом, удивляют на первый взгляд примитивностью. Что, кажется, интересного можно увидеть в изделиях, причастность которых к первобытному человеку и его культуре нужно зачастую доказывать «непосвященным»? Тем не менее даже простой обломок камня, сколотый с кремневого желвака, - это целое повествование, которое, однако, надо, во-первых, заметить, во-вторых, суметь прочитать и, наконец, - может быть, самое сложное и трудное - найти в себе смелость рассказать широкому кругу неспециалистов.

Удастся ли это сделать?

Тема о предках людей многопланова и на удивление обширна. Поэтому следует сразу же ограничить ее определенными «историями». Пожалуй, самые драматические страницы их связаны с поисками родины человечества и «недостающего звена» - обезьяночеловека, связывающего в единую неразрывную цепь мир антропоидных обезьян и людей, покорителей природы. Где только не искали археологи и антропологи начала XX века прародину человека: в Европе и скованной морозами Сибири, жаркой тропической Африке и далекой, таинственной Яве, стране гиббонов, в пустынной каменистой Гоби и поднявшемся к поднебесью Тибете, загадочной, исчезнувшей с лика Земли Лемурии и в Австралии.

Одни ограничивались гипотезами о том, где можно обнаружить следы «допотопного» человека, другие, наиболее решительные и нетерпеливые, отправлялись за тридевять земель на «охоту» за черепами предков. Каждый шаг этих героев полон необычного и загадочного, радостей и лишений, ожесточенных победных дискуссий и поражений.

Те, кто много десятилетий назад впервые взял на себя смелость и риск практически решить одну из самых таинственных загадок природы - происхождение человека, меньше всего думали о призрачной славе, а тем более о чинах и званиях. Ими двигало бескорыстное служение делу и страстное увлечение любимым предметом. Они проложили первые тропинки на пути поиска конкретных сведений о «недостающем звене» - первобытном человеке древнекаменного века, и уже поэтому их имена заслуживают особого уважения и памяти.

В этой книге лишь пять «историй» из множества других, связанных с поисками «предков Адама Несмотря на то, что герои их различны, как разнообразны и места, где им пришлось действовать, каждый рассказ объединяется с другим одной волнующей темой родина человека и древнейшие люди Земли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'